Просмотр отдельного сообщения
Старый 11.12.2013, 23:17   #68923 (permalink)
InnishFri
Гномья мать
 
Аватар для InnishFri
 
Регистрация: 03.05.2013
Адрес: Остров на озере
Сообщений: 3,912


Насколько легко человек обучается, Гай понял на третий день пребывания в замке, когда самостоятельно добрался до своей комнаты из залы, где обедали придворные попроще. То, что казалось ему бессмысленно закрученным лабиринтом, стало всего лишь очень большим домом, населенным множеством самых разных жильцов. Фрейлины обеих принцесс, сенешали и виночерпии, трубадуры, студенты и священники – труднее всего было разобраться, кому нужно кланяться при встрече, а кто сам обязан тебе поклоном. В большом почете здесь были профессора парижского университета, создание которого затеял недавно Филипп, они с таким важным видом расхаживали по дворцу, что Гай чувствовал себя, как бедный родственник, которого приютили из милости. К королю его так и не позвали, Алису он не нашел, и стал откровенно тяготиться своим положением, но и уехать просто так не решался. Он ежедневно совершал длительные прогулки по коридорам и залам, в надежде встретить свою рыжеволосую знакомую, но на ее любимый уголок в нише окна набрел совершенно случайно. Там, как и прежде, лежали подушки и даже какая-то блеклая рукопись, свернутая трубкой, но хозяйки не было. Гизборн запрыгнул на подоконник и стал терпеливо ждать, забыв, что обещал Алану конную прогулку. Рукопись оказалась о приключениях какого-то странствующего рыцаря в Святой земле, Гай незаметно зачитался и не заметил, как Алиса появилась рядом.
- Вы заняли мое место, - сказала она строго, но в глазах плясали искорки.
- Здесь можно поместиться и вдвоем, - он услужливо подвинулся и поправил подушки.
- Еще чего, - фыркнула девушка. – Что вы вообще делаете во дворце? Я думала, вы служите графу Салазару.
- Еще чего, - передразнил ее Гай. – Я жду, когда меня позовут к вашему брату, но он, видимо, совсем забыл про меня.
Алиса слегка порозовела, поняв, что англичанин выяснил, кто она такая. Не зная, что сказать, она замялась.
- Брат…очень занят сейчас. Он строит университет.
- Я слышал, - кивнул Гизборн. – Ваш брат любит все новое.
- Это важно! – вспыхнула она. - И интересно – изучать Божий мир. Знаете ли вы, что на свете живут удивительные звери – камелеопарды? Они вышиной с замок, ноги у них – как у лошадей, хвосты – как у ослов, а на голове - рожки?
Гизборн поднял бровь.
- Миледи, вы так доверчивы. Ну, подумайте сами – разве такое существо возможно?
- Почему нет? – удивилась она.
Он спрыгнул с окна и подошел ближе, так что Алисе пришлось запрокинуть голову.
- Даже с моим ростом тяжело жить на свете, а вышиной с замок…
- А вам тяжело?
- Конечно. Все время приходится наклоняться, - и он легко поцеловал ее.
Алиса помолчала, раздумывая. Он не торопил ее, все-таки сестра короля – не кухарка или горничная, за которых решение он обычно принимал сам. Наконец Алиса сделала полшага назад и склонила голову набок.
- Вы нахал.
- Простите меня, - в его голосе не было и намека на раскаяние. – Я больше так не буду.
- Только попробуйте, - и она сделала еще шаг, видя, что он готов попробовать прямо сейчас. – Я закричу.
Гай пожал плечами.
- Кричите. Я просто думал – вам скучно здесь, и хотел пригласить вас на прогулку.
- Прогулка? – оживилась она. – Это замечательно!
- Только вы и я, ладно? – коварно улыбнулся Гай.
- Нет, - вздернула подбородок Алиса. – Вы, ваш оруженосец, я и одна из моих фрейлин.
Гизборн покорно вздохнул.
- Сегодня вечером, после ужина встречаемся на поле возле замка – вы, я и два нудных человека, чтобы вам не было страшно.
Он повернулся и пошел, не давая ей возразить. Алиса топнула ножкой.
- Мне не страшно!
Он отсалютовал ей, даже не обернувшись. Девушка закусила губу, сдерживая улыбку, и побежала на женскую половину замка.

