Просмотр отдельного сообщения
Старый 03.12.2013, 22:44   #66609 (permalink)
InnishFri
Гномья мать
 
Аватар для InnishFri
 
Регистрация: 03.05.2013
Адрес: Остров на озере
Сообщений: 3,912
Кстати, раз уж вспомнили о Гизборне...........



Она ушла, когда он еще спал, оставив лишь легкий запах фиалок в складках покрывала. Проснувшись, Гай оглядел спокойную и скучноватую комнату. Ничто в ней не напоминало недавнего сумасшествия. Оставалось надеяться, что приступ миновал и теперь можно будет заняться, наконец, поручением Вейзи.
Тайник находился в комнате, которую граф занимал здесь три года назад, и проблема заключалась в том, что сейчас в ней спал де Ранкон, а де Ранкон всегда выставлял охрану – двое стражников снаружи у двери, двое – внутри. Как пробраться внутрь – вот главный вопрос, занимавший сэра Гая, пока он одевался, чтобы спуститься к ужину.
За ужином Бургунь вела себя, как ни в чем ни бывало, будто едва знакома с гостем, и снова рано ушла, сославшись на нездоровье. Гаю пришлось сидеть до конца и слушать малоинтересные разговоры об управлении поместьем, которые вели между собой Жоффруа де Ранкон и его зять. Неожиданно Ранкон оторвал заскучавшего гостя от мечтаний вопросом:
- Сэр, а что вы думаете о ее величестве Алиеноре?
Оказалось, что разговор зашел о политике, а он и не заметил. Гай улыбнулся и честно сказал:
- Я отношусь к ее величеству с глубоким почтением и восхищаюсь ею. Я преданный ее слуга, как и слуга короля.
Гуго одобрительно крякнул и подмигнул Гаю. Де Ранкон прищурился:
- Но не кажется ли вам, любезный сэр, что в наше время трудно служить одновременно и королю, и королеве, коль скоро ее величество под арестом и наложил это прещение король?
- Верно, милорд, - отозвался Гай. – Но я, принося рыцарскую присягу, клялся служить своей стране и королю, и не желаю нарушать эту клятву. А королеве Алиеноре я предан по зову сердца, чтобы служить ей - мне клятвы не нужны.
Дерзкий ответ понравился хозяину замка, и он перевел разговор на другое. Гай порадовался, что смог достойно выйти из сложного положения, не солгав – редкая удача. После ужина старый лорд собрался к себе, а Гай вызвался его проводить.
- Вы молодец, - шепнул ему де Лузиньян, когда юноша проходил мимо. – И везунчик. Как ловко вы выкрутились – ведь Жоффруа всех пытает на предмет преданности королеве.
- Я всего лишь сказал правду, милорд, - склонил голову юноша.
Гуго хлопнул его по плечу и снова подмигнул.
В коридоре перед спальней де Ранкона сидели двое стражников, и горел яркий свет.
- Выпьем? – предложил Гаю хозяин, отворяя ключом дверь. – Полезно, знаете ли, для крепкого сна.

Ничего необычного. В голове слегка шумело, но Гай был доволен произведенным осмотром комнаты. Под половицей в углу была спрятана вещь, настолько дорогая графу Вейзи, что он затеял сложную игру, дабы вернуть ее себе. С какой целью – этот вопрос тревожил Гая больше всего, потому что он-то знал, что Вейзи врет так же легко, как дышит.
Сэр Гай запер дверь, снял куртку и пояс и устало повалился на кровать.
- Нехорошо заставлять женщину ждать.
Ее выдал аромат фиалок. Гай перекатился на бок и сгреб Бургунь в объятия.
- Я пил с твоим отцом.
- Раньше ты не пил.
- Я вырос, - он глубоко вздохнул от накатившего счастья и поцеловал ее.
- Но не поумнел, - улыбнулась Бургунь. – Для чего тебе нужен Гуго?
Гай плоховато соображал в данную минуту, его больше заботило одеяло, в которое Бургунь завернулась, как куколка.
- Ну…он привез меня сюда.
- Зачем?
Непокорное покрывало никак не желало поддаваться. Гай дергал его, а Бургунь нисколько не желала ему помочь.
- Ты все еще служишь королеве?
- Я служу графу Вейзи.
- Так зачем ты здесь?
- Я должен забрать забытую графом вещь. Она в комнате твоего отца, - Гай начал раздражаться, сам почти запутавшись в проклятом одеяле. – Да что ж это такое!
- Иначе мы не смогли бы поговорить, - улыбнулась Бургунь.
- Почему?
- Вот поэтому, - она одним гибким движением высвободилась из кокона, и темное пламя вновь поглотило Гая Гизборна.

