Просмотр отдельного сообщения
Старый 25.11.2013, 23:36   #64578 (permalink)
InnishFri
Гномья мать
 
Аватар для InnishFri
 
Регистрация: 03.05.2013
Адрес: Остров на озере
Сообщений: 3,912
Всем, кто здесь - за преданность и верность (кто ушел - прочтет утром)



Корабль немилосердно качало, скрипела мачта, волны с пушечным грохотом обрушивались на борта, обдавая пассажиров ледяной водой. Что эти странные пассажиры забыли на палубе в такую собачью погоду – капитану было неясно, но его это не сильно интересовало, потому что заплатили они вперед. Вейзи, пошатываясь, брел вдоль борта, цепляясь замерзшими пальцами за дерево, а Гай послушно шел следом, держа в руках теплое одеяло. Наконец, граф остановился и махнул рукой юноше.
- Разворачивай одеяло! – заорал он, стараясь перекричать свист ветра и шум падающей воды. – Становись так, чтобы меня не было видно!
Гай отгородил одеялом угол, где Вейзи, скрючившись, пытался запалить огарок сальной свечи. Палуба под ногами кренилась, но коротышка крепко стоял на ногах. Он протянул слабо коптящую свечу Гаю, освободив руки, и полез за пазуху. Гай знал, что кожаный кошель, из-за которого жизнь Вейзи уже дважды подвергалась опасности, граф всегда носит с собой. И верно, Вейзи достал его и стал копаться в содержимом. Гай искоса заглянул с высоты своего роста и увидел какие-то куски пергамента. Под пальцами графа что-то глухо постукивало, когда он взялся это пересчитывать. Это точно были не деньги, но разобрать в темноте, при слабом свете свечи, было невозможно.
Удовлетворившись произведенной ревизией, Вейзи затянул кошель и снова повесил его на шею. В закоулке, где они остановились, было немного тише, да и Гай в своей кожаной куртке был хорошей защитой от ветра, поэтому здесь можно было даже разговаривать.
- Идем в каюту, - скомандовал Вейзи.
Гай, поколебавшись секунду, все-таки решился.
- Почему вы не могли сделать это внутри?
- Я не доверяю Кэри, - проворчал граф. – Он внушает мне подозрения.
- А я? – такой наивный вопрос насмешил лорда. Он долго и громко смеялся, качая круглой лысой головой.
- Ты – другое дело, мой мальчик! Я вижу в тебе большое будущее, если ты будешь держаться правильных людей и не будешь задавать лишних вопросов.
- Значит, спрашивать, что вы прячете даже от своей охраны – бесполезно?
- Абсолютно бесполезно, - усмехнулся Вейзи. – Это мое дело. А ваше дело – меня защищать.
Гай пожал плечами, сворачивая одеяло.
- Как мы можем вас защитить, если ничего не знаем о противнике?
Корабль качнуло сильнее обычного, и Вейзи, не удержавшись на ногах, покатился по палубе. Гай кинулся следом. Графа прижало к борту и накрыло волной. Накренившееся судно будто помогало штормовому морю – волна приподняла коротышку и потащила с собой. Гай едва успел ухватить его за камзол. Ткань трещала, вода заливала глаза, Вейзи судорожно цеплялся за обшивку, а корабль слишком медленно выравнивался, возвращая телам привычную точку опоры.
- Отпустите руки! – закричал Гай. – Я заброшу вас обратно!
Вейзи обжег его пронзительным взглядом. Нужно было решать, насколько он доверяет своему охраннику.
- Бросайте! – Гай еле-еле держался, мокрая ткань выскальзывала из занемевших пальцев, но граф разжал руки и юноша, резко перебросив его через борт, повалился рядом на палубу. Величественно и плавно вернувшись в вертикальное положение, корабль, чуть не потерявший пассажиров, продолжал рассекать просторы бушующего пролива.
Хлопнула дверь каюты и Кэри поднял голову. Насквозь мокрые, обессилевшие спутники повалились на свои лежанки. Вейзи ругался сквозь зубы, Гай снял куртку и закутался в одеяло. Кэри переводил взгляд с одного на другого.
- Вы за борт, что ли свалились?
- Почти, - мрачно отозвался граф, сдирая мокрую одежду.
- Все потому, что вы не переносите качку, - сочувственно кивнул Кэри, на что Гай только криво усмехнулся – уж как Вейзи переносит качку, ему было известно.
- Все потому, что на этом дырявом корыте нет отдельной каюты для знатных пассажиров! – рявкнул граф и, плотно закутавшись в свое одеяло и прижав к груди драгоценную ношу, отвернулся к стене.
Кэри пожал плечами.
- Морская болезнь – она и в роскоши не легче. Правда, можно не выходить… но запах…
