Просмотр отдельного сообщения
Старый 25.08.2017, 02:14   #160865 (permalink)
Rikka
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Rikka
 
Регистрация: 22.06.2015
Сообщений: 6,899
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) — Часть 1

Премьера: 28 ноября 2012 г.



Режиссёр: Питер Джексон
Сценаристы: Фрэн Уолш, Филиппа Бойенс, Питер Джексон

Бильбо — Мартин Фриман
Гэндальф — Иэн МакКеллен
Торин — Ричард Армитидж
Бофур — Джеймс Несбитт
Балин — Кен Скотт
Двалин — Грэм МакТавиш
Фили — Дин О’Горман
Кили — Эйдан Тернер
Бомбур — Стивен Хантер
Голлум — Энди Сёркис
Бифур — Уильям Китчер
Оин — Джон Коллен
Глоин — Питер Хембтон
Ори — Адам Браун
Марк Хэдлоу — Дори
Джефф Брофи — Нори
Радагаст — Сильвестр МакКой
Галадриэль — Кейт Бланшетт
Элронд — Хьюго Уивинг
Азог — Ману Беннет
Саруман — Кристофер Ли
Трандуил — Ли Пейс
Фродо — Элайджа Вуд
Бильбо в старости — Йен Холм
Детские мечты должны воплощаться


Оглядываясь назад, на детство и юность Ричарда, понимаешь, что всё это не случайно, и он просто не мог не сыграть в этой эпопее. Толкин всю жизнь был для него одним из любимых писателей, история Средиземья шла с ним рука об руку с раннего детства: «Я прочёл “Хоббита”, когда мне было одиннадцать. Затем, когда мне исполнилось тринадцать, я участвовал в спектакле в одном местном театре без гроша за душой. Голлум был сделан из бумаги, я отчётливо это помню. Мне платили пятнадцать фунтов в неделю. Но это привело меня в дальнейшем к прочтению “Властелина Колец”. Потом в 80-х посмотрел анимационную версию, которая так и не была завершена. Помню, что был очень расстроен тем, что её так и не закончили. Затем, конечно, трилогия Питера [Джексона] создала целиком и полностью каноничный образ Средиземья, который был невероятно целостным. После этого я вновь прочёл ВК».
Когда в конце девяностых Ричард узнал, что «Властелина Колец» будут экранизировать, он умолял кастинг-директора взять его хотя бы на крошечную роль. Если бы тогда что-то получилось, сложно сказать, как бы сложилась его творческая судьба… Сегодня Ричард склонен к тому, что всё произошло в своё время, и позднее вхождение в кино-эпопею сделало его вклад более значимым: «…Возвращаясь к тем годам, я понимаю, что был просто никем, а у них на выбор было огромное количество актёров. <…> Если бы этот шанс пришёл ко мне 10 лет назад, я бы этого не выдержал. Я бы не знал, что мне со всем этим делать. Теперь же у меня есть собственное мнение, своя интерпретация книжного персонажа, более того — я понимаю, какие черты характера моего героя вызовут отклик современной публики: честь, верность, благородство, тягу к золоту». Хочется думать, что смысл той давней неудачи — в том, чтобы Ричарду по-настоящему захотелось найти своё место в мире Толкиена, чтобы потом достойно использовать предоставленный ему второй шанс и с полным правом сказать: «Целых четыре года я живу своей детской мечтой».


На пути к воплощению мечты Ричарду повезло дважды: первый раз — когда он получил «отсрочку», чтобы набраться опыта, второй — когда познакомился с Питером Джексоном.
Думается, между ним и режиссёром, действительно, установились не просто дружеские и взаимно доверительные отношения, как у других актёров. На этот раз Ричард нашёл настоящего единомышленника и глубокого собеседника: «С нашей самой первой встречи, когда он рассказал мне о моём персонаже и о том, каким он его видит, я знал, что мы с Питером очень похожи. Он не любит терять время, ему нравится, чтобы камера работала постоянно, и он устраивает так называемые “съёмки репетиций”, когда между дублями нет перерывов, и в итоге оказывается, что он использовал в фильме материал с таких “репетиций”, — я называю это работой мастера. Я лучше всего играю, когда могу оставаться в образе, не делая много перерывов. Когда же тебе приходится сомневаться, когда не можешь “почувствовать” персонажа, ты всегда можешь обратиться к Питеру, потому что знаешь по “Властелину колец”, что он держит всех персонажей в уме, и знает, каким должен получиться каждый из них, ведь во “Властелине колец” нет ни одного неубедительного персонажа. Так что даже если ты тонешь, если знаешь, что погрузился слишком глубоко, он всегда доставит тебя на другой берег».