- Не уходи, - попросил он, глядя на ее тонкий силуэт за занавеской кровати.
- Я должна, ты же знаешь.
Он со вздохом откинулся на подушки. Он знал это. Как знал и то, что попадись они – и за жизни обоих никто не дал бы и ломаного гроша.
- У меня мало времени, - сказал Гай.
- Его вообще мало.
Она оделась и подошла к нему.
- Что ты предлагаешь?
- Я мог бы увезти тебя в Англию.
Бургунь печально улыбнулась и молча покачала головой. Легко проведя рукой по его плечу, она выскользнула за дверь и исчезла, будто ее и не было.

На следующий день Гуго де Лузиньян отвел Гая к окну перед обедом.
- Я не могу оставаться здесь долго, мой друг. Ты должен побыстрее разобраться со своим делом.
Гая охватил мгновенный приступ паники. Нет, он не может уехать, оставив Бургунь. Один раз он уже отказался от нее и корил себя за это три года. О деле он вспомнил лишь во вторую очередь.
- Да, милорд. Я постараюсь.
Улучив момент, когда рядом никого не было, Гай остановил Бургунь в коридоре, ведущем в кухню.
- Сегодня я не приду, - прошептала она, оглянувшись по сторонам. – Муж требует моего внимания.
Гай сжал кулаки. На скулах выступили желваки, и он скрипнул зубами. Девушка внимательно посмотрела на него.
- А чего ты ждал? Я не принадлежу тебе. Не моя в том вина.
Гай опустил голову.
- Он уезжает через два дня. Но мое поручение не выполнено.
- Я помогу тебе, - пообещала Бургунь и убежала.

Почему он не мог заснуть? Мысли кружились в голове, будто стая ворон осенним вечером, и среди них не было ни одной приятной. Гай разрывался от невозможности выполнения поставленных задач, от острого сожаления и злости на Гуго де Лузиньяна, ради которого любимая женщина оставила его сегодня одного. Что, если Бургунь не сможет забрать из тайника искомое? Что, если станет известно об их встречах? И что, если она все же не согласится бежать с ним?
Забывшись беспокойным сном лишь под утро, Гай Гизборн не выспался, отчего спустился к завтраку в дурном расположении духа и застал за столом лишь Бургунь.
- Они не стали тебя будить, - тихо сказала она, когда слуг не было рядом. – Ты говорил, что ты не охотник. Отец и Гуго отправились в лес, - она повысила голос. - Придется вам скучать в моем обществе, благородный сэр.
- Это время покажется мне мгновением, - вежливо отозвался Гай, глядя ей в глаза.
Женщина вспыхнула и поспешно поднесла к губам кубок.

Они погуляли в саду, следя, чтобы случайно не оказаться на расстоянии меньше приличного. Гай рассказал Бургунь, где именно находится тайник.
- Я смогу зайти в комнату только после обеда, - нахмурилась она. – Надеюсь, будет еще не поздно. Потом принесу вещь тебе, и мы простимся. Провожать вас я не выйду. Не хочу.
Гай, сделал вид, что выпутывает край ее платья из кустарника, и сжал тонкие пальцы.
- Я не уеду без тебя. Я буду ждать тебя в любом случае.
Бургунь странно, пристально и отстраненно посмотрела на него, мягко высвободилась и ушла в дом.