Гай улыбнулся и тоже повернулся на бок. Это Вейзи придумал сказочку про свой слабый желудок, но на деле всем было бы спокойнее, если он мог пересчитывать свои сокровища в собственной каюте.
Наутро ветер утих, и впереди показалась тонкая полоска берега. Промытый вчерашним штормом корабль блестел, как детская игрушка. Пассажиры выбрались на палубу и стояли, вглядываясь вдаль, каждый занятый своими мыслями.
Вейзи отправил Кэри распорядиться насчет завтрака, а сам повернулся к Гаю и прищурился.
- Ты ведь хотел знать, что за ценности я везу?
Гай пожал плечами. И подозрительность, и неожиданное доверие Вейзи настораживали его одинаково.
- Ты слышал про мятеж, поднятый сыновьями короля?
- Конечно, - кивнул юноша, хотя слышал об этом в ту пору, когда еще казалось, что уж его-то это никак не коснется.
- Вся Аквитания сейчас – большой военный лагерь, - продолжал граф. – Бароны поднялись и одерживают победу за победой.
- Король Генрих не может усмирить вассалов? – удивился Гай, считавший, что сильнее короля Англии нет никого в мире. Ну, разве только Папа…
- Может, и обязательно это сделает, если… - он поднял короткий палец с золотой печаткой. – Если английские бароны не поддержат мятежников.
Гай нахмурился.
- А они поддержат?
Вейзи погладил себя по камзолу, под которым был спрятан его драгоценный кошель.
- Они поддержат, - прошептал он. – Здесь – печати двенадцати английских баронов, согласившихся выдвинуть войска против короля Генриха. Их слово - ценнее золота.
Но Гай все никак не мог понять.
- Почему? – настойчиво спросил он у графа. – Неужели бароны так легко предадут своего короля? Ради чего? Ради денег?
Вейзи задумчиво смотрел вдаль, где в туманной дымке постепенно прорисовывались белые скалы.
- Ах, мой мальчик… Это все она. Ради нее многие готовы были предать своих владык. Ты тоже склонишься перед ней, я уверен…
- Вы говорите о королеве-матери? – удивился Гай, быстро произведя подсчет. – Ей же уже… ну… много лет.
- Я говорю о прекраснейшей женщине на свете – королеве Алиеноре Аквитанской, Золотой Орлице, как называют ее в песнях, – он хитро блеснул черными глазами и неожиданно спросил. - А сколько лет было той девице из дома судьи?
Гай промолчал, он только надеялся, что не сильно покраснел при этом, но видимо, надеялся зря – Вейзи, глядя на него, радостно рассмеялся.
- Поверь мне, иногда возраст не имеет значения.
- Так все эти бароны… из Англии – они готовы предать короля из-за любви к королеве? – недоверчиво спросил Гай. – И вы?
Вейзи философски поднял лохматые брови.
- Ну, денег тоже немало пошло… - цинично заметил он.
***
Сойдя на берег в устье реки Гаронн, путники раздобыли себе коней и двинулись в Пуату – столицу богатого, цветущего края, пронизанного тысячей ручьев и рек, раскинувшего свои широкие поля под ласковым голубым небом благословенной Франции.
Вейзи торопился. Он нещадно подгонял коня, и трое охранников едва поспевали за ним – их лошади были поплоше. Когда наступил вечер, Кэри и Гай еле смогли уговорить патрона переночевать в придорожной гостинице. Раздосадованный задержкой граф потребовал, чтобы охрана в этот раз расположилась на ночлег прямо у двери. Парни перетащили свои тюфяки на небольшую площадку перед дверью его комнаты и теперь устраивались, как бездомные псы, отыскивая удобное положение на твердом полу.
- Чудит граф, - негромко сказал Джек, ухмыльнувшись и кивнув на дверь. – Перепугался до смерти тогда, еще в Англии, и на корабле все время трясся.
- Я бы тоже трясся, - оборвал его Кэри. – Катар просто так не отступается.
Джек почесал затылок.
- Так его ж того… - он мотнул головой. – Я сам за порог вытаскивал.
Гай насторожился и замер. Кэри посмотрел на него и ободряюще кивнул.
- Ты тут ни при чем, хорошо бросил. Только его так просто не возьмешь, он же заговоренный… Язычник, а они все колдуны, известное дело…
Гай расширившимися глазами смотрел на товарища.
- Так он что, жив?
Джек крякнул. Кэри лег и закутался поплотнее.
- Не знаю, что с ним, только в яме его не было. Я нарочно сходил, проверил. Утек индиец, точно вам говорю.
Гай нервно сжал узорные ножны за поясом куртки. А он-то, дурак, решил, что больше никогда не встретится с этим человеком…

