Просмотр отдельного сообщения
Старый 24.07.2013, 10:10   #32466 (permalink)
InnishFri
Гномья мать
 
Аватар для InnishFri
 
Регистрация: 03.05.2013
Адрес: Остров на озере
Сообщений: 3,912
Девочки, я по поводу нашей с Леной клюквы. Вроде бы попытки связать воедино все, что было написано мною про Гая раньше, небесплодны. И следующая по порядку глава - это глава про Гая "с розами", только немного переписанная. Спрячу ее под спойлер - кто захочет единства повествования, прочтет.
Жизнь Гая Гизборна - глава очередная.

Небольшое торговое судно приближалось к берегам Англии. Всю дорогу сэр Гай молча просидел в своей каюте, слабо реагируя лишь на голос своего оруженосца. Есть его Алан заставлял почти насильно, но все равно, за две недели пути он сильно похудел. Мрачный и обросший, он сидел на койке, смотрел запавшими глазами в стену перед собой и напивался. Моряки качали головами. Каждому с первого взгляда становилось понятно, что этот человек просто не хочет жить.

Тихий голос назойливым жужжанием ввинчивался в виски. Черт... Почему так болит голова? Ах, ну да, это он вчера... А с чего это он так...
- Ну и накушались вы вчера, сэр рыцарь.
Алан хлопотал в крошечной каюте, собирая по углам пустые кувшины из-под самогона.
- Пил бы уж что-нибудь приличное, раз решил набраться до зеленых чертей.
- Убирайся, - прохрипел похмельный сэр, мучительно пытаясь сообразить, зачем же он так напился.
О, Боже...
Мгновенно вспыхнувшее воспоминание ударило в голову не хуже матросского пойла. Лицо Марион... восковое, неподвижно застывшее, равнодушное уже ко всему. Закрытые глаза... навеки. Он не защитил... Он даже не попрощался... Гай глухо застонал и уткнулся лбом в стену.
Тихо вздохнув, Алан уселся на рундук.
Вставай уже, Гай. Я тебе вина принёс, солонины немного. Скоро уже прибываем... Вот интересно, почему, когда мы перебираемся через пролив, ты всегда мертвецки пьян? - вопросил Алан, пытаясь хоть как-то расшевелить своего друга. - Помнишь, когда мы возвращались из Аквитании, ты поспорил с капитаном?
Гизборн, не оборачиваясь, выругался.
- Что? Куда мне пойти? - будто не понял Алан, но нисколько не обиделся. - Нечего мне там делать. Я это к чему... Ты это брось, Гай. Сам король наделил тебя властью, значит, теперь ты отвечаешь не только за себя. И угробиться я тебе не дам. Ты ни в чем не виноват... Сэр Гай стукнул кулаком в стену и стал быстро и горячо что-то шептать, так тихо, что Алану пришлось прислушиваться. Он пересел на кровать, наклонился, а потом встряхнул Гая за плечи.
- Да помолчи ты, горе моё! Ты сам её отпустил. Чего ты там не знал? Все ты знал! Потому и отпустил... Да, мог заставить, и что? Кому от этого стало бы лучше? А так... Она была счастлива. Вот это ты для неё сделал. Я немного успел узнать её, пока жил в лесу... Да, она была необыкновенной... - Алан набрался смелости и добавил. - Но она тебя не любила, Гай, уж прости за откровенность. Эй, прекрати ломать стену! Корабль не очень-то надежный, а я плавать не умею!

Вид родного английского берега не произвел на рыцаря никакого впечатления. Расплатившись с капитаном, он вскочил на коня и развернул его прочь, не сказав никому ни слова.
- Гай, нам теперь в Ноттингем, - Алан тенью возник за спиной рыцаря, ухватив Руфуса под уздцы. Гизборн раздраженно дернул плечом.
- Знаю, - огрызнулся он, не глядя на друга. - Ты... Ты поезжай. Я чуть позже.
- Хорошо, - немного озадаченно кивнул оруженосец. - Только... Ты же помнишь, да - Локсли теперь не твой манор... Я тебя у развилки подожду?
- Не надо, - резко ответил Гай. Новая должность и новая жизнь не интересовали его ни в малейшей мере, лишь одно подстегивало его, заставляя все же изредка есть и спать хотя бы пару часов: найти и убить Вейзи. Для этого нужно было прежде всего попасть в Ноттингем.
Он посмотрел на обеспокоенного Алана и повторил вполне спокойно:
- Я в порядке, Алан. Просто... мне нужно побыть одному. Спасибо тебе...
- Не задерживайся, - кивнул оруженосец и тряхнул поводьями.

К обеду небо затянуло тучами. Время от времени срывался холодный быстрый дождик, ветер трепал волосы и рубашку, но рыцарю, похоже, было все равно. Он правил, не глядя на дорогу, опустив голову в глубоком раздумье. Когда впереди показался господский дом, всадник, наконец, поднял глаза и вздрогнул. Не осознавая того, он привел своего коня туда, где сейчас ему меньше всего хотелось оказаться — в поместье Найтон.

