Просмотр отдельного сообщения
Старый 25.08.2017, 01:53   #160842 (permalink)
Ketvelin
Очень добрая жуткая язва :)
 
Аватар для Ketvelin
 
Регистрация: 27.01.2016
Адрес: Мой адрес – Фантазия, Сказка – мой дом
Сообщений: 6,991
Робин Гуд (Сезон 3) / Robin Hood Series 3 (2009) — Часть 2

Третий сезон позволил раскрыть новые грани характера Гисборна, которые на фоне прежних сезонов проясняют некоторые противоречия его натуры: «…Если такой человек, как Гизборн, получит всё, что хочет, для него в некотором смысле всё будет кончено. Этому персонажу интересно только то, чего он не может получить, будь то власть, деньги или девушка. Ближе к концу сезона вы увидите, как сценаристы разрешили эту ситуацию. Было очень увлекательно играть персонажа, который попадает в такой круговорот событий: вот он идёт в одном направлении, а через минуту уже гонится за своим хвостом. Я просто очарован им. <…> Думаю, меня тянет к тёмным личностям потому, что я довольно жизнерадостный человек…»


Говоря о том, почему именно Гай стал так важен для зрителей, Ричард полагал, что в действительности они не испытывают к нему такой же симпатии, как к положительным героям. Это, скорее, интерес с целью понимания, нежели желание стать таким же: «Думаю, дело в том, что мы любим ненавидеть плохих парней. Я полагаю, проблема этого персонажа в том, что мне не удалось в достаточной мере оттолкнуть от него людей, и возможно я позволил им слишком глубоко заглянуть в его душу. Но мне пришлось искать оправдания для его поступков, и в результате я как бы обратил его в религию. В его личную религию. Мне понравилась идея, что существует некто, кто может пойти и убить человека, а затем вернуться домой и произнести слова молитвы, которые придадут ему проблеск человечности или сострадания. Это его слабость, но может быть, благодаря этому, люди почувствуют, что у него есть возможность всё искупить».
В силу своей масштабности, роль Гая стала первой, где Ричард начал всерьёз искать «хорошее в плохом», в том смысле, что стремился показать обязательную перспективу на совершенствование и исправление: «По мере работы над ролью, мой персонаж нравился мне всё больше и больше. Я действительно люблю его и прощаю ему всё. Понимаете, необходимо так делать, когда играешь роль. И я бываю сильно разочарован, когда открыв сценарий, вижу, что моего героя снова унижают или в его действиях нет смысла, потому что знаю, что он не сделал бы этого, или мотивация его поступков непонятна. В данный момент я воюю со сценаристами, потому что они создали очень интересные отношения Гизборна с его сестрой. Это очень непостоянные отношения, но я стремлюсь сделать их более достоверными. С одной стороны хочется, чтобы они поотрывали друг другу головы, а с другой стороны хочется, чтобы между ними сохранялась хотя бы тень близости. Вот над чем мы сейчас работаем». В этом актёр видел смысл своей любви к персонажу, а вовсе не в том. Чтобы быть ему адвокатом: «Это настоящий подарок в плане игры, потому что я не хотел, чтобы Гизборн вызывал жалость. Потому что, если откровенно, я немного презираю его за то, что он сделал. И ещё интерес вызывает то, что мой персонаж начинает нести ответственность за свои поступки и составляет мнение о самом себе, как бы рассматривая себя со стороны. Именно это и происходит с Гизборном в новом сезоне: под гнётом вины он как бы сдирает свою прежнюю оболочку и начинает превращаться в другого человека».


Чувство вины за смерть Мэриан также серьёзно меняет отношение Гая к шерифу, поскольку Гисборн считает Вейзи косвенно причастным к этому. Если раньше их отношения хотя бы отдалённо напоминали отцовско-сыновние, то теперь это открытая вражда и конкуренция. Но от этого их дуэт становится ещё более ярким, — отношения власти вообще гораздо интереснее мирных отношений, — в них всегда есть скрытые мотивы. Глядя на шерифа, Гай «видит жуткого гнома, которого презирает, но без которого просто не может жить. И что интересно, в третьем сезоне эта связь начинает рваться, и мы копаем друг другу ямы. Но без этого человека Гаю приходится очень трудно. И я не знаю, взаимно ли это. Короче, описать это можно только так: он его презирает, но не может без него жить».
Вспоминая об их совместной работе, Ричард не мог удержаться от смеха, — ведь Кит Аллен с его бесконечными двусмысленными выходками стал для него такой же навязчивой идеей и раздражающим фактором, как Мэриен для Гая: «Голос Кита сидит в углу моей спальни. Кит является мне во сне и не даёт спать. Думаю, это потому что мы очень тесно работали и провели много времени, веселясь. Понимаете, без шерифа Ноттингема не было бы Гая Гизборна, в то время как этот персонаж полностью зависит от существования Гая, и эта мысль очень крепко укоренилось где-то в моём мозгу». Но, похоже, что и Ричард стал объектом странного интереса Кита: «Сейчас Кит Аллен пытается купить мой старый костюм. И мы находимся в состоянии небольшой войны из-за того, кому он достанется. Кит хочет получить костюм Гизборна, чтобы продать его, но я постараюсь забрать его себе, чтобы иногда поностальгировать. Это судьба, потому что я провёл два года в этом костюме. Это часть моего героя, и он помог мне вжиться в роль. Я даже мысли не допускаю, что костюм может попасть в чужие руки. Думаю, это было бы очень странно. Его кожа пропитана моими потом и кровью».