- Алан! – тишина в ответ. – Алан!!!
- Чего кричать, - проворчал тот, выпутываясь из покрывала на хозяйской кровати. – Вас долго не было, дела я переделал, ну и вздремнул немножко…
- Собирайся, мы едем гулять.
- Как скажете, сэр.
- Я уже сказал.
Алан вздохнул.
- Только поужинали… теперь растрясем все по кочкам.
- Ты же хотел прогуляться?
- Так я утром хотел, а не на ночь глядя.
- Не ворчи, вперед, на конюшню.
Они добрались до конюшен, никого не встретив по пути – видимо, придворные разделяли убеждение Алана, что после еды нужно отдыхать, а не скакать на лошади по окрестным оврагам. Оседлав коней, двое англичан выехали из ворот, не вызвав интереса у охраны. Гай вглядывался вдаль из-под руки.
- Кажется, вон они, - наконец, сказал он. – Алан, погляди, ведь это всадники?
- Вроде бы да, - согласился оруженосец. – Так мы не одни будем гулять?
- Конечно, нет, болван, - усмехнулся хозяин. – Принцесса Алиса с фрейлиной должны ждать нас здесь.
- Ну, так это точно они, - кивнул Алан. – Седла-то у тех лошадей женские.
- Подождем.
Они замерли на месте, но нетерпение всадников передалось животным, нервно переступавшим ногами. Алан поглядел на хозяина. Тот смотрел вперед с легкой улыбкой, крылья тонкого носа слегка трепетали, как у гончей, взявшей свежий след. Он поднял руку и помахал приближавшимся всадницам. Одна из них помахала в ответ. Внезапно Гизборн привстал в стременах и больно хватил оруженосца за плечо.
- Ох, сэр, что случилось? – поморщился Алан, но глянул в лицо хозяина и испуганно пролепетал. – Вам плохо? Не молчите, сэр, не пугайте меня…
Но Гай молчал. Его лицо побелело и застыло, а зрачки сузились, как от внезапной боли. Он сжал поводья в руке так сильно, что конь фыркнул и помотал головой, но даже не заметил этого. Навстречу ему по широкому полю скакали Алиса Французская и ее фрейлина, графиня де Лузиньян.
Щеки женщин раскраснелись от свежего ветра, глаза сияли. Алиса издалека снова помахала рукой и крикнула, разворачивая лошадь:
- Мы будем стоять или кататься? Вперед, англичане, покажите, каковы вы наездники!
Она проскакала несколько ярдов, потом обернулась и увидела, что ее сопровождающие не тронулись с места.
- Ну, что же вы! – воскликнула она, подъезжая к ним. – Это невежливо…
Молодой англичанин, не отрываясь, смотрел на графиню, упрямо отвернувшую лицо в сторону. Оруженосец сконфуженно мялся поодаль, не смея вмешаться.
- Что происходит? – принцесса растерянно переводила взгляд с одного на другую. – Бургунь, я спрашиваю.
- Я почти поверил тебе, - похоже, эти двое не видели никого вокруг себя.
- Это была правда.
- Нет. Ты лгала мне.
- Теперь уже не важно.
- Неважно? Я чуть не умер тогда.
- Я тоже.
- Зачем? – он заставил лошадь переступить ближе и перехватил ее повод. Рука Бургунь де Лузиньян безвольно опустилась на колени. – Зачем, Бургунь?
- У нас… нет… будущего… - она качнулась к нему, на миг оказавшись в опасной близости, глаза Гая тут же потемнели, и ресницы опустились, сдерживая огонь, рука взметнулась, чтобы поддержать женщину, прижать ее к себе и не отпускать уже никогда. – Прости… Прости меня...
Резко выдернув повод, она развернула лошадь и поскакала по полю прочь, без дороги. Гай рванулся следом.
- Сэр, погодите! – Алан разрывался между оставшейся в одиночестве обиженной принцессой и хозяином, готовым совершать глупости. – Я с вами! Сейчас!
- Не думаю, что ты ему сейчас нужен, - ядовито сказала Алиса. – И зачем вы только сюда приехали!
- Мы привезли письмо для вашего брата.
Принцесса его почти не слушала, напряженно вглядываясь в сумасшедший бег коней у самой кромки леса.
- Да уж… говорил я, что это не к добру, - вздохнул Алан. – Когда короли что-то затевают, в их дела простым смертным лучше не мешаться.
- Что затевают короли? – вяло поинтересовалась принцесса. Черный конь Гая Гизборна скакал быстрее и почти нагнал лошадь графини.
- Да видите ли, миледи, - расслабился от неожиданного внимания Алан. – Вот ваша сестра, тоже Алиса, была ведь с детства обещана в жены принцу Ричарду. Ан нет, король сына не очень-то любит – больно строптив. И предложил он для Алисы другого сына – Джона, своего любимчика. А ваш брат, по всему видно, не против.
Алиса отвела взгляд от бешеной гонки и нахмурилась.
- Новый муж для бедняжки Алисы? Но ему же едва шестнадцать!
- Что ж, - философски пожал плечами Алан. – Разве ее спрашивают?
В следующий миг они оба глянули вдаль и вскрикнули: лошадь графини подвернула ногу и упала на всем скаку, конь Гизборна сделал свечку, и всадник слетел с седла. Алиса и Алан, не щадя лошадей, бросились на выручку.