Гай спешился и медленно побрел по тропинке к заброшенному дому. Воспоминания нахлынули волной, и очень старые, почти счастливые, и недавние, разрывающие его сердце. Лицо рыцаря застыло от боли, он покачнулся и ухватился рукой за створку двери. Тут могла лежать ее рука, услужливо подсказала память. Гай отдернул руку и зубами стащил перчатку, уронив ее на землю. Его взгляд упал на кусты роз, росшие под окнами, одичавшие и разросшиеся, но покрытые чуть поблекшими ярко-красными душистыми цветами. Сразу вспомнилось, как он привез ей эти розы из Лондона, и Марион радовалась, как ребенок, ухаживая за ними. Тогда ему казалось, что все ошибки можно исправить, что нет ничего невозможного в этой жизни. А теперь...
Грудь сжало так, что стало нечем дышать. Гай рванул ворот рубашки, шагнул к ближайшему кусту и с горестным всхлипом упал перед ним на колени, спугнув стайку воробьев. Содрогаясь от рыданий, он зарылся лицом в листву, сжимая колючие стебли руками и не чувствуя боли от шипов, вонзавшихся в кожу. По листьям застучали капли дождя, но на щеках они смешивались со слезами, и было уже все равно.
Как долго он так стоял, он не знал, только, подняв голову, увидел, что дождь перестал, кроны деревьев уже потемнели, и углы дома спрятались в серых сумерках. Гай поднялся на ноги, рассыпая вокруг алые лепестки. Первой разумной мыслью была та, что до города он к ночи не доберется, а значит, придется искать ночлег. Смутно помнилось, что по пути в Ноттингем есть усадьба какого-то барона, то ли Беккета, то ли Беннета. Гай вскочил в седло, и не оборачиваясь, поскакал назад. На земле у входной двери осталась лежать брошенная перчатка, но казалось, что на самом деле он оставил здесь свою душу...

Мэг Беннет уже собиралась спать, когда в двери постучали. Поздние гости редко заезжали в поместье, поэтому она тихонько вернулась на лестницу и осторожно глянула вниз. Отец разговаривал в дверях с каким-то промокшим и растрепанным рыцарем. Что ж, путника застигла непогода, и он просится на ночлег. Может быть, он даже заплатит за него золотом, было бы неплохо. Скоро ее свадьба, и семья в большой нужде. Мэг сморщилась. Жених был ей не слишком симпатичен, но все же получше тех, прежних, поэтому она, в конце концов, и согласилась с отцом. Уж очень его было жалко. Себя Мэг тоже чуть-чуть жалела, но что поделаешь, если никакой речной бог к ней не сватается, да и вообще, верят в такие вещи лишь маленькие девочки, а Мэг недавно исполнилось восемнадцать. Она тихонько вздохнула и пошла на кухню, чтобы распорядиться насчет комнаты для гостя.
Мэг тихонько стукнула в дверь, не дождалась ответа и толкнула ее ногой, потому что руки были заняты медным тазом для умывания. В комнате было почти темно. Рыцарь лежал на кровати в одежде и спал. А может, не спал, но глаза его были закрыты. Поставив таз на стол, Мэг зажгла побольше свечей на каминной полке и обернулась. Рыцарь молчал. Мэг кашлянула.
- Я принесла вам воды, чтобы умыться с дороги, - вежливо сказала она, но рыцарь будто не слышал.
Мэг пожала плечами, взяла с полки свечу и уже повернулась к двери, чтобы уйти, когда заметила на полу алые пятна. Присмотревшись, она увидела их у кровати и на покрывале. Мэг медленно подошла к незнакомцу. Ворот рубашки был расстегнут, и на груди тоже алели капли.
- Вы ранены! - ахнула девушка и поднесла свечу поближе.
То, что она приняла за кровь, оказалось лепестками цветов. Но кровь тоже была, она сочилась из многочисленных царапин на груди и лице рыцаря. Мэг поставила свечу на стул у кровати и решительно скомандовала:
- Быстро снимайте рубашку.
Рыцарь машинально повиновался, а потом покорно взглянул на нее. Сердце Мэг сделало скачок и остановилось, а потом снова застучало, но уже в висках...
С тех самых пор, когда ей было двенадцать, она пыталась убедить себя, что это ей просто привиделось. Потому что такого в жизни не бывает, чтобы простая девчонка встретила речного бога, спящего в траве у реки. Красивого бога с синими, как небо, глазами... И вот она снова увидела его. И оказалось, что он вовсе не бог, а простой человек, измученный и усталый, но от этого не менее прекрасный. А может быть, все-таки не совсем человек, потому что снова явился ей, осыпанный лепестками цветов, как когда-то - укрытый крыльями белых бабочек... Мэг замерла. Нет, теперь она не убежит. Она должна насмотреться на него, запомнить каждую черточку... Девушка смочила губку в воде и осторожно стала смывать кровь.
Рыцарь уснул, а Мэг сидела рядом, сжимая губку в руке, пока пламя свечи не задрожало, угасая. Тогда она легонько тронула его волосы кончиками пальцев, выпутывая из темных завитков лепестки роз. Он даже не заметил этого. Девушка поднялась и тихо вышла из комнаты, плотно притворив за собой дверь.

Утром она не видела, как он уезжал. Не смогла. Спряталась в кухне и сидела там, пока не пришел отец. Тот с довольной улыбкой взвешивал на ладони кожаный кошелек.
- Богатый лорд, - сказал он дочери. - Теперь кое-какое приданое тебе справим.
Мэг набрала в грудь побольше воздуха и сжала в кулачке увядшие алые лепестки.
- Я передумала, папа. Прости. Я не пойду замуж.
 
__________________
"Любовь - это просто такая магия,
А не то, что вы называете химией..." (Елена_я)


And as my Twitter feed is ‘my bar’ you have to play by my rules if you don’t like it, you are free to go elsewhere. I’d happily have no followers at all than nasty abusive ones. R.C.Armitage

Последний раз редактировалось InnishFri; 24.07.2013 в 10:18.
InnishFri вне форума   Ответить с цитированием