Просмотр отдельного сообщения
Старый 03.07.2013, 16:00   #28764 (permalink)
InnishFri
Гномья мать
 
Аватар для InnishFri
 
Регистрация: 03.05.2013
Адрес: Остров на озере
Сообщений: 3,912
Девочки, сорри ми, плиз, но я обнаружила, что пропустила самый первый (по условному времени) эпизод про Гая. Я положу его здесь, ладно? То, что мы сегодня так бурно обсуждали - сразу следом идет. И далее будет продолжение)))



Итак, Глава первая.

Новый шериф Ноттингема с утра был в бешенстве, то есть в своем обычном состоянии. Он уже разогнал всех слуг, пнул кошку и подбирался к клетке с канарейками, которую сэр Гай предусмотрительно переставил повыше.
- Гизборн! Ты где?!
- Я здесь, сэр, - Гай отлепился от стены и подошел поближе.
- Где, черт подери, эти лорды?
- Вы назначили совет на полдень, сэр. Еще четверть часа до двенадцати.
- Ты уверен, что они приедут?
- Все обещали быть, сэр.
Шериф Вэйзи с размаху упал в резное кресло.
- Тому, кто не приедет, я отрублю голову, Гизборн.
- Да, сэр. Конечно, сэр.
Служба у Ноттингемского шерифа очень хорошо учила терпению и выдержке. Сэр Гай уже давно привык не спорить с самодуром. Лучше потом тихо сделать по-своему. Главное, чтобы он об этом никогда не узнал.
Странно смотрелись вместе шериф и его первый помощник. Красавец Гизборн с гордой осанкой, черными кудрями до плеч и синими ледяными глазами, привлекал всеобщее внимание рядом с лысоватым желчным стариком гномьего роста, на которого и вообще бы никто не посмотрел, если бы не знал: именно он здесь, в Ноттингеме, царь и бог. Именно шерифу Вэйзи принадлежало здесь право казнить, миловать, совершать браки и расторгать их, собирать подати и жертвовать на нужды бедных. Казнил он часто, миловать не любил, правом первой ночи пользовался без зазрения совести, драл с лордов три шкуры, а с крестьян — все четыре. Под его железной рукой стонало все графство.
Гизборн сам не знал, что держит его около этого человека, которого он боялся, а в глубине души даже презирал. Может, то, что он когда-то подставил плечо, когда мальчишке было совсем не на кого опереться? Вэйзи ничего не делал просто так. Его жгучие черные глаза пронизывали насквозь, сразу подсчитывая допустимые потери и возможную прибыль, шансы на преданность и предательство, не считаясь с такими мелочами, как дружба или родственные связи. Что разглядел он в молодом, но страшно гордом и обиженном на весь свет пареньке? Кто знает. Но Гизборн, несмотря на свою ершистость, умел помнить не только обиды. Поэтому более преданного помощника у шерифа не было, и вскоре в округе Гизборна стали бояться не меньше, чем его самого.
Лорды, владеющие землями графства, стали прибывать один за другим. Будучи наслышаны о новом шерифе, они постарались выразить свое почтение, как могли — и ровно в полдень все уже были на месте. Даже леди Марион, племянница короля, прибыла с компаньонкой из своего поместья Найтон. Она сидела с краю, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, одетая в скромное темно-синее платье с белым покрывалом на голове. Лорды уважительно склонялись перед ней, она доброжелательно кивала. Леди Марион очень рано осталась сиротой, и ее взял на воспитание дядя, король Ричард I. Из него получился заботливый опекун, и девочка не знала горя, живя во дворце, но наступило время выдать ее замуж и безмятежное счастье кончилось. Марион пришлось узнать своего царственного родственника с иной стороны: он вознегодовал, узнав, что племянница упорно отказывает всем женихам, прибывающим во дворец. Он требовал объяснений, она молчала, скромно (а может быть, упрямо) потупив глаза. Отъезд короля в Святую землю стал временной передышкой для бедной девушки. Она тотчас собралась и отбыла из Лондона в свое родовое поместье Найтон, взяв с собой лишь несколько преданных слуг.
