Просмотр отдельного сообщения
Старый 01.10.2015, 20:29   #122 (permalink)
oiodj
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 01.04.2013
Сообщений: 940
Правки TheHutt №2.
9 – MASTER PEREGRIN’S PLAN (План мастера Перегрина)

Древень несёт удручённых Мерри и Пиппина через Фангорн, но у Пиппина появилась идея. Он предлагает изменить маршрут: чтобы энт отнёс их на юг, к Изенгарду. Музыка Шора берёт четыре аккорда (ми-бемоль минор, ля минор, ми-бемоль минор, фа-диез минор), воссоздающие аккорды «маленьких камушков», но гармонически отражающие минорный напев аккордов-тритонов, которые звучат в сцене, когда хоббиты впервые входят в лес. Мерри и Пиппин, «маленькие камушки» в хоббитском обличье, готовы положить начало лавине, которая шокирует Древня так же, как он в своё время шокировал их. Под сопровождение вытянутой мелодии, созданной из начальных нот темы Шира, троица идёт на юг.

Тянущийся мотив «Недобрых времён» следует за передвижением Фродо. Фарамир привёл его вместе с Сэмом и Голлумом к окраине Гондора, откуда вдали виден горящий Осгилиат. Фродо вновь умоляет отпустить его, но тщетно.

Все ещё погружённый в разговор с Мерри и Пиппином, Древень выходит к Изенгарду. Глубокий удар на тамтаме выводит его на опушку леса раньше, чем он ожидал. Там, где раньше росли многие из друзей Древня, теперь лишь равнина из изрубленных пней. Траурные струнные быстро обретают горькое звучание, когда Древень впадает в ярость. «Магу следовало бы быть поумнее!» Медные духовые добавляют к линии струнных резкий педальный звук, Древень же исторгает вой.

10 – THE LAST MARCH OF THE ENTS (Последний марш энтов)
При участии Бена Дель Маэстро

«Сегодня ночью моё дело с Изенгардом, обещает Древень, с камнями и скалами». Начинается целеустремлённый марш, в котором виолончели и контрабасы оттеняют сильные доли, а каданс на малом барабане отбивает шаг. Женские голоса начинают петь текст «Энты» под тему «Восстание природы», но здесь эта тема звучит иначе, чем где-либо прежде. Впервые на протяжении сюжета природа вышла из своего мирного, доброжелательного состояния и отправилась на тропу войны. Выходящая за все рамки индустриализация Изенгарда стала оскорблением природе, и теперь её неумолимая сила пытается вернуть равновесие. «Восстание природы» продолжает нарастать. К женским голосам присоединяются мужские, и Бен Дель Маэстро, мальчик-сопрано, начинает петь мелодию.

В то же время пленники Фарамира достигли границ Осгилиата. Фродо этого почти не замечает: Кольцо стало такой тяжёлой ношей, что отнимает всё внимание хоббита. Как всегда, лояльный Сэм пытается ободрить его, но звук его слов угасает под тяжёлым монотонным пением открытых струнных гармоний, которое в любой момент может превратиться в «Соблазн Кольца». Фарамир приказывает своим солдатам отвести хоббитов к отцу, но Сэм, под едкую хоббитскую мелодию в исполнении кларнета, открывает ему, что Боромир погиб после того, как пытался завладеть Кольцом. Фарамир шокирован, но тут неожиданная угроза с небес отвлекает его внимание от пленников.

11 – THE NAZGÛL ATTACK (Атака назгула)

Медь взрывается едкими гармониями темы «Призраки кольца», когда в небе появляется назгул. Эффект музыки – безумие, обуявшее и пленников, и их захватчиков – все они укрываются в безопасности. Всадник, сидящий на крылатом звере, обыскивает город в поисках Хранителя Кольца, и, хотя Фарамир прячет Фродо, тот остаётся без присмотра.
В это же время, в Хельмовой Пади, уруки полностью захватили внешнюю стену Рохирримов и пытаются пробиться в донжон. В Блистающих Пещерах под ними, женщины и дети Рохана вздрагивают при каждом ударе. Музыка утихомиривается и звучит в роханском ключе, подготавливаясь к худшему исходу с помощью тихих, усталых линий, сопровождаемых литаврами и малыми барабанами, отголосками далёкой битвы.

Король в шоке от ненависти, которой он стал свидетелем. Арагорн предлагает ему выехать в последнюю атаку, чтобы отвлечь уруков от женщин и детей. Фигуры на ударных нагнетают энергию, и внимание Теодена вновь привлечено к текущим событиям. Гимли отмечает, что солнце всходит, предвосхищая прибытие второго наиболее знакового мотива Природы – «Гэндальф Белый (окружённый природой)». Слова мага отзываются эхом в их мыслях: «Ждите моего пришествия на заре пятого дня. На восходе смотрите на восток».

Хор мощно выстраивает тему Гэндальфа, исполняя текст «Зов»; в это же время Теоден и Арагорн готовятся к выезду, Гимли же бросается к рогу Хельма Молоторукого. Повторяющиеся друг за другом триоли нарастают всё выше, накапливая энергию для, возможно, последнего выезда эорлингов.

