Хеннет Аннун Властелин Колец: Аннотация к саундтрекуХоббит: проект Нежданный БуклетНовая Зеландия, или Туда и обратно      

Вернуться   Хеннет Аннун > Совет Мудрых (ОСНОВНОЙ ФОРУМ) > Архив рецензий > Рецензии форумчан на "Возвращение короля"

Like Tree100раз понравилось
  • 9 Сообщение от Маг
  • 8 Сообщение от Маг
  • 8 Сообщение от Маг
  • 9 Сообщение от Маг
  • 7 Сообщение от Маг
  • 7 Сообщение от Маг
  • 6 Сообщение от Маг
  • 6 Сообщение от Маг
  • 7 Сообщение от Маг
  • 7 Сообщение от Маг
  • 3 Сообщение от bres
  • 5 Сообщение от Маг
  • 3 Сообщение от Старый Тук
  • 3 Сообщение от Маг
  • 3 Сообщение от Маг
  • 6 Сообщение от Маг
  • 2 Сообщение от Sandal wood
  • 1 Сообщение от арве

Ответ
 
Обратные ссылки Опции темы Поиск в этой теме
Старый 30.01.2015, 19:53   #1 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Властелин Сердец


Сложно писать отзыв на фильм, о котором за десять с гаком лет было уже сказано всё, что только можно было о нем сказать и даже то, чего о нем не следовало говорить, посему не думаю, что скажу что-то новое. Просто посмотрел на днях залпом всю трилогию-монолит и решил сделать то, чего еще нигде и никогда не делал – излить душу и максимально полно рассказать о своих впечатлениях от кинотрилогии, которую, как бы глупо, пафосно и банально это ни звучало, я считаю лучшим фильмом в истории человечества. Именно с этого фильма, говоря словами Галадриэль, «Мир изменился». Изменился жанр кинофэнтези, в котором Питером Джексоном были заданы новые стандарты, изменился облик современного кинематографа, в конце-концов изменились многие, многие жизни…

Сперва отмечу, что «Властелин Колец» сделал самое главное: прошел испытание Временем, прошел проверку на прочность. Теперь это не вчерашний калиф на час, заставивший всех себя полюбить, забравший ворох Оскаров и многомиллиардные кассовые сборы – теперь это еще и проверенная годами десятилетняя классика и легендарное 12-часовое кино, которое шикарно смотрится на здоровенной плазме и каждый раз дарит просто неописуемый спектр эмоций.

«Мир изменился» - именно с этих слов Кейт Бланшетт осенью 2004-го года началось мое путешествие в Средиземье английского Профессора Джона Рональда Руэла Толкиена и новозеландского режиссера-самоучки Питера Джексона, именно с этих слов я был с головой брошен в омут и стал свидетелем, а в душе, вероятно, даже и участником грандиозной Войны Кольца.

За что я всегда любил монументальную Трилогию Питера Джексона так это за ощущение «историзма», кажется, что все показанные в ней события действительно происходили на самом деле, ты чувствуешь дух времени, будь то мрачные хоромы архивов Минас-Тирита едва освещенные фонарями или медленно падающие листья в лиричном Ривенделле или Лотлориэне, ты чувствуешь дыхание древности. Всё, что ты видишь вокруг – здания, колонны, деревья, леса и реки – всему этому тысячи, тысячи лет, и этим нельзя не проникнуться…

Пролог «Братства Кольца» я считаю самым гениальным кино-вступлением в истории. В него просто невозможно не влюбиться, он с головой бросает тебя в омут, и полностью утаскивает в ту вещь, которую сделал для мира ПиДжей.

Одним из первых кадров «Братства Кольца» является огромная карта Средиземья. Много ли фэнтези-фильмов начинаются с масштабной карты? Честно: не помню ни одного. И это самая реальная карта, которую я когда-либо видел в кино. Она настоящая, живая и максимально проработанная, если бы не надписи на ней – могло бы показаться, что я наблюдаю за миром Средиземья с высоты ракеты или самолета. Благодаря роскошной операторской работе (очевидно, совмещению реальных съемок и виртуальной камеры) карта Средиземья приобретает дополнительный «объем».



Один из наиболее роскошных кадров Пролога бросает взгляд на стоящего внутри Роковой Горы Саурона. Темный Властелин в мрачно сверкающих доспехах стоит на обрыве с поднятой вверх Дланью, а на ней – Кольцо Всевластья.

