Просмотр отдельного сообщения
Старый 29.07.2015, 20:34   #123135 (permalink)
Rikka
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Rikka
 
Регистрация: 22.06.2015
Сообщений: 6,885
Вторая часть

Акт II: В поисках Красоты под личиной Зверя

Это шоу в большей степени об отношениях Ганнибала Лектора и Уилла Грэма друг с другом. Фрэнсис Долархайд, можно сказать, в ловушке, между намерением Ганнибала развратить его дальше и желанием Уилла, в своем роде, спасти его душу. Как вы находите эту грань, и есть ли что-то здесь, справедливое и для оригинального романа Томаса Харриса?

Нет,… это новый элемент. Это в некотором отношении делает Долархайда уместным в существующей вселенной ТВ-версии Ганнибала. В книге Долархайд очень автономный персонаж и они никогда не встречаются с Ганнибалом по-настоящему и не имеют никаких общих действий. Конечно в сериале, который называется «Ганнибал», в котором даже у Уилла Грэма есть его черты, такого автономного героя не сыграть. Поэтому здесь строится модель, в которой Долархайд находит свое место в такой части истории, когда он может связаться с Лектором и играть против Уилла Грэма.

И это становится очень опасным треугольником с Уиллом, который пытается предотвратить следующее убийство и этим способом сберечь Фрэнсиса Долархайда, и Ганнибалом, который толкает его прямо к краю пропасти. Он хочет, чтобы Долархайд перевоплотился в дракона, хочет увидеть такой необычайный эксперимент, эту удивительную попытку перевоплотиться. Поэтому Ганнибал заботится больше о том, кем становится Доллархайд, нежели о самом жестоком преступлении. И, к сожалению, следующая мишень - это семья Уилла Грэма, которая воссоздана прямо по книге. Поэтому все здесь основано на романе, но в совершенно новой интерпретации.

В этом шоу очень специфический стиль речи героев, медленной и многозначной, с глубоким смыслом. На что были похожи диалоги Фрэнсиса Долархайда?

Вы знаете, одна из потрясающих вещей насчет этого – это то, что очень мало было взато не из романа Томаса Харриса. Большинство диалогов, которые я веду, подняты прямо из книги, поэтому я знал, как он будет звучать, и знал, какие слова будет говорить. И Харрис дает нам потрясающий материал. Брайан изначально относился с большим уважение к этому автору, поэтому он в полной мере брал все возможное из романа. Одной из самых сложных вещей для меня стало то, что у Харриса Долархайд избегает определенных слов из-за трудностей, которые он имеет с произношением звука «С» из-за расщепленного нёба. Поэтому когда такие слова появлялись в сценарии, мне нужно было своего рода передвинуть их. Но опять же, это было, как и у героя – он запинался за эти слова, как за препятствия, ведь вы не можете совсем исключить звук «С», правильно?

Как вы сделали этого героя «вашим»? И что вы можете сказать тем, кто настаивает на сопоставлении вас и двух других актеров?

Вообще, я в действительности не изучал, что сделали мои предшественники. Я взял весь материал из истории Томаса Харриса и из сценария, и попытался привнести мои собственные идеи… мои собственные представления о жестоком обращении, о расщепленном нёбе, я изучал примеры детей, которые так говорят, а также попытался физически воплотить героя. Это мое тело и мой разум его создали. Я пока не знаю, есть ли что-то общее… до выхода эпизодов, могу только вообразить, ведь невозможно делать сравнения, пока ты в действительности не увидишь, что произошло с героем. Я имею ввиду, это интересно, как мы стремимся делать выводы насчет персонажа до того, как действительно увидели его. Поэтому, может быть, этот вопрос будет более уместным, если наше видение выйдет похожим на других персонажей, потому что я не видел их и я не знаю, что получилось в итоге у нас. Я не видел финального монтажа, поэтому и для меня это тайна.

Вы следили за Ганнибалом до того как присоединиться к шоу?

Я совсем не следил и только потому, что я немного брезгливый. (Он посмеивается, немного застенчиво, во время этого признания)

Я помню, что был напуган «Молчанием ягнят». Но я не следил за телесериалом, хотя я был осведомлен, благодаря промо-фотографиям, которые показались мне прекрасными. Каждый сезон они создавали исключительные промо-фото и я помню, поворачивал голову, думая, «Мне действительно нужно на это взглянуть». Но затем, приближаясь к этому, я, в определенной степени, немного страшился того, что могу увидеть. Когда я стал участником шоу, безусловно, я сел и посмотрел эпизод за эпизодом. Были такие моменты, когда я на самом деле отворачивался от происходящего на экране. Как актер, ты открываешь душу экспериментам и я очень чувствительный человек по определению – в этом весь смысл профессии актера: ты чувствуешь вещи, но определенных вещей я просто не хочу иметь в своей голове. Бывают такие изображения, от которых, как только они попали в твой разум, очень трудно избавиться. В моей памяти все еще существуют моменты, из фильмов, виденных в прошлом, которые я желал бы никогда не видеть.

