Просмотр отдельного сообщения
Старый 14.05.2013, 18:12   #20498 (permalink)
Deirdre
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 25.03.2013
Сообщений: 1,647
Вот и вторая часть.

PT: Похоже, это неплохая мотивация. Можно ненавидеть Saab, но когда садишься в 900-ю (одна из самых известных модификаций в модельном ряде, выпускавшаяся на протяжении 20 лет, и получившая множество наград – Прим.Пер.), то понимаешь, что это отличная машина.
Ричард: Да, британцы ездили на Volkswagen во время Второй мировой войны. Мы воевали с ними, но при этом использовали их отличные машины.

PT: Основные съемки закончились, и, несмотря на то, что впереди еще досъемки, самое сложное уже позади...
Ричард: Нет, тяжелая работа еще не закончена. Нам еще предстоит снять всю Битву Пяти Армий.

PT: Хорошо... Вам еще многое предстоит.
Ричард: Это чертовски пугает. Я с начала года вновь приступил к тренировкам. Это самое масштабное сражение всей трилогии. Возможно, даже во «Властелине колец» ничего подобного не было. Битва Пяти Армий близко, а мы не сняли еще ни одного кадра. Это то, что грядет и пугает.

PT: Тем не менее, полагаю, вы знаете что делать. Хотя объем работы и пугает в какой-то мере.
Ричард: Да. Все те движения, о которых я говорил, – прошло больше года. Так что мне приходится напоминать себе, что мы делали раньше. И старый лентяй во мне ворчит: «Ой, да ладно. Я все смогу». Но я понимаю, что мне предстоит вновь влезть в трюковую страховку, начать крутить мечом и достигнуть прежней скорости. Именно в этом состоит моя работа на ближайшие два-три месяца.

PT: Вау. на мой взгляд это лучше...
Ричард: ...чем что бы-то ни было в жизни. Я ни на что это не променяю.

PT: Я хотел бы вернуться к разговору о погружении в образ. Что является для вас рычагом? Очевидно, что большую роль играет физический аспект – сравнение с животными и т.д. Но должно быть что-то еще. То, как он видит мир, или еще что-то, за что вы цепляетесь. В чем секрет?
Ричард: Думаю, именно для этого я привык писать биографии персонажей. Я начинаю с текущего состояния персонажа, с того, что он хочет, и почему он идет по этому пути. Создается определенная основа, на которой базируются принимаемые персонажем решения. То, как он видит мир. То, что заставляет его двигаться вперед. А затем биография корректируется в соответствии с этим.
С моим персонажем Толкиен все сделал сам. Все есть в Приложениях. Все, что было нужно, изучить их, прочитать и вычленить то, что мне необходимо знать. Понимаете, эти вещи охватывали целые поколения. Я хотел выяснить, откуда взялась эта неприязнь между эльфами и гномами, ведь это то, с чем мне предстояло столкнуться.

PT: Так когда мимо проходит Ли Пейс и вы... Не можете сдержать себя. Или же вам приходится...
Ричард: Если это важно для сцены, которую мы снимаем, то можно упростить ситуацию. Делается вся подготовительная работа, а когда дело доходит до съемки, ты просто думаешь: «Что мне на самом деле нужно знать о том, что сейчас произойдет? Что изменит этот момент? О чем он рассказывает? Что является топливом?» – если вы понимаете, о чем я.
Топливо, на котором работает этот двигатель, – это история. Топливо бывает разное – какое-то воспламеняется мгновенно, а какое-то горит очень медленно.

PT: Это кажется разумным для такого длительного съемочного процесса – принимать каждую сцену такой, какая она есть.
Pичард: Совершенно верно. Торину нужно очень много топлива, поскольку его путешествие очень-очень долгое. На протяжении всего пути он горит, а в конце – в Горе – произойдет взрыв. Это была кропотливая работа – сбор и структурирование таких моментов. И это продолжается на протяжении трех частей, но первая кульминация происходит уже в конце первой части. Вторая часть, - про нее мы толком еще ничего не знаем, - и, наконец, третий акт. Если вы читали книгу, то знаете, о чем речь.

PT: Хочу вернуться к тому, с чего все началось. Вы сидели в своем доме в Лондоне, не зная, где вам доведется в следующий раз пообедать, и вдруг раздался телефонный звонок. Голос со странным новозеландским акцентом сказал: «Эй, чувак. Хочешь попасть в кино?» Каким стал ваш путь от успешного актера к кумиру современности?
Ричард: Все было очень-очень просто. Это, пожалуй, было простейшее прослушивание в моей жизни. Наверное, поэтому мне не верилось в то, что происходит. Я работал над «Призраками» и тут мне позвонил агент и сказал, что они в городе и хотят увидеться со мной.
Я знал примерно, что они ищут. Я полагал, что слишком молод и слишком высок для этого персонажа. Так что собирался просто посмотреть на то, что они написали. И внезапно я понял суть образа, который они хотели создать. Я встретился с Питером и Филиппой, и мы прочитали несколько сцен. Кажется, мы часа полтора проговорили о персонаже и том, как они его себе представляют. Я пытался объяснить, каким его вижу.
Затем, примерно месяцем позже, мой агент позвонил и пригласил на обед. Когда мы сели, он сказал, что мне предложили роль Торина Дубощита. Мне пришлось соскребать себя с пола. Это было потрясающе. Такие звонки каждый день не случаются.

