Просмотр отдельного сообщения
Старый 28.11.2013, 23:51   #65427 (permalink)
InnishFri
Гномья мать
 
Аватар для InnishFri
 
Регистрация: 03.05.2013
Адрес: Остров на озере
Сообщений: 3,912
Извините, сегодня немножко побольше букафф, чем обычно



Они продолжали мчаться вперед в надвигающихся сумерках, и голова шла кругом от мыслей и образов, рождающихся где-то под чуткими пальцами… Кэри догнал их лишь через несколько миль, когда стало темно и скакать галопом без дороги стало опасно. Лошадь Гая нервно фыркала и мотала головой, будто осуждая опрометчивость хозяина.
- Какая муха тебя укусила? – возмутился Кэри, едва только нагнал товарища.
- Нужно торопиться, - уклончиво ответил Гай и спешился. – Нам придется оставить коней в укромном месте, а в замок пробираться пешком. Это займет много времени.
- Ну а на что нам провожатый? – Кэри раздраженно дернул лошадь за повод. – Он обещал показать тайную тропу в крепость.
- И покажу, - дерзко отозвалась Бургунь, спрыгивая на землю. Ее звонкий голос действительно напоминал мальчишеский. – Но сначала спрячем лошадей. Идите за мной.
- Ишь, раскомандовался, - проворчал валлиец, но послушался.
Место было выбрано удачно – когда-то это был стоявший на отшибе каменный загон для овец. Земля вокруг него была истоптана копытами – видимо его уже проверяли и не сочли подозрительным. Теперь заговорщики завели лошадей в укрытие и привязали, а их следы затерялись среди множества других. В углу даже нашлось немного прошлогоднего сена и колода с водой. Разместив лошадей, Кэри повернулся к провожатому.
- И что теперь, господин начальник? – насмешливо сказал он.
- Теперь нужно идти за мной и по возможности не болтать, - вскинула голову маленькая фигурка в надвинутом на глаза капюшоне и скользнула в темноту. Мужчины переглянулись. Гай пожал плечами и двинулся следом, а Кэри, замыкавший цепочку, едва слышно пробормотал: «Где ты взял этого нахала?» - но ответа не дождался.
Скрытно и бесшумно они подобрались к самой стене замка. Так близко постов уже не было – была опасность, что со стен на головы осаждающих польется горячая смола или станут сыпаться камни. Можно было чуть-чуть передохнуть и распрямить усталые спины. Гаю, возвышавшемуся над своими спутниками, как осадная башня, пришлось тяжелее всех. Он потянулся и поморщился – сведенные мышцы ныли. Но тут же получил чувствительный тычок в бок.
- Пригнись, каланча! – зашипела Бургунь. – Пока не окажемся в замке – мы в опасности. Или ты думаешь, что солдаты короля не умеют стрелять?
Кэри поднял руку, чтобы отвесить сорванцу затрещину за хамство, но Гай перехватил его руку.
- Потом объясню, - прошептал он. – Просто делай, как говорят.
Кэри сплюнул, но смолчал. Закутанная в плащ юркая тень повела спутников вдоль стены замка, таясь от королевских дозоров так же, как и от наблюдателей со стен. Она почти сливалась с серым камнем, поэтому в темноте Гай и Кэри едва смогли заметить, когда тень будто провалилась в темноту в одном из углов мощного контрфорса, поддерживавшего наружную стену крепости.
В углу оказалась потайная дверь, толкнув которую, Гай оказался в полной темноте. Пахло сыростью. Липкие нити паутины свисали с невысокого потолка. Кэри выругался, споткнувшись, и тут же впереди снова раздалось шипение.
- Теперь нужно быть осторожными вдвойне, - выдохнула девушка, нащупав куртку Гая и притянув его поближе, чтобы он услышал тихий шепот. – Защитники замка в отчаянье, но они не сломлены и злы, как черти.
Он в ответ крепко прижал ее к себе. Девушка встрепенулась, как птичка в руке, и притихла.
- Я понял, - ответил он так же тихо, почти касаясь губами ее волос. Чувствовать так близко тревожное биение ее сердца было головокружительно приятно и опасно, но Гай с сожалением разжал руки. – Веди.