Сейчас одна из вещей, которая пришла мне в голову, что я бы хотел никогда не смотреть, это сцена – насколько я помню, из первого сезона, но могу ошибаться – где все жертвы были склеены друг с другом и один из мужчин оставался живым и в буквальном смысле вырвал себя от них (первая сцена в эпизоде 2.02 второго сезона «Suzuki») это настолько ужасающе, что даже сейчас, когда я думаю об этом, мои пальцы и мои руки дрожат. Вот этот момент я бы хотел никогда не видеть. Но по иронии судьбы, в какой-то момент моей карьеры, я собираюсь использовать это чувство снова. Я собираюсь оживить это воспоминание, потому что это полезно, в своем роде думать, что самые ужасающие вещи, которые заставляют тебя трепетать, полезны. Но я предпочитаю выбирать, как программировать мой разум…

Акт III: Фанаты и «Поэзия» Фуллера

О Брайане Фуллере говорят, как об очень открытом к сотрудничеству шоураннере. Вы испытали это на себе?

Да, в моем случае, это было одним из основных аспектов работы в шоу. Любые идеи, которыми я делился с ним, принимались им к сведению в полной мере и вплетались в тот или иной эпизод. И часто бывало такое, что переписываясь по электронной почте, я предлагал ему что-то в то же самое время, как он излагал мне абсолютно те же вещи, поэтому мы были «на одной волне» друг с другом. Случаи, когда бы я был не согласен с его выбором, были чрезвычайно редки, я даже не могу о таких вспомнить – все что я предлагал сказать, все что я предлагал сделать, или где - всегда чувствовалось абсолютно уместным. И знаете, когда все такие вещи находят свое место, ты можешь работать дальше, размышляя: «Отлично, а что если мы сделаем так?» и от этого можешь прыгнуть чуть выше, пойти дальше, и в нашем случае все именно так и происходило.

В прошлом году вы присоединились к социальным сетям. Каковы ощущения? Ведь Ганнибал имеет огромное, преданное и активное фан-сообщество в соцсетях. Они связывались с вами?

Да. Одна из причин, почему, как мне кажется, я наслаждаюсь этим - то, что для меня когда-нибудь это подойдет к концу. Когда я не буду больше актером, меня не будет и в социальных сетях. Поэтому у всего есть ограниченный лимит времени…

Но в период поддерживания связи с фанатами и разговоров с ними, участвуя в ТВ-шоу, мне нравится, как работают с этим создатели Ганнибала, и те методы, которые использует Компания ДеЛаурентис. Благодаря связи Брайана с фанатами на протяжении всех эпизодов, ты можешь почувствовать их растущее волнение от серии к серии. Я полагаю, что это очень важно, так как поглощенность людьми тем или иным шоу очень переменчива в отношении телевидения. Телеканалы так усердно борются, чтобы удержать людей у экрана в определенный день в определенное время, и социальные сети один из способов это сделать. Хотя сейчас я все же чувствую как поражение, то, что шоу, к сожалению, не будет больше на NBC.

"Ганнибал" временами производит впечатление большого кино. Каковы ваши ощущения от работы в ТВ-шоу, которое обладает качествами фильма?
Это одна из причин, почему я взял трубку и просто сказал «Да» Брайану. Неважно, насколько хорош актер, если он находится на слабо сделанной площадке, он понижает себя до уровня шоу. Я участвовал во всевозможных проектах подобного типа, время от времени работал с дневным телеэфиром.

...
(Громкий музыкальный шум - как начало песни – внезапно начинает реветь на заднем фоне)
...
И оглядываясь на эти работы, я думаю: Может быть, я не очень хороший актер? Но затем, когда получаешь роль во всех этих...



(Армитидж берет вынужденную паузу из-за окружающих звуков и затем посмеивается в смущении, от чего начинает смеяться и интервьюер)

Эээ.. О чем это я?

(Он смеется снова с маленькими перерывами и затем стремительно возвращается к своему ответу, с большим акцентом на свои следующие слова): И затем ты попадаешь во вселенную Брайана Фуллера, которая выглядит невероятно красивой, она богата и киногенична, превосходно пьяняща, с невероятной музыкальной составляющей, и тогда ты просто думаешь, «Если я смог получить работу в таком мире, значит, моя работа ценна» Поэтому я был в большом возбуждении от нее.
 

Последний раз редактировалось Rikka; 29.07.2015 в 21:38.
Rikka вне форума   Ответить с цитированием