Рассвет застал путников уже в виду белоснежных городских стен. Прогремев копытами по булыжной мостовой, четверо англичан круто осадили коней перед опущенной решеткой замка. Приказав Кэри и Джеку оставаться снаружи, Вейзи нетерпеливо протянул стражнику кусок пергамента и тот поспешно махнул рукой, разрешая проезд. Гай оробел от того, с какой уверенностью держался его патрон, и смущенно вспоминал, как отнеслись к нему в доме начальника гарнизона в маленьком городишке. Он чувствовал себя растрепанным гусенком, случайно залетевшим в стаю орлов. Ну, или индюков, поправил он себя, глядя на коренастую, округлую фигуру слезающего с коня Вейзи, и тихонько фыркнул.
Их провели по полутемным прохладным коридорам в огромный пустой зал и оставили одних. Сквозь частый переплет окон свет косыми лучами ложился на пол и вяз в густом ворсе дорогих ковров. Стены, завешанные гобеленами, распахивали перед изумленными глазами картины давних боев и портреты правителей, отливая зеленью и киноварью, неожиданно проблескивая золотой нитью на склоненных головах и ангельских нимбах. Гай чуть ли не раскрыв рот смотрел на это великолепие, забыв обо всем, пока его не вывел из оцепенения глубокий низкий голос. Он вздрогнул и повернулся.
На возвышении в конце зала, рядом с парадным резным троном, стояла королева. Ее фигура, слегка отяжелевшая с возрастом, была все еще стройна, голова гордо вскинута. Тонкие подвижные черты могли выражать тысячу чувств, но сейчас лучились доброжелательным интересом. Большие темные глаза королевы Алиеноры ласково смотрели на гостей, на щеках играл легкий румянец. Волосы, уложенные тяжелым венком вокруг головы, своим сиянием могли заменить корону. Гаю они напомнили ангельские нимбы на гобеленах, только эти были живые, яркие – вот маленькая прядь выбилась из прически и, завиваясь, упала на щеку… Юноша смутился и склонил голову.
- Так это и есть юный рыцарь, помогающий вам в трудах, граф? – улыбнулась королева.
- Да, ваше величество, - ответил Вейзи с вежливым поклоном. – Гай, подойди.
Он не знал, можно ли распрямиться, поэтому шагнул вперед, склонившись, и опустился на колено перед королевой.
- Встань, - сказала она. – Граф мой друг и соратник, его друзья – мои друзья.
Гай выпрямился, робко подняв глаза, и обнаружил, что глаза стоящей на помосте Алиеноры находятся вровень с его глазами. Почему-то это смутило его еще сильнее.
Королева снова улыбнулась.
- Английская земля рождает прекрасных мужчин, - сказала она, и ее голос прозвенел, как струна арфы. – Преданных и верных, не так ли… Гай?
- Да, ваше величество, - с трудом выговорил юноша.
- И ты готов доказать свою преданность?
Гай медленно опустился на колено, протянул руку и коснулся губами края ее платья. Королева положила руку ему на макушку.
- Мой сын в опасности. Он заперт вражескими войсками в замке Тейбур со своими бойцами. Союзники покинули его.
В ее последних словах прозвучала такая горечь, что Гай снова поднял голову. Королева шагнула вперед с помоста, будто сошла с небес на землю, и вгляделась в синие глаза юноши.
- Спаси моего сына, Гай. Я расскажу тебе, как пробраться в замок. Выведи Ричарда оттуда и привези его ко мне.
Не думая, насколько выполнимо поручение и насколько опрометчивы его слова, чувствуя только руку королевы на своих волосах, Гай сказал:
- Я обещаю, ваше величество. Я спасу его.
Она улыбнулась. Постояла немного, слегка склонив голову к плечу, и опустила ресницы.
- Да пребудет с тобой Господь, - тихо сказала она, и, повернувшись к Вейзи, добавила. – Граф, вас проведут в кабинет, и мы обсудим с вами наши дела.
Гай понял, что аудиенция окончена. Он не заметил, как она ушла, не видел, куда скрылся Вейзи. Он обнаружил, что остался один в роскошном зале, что в его глазах сияет тусклым золотом корона из тяжелых кос, а в душе звучит арфа.
__________________
"Любовь - это просто такая магия,
А не то, что вы называете химией..." (Елена_я)


And as my Twitter feed is ‘my bar’ you have to play by my rules if you don’t like it, you are free to go elsewhere. I’d happily have no followers at all than nasty abusive ones. R.C.Armitage
InnishFri вне форума   Ответить с цитированием