Кстати, о костюмах. Как уже говорилось, они — не только часть эстетического антуража, но и во многом формируют характеры персонажей. Ричард напомнил, что «в этом году костюм немного изменился. Теперь в нём меньше кожи, но больше веса. Так что, в нём так же жарко, как и в том, который я носил два последних года». И дело было не только в смене костюмера, но и в том, что старая кожа Гая во всех смыслах надоела Ричарду: «…Мне уже хотелось уничтожить его физически. Я хотел схватить его старый костюм, разорвать на клочки и разбросать. Но появился новый дизайнер, который решил создать новый имидж для большинства персонажей, и мы вместе с ним попытались сохранить прежний облик Гая, но в то же время добавить ему новизны. В моём представлении на обратном пути из Святой Земли корабль якобы бросил якорь в Венеции, и герои сериала отправились к портному, который придал каждому из них новый облик». А поскольку у Робина костюм «из той же коллекции», Ричард придумал этому объяснение: «Гай и шериф прибыли туда первыми, и только потом настала очередь разбойников, так что им не удалось нас перещеголять. Все они одевались у того же портного».
И ещё в этом сезоне сэр наконец-то снял перчатки… Не зубами, нет, а вообще снял.


История «легенды Англии» всегда предполагала большое количество оружия, битв на мечах и рыцарских турниров, состязаний из луков, и новый сериал не должен был стать банальным повторением пройденного. Поэтому в Академии Гуда старались выработать оригинальный, неповторимый стиль борьбы, который отражал бы характеры героев. Так, у Робина появился сарацинский лук, который тот привёз из Святой земли. У Маленького Джона был увесистый посох. А у Гая — самый большой меч… «Да, это было одним из плюсов нашего сериала, потому что с каждым годом бои становились всё сложнее, а верховая езда — всё труднее, и нам позволяли выполнять всё больше и больше трюков, так что за три года я улучшил большинство своих навыков и добился успехов в верховой езде. Во время съёмок третьего сезона я почти не прибегал к помощи дублера, кроме такого довольно опасного трюка как скатывание по крутому склону, усеянному камнями и... За редкими исключениями мы всё делали сами. Так что эта непростая задача действительно пришлась мне по вкусу». Создатели рискнули даже ввести в сюжет использование пороха и дамасской стали, чтобы показать, насколько сильно было влияние Востока на средневековую Европу. Но всё равно основным способом решения конфликтов в фильме оставались драки и битвы. Ричард вспоминал: «Единственное, что засело у меня в памяти, — огромное количество бесконечно продолжающихся лесных драк. Мы были там с девяти утра до восьми вечера в течение недели. Я чувствовал, что поселился в этом лесу — грязный, потный, искусанный комарами, которые были повсюду, — это действительно меня прикончило. Но это того стоило, потому что финальная серия сезона выглядит великолепно».


И всё же третий сезон по количеству зрителей не имел такого успеха, как предыдущие сезоны, — его посмотрело всего четыре с лишним миллиона телезрителей. По разным причинам многие актеры заявили о выходе из сериала, в том числе и Джонас Армстронг. Поэтому сериал решили не продолжать. По его окончании у многих зрителей осталось чувство ошеломления оттого, что на их бедные головы обрушили слишком много взаимоисключающих и малоубедительных фактов. И уж конечно, никто не ожидал, что главные враги станут заклятыми друзьями. Но вот, по мнению Ричарда, нет ничего более соответствующего реальной жизни, чем отсутствие логики. И, возможно стоит прислушаться к нему: «Одна из моих любимых мантр — “персонажи становятся наиболее интересны тогда, когда они выходят за рамки самих себя”. Поэтому, когда актёр говорит: “Мой герой не сделал бы этого!”, я отвечаю: “Посмотрим, что будет, когда ты ЗАСТАВИШЬ его сделать это”. Мне нередко приходилось инструктировать подобным образом и самого себя, когда я играл Гая Гисборна, поэтому он и стал мне так интересен. Он помог мне развиться как актёру, и именно по этой причине».
В целом Ричард остался доволен своим персонажем и до сих пор вспоминает его с любовью. Спустя годы он как-то сказал, что Гай — именно тот, кем он пошёл бы в разведку. Он считает, что его герой закончил свою жизнь достойно, несмотря на все прегрешения, и это главное: «Рад, что он смог освободить себя от груза своих поступков и умереть благородной смертью. Я буду скучать по нему, но именно поэтому всё и должно было закончиться, — не хотел бы устать от этого героя, играть его было непростым делом, требовавшим многих уступок».


Логика требовала завершить историю на том невероятном взлёте свободы действий, которую получили герои силой воображения создателей. Ричард считал это громадным преимуществом сериала и его визитной картой: «Много было сказано критического о внутренних противоречиях этого персонажа, но я убеждён, что многие из наших ожиданий, касающихся драматических героев — особенно созданных для телевидения, — парадоксально нереалистичны. Мы ждём, что они будут прописаны однозначно, что, к примеру, они буду всегда плохими, так или иначе прямолинейными. Я считаю, что это ведёт к стереотипному изображению героя, потому что, если мы посмотрим на жизнь честно, реалистично, то нам придется принять тот факт, что для человека вполне возможно убить женщину, которую он любит, находясь в состоянии аффекта, сожалеть об этом до самой смерти, презирать человека, которого она по-настоящему любила, и, несмотря на это, рано или поздно подружиться с ним».
 
__________________
Without you I no longer feel quite whole... (c)

To view links or images in signatures your post count must be 0 or greater. You currently have 0 posts.

To view links or images in signatures your post count must be 0 or greater. You currently have 0 posts.

To view links or images in signatures your post count must be 0 or greater. You currently have 0 posts.

To view links or images in signatures your post count must be 0 or greater. You currently have 0 posts.

To view links or images in signatures your post count must be 0 or greater. You currently have 0 posts.
Ketvelin вне форума   Ответить с цитированием