Невозможно не восхититься этим кадром с подброшенным словно ветром злой воли ввысь Кольцом, переворачивающимся в воздухе, а затем поглощаемым закручивающимся клубом дыма и пламени… «Into this Ring, he poured his cruelty, his malice, and his will to dominate all life... One Ring to rule them all».

«But there were some who resisted» - Битва Последнего Союза, пожалуй, в каком-то смысле, еще даже эпичнее, чем Пеленнор в ROTK. Еще ни одна кинобаталия как эта, не заставляла меня так проникнуться показанным на экране эпиком. Насколько же красиво над скалами летает камера, насколько слаженно и синхронно действует эльфийская армия против хаотично набегающих орков под черными тучами, насколько цепляет момент, где Элендиль торжествующе поднимает Нарсиль, ведь победа была так близка…

Помню, как вжимался в кровать, когда смотрел «Братство» восьмилетним ребенком в тот момент, когда пришел Саурон с гигантским ало-золотым Кольцом на пальце и одним ударом палицы сносил десяток воинов. Так вот на повторном просмотре на большом экране я почти словил то самое чувство. В этом моменте (как и во многих других) идеально сочетается всё: работа камеры, действия рук и повороты тела актера, удачно наложенные эффекты – вообще всё, и этими сценами можно любоваться бесконечно вплоть до того, чтобы сделать себе их раскадровку, и самое главное: ты веришь, что все это происходило когда-то встарь, это словно даже не исторический фильм, а временами какие-то кадры кинохроники, так искусно снятые настоящим мастером, а порой эпическое полотно, написанное умелым художником-баталистом.

Из последних сил с криком отчаяния Исильдур заносит меч и звук барабана не иначе как «жахает» по ушам, потому что наземь, подняв клуб дыма и пыли, приземлился шлем Темного Властелина.



После столь величественного Пролога, насквозь пропитанного древностью времен и затененного таинственной завесой минувших лет мы попадаем в вечнозеленую страну хоббитов – Шир, где полурослик Бильбо Бэггинс, накрывшись картами и книгами, рассказывает зрителю о нравах и обычаях хоббитов. Хоббиты – существа маленькие, неприметные, сторонящиеся Большунов. Большим интеллектом не отличаются, да и вряд ли вообще способны на великие дела. Зато хорошо разбираются в пивоварении и табакокурении, куда ж без этого!

В Шир на празднество приезжает волшебник Гэндальф Серый, чей приезд для племянника Бильбо – Фродо Бэггинса – в радость, а для пожилых степенных хоббитов легкий повод для раздражения (хотя в глубине души и некоторые из них рады видеть в своих краях столь редкого гостя).

«Ты опоздал» - с легким укором выговаривает Гэндальфу Фродо.
«Маг не приходит поздно, Фродо Бэггинс, - нахмуривает брови Гэндальф – И рано тоже не приходит, - он появляется в то время, когда положено!»

Это цитата вслед за «The world is changed» и «My Precious» мигом отправляется в мемориз. Для меня она служит чуть ли не тэглайном всего фильма – настолько она врезалась мне в память вместе со звонким искреннем смехом персонажей (причем здесь почему-то смех Елистратова, актера, озвучивающего Фродо, запомнился мне даже больше, чем смех самого Элайджи Вуда).

Стуком в дверь Гэндальф отрывает ностальгирующего хоббита от воспоминаний (и не только от них), а далее мы становимся свидетелями встречи двух давних знакомых, так много прошедших и переживших вместе… По приходу в гостиную Гэндальф не мог не отметить большую карту Эребора, по которому некогда гулял и где когда-то сражался хоббит – видимо, Бильбо как раз рассматривал ее, когда пришел волшебник, либо рылся в старых записях, либо… да мало ли чем еще мог заниматься этот шерстолапый!