12 – THÉODEN RIDES FORTH (Выезд Теодена)
При участии Бена Дель Маэстро

Всадники короля захватывают уруков врасплох, и они рассыпаются, падая с гати. Великолепный напев фанфары Рохана несётся вместе с эорлингами на поле боя, заполненное уруками. Как и следовало ожидать, Арагорн бросает взгляд на восток, к восходящему солнцу, и там его взгляд падает на лошадь и всадника, и как никогда вовремя звучит хоральное исполнение одного-единственного слова: «Sceadufæx», или «Светозар».

Гэндальф Белый вернулся, как и обещал, а вместе с ним Эомер и три тысячи всадников Рохана. Солнце освещает потемневшую землю и опаляет уруков. Гэндальф и всадники бросаются в атаку, сокрушая их орду. Бен Дель Маэстро и смешанный хор продолжают петь вздымающийся на дыбы напев «Меарас», поверх которого сияющие скрипки исполняют «Гэндальф Белый (в окружении Братства)». Круг завершён. Гэндальф, воссозданный заново силами природы, передал её волю Братству и Рохирримам, объединяя эти силы против Саурона и его приспешников.

Однако у природы остались незавершённые дела с Изенгардом. Ударные вновь переходят в военный марш: энты разбушевались. Оркестр и хор нарастают, развивая фрагменты темы Природы, и поднимаются по самому продолжительному крещендо всей партитуры. В то время как мелодия постоянно повышается, вскипающие фигуры арпеджио текут по аккомпанирующим линиям; энты же в это время разрушают плотину. Музыка, равно могучим водам, очищает Изенгард, тушит его огни и сносит зловещие постройки, которыми он заполонил окружающие земли. Медные духовые объявляют с помощью ритмичных фанфар, что природа, несмотря на свою малоподвижность и благоволящий формализм, способна на такую мощь, что даже Саруман не в силах перед ней устоять.

Однако Саруман лишь один палец в кулаке Саурона. В Осгилиате Тёмный Властелин продолжает сжимать свою хватку. Назгул ищет в городе Фродо, тот же, ошеломлённый, бродит по улицам. Шор продолжает держать открытые ноты на струнных, то и дело грозясь ввести в дело тему «Соблазна». Воля Фродо сильна, но ничто не может предотвратить ужасные гармонии назгула, вплетающиеся в несущуюся ветром музыку. И под диссонирующий всплеск всадник обнаруживает Фродо, стоящего на каменной лестнице. Фродо берёт Кольцо, готовый надеть его, открытые струнные же ожидают его следующего шага. Но Сэм, верный как всегда, бросается на помощь Фродо, и под кренящуюся триоль струнных они оба кубарем скатываются по лестнице.

НЕИСПОЛЬЗОВАННАЯ КОНЦЕПЦИЯ:

В завершённом фильме тема «Гэндальф Белый (в окружении природы)» была заменена вмонтированной версией «Восстания природы».

Хотя обе темы говорят о связи Гэндальфа с миром природы, Шор первоначально планировал разделять действие в Хельмовой Пади и действие энтов в Изенгарде с помощью разных тем.
На этом CD музыка звучит так, как Шор первоначально написал её, с разделением тем.

13 – THE TALES THAT REALLY MATTER (Действительно важные истории)

Назгул улетел прочь, уруки изгнаны из Хельмовой Пади и Изенгарда и изничтожены энтами. Средиземье могло бы дать своим героям небольшую передышку от их злоключений если бы не сломленный дух двух хоббитов. Фродо и Сэм лежат без сил у ступеней каменной лестницы. «Я не могу сделать этого, Сэм», тяжело звучат слова Фродо. И снова Сэмуайз Гэмджи должен перенести его через грань отчаяния. Разделённые деревянные духовые и струнные звучат нежно, а флейта уступает путь кларнету, в то время как под ними формируются почтительные аккорды Восхваляющего напева Шира. Сэм говорит своему другу: «Даже темнота должна уйти. Придёт новый день», и здесь впервые звучит экспансивная простота «Здравого смысла хоббита» с тех пор, как два хоббита отправились вместе в Эмин Муил. «Фрэн чувствовала, что важно связать эту сцену с берегом из «Братства»», вспоминает Шор. Фарамир слышит слова хоббитов и наконец-то понимает суть похода Фродо. Музыка создаёт краткий оазис симпатии в тот момент, когда кларнет подхватывает Восхваляющий напев Шира, теперь полностью сформировавшийся над равномерными, торжественными аккордами и Фродо, Сэм и Голлум свободны.