Она высвободилась и словно растворилась в темноте. Легкий шорох показал им, в каком направлении нужно двигаться. Кэри удержал Гая за плечо.
- Я ничего не понял, - угрожающе прошептал он. – И не двинусь с места, пока ты мне все не объяснишь.
Гай вздохнул.
- Нас провожает не мальчик, а девушка, - нехотя признался он. – Дочь де Ранкона.
Кэри тихонько присвистнул.
- Он что, рехнулся - посылать женщину в самое пекло?
- Он не посылал ее. Она сбежала из дому.
Кэри выругался сквозь зубы.
- С тобой одни неприятности!
- Я тут не при чем! – огрызнулся Гай. – И узнал-то случайно…
- Ага, случайно, - хмыкнул валлиец. – Понял, не дурак.
Тихо переругиваясь, они шли по коридору за своей провожатой, не видя ее, но слыша впереди ее тихие шаги и шорох одежды.
- Гай, девицу нужно вернуть отцу, - наконец сказал Кэри.
- Я ее не крал.
- Ты никогда это не докажешь, и мы оба будем болтаться в петле.
- Только ты, Кэри, - усмехнулся Гай. – Я рыцарь, и по закону мне отрубят голову.
- Мальчишка, - яростно зашипел валлиец. – Это не смешно!
В следующую секунду спорщики болезненно стукнулись лбами, потому что сильные маленькие руки резко ухватили их за куртки и дернули вперед.
- Если вы не заткнетесь, я позову охрану – благо она в десяти ярдах за этим поворотом! – пригрозила им Бургунь. – Как дочери хозяина мне ничего не грозит, а вот насчет вас сильно сомневаюсь.
Она была права, и прения пришлось на время прекратить. Нужно было добраться до принца Ричарда, все остальное пока что отходило на второй план.
Они крались по темным узким коридорам, проложенным для того, чтобы прислуга не путалась под ногами у хозяев, выполняя свою работу. Бургунь уверенно вела за собой спутников, очень быстро потерявших счет поворотам и перекресткам, и вынужденных полностью положиться на ее память. Наконец путь им преградила каменная дверь. Девушка обернулась.
- Потайной выход из покоев моего отца, - объяснила она. – Насколько я знаю, принц занимает эти комнаты, но нам сильно повезет, если он сейчас тут, а не на одной из стен замка.
Она с усилием нажала на каменную пластину в стене, и дверь бесшумно ушла в сторону. Открывшееся им помещение не было освещено, там действительно сейчас никого не было. Войдя и вернув дверь на место, заговорщики замерли в нерешительности.
- Думаю, нам лучше оставаться здесь, - сказал Гай, которого спутники почитали за старшего в этой вылазке. – Если пойдем искать принца – нарвемся на охрану и поминай, как звали.
- Оно и здесь-то небезопасно, - проворчал Кэри. – Но, пожалуй, ты прав. Нашлось бы еще, чего пожрать – я ужасно проголодался.
Но на столике нашлось только несколько яблок и кувшин с водой. С продуктами у осажденных было совсем плохо. Расположившись в креслах, спасатели стали ждать.
- А если он не придет? – спросила девушка, нетерпеливо вскакивая и отходя к окну. – Если начнется битва, и мы не успеем ничего передать принцу?
Гай тоже встал и подошел к ней.
- Доспех принца лежит на кровати, без него он сражаться не станет, - успокоил он ее и улыбнулся. - И потом, битва – это громко. Мы услышим.
Она промолчала. Гай чувствовал, что нужно что-то сказать, как-то начать серьезный разговор, но юноше сильно мешал запах фиалок от ее волос и кожи, и темные глаза так близко, что мысли путались. Он на секунду задержал дыхание и решился.
- Бургунь… Ты… Ты должна вернуться к отцу.
Она вспыхнула и обожгла его яростным взглядом.
- Ни за что!
- Тебе не прожить одной.
- Я не пойду замуж за этого… Гуго, - жалобно сказала девушка. – Ты не представляешь, что это такое – когда тебя навсегда отдают человеку, которого ты даже не видела, а тебе всего пятнадцать!
Гай помолчал. Потом неохотно ответил:
- В том году я выдал замуж сестру. Ей было тринадцать.
Она отшатнулась при этих словах, но Гай снова притянул ее к себе, торопливо пытаясь объяснить, убедить, утешить.