О жизни затворницы было мало что известно. Она никуда не выезжала и не участвовала в увеселениях, не приглашала менестрелей и не устраивала балов. Слухи соединяли ее имя с именами разных прославленных воинов, как погибших, так и живых, воюющих вместе с королем Ричардом с сарацинами. Но чаще всего звучало при этом имя молодого наследника поместья Локсли — Робина, тоже отправившегося на войну, но не подававшего вестей о себе уже пять лет. Стоил ли сам Робин такой преданности — умалчивали, но первая юношеская любовь вызывала у всех, кроме самых черствых сердец, умиление.
Шериф распахнул двери Главного зала и размашистым шагом прошел к своему креслу. Сэр Гизборн следовал в шаге позади него, как всегда, затянутый в черную кожу, хмурый и молчаливый.
- Господа, - хлопнул в ладоши Вэйзи и хищно улыбнулся. - И дамы, разумеется. Начнем наш большой ежегодный совет.
При словах шерифа Гизборн поднял-таки голову и исподтишка оглядел лордов. Дамы на большом совете — такая редкость, что стоило на это посмотреть. Он слышал, что недалеко от Ноттингема живет племянница короля, дева Марион, но никогда ее раньше не видел, так что теперь его синие глаза с изумлением остановились на хрупкой молодой девушке, скромно сидевшей в уголке, опустив глаза.
Он думал, что она гораздо старше. Он думал... Нет, это невозможно! Он не думал, что когда-нибудь с ним это случится, он надеялся, что сможет уберечь свое сердце. Но теперь... Сэр Гай перестал слышать, что говорит шериф. Не отрываясь, смотрел он на нежное лицо, осененное вуалью, на тонкое запястье, взлетающее, когда она поднимала руку, чтобы поправить прядь темных волос, выбившуюся из под накидки, на хрупкие пальцы. Он впитывал и запоминал все — цвет ее платья, волос, глаз, кожи. Голова слегка кружилась, в ушах стоял звон. Сэр Гай извинился и поспешно вышел из зала. На галерее он оперся руками на перила и полной грудью вдохнул воздух. Что же это такое...
Сэр Гай не вернулся в зал совета. Все равно он знал, чем дело кончится: все согласятся с требованиями шерифа. Все всегда соглашаются, он умеет... убеждать. Сейчас важнее было разобраться со своими чувствами.
Когда лорды стали разъезжаться после совета, Гизборну пришлось снова занять свое место рядом с шерифом. Он вышел на ступени замка, как верная тень его хозяина, и встал рядом с другими лордами. Леди Марион уезжала первой. Гай исподлобья взглянул на нее и вновь ощутил себя абсолютно беспомощным перед этой девушкой. Она тепло улыбнулась всем сразу, но каждый из стоявших на лестнице почувствовал, что только ему, и сердце расплавилось, и сэр Гай Гизборн, лорд из Локсли, суровый черный рыцарь, понял, что его жизнь никогда не будет прежней. Что без этой девушки он никогда не будет больше счастлив.
Проводив лордов, шериф благодушно улыбнулся, мечтательно глядя в пространство.
- Гизборн, зря ты ушел. Ты не видел моего триумфа.
- Я всегда верил в вас, сэр, - склонил голову Гай.
- Теперь все они будут делать то, что я скажу, - продолжал шериф. - Но эта...
Он задумчиво покачал головой.
- С леди Марион мы помучаемся. Она упряма. Она противоречила каждому моему слову! Защищала крестьян, монахов, нищих... Все это полная чушь, но король всегда будет на ее стороне.
Вэйзи взглянул на помощника. Гизборн молчал, не в силах собраться с мыслями. Шериф хитро улыбнулся.
- Говорят, она была помолвлена с Робином Хантингтоном из Локсли. А теперь хозяин Локсли — ты, Гизборн. Нравится тебе эта девица?
Гизборн не смог произнести ни слова, все слова просто испарились из его головы. Но шерифу, видимо, не требовалось ответа. Он внимательно посмотрел на помощника и отечески похлопал его по руке.
- Женись на ней как можно скорее, Гизборн. Так мы решим все наши проблемы: леди перестанет нам докучать, ты станешь родственником короля... И вообще — это приятно, Гизборн. Что я тебя уговариваю?
И Вэйзи, посмеиваясь, пошел в замок, а потерянный и оглушенный сэр Гай остался стоять на ступенях лестницы.
__________________
"Любовь - это просто такая магия,
А не то, что вы называете химией..." (Елена_я)


And as my Twitter feed is ‘my bar’ you have to play by my rules if you don’t like it, you are free to go elsewhere. I’d happily have no followers at all than nasty abusive ones. R.C.Armitage

Последний раз редактировалось InnishFri; 03.07.2013 в 16:32.
InnishFri вне форума   Ответить с цитированием