Просмотр отдельного сообщения
Старый 16.09.2015, 20:06   #71 (permalink)
oiodj
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 01.04.2013
Сообщений: 940
Правки Entwife. 1 часть.

1 – GLAMDRING (Гламдринг)
Братство кольца распалось. Влияние Тёмного Властелина Саурона проникает всё глубже в Средиземье, в то время как те, кто восстаёт против него, страдают. И всё же, скрытое от глаз, Единое Кольцо продолжает своё путешествие к огням Мордора.
Фильм Властелин колец: Две крепости открывают валторны и струнные, деликатно повышающиеся до тех пор, пока Лондонский филармонический оркестр не останавливается на знакомой территории. Написанная Ховардом Шором тема История Кольца раздвигает занавес с холодным битональным проведением этой фигуры, которая размещает ля-минорную мелодию над фа-минорной гармонией и вновь уютно располагает нас в Средиземье Дж. Р. Р. Толкина.
Но прежде чем сюжет сможет двигаться вперёд, он должен напомнить нам, откуда мы пришли. И поэтому мы стремительно падаем обратно в Морию, возвращаясь в самый мрачный час Братства, когда, едва перейдя через Мост Кхазад-дума, они ждут, затаив дыхание, что Гэндальф Серый отразит атаку огненного Балрога. Саундтрек Шора обостряет свои углы, возвращаясь к тому же стилю гномов, который был использован при последнем появлении подземного города. Блоки духовых и ударных сталкиваются друг с другом, в то время как Балрог, ступивший на мост, заставляет его развалиться и рухнуть. Говард Шор написал этот отрывок заново для Двух Башен, но отдельные отрывки музыки Мории из Братства процитированы дословно. «Ударные совершенно похожи, и та же самая фраза играет, когда Гэндальф срывается вниз», — вспоминает композитор. Вместе с содрогнувшимся оркестром, волшебник и демон падают, но на этот раз мы оставляем Братство позади и следуем за ними вниз, сквозь скалистые недра Мории. Врывается хор с текстом Филиппы Бойенс «Бездна», в то время как возвышающиеся колоннады темы Мории и острые медные пирамиды темы Тёмные места мира сражаются за господство.
Саундтрек сотрясается в ритмическом безумии до тех пор, пока Гэндальф и Балрог не проваливаются в огромную открытую пещеру. Они вдвоём покидают мир гномов, а саундтрек внезапно расширяется в мощные раскатистые аккорды смешанного хора и арпеджио низких струнных. Голоса в размере 3/4 поют на официальном языке эльфов, Квэнья, текст «Битва». Одна последняя яростная атака ударных переносит битву в озеро внизу, выбрасывая Фродо из этого тревожного сна.

IN THE MAKING: (В процессе создания)

В готовом фильме тема Шира, которая следует сразу за оживлённым озвучиванием ненадёжного узла Сэма, заменена версией Недобрых Времён в исполнении английского рожка. Здесь, на компакт-диске, эта тёплая, хотя и кратковременная, передышка, которую дарила тема Шира, была восстановлена.

3 – LOST IN EMYN MUIL (Затерянные в Эмин Мюил)

По пути Фродо и Сэм кратковременно наслаждаются основными хоббитскими благами — возможностью ненадолго присесть и немного поесть, а кулинарный энтузиазм Сэма поднимает настроение его друга. Задумчивый напев темы Шира появляется в исполнении кларнета, и Шор позволяет этой теме установиться в неизменённом виде. «Иногда я прорабатываю темы тонко (еле уловимо), а иногда я просто излагаю их непосредственно». Этот отдых недолговечен, ибо вскоре извилистая мелодия альт-флейты и английского рожка напоминает нам, что за двумя хоббитами по-прежнему следят. Жалость Голлума (тема Смеагола) выглядывает на мгновение перед отступлением под прикрытие истерзанных духовых и струнных. Краткая хоровая интерлюдия восстанавливает зловещее безмолвие окрестностей с текстом «Дорога в Мордор», переводом на Синдарин тех же строк, которые Голлум будет говорить позже в фильме. Измученное существо возвращается, теперь готовое активно потребовать обратно своё драгоценное Кольцо. Не являясь более пассивным персонажем, он представлен новой Угрозой Голлума (Тема Голлума) и тревожными интонациями цимбал. Приближение Голлума, однако, не осталось незамеченным, и он схвачен хоббитами. Борьба сопровождается семействами медных инструментов, которые хаотично кричат друг на друга сквозь мчащиеся линии струнных. После вспышки захватов, царапин и укусов, Голлум оказывается на острие Жала, меча Бильбо, перешедшего к Фродо. Оказавшийся теперь во власти хоббитов Голлум трясётся и всхлипывает, в то время как цимбалы опять дрожат за ним.

