Просмотр отдельного сообщения
Старый 25.08.2017, 02:19   #160869 (permalink)
Ketvelin
Очень добрая жуткая язва :)
 
Аватар для Ketvelin
 
Регистрация: 27.01.2016
Адрес: Мой адрес – Фантазия, Сказка – мой дом
Сообщений: 6,981
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) — Часть 5

Кроме того, что гномы искусные работники и изобретатели, они ещё и незаурядные воины. Ричарду пришлось освоить новые приёмы ведения боя, овладеть новыми видами оружия и самому совершить немало достаточно рискованных трюков: «Разумеется, мне нравится делать трюки, потому что это заставляет чувствовать, что я действительно играю своего героя. Думаю, что нет ничего хуже, чем смотреть фильм и видеть трюки, которые не исполнял. Я должен был сам сделать каждый шаг на этом пути».
Вероятно, можно согласиться с актёром, что самостоятельное выполнение опасных трюков необходимо не только для самоутверждения, но и для правдоподобия внутреннего. Кто не висел на краю скалы, не сможет доподлинно понять, каково это. Кроме того, во время игры часто возникают моменты импровизации, экспромта, и во время исполнения трюков это тоже может быть, в результате чего будет найдено удачное решение постановки сцены. При этом актёр был уверен, что любой риск должен быть оправдан внутренним настроем: «Некоторые серьёзные трюки, как, например, когда Бильбо падает со скалы и Торин прыгает вниз и чуть не срывается, я выполнил сам, потому что дублёр спросил, хочу ли я сам попробовать, ну и я, конечно же: “Да, да, дайте мне попробовать!”. И что интересно — все знают этот актерский героизм из серии “Я сам выполняю свои трюки!”, — но мне-то нравится это делать, чтобы лучше понять персонажа. Я чувствую, что пережил всё, что пережил мой герой, он становится мне ближе. Дело не в том, чтобы заявить: “О, да я сам все трюки сделал”, а в том, чтобы сказать: “Я стал этим героем, я сражаюсь как он и чувствую как он”».


Исполнение физически активной роли всегда связано с опасностью получить травму. Известно, что во время съёмок «Властелина колец» Орландо Блум заработал несколько серьёзных переломов, а Вигго Мортенсен недосчитался зуба. Ричард также пожертвовал своей кровью ради правдоподобия сцены: «Однако трансформация, через которую я прошёл, играя Торина, доставила мне порцию острых ощущений. Есть одна сцена, в которой у него разбито… Мне она нравится. Вообще-то это была целая история. Я работал во второй группе с Энди Серкисом, и мы репетировали бой с двенадцатью орками. Сначала репетировали на одном уровне, а потом их приподняли, чтобы мы казались меньше ростом. Я случайно ударил себя щитом по лицу и разбил губу о нижний зуб. Лицо распухло, по нему текла кровь, её пытались вытереть и приложить к ране лед. Энди принес зеркало и сказал: “Посмотри на это!”, а я ответил: “О, Боже, как хорошо выглядит!”. Он спросил: “Можешь продолжать?”, а я в ответ: “Безусловно!” Это выглядело настолько здорово, что он захотел снять это крупным планом, потому что на грим с текущей по лицу кровью уйдет много времени. И я сказал: “Ладно, снимай!” Это прозвучало так (шепелявым голосом): “Лана, шнимай!” Так что, да. Я люблю это».


Благодаря этим потрясающим сумасшедшим людям мы сегодня восхищаемся выразительностью и правдивостью фильмов. И при этом не отдаём себе отчёт, насколько по-настоящему мужественными они должны были быть. На счету каждого из них были моменты, когда кураж от вдохновения зашкаливал настолько, что казалось, они могут всё. Ричард вспоминал о съёмках знаменитой сцены «Торин, ёлка и Азог»: «Мы бежали через огонь. Его развели в К-павильоне, и я медленно двигался через охваченный огнем лес. Сначала прошёл каскадер, и его облили пламезамедляющим гелем. А потом он стоял и наблюдал, как я делаю ту же самую работу, и это был мой “Ни фига себе!” момент. Я им: “Даже не пытайтесь выливать на меня этот гель”. Это было здорово». Это было даже не просто здорово, а чем-то сродни тому моменту, когда гномы во всеоружии выбегают из горы навстречу необозримой армии врагов…