Следующим визуальным потрясением после монументального Пролога для меня становятся фейерверки Гэндальфа на фоне дивных красот Шира (воистину, удивляться так тонко переданным различиям в росте хоббитов и Гэндальфа после всего показанного ранее уже даже как-то даже неприлично). Здесь невозможно не восхититься и не проникнуться душевностью этого момента – начиная с разговоров Гэндальфа и Бильбо в Шире и кончая собственно праздником хоббитов. Режиссеру удается уже здесь очень точно и тонко сочетать пафосный размашистый эпик и простую уютную атмосферу незатейливого торжества. За фейерверки прежде всего хотелось бы похвалить работу звукачей (настолько до мурашек пробирает звук вспыхнувшего заряда), и создателей визуальных эффектов – очень уж красивы и разнообразны сверкающие в небе узоры и искры, а уж как красиво был нарисован огненный дракон – и не передать… издалека и впрямь напоминает Смауга Ужасного, вернувшегося из бездны озера за некой золотой прелестью, которую некогда принес Бильбо Баггинс в роскошные чертоги дракона…

Вот на каком эпизоде я действительно верю, что в молодости Бильбо выглядел похожим на Мартина Фримана так это в сцене, где он возвращается домой и подбрасывает на пальце волшебное Кольцо-невидимку, с которым только что незаметно смысля со своего Дня Рождения, оставив всех гостей в озадаченности. Настолько мимика Иэна Хольма здорово соответствует тому, что показывал нам не так давно Мартин Фриман, что просто нельзя не поверить в родство двух этих замечательных актеров! Потрясающе!

Хоббит понимает, что пришло время уходить в края более спокойные и более грустные, ведь «найти и подобрать нити прежней жизни» в Шире Бильбо уже не может. Память о путешествии, которое он совершил 60 лет назад подталкивает его к чему-то еще, а дом родной уже не мил, да и в сердце к тому же закрадывается что-то темное и неприятное, «размазывающее его по большому ломтю хлеба».

Еще одна вещь, за которую я всегда любил Трилогию ПиДжея, так это за то, что она привила мне любовь к большим красивым и величественным вещам. И одной из таких «больших» сцен стал момент, где Гэндальф подъезжает к склонам Миндоллуина и видит мрачные грозовые тучи над горами Мордора, что вплотную стоят к последнему оплоту Гондора – Осгилиату. Здесь же мы видим исполинскую крепость Минас-Тирита, куда обращается Гэндальф за знаниями Прошлого, которыми делится и с Фродо целых 17 лет спустя (хотя по фильмам ПиДжея 17-летний промежуток между встречами Гэндальфа и Фродо, судя по всему, был опущен). В сцене диалога Гэндальфа с Фродо зрителю еще более отчетливо становится ясна зловещая сущность Кольца, которое десятилетиями хранилось в теплом уголке мира, вместо того чтобы идти на путь уничтожения в самое гиблое место мироздания.
Real, Лотиэн, арве и 6 другим это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 07.03.2016 в 23:48.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.01.2015, 19:54   #2 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Так, в далекий путь Туда и Обратно отправляется еще один Бэггинс, прихватив заодно старинного друга, а по совместительству и почетного садовника первой степени – Сэма Гэмджи. На опушке леса хоббиты узнают от мага, что должны быть осторожны, что за ними наблюдает множество темных существ Средиземья, а самая главная опасность таится в самом маленьком, казалось бы, невзрачном предмете – Кольце, которое еще так долго будет вынужден носить Фродо, и столь опасное, что сам Гэндальф Серый, Олорин, он же Митрандир – не рискнул взять на себя эту ношу-искушение!

Здесь следует одна из моих любимейших сцен. Дойдя до полей, Сэм внезапно останавливается и не может сделать ни шагу дальше.

«Вот и всё. Никогда за свою жизнь я еще не уходил так далеко от Дома» - говорит Сэм. И тут мы снова понимаем, что тема Дома – одна из основных затрагиваемых автором в книгах. И как же здорово Джексон передает этот момент, вложив в уста верного друга и слуги Фродо цитату о том, как тяжело сделать ему еще один шаг и оказаться как никогда далеко от родного полюбившегося края. Джексон и сценаристки – большие молодцы, всегда ценил их умение бережно и аккуратно, но при этом не без доли фантазии передавать главные идеи творчества Толкина. При всей визуальной сногсшибательности и обилии экшен-сцен, в картинах Джексона всегда полно места душевности и про-толкиеновским эпизодам, раскрывающим идеи, замыслы и основные посылы творчества Профессора.