4 – MY PRECIOUS (Моя Прелесть)

Связанный эльфийской верёвкой, Голлум пытается заключить сделку с хоббитами. Вернувшийся к своей подобострастной личине, умоляющий о снисходительности, Голлум воссоединяется со своей ноющей темой Жалости. Он по-прежнему является обоими персонажами, убогим Смеаголом и мерзким Голлумом. Альт-флейта и английский рожок снова подхватывают тему Жалости, пока Голлум не предлагает поклясться на Кольце, что он поможет. Соло гобоя непосредственно переходит в тему История Кольца, соединяя Жалость Голлума и Историю Кольца в первый раз в этом повествовании. Сэм подозрителен. Он тащит пленника, в то время как низкие струнные отшатываются с продолжением темы Жалость Голлума. Фродо, однако, больше сочувствует тяжёлому положению Голлума. Он видит в Голлуме свои собственные страдания и борьбу, а возможно и своё будущее. Он просит Голлума провести их в Мордор, и Шор представляет новый экземпляр из музыкального зверинца Саурона, тему Путь в Мордор, исполняемую солирующей валторной на фоне выжидательного тремоло струнных. Голлум соглашается возглавить путешествие во владения Саурона. Освобождённый Голлум бежит вприпрыжку, несмотря на острые скалы Эмин Мюила, а гротескный твист, основанный на его теме Ярости, предлагает фрагмент дорожной музыки, сначала в исполнении цимбал, а затем — взрывной валторны. Когда он ведёт хоббитов вперёд, духовые и струнные подхватывают первые три ноты Жалости Голлума, бросая их сквозь гармонические гаммы, в то время как трио исчезает из поля зрения.

5 – UGLÚK’S WARRIORS (Воины Углука)

Путешествие Мерри и Пиппина из Шира на юго-восток было не проще. Они оба были захвачены Урук-хаями в конце фильма «Братство Кольца», и в настоящее время связаны и заброшены на плечи Уруков в их бандитском путешествии по Средиземью. Пока свирепая шайка бежит, композиция Шора нетвёрдой походкой движется к жизни вместе с грубыми, ворчащими звуками медных — в том числе валторн в их самых низких, наиболее гортанных регистрах — прежде чем кларнет и фагот подхватывают начало решительного, но напряжённого (переутомлённого) отрывка темы Шира. Мерри и Пиппин ещё не побеждены. Эта мелодия гордо завершается звонкими медными, но вскоре Уруки продолжают движение. Музыка пробуждается к жестоким устремлениям, в то время как барабанящие ударные Пятидольного ритмического рисунка дубасят своё музыкальное окружение и возвращают тему Изенгарда/орков в саундтрек.

6 – THE THREE HUNTERS (Трое Охотников)

Человек, эльф и гном выступают, как оставшиеся трое участников Братства, теперь посвятившие себя поискам Мерри и Пиппина, в то время как Фродо и Сэм занимаются Кольцом. Хотя их силы сократились, их задача не менее благородна. И поэтому это межкультурное (межэтническое) трио сопровождают наиболее сильные прочтения темы Братства, которые только может предложить фильм Две Башни. (Умело? Вовремя? Надлежащим образом?)аранжированная в трёхдольном размере, тема Братства начинается неслаженно, затем проходит через короткую гномью вариацию во время появления Гимли. Когда трое Охотников храбро устремляются вперёд, великолепное проведение темы Братства у медных собирает энергию, а струнные яростно барабанят аккомпанемент. Эта мелодия потеряла часть своего блеска со времени первого фильма, но она ещё не готова признать поражение. «Она немного не такая героическая, как в Мории, — говорит Шор. — В ней по-прежнему есть некоторая энергия, но это только часть Братства, и поиски проходят не очень удачно». Вариации темы Братства обуздывают демонстрацию своей силы, когда трио останавливается на холме, обозревая обширные равнины Рохана. Первая половина Роханской фанфары предвещает новую землю с атмосферой простоты, смирения и королевского суверенитета. Но музыка становится озлобленной, когда Леголас рассматривает путь Уруков. Эти твари несут хоббитов к Саруману в Изенгард. Как будто в противодействие красивой симметрии темы Братства, саундтрек захвачен хриплой, перекошенной музыкой Изенгарда и Мордора. Пятидольный ритмический рисунок Изенгарда начинает многоуровневое построение под повышающимися аккордами медных, но быстро вытесняется мчащимся вверх Скачущим ритмом, который врывается, чтобы ввести музыку Мордора. Покрытая этими зазубренными тонами, разгорается экзотическая тема Саурона, сначала в исполнении валторн, затем — приглушённых труб и марокканской райты. Саруман отстраняется от видения в палантире, чтобы отдать приказ своей армии, и тема Изенгарда с Пятидольным ритмическим рисунком возвращаются на передний план. Но Белый Колдун теперь ободрён новым музыкальным союзником: грубые обрывки Мордорской фигуры Нисходящая терция смешиваются с искажённой темой Изенгарда. Связи Сарумана с Сауроном укрепились со времени Братства Кольца. В то время как такие темы, как Угроза Мордора и Фигура Мордорской линии лишь однажды бродили возле музыкального материала Изенгарда, Нисходящая терция теперь непосредственно соединяется с ним. Это опасный союз, ибо, как может похвастаться Саруман: «У кого теперь есть силы устоять против армий Изенгарда и Мордора? Противостоять могуществу Саурона и Сарумана и союзу двух башен?» Армии Изенгарда получают приказ атаковать небольшое село на окраине Рохана. В то время как мать отправляет своих маленьких детей вперёд, чтобы спасти их жизнь, хор, начиная с мотива Недобрые времена, запевает плач на адаптированном для рохирримов староанглийском языке. «Рохан, мой господин, вот-вот падёт», — обещает Белый Колдун.