Здесь начинается серия многочисленных заключений, где каждая группа героев завершает свою сюжетную линию. Гэндальф, Арагорн, Теоден и Эомер, под трель струнных и деревянных духовых, загоняют последних урук-хаев в лес, где их поджидают скрежещущая медь и где гворны уничтожают чудовищ раз и навсегда. Тема Братства, преисполненная достоинства, вместе с серией кратких шуточных аккордов представляет собой связь между Леголасом и Гимли, сравнивающими свой счёт убитых орков. И даже, став свидетелями ожившего мира природы, низвергнувшего свою неодолимую силу на Изенгард, Мерри и Пиппин возвращаются к своему обыденному существованию и ищут еду… ну и возможно, трубочку Старого Тоби. И то, и другое находится в кладовой Сарумана, и под бодрые интерпретации Озорного напева Шира и темы Проделки Хоббитов и лёгкие ноты на вистле, хоббиты вновь находятся в своём элементе. Даже мотив Древня проделывает дугу наподобие любопытной улыбки, передавая его интерес из-за смеха и колечек дыма, исходящих из кладовой.

Фарамир отпускает Фродо и Сэма через старый канализационный канал, что должен вывести их из Осгилиата и в лес. Однако он предупреждает их перед опасностью Кирит Унгола, угрожая Голлуму смертью, если с хоббитами случится беда. Может ли Голлум завести их в ловушку? Появляется гобой сначала играя мелодию из четырёх нот, которую мы вскоре опознаем, как «Песню Голлума» затем переходя прямо к теме его «Жалости». Струнные продолжают звучать, комбинируя фрагменты «Жалости» и «Песни», в то время как Сэм разговаривает с Голлумом, напоминая о том, что Фродо всегда старается только помочь ему. Голлум утверждает, что понимает но нестабильная музыка посылает смешанные сигналы.

Закончив свои дела в Хельмовой Пади, Гэндальф Белый обращает взор на восток, к Мордору. Он напоминает всем, что эта победа приблизила их лишь на один шаг к ещё большей угрозе Саурона. Тема Братства звучит ещё один, последний, раз в серьёзном ключе в исполнении нижнего регистра оркестра. Однако из оркестра, в самом низу, выделяется сольный кларнет, присоединяющийся к теме Братства. Гэндальф замечает: «Теперь вся наша надежда на двух маленьких хоббитов где-то в глуши».

Кларнет снова поднимается до тональности ре, стандартно присущей хоббитам, и возвращается к «Задумчиво-мечтательному напеву» Шира и единственной чисто исполненной «Фигуре хоббитской линии» в этой партитуре. Сэм снова придаёт Фродо силы, чтобы продолжать поход, и Фродо на минутку отдаёт своему другу должное. Линия продолжается в исполнении струнных, продолжающих исполнять тот же материал Восхваляющего напева, что в своё время превратился во «В мечтах» в конце «Братства». Однако третий участник похода не испытывает таких тёплых чувств к своим спутникам. В одиночестве Голлум крадётся по кустам, под сопровождение диссонирующей линии на скрипке и низкого рычания контрафагота и контрабасов, исполняющих «Угрозу Голлума». «Здесь есть немного темы Голлума, а немного Смеагола», объясняет Шор. Смеагол больше не свободен от Голлума, и хотя тема Жалости умоляюще тянется на струнных, ещё более древняя тема напоминает ему, кому он повинуется. Тема Жалости раболепно свёртывается, переходя в тему «История Кольца», и Голлумом овладевает его настоящий хозяин. Голлум решает, что хоббиты должны умереть, и Кольцо должно снова стать его. «Мы могли бы дать ей сделать это…»

НЕИСПОЛЬЗОВАННАЯ КОНЦЕПЦИЯ:

«Я переписывал эту композицию несколько раз, объясняет Ховард Шор, с некоторыми из этих произведений я прохожу через порядочное количество вариантов. Нужно какое-то время, чтобы они ощущались естественными».

Первый вариант «Действительно важных историй» содержал более прямолинейные и менее осторожные напевы материала Шира, включая вистл, равно как и целый набор напевов Братства в своей первой трети. Однако в конце было принято решение, что тема Братства особенно относится к сюжетной линии Арагорна, Гимли, Леголаса и Гэндальфа, так что её использование было изменено, чтобы придать ей более мягкий и интровертный вид.

14 – “LONG WAYS TO GO YET” («У нас ещё долгий путь»)
Включает “Песню Голлума”, исполнитель Эмилиана Торрини

Голлум ведёт Фродо и Сэма в путь, в то время как оркестр начинает играть серию текучих минорных гармоний, уводя тенденции стилистики «Жалости Голлума» вниз, на новые чёрные тропы. «Мелодия кажется твёрдой, но она в любой момент немного нестабильна. Это ищущее произведение», описывает Шор. Как и в конце «Братства», хор мальчиков начинает напевать мелодию без слов. Кадр замирает на отдалённых огнях Роковой Горы. Шор внимательно следит: «Скоро мы будем там».

Мальчики затихают, передавая мелодию Эмилиане Торрини, что исполнит «Песню Голлума», знаменующую важный поворот для этого персонажа. Она отмечает пункт, где Смеагол начинает придерживаться взглядов Голлума. Когда Смеагол отбросит свою услужливость, эта тема практически исчезнет, оставляя Фродо и Сэма во власти «Угрозы Голлума».
 
__________________
"Дорога в волшебную страну — это дорога не в Рай и даже не в Ад, как я понимаю, хотя кое–кто считает, что она может окольным путем завести и туда"
Толкин, "О волшебных сказках"
oiodj вне форума   Ответить с цитированием