Далее переключусь на пересказ впечатлений от одного из самых спорных эпизодов «Братства Кольца», а именно – встречи Гэндальфа с Саруманом Белым. Многие были недовольны т.н. «магорубкой», моментом дуэли между двумя Истари. Однако, мне этот эпизод несмотря на некую его «твердолобость» все же скорее нравится, чем нет. В первую очередь, безумно приятно, что сражение не стали сводить к вспышкам заклинаний и прочим лишним спецэффектам, а поставили максимально естественно и натуралистично, но при этом не слишком навязчиво – эпизод в принципе довольно быстро забывается и перекрывается массой положительных прочих. Теперь же, после того, как мы увидели Трилогию-Предысторию этих событий, персонаж Сарумана заиграл для меня совсем новыми красками, и сцена диалога с ним о палантире и силе Врага тоже.

Вообще, «Братство Кольца» для меня – самый любимый, самый волшебный и самый искренний фильм трилогии (и пожалуй, самый лучший из всех фильмов когда-либо снятых вообще), в этой шестисерийной Саге БК для меня лично «первый среди равных», в котором я не вижу недостатков – для меня их в нем нет или почти нет. Это совершенно особенный и совершенно неземной фильм с божественными съемками, практически лишенный недочетов. Лично у меня это самый максимально близкий к идеалу фильм. И я думаю, что битву Гэндальфа и Сарумана в принципе можно было поставить иначе – например, Саруман победил Гэндальфа не магией, а словами, в споре – не перевел его на свою сторону, но словами, лишь с самой толикой магии, сумел удержать его в Ортханке и не выпустить на волю. Но в целом, мне нравится и такой, показанный Джексоном, более «блокбастерный» и «боевиковый» вариант.

Однако, гораздо привлекательнее по сравнению с книгой мне видится эпизод спасения Гэндальфа с башни Изенгарда. В книге он был на ней один, а оттуда его забрал и унес Орёл. В фильме же предварительно Гэндальф посылает ввысь лунного мотылька, после чего между Гэндальфом и Саруманом вновь состоялся диалог. Я рассматриваю его как эдакий «последний диалог на прочность», - сломается ли Гэндальф после всех этих мучений, что причиняет ему Саруман или нет? Но Гэндальф не сломался, и более того – он открывает некогда мудрому, «променявшему мудрость на безумие» глаза, говоря, чтобы тот не пытался обмануть Темного Властелина, или он обманет тебя, ибо он никогда не делится властью. Однако ослепший в своей жажде Саруман не желает слышать голос разума, после чего Гэндальф невероятно красиво прыгает с башни вниз, - и, на этом казалось бы всё – но его в последний момент подхватывает огромных размеров орел Манвэ и уносит вдаль от крепости под Луной, сквозь горы тронутые рассветом. В фильме этим моментом я проникся намного больше, нежели при чтении книги, в фильме ему, на мой взгляд, предан больший (или по крайней мере не меньший) объем.

Здесь я немного отвлекусь и добавлю, что эпизод, где Гэндальф спрыгивает на орла с башни Ортханка зело напоминает мне сцену из фильма «Назад в Будущее 2», где главный герой под дулом пистолета так же прыгает с крыши небоскреба вниз, а снизу его подхватывает летающий автомобиль, после чего уносит избегшего смерть героя вперед…

Тем временем странствующие хоббиты, повстречавшие на поле фермера Мэггота и двух родственников – Мерри Брендибака и Перегрина Тука, вынуждены под деревьями и в листве скрываться от преследующего Фродо Черных Всадников на вороных конях. Короткие ноги заносят хоббитов в деревушку Бри, куда его и направил когда-то в Хоббитоне Гэндальф, где Фродо ненароком обнаруживает перед толпой зевак скрытое свойство Кольца (должен сказать, «эффект Кольца», когда хоббит надевает его на палец выполнен в трилогии о-о-очень круто: смотришь на мир словно из-под здоровенной темной завесы-волны. Очень стильно задумано!).