- Мне было очень тяжело, Бургунь, и больно. Но иначе ей было не выжить.
- Мужчины, - всхлипнула она, уткнувшись носом в его куртку. – Как же я вас ненавижу…
В этот момент распахнулась дверь покоев, в проеме замелькал свет, и послышались громкие голоса. Кэри вскочил с кресла.
Внесли свечи, и в комнату решительным шагом вошел светловолосый юноша. Он остановился в недоумении, обнаружив в спальне посторонних, но не испугался. Сложив руки на груди и сдвинув брови, он грозно спросил:
- Кто вы и как здесь оказались?
Гай, оставив девушку, шагнул вперед, и преклонив колено, сказал:
- Простите нашу дерзость, милорд, но мы здесь с поручением от вашей матери.
Юноша удивился.
- Но как вы пробрались в замок? Или мне казнить кого-то из дозорных?
- Ваше высочество, не нужно никого казнить! – Бургунь бросилась вперед. – Это я провела их потайным ходом, о котором никому не известно.
Принц Ричард махнул рукой, чтобы свечи поднесли поближе. При ярком свете он заглянул девушке в лицо.
- Ты дочь Ранкона, да? Я узнал тебя, хотя ты странно одета.
- Да, милорд, - смутилась она. – Поверьте, мы ваши друзья!
Ричард улыбнулся.
- Я поверил в это, как только увидел вас. Так что же хочет передать мне моя матушка?
- Осада близится к концу, - взволнованно ответил Гай. – Свежие силы на подходе, и замок не устоит.
- Сдаться? Ни за что! – возмутился юный принц.
Гай нерешительно посмотрел на охрану, не зная, стоит ли говорить при ней. Ричард понял его и приказал страже вернуться в коридор и ждать за дверью. Когда они остались одни, Гай продолжил:
- Мы выведем вас из замка через потайной ход. Вы сможете вернуться в Пуату и будете там в безопасности.
Ричард, прищурившись, смотрел мимо него.
- Моя мать предлагает мне бежать и бросить на произвол судьбы моих товарищей?
Гай смутился.
- Я обещал вашей матери спасти вас. Любой ценой.
Ричард испытующе глянул на него. Юноши были одного роста и синие глаза Гая прямо и честно встретили и выдержали взгляд серых глаз принца. Ричард усмехнулся.
- Ты говоришь правду. Как тебя зовут?
- Гай Гизборн, сэр, рыцарь без герба.
- Позволяю тебе носить герб, сэр Гай Гизборн, - принц хлопнул его по плечу. – Бумагу напишу позже. А сейчас мы все поужинаем, чем Бог послал.
- Но милорд, время… - начал было Гай, но Ричард дал знак ему замолчать.
- Мы не властны над временем. Я принял решение. Я не стану бежать, как крыса, но и рисковать жизнями своих людей тоже больше не хочу. Завтра на рассвете я выйду из замка и попытаюсь вымолить прощение у отца.
Все молчали, пораженные неожиданностью этого решения. Но действительно - в случае удачи Ричард мог сохранить жизни многим своим соратникам. Страдала при этом лишь его собственная гордость, которой юный принц был готов поступиться ради друзей.
В комнату внесли еще свечей и накрыли на стол к ужину. Хлеб и сыр, яблоки и немного разбавленного вина – принц делил со своими людьми тяготы осады, нисколько не страдая от этого. Наоборот, скудность пропитания рождала множество шуток и острот, и ужин протекал весело и непринужденно.
- Синьор де Ранкон очень хороший человек, - заметил Ричард, приподняв кубок. – Но посылать в пекло красавицу-дочь очень рискованно.
Бургунь покраснела и опустила глаза. По меньшей мере, наивно было полагать, что никто так и не спросит, что же она здесь делает.
- Отец не знает, что я здесь, милорд, - наконец выговорила она. – Я бежала из дому, чтобы не выходить замуж.
- Ого! – весело удивился принц. – Мы все в весьма сложном положении.
Девушка соскользнула со своего места и опустилась перед принцем на колени.
- Умоляю вас, милорд, позвольте мне остаться! Я могу выполнять любую работу, если в свите вашей матери для меня не найдется места. Только не отсылайте меня обратно к отцу!