Алан с тревогой вглядывался в ночную темень за окном. Привезя в замок чуть живую фрейлину принцессы, и сдав ее на попечение лекаря, Гизборн снова уехал и до сих пор не вернулся. Сердобольная принцесса все время проводила у постели больной, а верный оруженосец – в перебежках между лазаретом и комнатой хозяина. Лекари говорили, что больная очень плоха, и вряд ли доживет до утра, а Алан даже не представлял, как сообщить это Гаю, когда (и если) тот вернется.
Хлопнула дверь, и Алан резко обернулся. Гизборн был грязен, мрачен и пьян. Он бросил на пол перчатки, и прямо в сапогах завалился на постель.
- Ну, наконец-то, - вздохнул оруженосец с облегчением. – И где же вас носило ночью, позвольте спросить? Тут такие дела творятся, а вас нет как нет…
Гизборн сгреб его за рубашку и притянул к себе.
- Она… жива? – прохрипел он.
- Пока жива, сэр…но… - ох, не так хотел он сообщить горестную весть хозяину.
- Она звала меня?
Алан расцепил судорожно сведенные пальцы и освободился из захвата.
- Она не приходила в себя, сэр, насколько я знаю… Куда вы опять!
Гай вскочил и вышел из комнаты, оставив после себя лишь грязь от сапог на полу.
Алан только всплеснул руками.