Арагорн в исполнении Вигго Мортенсена (одного из моих самых любимых актеров) – это просто невероятная находка. Это гораздо лучше, чем если бы роль Странника играл более молодой Стюарт Таунсенд, как задумывалось первоначально. Я считаю, Арагорн должен был выглядеть уже как повидавший мир мужчина, в глазах его есть мудрость и печаль, которую он долгие годы вынужден носить с собой сквозь болота, пустоши, леса, пустыни и лихое бездорожье. Да и вообще весь визуальный облик Дунадейна выполнен потрясающе: очень уж мне по нраву истрепанный, грязный длинноволосый воин с длинным мечом наголо, вынужденный влачить существование, но на самом деле преследующий мелькающую где-то на горизонте великую цель… И ведь по «Братству Кольца» трудно поверить, что это наследник Королей, однако в ясных глазах его уже видится решимость достичь заветной цели через что бы при этом ни пришлось пройти. Вигго Мортенсен, - это, на мой взгляд, один из трех эдаких «Сильмариллов» этой трилогии. Один из Сильмариллов – это Иэн Маккеллен (Гэндальф), второй – Шон Эстин (Сэм). Ну а так же, конечно, следует уделить особое внимание Энди Серкису, великолепно сыгравшего удивительно тонкий характер Голлума, но к нему я вернусь позже…

А пока после одной из жутчайших сцен трилогии, на которой я не буду останавливаться подробно, Арагорн разгоняет темных Назгулов и Сэм ищет растение ацелас, к раненому Фродо приезжает царица эльфов Арвен, чтобы скорее унести хоббита в Ривенделл, где его должен подлечить ее отец. Честно говоря, в детстве меня раздражало, что к путникам приехала Арвен, тогда как по книге это должен был быть Глорфиндел. Сперва сцена казалась мне нудной и затянутой, напрасно вставленные диалоги Арагорна и Арвен раздражали, но теперь я понял, что это на самом деле просто бриллиант какой эпизод! Конечно же, Арвен следовало ввести уже сейчас, чтобы она имела возможность проявить себя уже здесь, сыграть немаловажную роль кого-то больше, чем просто возлюбленной Арагорна. Здесь она предстает пред нами еще и воином, и хорошей наездницей.

Очень красива сцена, где Арвен на Асфалоте уносит маленького Бэггинса от девятки Назгулов. Пожалуй, одна из самых красивых кинематографических погонь на лошадях, что я видел. Красива природа Новой Зеландии, которую нам за это время довольно обильно успевают показать, невероятно прекрасна музыка Говарда Шора, передающая всю динамику и драйв эпизода, а также отчетливо ощущаемую – нет, осязаемую! – опасность. Никогда не забуду водных коней, которые наколдовала Арвен (хотя немного и жаль, что не Гэндальф, как по книге, - но почему в фильме было сделано именно так, - видится мне очевидным). Момент, где Арвен льет слезы над Фродо, который кажется уже совсем готов уйти в мир теней, очень печален и драматичен. Музыка делает сцену.

Классно и эстетично показано пробуждение Фродо – этот плавный световой переход от светлого к более темному, темнее – темнее – темнее, и вот лицо хоббита приобретает естественный земной оттенок, и комната вокруг преображается вместе с ним… Фродо Бэггинс обнаруживает себя в постели Последнего Домашнего Приюта Элронда в 10 часов утра 24 октября, а рядом Гэндальфа в кресле. Этот кадр с раненым хоббитом в постели и сидящий рядом с ним Гэндальф с трубкой в руке перманентно напоминает мне одну из обложек книги «Хранители».

Ривенделл очень прекрасен и лиричен. При просмотре сцен, где Фродо гуляет по эльфийскому дому, ко мне возвращается чувство которое было при просмотре эпизода где Фродо с Сэмом застают уходящих на Запад Высших Эльфов. Эти сцены пропитаны некоей светлой печалью. Что-то высокое, волшебное уходит из этого мира, этой ностальгией и чувством чего-то исчезающего (и появляющегося вслед за этим нового!) пропитана вся книга Профессора. Собственно, «что-то уходит, нечто что было здесь давно, а взамен оставляет что-то новое» – это в некотором смысле кредо всего литературного и кинематографического Средиземья, я считаю…

Декораторам и художникам за такой Ривенделл нужно ставить памятник – смотришь на него и чувствуешь годы, которые он пережил. Это не год назад построенная декорация, нет, он действительно стоял во многие времена, за сотню и тысячу лет, и глядя на хозяина этого дома в ушах так и звучат слова о великолепии знамен, «напоминавших величие Древних Дней и мощь дружины Белерианда. Множество знатнейших князей и славнейших воинов собрались на битву, хоть все же та рать и уступала численностью той, что сокрушила некогда Тангородрим». Да, ты веришь, глашатаю Гил-Гэлада, сражавшемуся в Битве при Дагорладе, памятны все эти времена, а его дом привечал путников куда древнее дядюшки Фродо и тринадцати гномов.