Это была не первая работа Ричарда в формате 3D. Но, в отличие, скажем, от «Капитана Америки», где данная технология требовалась для усиления впечатления от активности происходящего действия, в «Хоббите» это было необходимо для введения зрителя в мифический мир Толкиена. Это не было простой причудой Питера, любящего технологические новинки, — это была необходимость, диктуемая особенностями сюжета. Поэтому Ричард это приветствовал: «Я не являюсь страстным поклонником 3D. Я видел несколько хороших фильмов в 3D и очень много плохих. Думаю, если фильм создавался ради шокового эффекта 3D, то он относится к тому разряду фильмов, которые не стоят хлопот. Но, на мой взгляд, наш фильм снимался не для того, чтобы предметы выпрыгивали с экрана. Это своеобразное представление Средиземья таким образом, чтобы оно казалось материальным, чтобы у зрителя создавалось представление, что он находится в нём. С помощью этой технологии появляется возможность не только запечатлеть реальный мир, но и усилить, сделать его ярче, чтобы он превратился в фантастическое Лихолесье. Что же касается фантастических существ, — в результате использования 48 кадров в секунду их стало легче приблизить к реальным персонажам, сделать настоящими. Я пришёл к выводу, что расстояние между реальным актером и компьютерным персонажем сократилось. Сам я ещё почти не видел отснятого материала. Мне показали пару кадров вертолетных съемок и, должен сказать, детализация потрясает. Ещё, по-моему, исчезла размытость в динамических сценах. Так что я просто восхищён этим глобальным сдвигом в кинематографе, этим огромным шагом навстречу неизбежному. Этого не остановить, это должно было случиться и это раздвигает границы кинематографических технологий. Уже развивается 3D-звук. Я считаю, что кинематограф должен давать то, что больше нигде не увидишь, и возможно наш фильм совершит прорыв за пределы существующих границ».

Работа актёра, как и всякая другая, имеет свои издержки. Одна из них — непременное прощание с ролью, с творческим коллективом и выбор следующего пути. И лишь некоторые работы даже после завершения сопровождают актёра по жизни, накладывая незримый отпечаток на всю его личность. Торин — как раз такая роль: «Я не думаю, что возможно будет оставить это позади. Кажется, это один из тех героев, которые навсегда остаются с тобой, потому что ты провёл с ним столько времени, и это такое преображение. Я каждый день в образе и уже стал невероятно близок к нему. Даже знаю, о чём он думает. Я чувствую близость к этому персонажу, и он продолжит своё существование, даже когда работа окончится, несмотря на то, что он погибает в конце фильма. Мне кажется, это очень пленительный персонаж. Наверняка я и в ближайшие шесть лет буду просыпаться и поглощённо думать о нём». Обычно актёры не связывают отдельные работы между собой, кроме тех, которые действительно имеют такие связи. Но Ричард полагал, что так же как Толкиен использовал мировой опыт для создания своего мира, он использовал прошлый актёрский опыт, и не только свой, для создания образа гномьего короля: «Думаю, ещё ни одна роль не была для меня таким вызовом, как эта. Как я уже говорил ранее: кажется, что каждая работа, которую мне довелось выполнять, подвела меня к этому моменту, потому что мне пришлось взять по кусочку от всего, что я умею, и использовать для создания этого образа. Так что, я не могу прыгнуть выше этой планки. Мой собственный труд, труд других людей, труд режиссера — всё это превзошло мои ожидания».

Как бы ни относились к этому проекту в настоящем и будущем, он останется единственной в своём роде и недосягаемой киновершиной. Такой же одинокой, как та гора, к которой шли четырнадцать храбрецов. «Не думаю, что “Хоббита” когда-нибудь переснимут, так что я останусь единственным исполнителем этой роли. Это великая честь».
Наверно, он прав. Ему повезло оказаться в исключительного рода художественном проекте, когда масштабность замысла, прогрессивность технологического оснащения и гений создателей превращают многодневный труд коллектива в образ жизни, с которым не хочется расставаться. Ричард понял это, только увидев первый фильм целиком: «Мы с Мартином говорили об этом. Мы оба забыли, что в конце съемок у нас получится, собственно, фильм. Это был такой грандиозный и такой выдающийся опыт, что я даже не задумывался о конечном результате. Нам было достаточно самого процесса создания фильма».


Награды:

Оскар, 2013 год

Номинации (3):
Лучшая работа художника-постановщика
Лучшие визуальные эффекты
Лучший грим и прически

Премия канала «MTV», 2013 год

Номинация:
Лучшая роль (Мартин Фриман)

Британская академия, 2013 год

Номинации:
Лучший звук
Лучшие визуальные эффекты
Лучший грим/прически

Жорж, 2013 год

Номинация
Лучший зарубежный экшн

Сатурн, 2013 год
Победитель:
Лучшие декорации

Номинации:
Лучший актер (Мартин Фриман)
Лучший актер второго плана (Иэн МакКеллен)
Лучший режиссер (Питер Джексон)
Лучшие костюмы
Лучшие спецэффекты
Лучшая музыка
Лучший фэнтези-фильм
Лучший грим
 
__________________
Without you I no longer feel quite whole... (c)
Интервью с Ричардом 2012-2016 2017 2018 2019 2020
Ketvelin вне форума   Ответить с цитированием