Блуждая по коридорам замка со смутной целью то ли поскорее найти лазарет, то ли держаться от него подальше, Гизборн неожиданно нос к носу столкнулся с графом Салазаром. В сумерках тот еще больше напоминал старого, умудренного жизнью ворона.
- А, Гизборн! – проскрипел первый сенешаль короля. – Вы еще здесь…
- Меня никто не отпускал, - пожал плечами тот.
- Да… - граф Салазар задумался. – Но у его величества множество важных дел, вы же понимаете… Думаю, вы можете считать себя свободным.
Гай дернулся, как от удара.
- Свободным… - он опустил голову. – Да, скоро я стану свободным…
И он ушел, слегка покачиваясь, даже не попрощавшись с первым сенешалем.
Спустя какое-то время Гай Гизборн обнаружил, что ноги привели его в незнакомый ему пустой зал. Здесь было гулко и темно – свечи экономили, поэтому замок был освещен лишь там, где находились люди. Гизборн прислонился виском к холодному камню и закрыл глаза. В голове мутилось… Бургунь, смотрящая гордо и презрительно… Ее глаза, вспыхнувшие темным огнем навстречу ему… Бургунь с искаженным болью лицом… С закрытыми глазами… Он застонал.
По коридору пронесся шум голосов и грохот тяжелых сапог, по стенам заметались блики света, и в комнату вошло несколько человек. Они громко переговаривались, видимо, только что приехали.
- Кто их разберет, этих французов, ваше высочество, - весело сказал один. – То они друзья нам, то враги, то снова друзья. Послушаем, что скажет король.
- Но девушки у них хороши, - заметил другой.
- Стыдись, Йорк, - осадил его строгий, знакомый Гаю голос. – Мало тебе английских девушек.
- Ему всегда мало, - хохотнул первый.
Гай Гизборн отошел от стены и шагнул к свету.
- Ваше высочество…
Ричард, ибо это был он, обернулся и вскинул брови в веселом удивлении.
- Ба! Снова он, - он хлопнул Гая по плечу. – Что ты здесь делаешь? Надеюсь, никаких поручений на этот раз?
- Нет, на этот раз дело…. личного характера, - с трудом отозвался Гизборн.
- Ох, представь, у меня тоже, - улыбнулся принц. – Король Филипп позвал меня так срочно, что я думаю, не хочет ли он меня тайком женить.
- Нет, не хочет, - раздался от входа новый, звонкий и злой, голос, и в залу вошла принцесса Алиса Французская. – Добрый вечер, братец.
- Алиса, - Ричард склонился в легком поклоне, а Гизборн замер, как изваяние. – Почему ты так говоришь?
- Потому что твой отец снова отобрал у тебя невесту.
Ричард удивленно нахмурился.
- Я никогда не стремился к этому браку, - сказал он. – И ты это знаешь. Но меня смущает слово «снова».
- Теперь он хочет, чтобы на Алисе женился Джон.
- Бедный Джон, - вздохнул Ричард.
- Бедная Алиса, - воскликнула принцесса. – Почему никто не думает о ней?
Ричард пожал плечами.
- Насколько я знаю, Алиса вовсе не такая уж скромница. Или неправду говорят, что по Лувру бегает ее ребенок? Кто его отец?
Алиса Французская рассвирипела. Гай еще ни разу не видел ее такой. Вот теперь он мог поверить, что ее матерью была великолепная Алиенора Аквитанская.
- Кто его отец? – прошипела она, наклонившись к единоутробному брату. – Я могу сделать вывод, что ты не видел этого ребенка, иначе бы ты не спрашивал!
- Как только нас сосватали, Алису увезли отсюда в Англию, - осторожно начал Ричард. – А я всю жизнь провел здесь.
- Ей было восемь лет!
- Мне не больше, - возразил брат.
Принцесса горько усмехнулась.
- Всегда первыми страдают невинные, - она, почему-то, бросила яростный взгляд в сторону Гая. – Она долго жила при дворе короля Генриха. Более смиренного создания, чем Алиса, я не встречала.
- Я рад этому, - искренне сказал Ричард. – Но ребенок…
- У этого ребенка светлая кожа, рыжие волосы и серые глаза, - отчеканила Алиса. – Он очень похож на Плантагенетов.
Ричард вспыхнул.
- Я клянусь, Алиса…
- Я знаю, - кивнула она. – Но ведь и ты похож на отца, не правда ли?
В зале повисло тягостное молчание. Наконец Ричард мрачно произнес:
- Если это правда… Отец оскорбил меня дважды.
- Сделав ей ребенка и отдав ее Джону? – презрительно скривилась Алиса.
- Так насчет Джона – это правда?
Гизборн счел необходимым вмешаться.
- Простите, милорд, но я лично доставил королю Филиппу письмо вашего отца с этим предложением.
Ричард, прищурившись, посмотрел на него.
- Личное дело, да?
Алиса вздохнула и покачала головой.
- Первыми всегда страдают невинные, - повторила она печально и, обернувшись к Гизборну, просто сказала. – Она умерла.
Ричард удивленно перевел взгляд, не понимая, о ком идет речь. Гай пошатнулся.
- Она…звала меня?
- Лучше бы она никогда не видела тебя, - устало проговорила принцесса.
Гизборн скривился, как от боли.
- Неужели? Всегда страдают невинные, да? – он резко повернулся к Ричарду, будто призывая его в свидетели. – Я старался… изо всех сил… честь привела меня сюда… лучше бы я был подлецом и оставался дома!
Гай повернулся и пошел к выходу, натыкаясь на скамьи и колонны. Уже у самого выхода его догнал и наотмашь хлестнул по лицу звенящий голос Алисы:
- Она сказала, что любит тебя, несчастный.
Гай задохнулся от рвущихся наружу рыданий, которые он сдерживал невероятным усилием воли и побежал по коридору прочь от этих людей, каждый из которых думал лишь о своей судьбе, и никому не было дела до Гая Гизборна и его разрушенной жизни.
__________________
"Любовь - это просто такая магия,
А не то, что вы называете химией..." (Елена_я)


And as my Twitter feed is ‘my bar’ you have to play by my rules if you don’t like it, you are free to go elsewhere. I’d happily have no followers at all than nasty abusive ones. R.C.Armitage
InnishFri вне форума   Ответить с цитированием