Безумно доставляюще смотрится момент, где гном Гимли на Совете Эльронда пытается разрубить Кольцо секирой, но вместо этого отлетает на два метра и ударяется оземь, а топор разлетается на куски. Так же очень показателен эпизод, где Гэндальф читает заклятие Кольца на Черном Наречии, заставляя Боромира отдернуть руку от Проклятия Исильдура.
Real, арве, Petrov-Vodkin и 5 другим это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 30.01.2015 в 23:16.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.01.2015, 19:54   #3 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Не могу не отметить мизансцену препирающихся друг с другом гномов, эльфов и людей, и Гэндальфа, пытающегося их урезонить. В это времени в уголке сидит Фродо и видит распри народов Средиземья и Кольцо, которое словно бы наполняется этими криками и руганью, пока братья дерутся и препираются меж собой, Единое Кольцо становится сильнее, Враг упивается этими распрями, - и все это показано в один момент, как будто бы полурослик все это видит. Гениальное решение! Такими темпами никто и никогда не возьмется за дело, все так и будут погружаться в ссоры и препирательства, а Враг будет выжидать и в решающий момент нанесет по разобщенным братьям удар. Однако вместо этого Фродо берет слово…

«If by my life or death I can protect you, I will. You have my sword».
«And you have my bow».
«And my axe».

Так вокруг хоббита и Гэндальфа собираются объединенные представители всех народов Средиземья, готовые хотя бы на время забыть ссоры ради общего дела, ведь это общий рок и решать судьбу Средиземья в столь опасный час куда лучше не порознь, а в союзе.

Вероятно, одна из лучших сцен Братства Кольца – это момент, где девять Хранителей выходят из Ривенделла на юг, в Мордор, который налево. Этот момент, где каждый по очереди вслед за магом выходят из-за камня – это просто бриллиант – сколько ни смотрю, каждый раз причмокиваю! Настолько здесь великолепно и сильно все буквально в каждом кадре, настолько прекрасна операторская работа и красива природа Новой Зеландии; здесь мы видим руины Ост-ин-Эдила, и как же гениальна здесь музыка Шора! У меня нет слов ни на русском, ни на английском, на энтском, ни на эльфийском языке, чтобы правильно передать свои эмоции! Одна из лучших сцен в истории кинематографа – будем считать, что этой характеристики пока достаточно!

Абсолютно то же самое я могу сказать про все сцены в Мории и Карадрас. Невероятно захватывающая сцена перехода через горы: её можно смотреть холодной зимой, расположившись у камелька и укрывшись под одеялом, настолько она «уютная» когда ее смотришь дома и настолько же мрачным и холодным этот эпизод приключения был для персонажей. Потрясающая операторская работа в сцене, где на путников обрушивает лавину Саруман, читая заклинания…

Так наши герои вынуждены пойти самым опасным путем, однако Гэндальф предвидел что так будет, но поручил Хранителю ответственность за это решение.

Помню, как давным-давно ломал голову над паролем входа в королевство гномов. «Молви друг – и войди» - так вещали руны на скале с изображением из итильдина, который светится только под луной. И помню, как был удивлен, насколько же прост был ответ.. И немудрено – разгадки ведь всегда просты, когда уже знаешь ответ!

Не успели мы и переступить порога дома гномов, как перед зрителем встает еще одно чудо художников и мастеров компьютерных эффектов – Глубинный Страж aka Кракен aka средиземский Ктулху:-) Помню, как в детстве было жутко видеть, что такое чудовище утаскивает Фродо на дно и собирается отправить его в свою ненасытную утробу…

Однако хоббита спасают друзья, а глубинный страж заваливает единственный с Западной стороны вход в подгорное царство гномов, и у героев не остается иного выхода, как идти Под Горой…


Глядя фильмы Джексона, чувствуешь себя в королевской сокровищнице, где справа, слева, над головой и даже под ногами – везде – рассыпаны бриллианты, драгоценные камни, оружие древних кузнецов и горы никем не охраняемого золота. Вот и сейчас, продвигаясь вперед обнаруживаешь еще один бриллиант – одну из лучших сцен фильма: диалог Фродо с Гэндальфом, который не грех даже и процитировать.