После обеда сэр Гай отправился в свою комнату и стал нетерпеливо мерить ее шагами. Насчитав полторы тысячи, он услышал слабый стук и кинулся к двери. Бургунь проскользнула внутрь, как ласка.
- Вот, держи, - она протянула ему кожаный кошель, копию того, что повсюду таскал с собой Вейзи.
Гай рванул шнуровку и раскрыл его. Внутри лежали потускневшие от времени куски сургуча с оттисками гербов владетельных английских лордов. Гай быстро пересчитал – их оказалось двенадцать. Так вот из-за чего Вейзи постоянно подвергал свою жизнь опасности… Он спрятал обличающие его свидетельства, а многие были бы не против вернуть себе эти печати. И пока они существуют – существует и опасность. Если… Гай поднял голову и невидящим взглядом посмотрел на девушку.
- Это подло… - прошептал он.
- Что это? – спросила она с любопытством.
Но Гай был слишком возмущен. Передать печати принцу Ричарду значило обречь баронов на аресты и казни – король Генрих не простит своим вассалам даже попытки мятежа. Видимо, Вейзи решил раз и навсегда обезопасить себя от покушений.
Бургунь взяла его ладони в свои.
- Твое поручение выполнено, Гай. Теперь ты свободен.
Он посмотрел в тревожные темные глаза и притянул ее к себе.
- Да. Спасибо тебе. Теперь можно поговорить о нас.
Она отстранилась.
- «Нас» не существует.
Он погладил ее по волосам слегка подрагивающими от нетерпения пальцами, и Бургунь закрыла глаза, чувствуя властный призыв и сопротивляясь ему.
- Я люблю тебя, - выдохнул Гай. – Я любил тебя все это время.
- Нет, - отозвалась она. – Ты обманывал себя.
- Посмотри на меня, - попросил он. Девушка нехотя открыла глаза и окунулась в синее пламя. – Ты тоже любишь меня.
Она покачала головой. Огонь в ее глазах потух, щеки побледнели.
- Нет, Гай. Я не люблю тебя. Тогда, три года назад, ты сильно обидел меня, и я не забыла обиды. Иногда я вспоминала тебя, все более смутно – у меня ведь было много забот - муж, хозяйство… малыш. Я думала, что больше никогда тебя не увижу. Но ты появился снова, - она прерывисто вздохнула. – И обида вернулась. Мне хотелось, чтобы тебе стало так же больно, как когда-то ты сделал больно мне.
Гай перестал понимать ее. Он слышал слова, но не улавливал смысла. Бургунь отказывается от него? Бургунь просто хотела отомстить?
- Подожди, - он взял ее лицо в ладони и поцеловал. – Что ты говоришь, Бургунь?
- Я говорю правду, - прошептала она. – Я ненавижу тебя, Гай Гизборн. Можешь убираться отсюда.
Снова стало нечем дышать, сердце билось нехотя, с трудом, с болью. Бургунь стояла у окна, как в первый раз, скрестив руки и глядя вдаль, холодная и неприступная, как древнее каменное изваяние богини у ручья. И молить ее о снисхождении казалось так же глупо, как кидать на счастье монетки в воду у ног статуи.
- Я думал… мне казалось, что ты… - слова казались бессмысленными, он забыл, что хотел сказать, еще до окончания фразы. В голове было пусто, и гулко билась кровь в висках.
- Ты мальчишка, - презрительно улыбнулась Бургунь. – А я женщина. И моя месть удалась.
Почти не соображая, что делает, Гай накинул на плечи куртку и поднял с пола дорожный мешок. Кошель Вейзи висел на ремне, переброшенном через плечо. У самой двери Гизборн вдруг остановился и развернулся. В два шага он пересек расстояние до окна и вплотную подошел к Бургунь.
- Скажи это еще раз, - хрипло потребовал он, вдыхая кружащий голову запах ее волос и еле удерживаясь от того, чтобы не сжать ее в объятиях.
Она спокойно подняла голову и посмотрела в его глаза.
- Я не люблю тебя. Ты мне не нужен. Убирайся.
Пошатнувшись, как от пощечины, Гай повернулся и вышел из комнаты. На ходу он рявкнул Алану: «Мы уезжаем!» и с грохотом слетел вниз по лестнице. Потом вскочил на коня и рванулся прочь, не дожидаясь оруженосца - стражники едва успели опустить перед ним мост.
Ничего этого не слышала Бургунь де Лузиньян. Как только за Гаем захлопнулась дверь, она медленно опустилась на пол у окна, зажав зубами ладонь, чтобы не закричать, и очнулась, только почувствовав привкус металла от прокушенной до крови руки. А она так надеялась, что ей будет не больно, она почти убедила себя в этом, но он рушил все выстроенные укрепления одним взглядом. И лишь в одном она оказалась права: как бы они ни любили друг друга – у них не было будущего.
__________________
"Любовь - это просто такая магия,
А не то, что вы называете химией..." (Елена_я)


And as my Twitter feed is ‘my bar’ you have to play by my rules if you don’t like it, you are free to go elsewhere. I’d happily have no followers at all than nasty abusive ones. R.C.Armitage
InnishFri вне форума   Ответить с цитированием