Просмотр отдельного сообщения
Старый 14.10.2015, 21:47   #126608 (permalink)
Endless Summer
Художник-осквернитель
 
Аватар для Endless Summer
 
Регистрация: 03.06.2013
Адрес: Дом с Котом
Сообщений: 10,037
The Crucible: всё, что есть сказать об Элизабет

Чуть больше года назад, 21 июня 2014г., я впервые посмотрела "The Crucible" и поделилась своими впечатлениями, написав довольно эмоциональную рецензию. Привожу из неё выдержку, касающуюся Элизабет:

"Супруга Проктора – Элизабет – типичная набожная пуританка, верная жена и заботливая мать, она являет собой образец нравственности и благочестия. Её образ даже визуально настолько приближен к образу святой, что создаётся впечатление её духовного превосходства над остальными. Собственно в этом и кроется краеугольный камень, толкнувший Джона на измену: высокое отчуждение. Элизабет живёт Богом. Она живёт для Бога. Всё, что происходит вокруг неё, должно осуществляется исходя из Божьего замысла и согласно Его заповедям. Никаких отступлений. Никаких поблажек. Никакого снисхождения даже тем, кого любишь. В этом контексте она не просто глубоко верующая особа, но бескомпромиссный адепт религии, фанатик, оторванный мышлением от человеческого общества, а чувствами от собственной семьи. Стараясь не позволить сенситивизму лишнее, она оказывается вне маленьких людских радостей. Стремясь не допустить грех, она толкает на него ближнего. Воистину, благими намерениями вымощена дорога в ад.

Эпизод shirtless и сопровождаемое им омовение очень важны для раскрытия образа Проктора. Зритель видит его арку с женщинами в последовательности Абигейл-Элизабет. Между ними – водные процедуры. Без них Джон даже кушать спокойно не может, будто кусок в горло не идёт. Он обращается к воде и словно смывает с себя всю грязь и мерзость от общения с юной любовницей, очищается от скверны, избавляется от наваждения и лишь после этого встречается с супругой. Диалог болезненный. Видно, насколько женщина ему дорога и как сильна его любовь. Проктор самозабвенно пытается достучаться до Элизабет, чтобы разжечь в ней душевный огонь чувствительности и чувственности, – тщетно. В этот момент осознаёшь истинную причину его измены: не вожделение, не сладострастие, а тяга к банальной человеческой взаимной отдаче. Я человек консервативный, поэтому оправдать измену не могу, но в случае с героем могу её объяснить: будучи существом не только духовным, но и телесным, Джон хотел прочувствовать себя нужным, важным и ценным не только на высокоморальных словах, но и на приземлённом деле, жаждал хоть раз в жизни ощутить от кого-то не святую холодность, а грешную теплоту.

Поняла ли это Элизабет? Да. Приняла ли? Отчасти. Переступила? Нет. Читая пьесу, я полагала, что выбор Проктора и сознательное восхождение на виселицу есть исключительное желание сохранить своё я, оставить его неприкосновенным, а совесть незапятнанной. Смотря постановку, я увидела доселе скрытый мотив: одиночество. У него нет рядом того человека, который бы после произошедшего априори принял его таким, какой он есть, не судя и не осуждая. Да, супруга вроде бы простила, но лишь «бы». Господь завещал смириться – она смирилась. Господь завещал сострадать – она сострадает. Господь завещал прощать – она прощает. Элизабет делает то, что дóлжно делать сердцем, но отнюдь не то, что разделяет духом. Вот почему, когда Джон обращается к ней за советом-поддержкой, она молчит: она не может вслух произнести то, с чем не согласна, ибо это ложь, а ложь есть грех. Проктор всё понимает. Принимает. Переступает. Его последняя сцена с женой – форменная лебединая песня, от коей внутренние струны души рвутся в клочья. Впервые Элизабет вкладывает в поцелуй всю ту нежность и ласку, которые не додала супругу. Впервые Джону разрешено вложить в поцелуй всю ту нежность и ласку, которые прежде ему не дозволялось додать. За этот счастливый миг герой отдаёт всё: себя, свои чувства и свою жизнь
".

Изменилось ли с тех пор моё отношение к гуди Проктор? Ни в коей мере. Разве что причину оного отношения я теперь могу аргументированно объяснить.

Измена Джона - это грех, под каким соусом его ни подавай. Он его совершил - ему и ответ нести, что он с честью и делает, не давая себе послаблений, не допуская допущений, не слагая с себя вины. Это его роковой "Crucible", и, казалось бы, на этом всё, но в произведении есть и второй, скрытый "Crucible" - грех, приходящийся на душу Элизабет. Измена Проктора - это следствие, причиной которого стали холодность супруги и её отчуждение. Вследствие болезни она решила, что, будучи немощной и ничтожной, не нужна своему мужу, и отдалилась от него. Он, человек чувственный и чувствительный, заметил произошедшие перемены; трудно не заметить, когда перед тобой ставят эмоциональный барьер, когда лишний раз не скажут тёплого слова, когда в постель ложатся так, будто восходят на Голгофу. Я читала мнения, что, мол, Элизабет пуританка, а посему не могла ярче и полнее выражать свои чувства: её этому не учили, в их среде так не было принято. Я бы согласилась с этим постулатом, коли не одно НО: то, что сделала гуди Проктор, начавши думать за мужа. Она решила, что не достойна его, что не нужна ему. Она взяла на себя право решать за другого человека, таким образом, дозволив себе распоряжаться чужими решениями в частности и чужой жизнью в целом. То, что подчёркнуто, есть ни что иное как гордыня - самый страшный из семи смертных грехов. Будучи пуританкой, Элизабет должна была это сознавать, но она сие не просто не осознаёт, но и осознанно перекладывает свой грех и свою ответственность за его результат на Джона

Заглянем в IV акт:
Proctor, with great force of will, but not quite looking at her: I have been thinking I would confess to them, Elizabeth. She shows nothing. What say you? If I give them that?
Elizabeth: I cannot judge you, John.