«Голлум крадется за нами вот уже три дня…»
«Он сбежал из подземелий Барад-Дура?»
«Сбежал, или его отпустили… Его привело сюда Кольцо. Он всегда будет зависеть от него. Он любит и ненавидит Кольцо, так же, как любит и ненавидит себя. Жизнь Смеагола – печальная история… Когда-то его так звали, до того как его нашло Кольцо, до того, как оно свело его с ума».
«Какая жалость, что Бильбо не убил его тогда!»

«Жалость! – нахмуривается маг - Именно жалость остановила руку Бильбо. Многие из живущих достойны смерти, а иные из умерших – жизни. Ты можешь возвращать жизнь, Фродо? Тогда не спеши и осуждать на смерть. Даже Мудрым не дано провидеть всё. Сердце мне подсказывает, что Голлум еще сыграет свою роль, прежде чем все кончится, плохую или хорошую – там будет видно. Жалость Бильбо может определить судьбы многих».
«Я хотел бы что бы не было Кольца. Чтобы ничего этого не было!»
Фродо выпускает вопль тоски и безнадежного отчаяния.
«Так думают все, на чью долю выпадает подобное, но это не им решать. В наших силах решать только что делать со временем, которое нам отпущено. В мире действуют и иные силы, кроме воли зла. Бильбо суждено было найти Кольцо, а значит, тебе суждено было получить его – разве это не воодушевляющая мысль?»

Здесь я, пожалуй, воздержусь от подробных комментариев, ибо повторять в двадцатый раз слова «бесподобно», «гениально» и «какая обалденная музыка Шора» мне уже начинает надоедать. Однако скажу, что эта одна из самых «средиземских» и «толкиновских» сцен. Она очень соответствует настроению и посылу этих книг, и она также была в самой книге, правда эти слова были произнесены не в жутких морийских палатах, а в родном Бэг-Энде. Это одна из тех волшебных сцен, которые в минуты печали или депрессии с удовольствием пересматриваешь и после которой становится легче на душе.

После того гнома, которого я увидел в Трилогии-Предыстории сложно поверить, что он вот так запросто отправился в такое ужасное место и погиб. Однако надписи на Кхуздуле не лгут, и в Летописном Чертоге действительно покоится Балин, сын Фундина, государь Мории. Очень жаль становится этого гнома, который когда-то выручал хоббита Бильбо, поддерживал молчание своими историями и вносил в мрачные минуты долю душевности.

Каждый раз с превеликим удовольствием пересматриваю первую морийскую сечу с орками. Она так и сквозит опасным приключенческим духом и кучей интересных деталей! Очень нравится смотреть, как лихо Гэндальф размахивает своим посохом на пару с Гламдрингом, рубя бошки направо и налево, как Арагорн сдерживает тролля на цепи, как тролль швыряет Боромира об стену, как Мерри и Пиппин дубасят орков, а Сэм помогает им со своей сковородой, как Гимли прыгает с могилы Балина, которая через секунду превращается в прах и щепки под дубиной тролля, и как Леголас запрыгивает на огромное чудовище и двумя стрелами прошибает тому голову. Когда был совсем маленьким и смотрел «Братство» в первый раз я думал, что Фродо реально погиб, когда тролль вонзил в него свое копьё, напрочь позабыв о кольчуге, которую ему в гостях у эльфов подарил Бильбо.

Однако путешествие по Мории продолжается и теперь герои бегут по узким каменным ступеням-лабиринтам – вперед к мосту, а через мост – к выходу, как можно дальше от зловещего огненного Ужаса. Перепрыгивания через пропасти в момент когда вокруг летят десятки стрел из орочьих луков насквозь пропитаны саспенсом – ты реально сидишь и грызешь пальцы на руках, переживая за героев.

Но – ближе к делу – вот он, Балрог Моргота, выпрыгнул из огненной бездны и поднялся над седовласым колдуном!

«You shall not pass!» - кричит Гэндальф и багровый ужас разворачивает свои крылья перед зрителем. Это, возможно, самая великолепно прописанная, блестяще обыгранная и визуально насыщенная, бесподобная и неповторимая сцена, из всех что я когда-либо смотрел. Вот он, огненный Балрог, он красный и горячий как адское пламя, и он стоит перед тобой, и ты не можешь отвести от него взгляд! Он размахивает своей плетью, которая бьет о стены и они осыпаются. Это самый грозный враг, с каким когда-либо сталкивался Митрандир, но с которым силой еще не мерился.