Ричард растерянно смотрел на золотистую макушку с рассыпавшимися по плечам прядями.
- Милая моя… я не могу взять на себя право решать твою судьбу вместо отца, - с сожалением сказал он.
Бургунь подняла на него полные слез глаза, посмотрела на Кэри, перевела взгляд на Гая… Мужчины. Все решают мужчины. Всю жизнь…
- Но кое-что я могу сделать для тебя, - задумчиво сказал Ричард, проследив за ее взглядом. – Я могу выдать тебя замуж. Тебе не нравится, кого выбрал твой отец – выбери сама.
Напряжение, повисшее в воздухе, сгустилось и пульсировало в такт ударам сердца. Бургунь де Ранкон смотрела только на одного человека, а он сидел с застывшим лицом, ошеломленный, не в силах согласиться, не зная, что сказать… Только синие глаза потемнели, и на виске нервно забилась жилка.
Затянувшееся молчание звенело, как нечаянно задетая струна. Наконец, девушка отвела взгляд и почти спокойно сказала:
- Мне некого выбрать, милорд. Вы правы, я вернусь к отцу.
- Это разумное решение, дитя мое, - с облегчением ответил принц.

***
На рассвете запели трубы, и герольды с белыми флагами выехали из ворот крепости. Ричард со свитой скакал навстречу своей судьбе. И судьба отнеслась к мудрому юноше благосклонно: король Генрих Второй простил сына за участие в мятеже, и помиловал большинство его соратников. Замок Тейбур сохранила свою славу неприступной крепости.
Но посланники королевы уже не видели этого. Еще в полной темноте они выбрались из замка тем же потайным ходом, только теперь их сопровождали солдаты со свечами в руках. Во внутреннем кармане куртки Гая лежал кусок пергамента, который был для юноши дороже, чем для Вейзи его кошель. Там, под печатью королевского дома Плантагенетов, было разрешение для рода Гизборнов на ношение герба, подписанное юным принцем Ричардом, правителем Аквитании.
Охрана привела лошадь для девушки, и трое всадников поскакали обратно в Авилль в полном молчании. Недалеко от замка, в овраге, заросшем боярышником, Бургунь остановилась.
- Нельзя, чтобы нас видели вместе, - сказала она. – Мальчишка, который должен был вас провожать, не выдаст меня, по крайней мере, сразу – так что в замке, скорее всего, ничего не знают о моей отлучке. Нам нужно разделиться.
Она спрыгнула с лошади. Гай тоже спешился и посмотрел на Кэри.
- Возьми мою лошадь и езжай на конюшню. Потом вернется Бургунь. А я приду пешком, тут недалеко.
Валлиец кивнул и взял повод. Когда его фигура стала всего лишь темным силуэтом на дороге, Гай решился все же нарушить молчание.
- Прости меня, Бургунь, - сказал он тихо. Объяснять что-либо было бессмысленно. Они оба все понимали.
- Ненавижу тебя, - тихо отозвалась она.
Гай опустил голову.
- Ненавижу, - повторила она и решительно повернулась к нему.
Тонкие руки взметнулись вверх, и пальцы заблудились в темных кудрях. Застигнутый врасплох, Гай обнял девушку, будто стремительно погружаясь в глубокую черную воду, пронизанную солнечными лучами. Сжались пальцы на его затылке, но эту боль он заслужил. Затрещала ткань, и они отпрянули друг от друга, задыхаясь. Бургунь вскочила на коня и, не оборачиваясь больше, поскакала к замку, будто за ней гнались демоны. Гай сел на траву и медленно выдохнул. Безумие покидало его, наваждение темных, прекрасных и жарких, как южная ночь, глаз. Осталась лишь острое, постепенно затихающее чувство потери и легкая грусть о том, что никогда больше он этих глаз не увидит. Но разве не сам он так решил, промолчав… Гай встал и медленно побрел к замку в косых лучах рассветного солнца.
__________________
"Любовь - это просто такая магия,
А не то, что вы называете химией..." (Елена_я)


And as my Twitter feed is ‘my bar’ you have to play by my rules if you don’t like it, you are free to go elsewhere. I’d happily have no followers at all than nasty abusive ones. R.C.Armitage
InnishFri вне форума   Ответить с цитированием