IN THE MAKING: (В процессе создания)

В расширенной версии фильма первые кадры Изенгарда демонстрируются неозвученными, приберегая Пятидольный ритмический рисунок «на потом», для сцены, когда Урук-хай рубят деревья Фангорна. Здесь первое появление этого Рисунка возвращается на место его предполагаемого размещения.

7 – THE BANISHMENT OF ÉOMER (Изгнание Эомера)

Эомер обнаруживает, что сын короля ранен, и возвращает его в Эдорас. Он умоляет Теодена, убеждая его, что Рохан должен быть надлежащим образом защищён от нападения Сарумана. Но король остаётся безмолвным. За исключением ранней версии темы Эовин, Шор избегает использования лейтмотивов на протяжении всего этого Роханского эпизода, а вместо этого обходится музыкальным стилем Рохана в чистом виде — открытыми гармониями, чередующимися мажорными и минорными тональностями, низко звучащими духовыми и струнными. Бедственное положение, вызванное Единым Кольцом, ещё не достигло Эдораса, по крайней мере, не явно — и поэтому Рохиррим на некоторое время остаются на границе повествования. «Это написано как опера, — говорит Шор. — Небольшие жесты, моменты и паузы — глубинные, тёмные, готические сцены, производящие ощущение оперы Девятнадцатого века». Грима Гнилоуст появляется из сырых закоулков Медусельда, подсказывая королю его слова. Дрожащие фа-минорные аккорды, выстроенные у струнных, нагромождаются всё выше и выше над низкими медными, в то время как истерика повторяющихся валторн приводит оркестр в ярость.
Где-то вдалеке Братство Кольца прокладывает свой путь через земли Коневодов, преследуя по пятам Урук-хай. Но музыкальный материал Изенгарда, как и сами орки, в настоящее время более управляемый, более агрессивный. Поскольку силы зла двинулись в поход, чтобы завладеть Средиземьем, музыка Изенгарда принимает паразитическую позицию, вползая внутрь любой темы, с которой она сталкивается, в попытке подкупить её хозяина. Здесь Пятидольный ритмический рисунок Изенгарда оказывает давление на тему Братства, деформируя эту мелодию своей опрокидывающей механической мощью. Над этой атакой смешанный хор поёт пророческие фрагменты «Намариэ», предлагая прощание... но какому войску?

IN THE MAKING: (В процессе создания)

Слушатели заметят, что треки «Трое охотников» и «Изгнание Эомера» имеют несколько одинаковых тактов. Конец трека «Трое охотников» содержит предварительную ссылку на основную тему Эовин, «Эовин, воительница Рохана». Театральная версия фильма «Две башни» переходит прямо от сцены нападения Уруков на Вестфольд в Эдорас, где Эовин, в сопровождении этой ранней версии своей темы, устремляется вверх по лестнице, чтобы увидеть израненное тело Теодреда. В редакции фильма для DVD, подъёму Эовин по ступенькам предшествует сцена, в которой Эомер обнаруживает тело Теодреда на берегу реки. В этом случае трек «Трое Охотников» в фильме постепенно затихает ещё до его завершения. Тема Эовин всё ещё существует в конце этой композиции, однако, из-за редактирования, она не слышна. Поскольку в Полных Записях «Двух башен» этот отрывок не заглушается, прежде чем он закончится, эта тема Эовин по-прежнему играет в 5:58 в треке «Трое Охотников». На DVD, Эомер везёт Теодреда назад в Эдорас, а Шор начинает «Изгнание Эомера». Сцена с Эовин на лестнице следует вскоре после этого, так что в 0:31 звучит та же тема Эовин, изначально предназначенная для завершения театральной редакции трека «Трое Охотников». Полные Записи «Двух башен» содержат неизменённые версии как трека «Трое Охотников», так и трека «Изгнание Эомера», поэтому ранняя тема Эовин звучит в обеих композициях.
 
__________________
"Дорога в волшебную страну — это дорога не в Рай и даже не в Ад, как я понимаю, хотя кое–кто считает, что она может окольным путем завести и туда"
Толкин, "О волшебных сказках"

Последний раз редактировалось oiodj; 16.09.2015 в 20:16.
oiodj вне форума   Ответить с цитированием