PT: Да уж, точно не каждый день. Но когда это случилось, какая была первая реакция?
Ричард: Моя первая реакция практически на любое событие: «Итак, в чем подвох? Почему нет других соискателей?» В этом вся история моей жизни на самом деле. Когда мне что-то предлагают, я в первую очередь думаю: «Что-то тут не так, раз они предложили ее мне!»
А тут фильм еще не получил зеленый свет, а мой агент прагматичен как все британцы. Он мне ответил: «Не волнуйся, фильм еще пока не снимают. А могут и не начать». Впереди было еще столько препятствий, не было смысла прыгать от радости. Так что я придержал лошадей. А когда я был в Лос-Анджелесе, фильм подтвердили. В этот день мы выпили шампанского в честь того, что это наконец-то произошло.

PT: Потому что процесс прихода к тому, что «Хоббиту» был дан зеленый свет – был весьма извилистым.
Ричард: Извилистым, и положительный результат является полной заслугой Питера и его команды.

PT: И какую часть этого процесса заняло утверждение вас на роль Торина? Вам пришлось долго сидеть в сторонке и нервничать?
Ричард: Мне кажется решение было принято достаточно поздно. Ближе к концу 2010-го года. Также они захотели, чтобы я подтвердил участие до того, как фильму был дан зеленый свет, что я с удовольствием и сделал. Потому что мое подтверждение означало, что я верю в них, ведь они в меня поверили.
Но знаете, в чем загвоздка? Вы говорите обо всем этом: «Как вам удалось получить роль? Что вы чувствовали, когда вас утвердили на роль?» А когда ажиотаж стихает, начинаешь думать: «Мне ведь нужно идти и сыграть это сейчас». Они доверяли мне. Все счастливы, все празднуют, телефонные звонки смолкли, и сделка заключена. Теперь надо мной нависла необходимость качественно сыграть свою роль.
И это самый страшный момент, потому что вначале пребываешь в приподнятом настроении, а потом начинается работа, и в голову лезут мысли: «Как, черт побери, я это сделаю?»
Вспоминаешь все заложенные в тебе навыки и думаешь: «Я должен бросить все силы на это. Нужно проделать весь тот объем работы, который я обычно проделываю над персонажем, изучить все до мельчайших подробностей и просто работать, забыв о славе». Вот чем я и занимался. И к счастью у меня было достаточно времени, чтобы проделать все это.

PT: Похоже, все усилия окупились в полной мере.
Ричард: Спасибо. Я еще не видел, какими получились второй и третий фильмы. Возможно, результат будет плачевным для меня, но я надеюсь, что этого не произойдет.

PT: Очевидно, вы осведомлены, что этот фильм обеспечил вам прорыв. Я имею в виду, что персонаж и сам по себе очень интересен, но Ричард Армитидж в роли короля гномов фактически стал откровением для поп-культуры.
Ричард: Это хорошо.

PT: Серьезно. Это нечто из ряда вон выходящее. У нас есть Мартин Фриман, размахивающий Жалом, но всегда будет группа людей, которым захочется стать Торином Дубощитом, а не хоббитом.
Ричард: Хорошо. Маленькие дети бегают туда-сюда, изображая Торина Дубощита. И очень образованные леди.

PT: Вы прочли всего Толкина. Актерам, приступающим к работе над ролью, не свойственно знать хоть что-то об исходном материале, с которым им предстоит работать.
Ричард: Боже, только не нужно проверять, насколько я знаю Толкина.

PT: Нет, я предоставлю эту возможность Стивену Кольберу (американский актёр, сатирик, режиссёр и писатель, знаток творчества Толкина – Прим.Пер.).
Ричард: Кажется, я встречал Стивена Кольбера. Во время его приезда в Новую Зеландию они устроили соревнование с Филиппой (Бойенс). Его уровень знаний потрясает.

PT: Это пугает.
Ричард: Мы со Стивеном Фраем (актер, исполнивший роль бургомистра Эсгарота – Прим.Пер.) выступали в роли судей этого соревнования. Это было потрясающе. Фактически, из этого могло бы получиться полномасштабное телешоу. Если бы это засняли, получилось бы гениально. Это как тест на определение коэффициента интеллекта по Толкину.

PT: О, это потрясающе. Обычно вы встречаетесь с фанатами… а это уже другой уровень.
Ричард: Это познавательно.

PT: Большое спасибо, что уделили время.
Ричард: Спасибо вам.

Перевод сделан в соавторстве с админом группы LonelyMountain - Все о «Хоббите»

Последний раз редактировалось Deirdre; 14.05.2013 в 20:52.
Deirdre вне форума   Ответить с цитированием