Не выказывая никаких эмоций, она говорит, что не ей судить! А на протяжении долгих месяцев кто судил измену Проктора? Кто его осуждал? Кто при каждом удобном случае тыкал мужчине его грехом? Да он в своём собственном доме был вынужден ходить на цыпочках, боясь, что любое его действие вызовет очередную волну суждений, осуждений и порицаний! Что за ханжество?!!! Читаем далее...

Proctor: Spite only keeps me silent. It is hard to give a lie to dogs. Pause, for the first time he turns directly to her. I would have your forgiveness, Elizabeth
Elizabeth: It is not for me to give, John, I am -
Proctor: I'd have you see some honesty in it. Let them, that never lied die now to keep their souls. It is pretense for me, a vanity that will not blind God nor keep my children out of the wind. Pause. What say you?
Elizabeth, upon a heaving sob that always threatens: John, it come to naught that I should forgive you, if you'll not forgive yourself. Now he turns away a little, in great agony. It is not my soul, John, it is yours. He stands, as though in physical pain, slowly rising to his feet with a great immortal longing to find his answer. It is difficult to say, and she is on the verge of tears. Only be sure of this, for I know it now: Whatever you will do, it is a good man does it. He turns his doubting, searching gaze upon her. I have read my heart this three month, John. Pause. I have sins of my own to count. It needs a cold wife to prompt lechery.
Proctor, in great pain: Enough, enough -
Elizabeth, now pouring out her heart; Better you should know me!
Proctor: I will not hear it! I know you!
Elizabeth: You take my sins upon you, John -
Proctor, in agony: No, I take my own, my own!
Elizabeth: John, I counted myself so plain, so poorly made, no honest love could come to me! Suspicion kissed you when I did; I never knew how I should say my love. It were a cold house I kept!
In fright, she swerves, as Hathorne enters.

Джон оборачивается к Элизабет и, глядя прямо на неё, обращаясь непосредственно к ней, просит у неё прощение. Что в ответ? "Не моё это дело - прощать, Джон. Не моя душа - твоя" и "Моё прощение ничего не стоит, коль ты сам себя не простишь". Нигде - ни разу! - не прозвучали её слова "Я прощаю тебя", и немудрено. Она прощает разумом: так дóлжно делать, ибо Господь так завещал христианам. Но она не прощает сама, своими сердцем и душой. Вот почему она не даёт ответа, уходит от него: сказать "Я прощаю" означало бы солгать, а ложь есть грех. Впрочем, по сравнению с её гордыней - это такая мелочь...

Обратите внимание, что Элизабет говорит и о том, что грешна, и о том, что была холодна, и о том, что не знала, как выразить словами свою любовь. Является ли это свидетельством того, что она признаёт свою вину и свой главный грех? Да ни в жизни! Если бы эти слова были сказаны просто так, без отсылок, то да, но ведь она, произнося их и тем самым обозначая свою вину, сразу же перекладывает вину сию на плечи мужа: "It needs a cold wife to prompt lechery (Для незамедлительного разврата нужна холодная жена)". Элизабет оправдывает себя, не употребляя по отношению к своей холодности ни единого уничижительного эпитета, но как дело доходит до Проктора, так сразу prompt и решай свои душевные терзания сам, душа-то твоя. Ханжество twice!

А что Джон? Он всё понимает. Принимает. Переступает. Прощает! "Довольно, довольно!" - произносит он с величайшей болью (in great pain), а далее и вовсе заходится в агонии: "No, I take my own, my own! (Нет, свой несу (Прим.: грех), свой!)". Он готов умереть, лишь бы только сохранить своё честное имя, лишь бы больше не слышать этих упрёков от той, кого любит больше жизни, от той, у кого рыльце в пуху, от той, у кого нет желания признать себя и свою гордыню первопричиной сложившейся ситуации.

Что бы Проктор ни сказал, что бы ни сделал, в своей гордыне Элизабет не прозреет. Мало того пройдёт четыре года и она благополучно выйдет замуж за некоего Даниэля Ричардса. "У неё на руках дети, - возразят мне. - Без мужа она бы их не подняла". Но простите! Она же пуританка!! Христианка!!! В писании чёрным по белому писано смиренно сносить все удары судьбы и не пользовать других людей для решения своих проблем и преодоления жизненных лишений. Новый муж как раз и есть средство для улучшения своего жития-бытия, что ну никак, никак не вяжется с замшелым пуританством и благочестивым христианством. Если же допустить, что ex-гуди Проктор попросту влюбилась, то за Джона обидно и больно вдвойне. Взвалив на себя не только свой грех, но и грех своей жены, он расплатился за содеянное и с достоинством принял смерть, а она знай себе живёт и радуется, так и не признавшись самой себе в том, что не только оставила детей без отца, но и угробила жизнь любившего её Человека. Страшная в своих двойных стандартах и духовной слепоте женщина. Иных слов по отношению к Элизабет у меня нет.

Занавес.
__________________
Всем сыру! ©
А Лето у нас страж Эрмитажа, ткскзть хранитель Музэя © Crystallic
Ты просто сертифицированный камберманьяк, дипломированный шнайдеролог и почётный и единственно невыносимый ричардист!!!! © hehkuviini
Endless Summer вне форума   Ответить с цитированием