Совершенно очевидно, что на этих съёмках Ричард столкнулся с уникальной методикой коллективного творчества, сложившейся именно благодаря роли режиссёра. Питер — явно не представитель классической школы, и не только потому, что не получил специального базового образования. То, что и как он делает, во многом исходит из особенностей его характера, — так что это, можно сказать, ещё и чистое везение, и его личный талант. В отличие от многих легендарных режиссёров, — к примеру, таких, как Феллини, — Питер никогда не рассматривал актёров как пассивный «материал» в руках режиссёра, предлагая им включиться в общий процесс создания произведения и рассматривая их идеи наравне со своими: «Он на самом деле позволил мне поэкспериментировать с Торином и не вмешивался, пока не пришло время, а когда он это сделал, это было замечательно». Поэтому, несмотря на то, что окончательное решение всегда было за режиссёром, актёры как будто не осознавали, что ими управляют. Ричард это оценил с первых дней и был этому очень рад: «Питер — очень мягкий режиссёр. И очень лаконичный. В действительности ты даже не замечаешь, что тобой руководят, потому что он не указывает, не кричит и не говорит, где надо встать. Чтобы отправить тебя в нужном ему направлении, он часто использует других актеров. Он тихо побеседует с тем, кто потом выйдет на площадку и сделает что-нибудь для тебя, и ты даже не будешь знать, что работаешь по его указаниям. Вот и получается, что Питер использует других персонажей, чтобы задать тебе направление. <…> Он ни о чём тебя не просит и не говорит, что будет делать. Так что в один прекрасный момент ты понимаешь, что оказался там, где оказался, именно благодаря ему, хотя он и не указывал, как туда дойти. Поразительно! Это настоящий гений».


Работая с Питером, Ричард не мог не оценить его личные качества и найти с собой много общего. Одной из таких характеристик является невероятная способность верить в конечный результат, но так, что это всегда понятно окружающим, отчего замыслы режиссёра с энтузиазмом разделяет вся его команда: «Есть в Питере нечто такое, располагающее к верности, из-за чего люди возвращаются к нему снова и снова. Я позаимствовал у него немного и добавил Торину». Это не слепая вера, а вполне трезвый, рациональный расчёт, в основании которого лежит представление о чётком понимании происходящего, интересном, насыщенном процессе работы и заботе о членах команды. Иными словами, это умение прекрасно организовать процесс работы и досуга: «Одна из самых важных особенностей в работе с Питером Джексоном — это то, чтобы актеры чувствовали себя комфортно. Хорошее питание, профессиональная съемочная группа, отличное настроение. Джексон позаботился о том, чтобы вся команда стала семьей на некоторое время. Работать там было настоящим удовольствием, гномы стали просто фанатами съёмок, а наше взаимопонимание было просто невероятным». Наверно, это то, что называют «харизмой». Благодаря этому работа над подготовкой к съёмкам не прерывалась даже тогда, когда режиссёр оказался в больнице в тяжёлом состоянии из-за старой болезни. Никому и в голову не пришло воспользоваться перерывом или поставить под сомнение будущее проекта.


Ричард с удовольствием отмечал, что, стоя по ту сторону камеры, Питер прекрасно понимал особенности восприятия актёрами происходящего. Имея дело с представителями очень разных школ, направлений и жанров, этот человек сумел расположить их к совершенно новым условиям работы, вкладывая все силы в то, чтобы передать актёрам способность лишь одним воображением создавать атмосферу игры: «Имея богатое воображение, он описывает мир, куда тебе предстоит войти, как ребенок, который волнуется из-за того, что только что увидел или представил. Вместо зеленого экрана я видел врывающегося через дверь дракона, которого нам описал Пит. У него настолько живое воображение, что видишь всё словно наяву».


Готовясь к съёмкам в жанре фэнтази, Ричард понимал, что главная сложность — не в передаче точности чудесного посредством спецэффектов, а в создании атмосферы близкого и понятного в происходящем, чтобы зритель воспринимал это как просто «древнее», а не «невозможное». И ему было понятно, как Питеру удалось этого достичь. Сравнивая визуальные особенности и характер развития сюжета «Хоббита» и «Властелина колец», Ричард не мог не заметить, насколько личностным это всё было. Благодаря созданию бесконечного множества предметов чужих культур у зрителя возникала стойкая уверенность, что всё это было когда-то, — в этих чудесных предметах воплотились духовные и материальные усилия тысяч людей, и всё это направлялось воображением режиссёра: «Я думаю, Пит сделал для гномов то же, что он делал для эльфов во “Властелине Колец”, — он очень сфокусирован на них. “Хоббит” в большинстве своём показывает мир глазами гномов, как мне кажется, с чуть большей энергией и большей комичностью».


 

Продолжение следует.
Rikka вне форума   Ответить с цитированием