…И вот этот момент, когда мост рушится, а Гэндальф Серый уже готов повернутся к путникам и пойти дальше, в последний момент чудище успевает замахнуться и схватить волшебника за ногу. Этот момент, когда нам показывают медленно летящего во тьму доброго волшебника для меня был самым трагичным что я когда-либо видел на экране. Неужели ничего нельзя сделать, неужели действительно никак не помочь? В этот момент хочется, чтобы Боромир отпустил Фродо и они все попытались протянуть руку Гэндальфу, попробовали подтянуть его вверх, но уже поздно… ТАК я переживал за героя, наверное, только на сцене смерти Муфасы из «Короля Льва», но тогда я и возрастом младше был… А так эта гибель киноперсонажа по произведшему на меня эффекту вне конкуренции среди всех… А какая там играет музыка! Этот словно бы эльфийский плач, пока я пишу до сих пор звучит у меня в голове. Что-то между плачем и стоном, ведь мир постигла невероятная печаль которую можно передать только тихим плачем или молчанием…
Real, арве, Petrov-Vodkin и 5 другим это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 30.01.2015 в 19:58.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.01.2015, 19:55   #4 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Героям не дают времени оплакивать Гэндальфа и мы на крыльях переносимся в прекрасный лес Лотлориэна, в котором так же, как и в сердце путников, безвылазно обитает грусть и печаль.

Мы встречаем Владычицу и Хранительницу Золотого Леса Галадриэль, которая уже, взглянув на раненое чуть ли ни в самое сердце Братство, знает какая беда постигла мир. Тем не менее, несмотря на Зло, которое Хранители несут с собой, им разрешено взять приют и ночлег у эльфов. Хоть в этот день они могут поспать спокойно и попытаться пережить эту утрату, ведь будучи все время на ногах невозможно обдумать всё, что хотелось бы обдумать и все то, что тревожит сознание.

А Братство ранено не только утратой Гэндальфа. В нем родятся и совсем дурные помыслы. Боромир боится потерять навсегда родной край; его, как и всех, мучает тоска по дому, и он – как никогда яро – положил глаз на то бремя, что несет Фродо, не представляя даже, что оно может разрушить его самого. Он делится своими мыслями с Арагорном, и это очень красивая сцена: на фоне лазурной листвы два человека разговаривают о доме. Я вижу эту сцену очень метафоричной – Боромир настолько ярко в красках описывает свой дом, «как жемчужно-серебряная игла», что здесь сам характер раскрывается несколько по-новому. Если раньше Боромир был блеклым молчаливым воином, то здесь он раскрывается куда тоньше – он говорит удивительные вещи, и мы видим, что он тоже думающий и чувствующий человек. Впрочем, об этом речь еще зайдет в двух других фильмах, а пока Фродо прогуливается по Лориэну в тоске о давнем друге, который был для него куда больше обычных фейерверков.

Сцена с Зеркалом и Темной Королевой Галадриэль невероятно прекрасно поставлена. Я не знаю, как можно было поставить ее лучше. Она снята идеально от и до. Фродо видит то, что может случится, то, что гнетет временами его разум и разум Лесной Владычицы. Фродо готов был предложить Галадриэль Кольцо как более сильной и мудрой, чем он, но Хранительница Нэньи проходит свое собственное испытание на прочность (как и все герои этой Саги, которым рано или поздно суждено пройти свою «проверку на прочность») ответствует, что даже такое маленькое существо способно изменить мир.

Вслед за этим мы наблюдаем эпизод Даров. Герои отправляются дальше, а эльфы Лотлориэна впервые даруют чужакам «стэлсовые» одеяния, а эльфийская королева дает каждому в руки еще и подарок от себя. Не может не зацепить внимание фраза «Do not fear, young Peregrin Took. You will find your courage». Галадриэль всем твердит что не стоит ничего страшиться, страх – лишь морок, смущающий сердце, и вскоре он пройдет. Так она однажды говорила не бояться Митрандиру, так теперь говорит и Пиппину, и так вскоре скажет Фродо.

Прекрасен момент, где Галадриэль предлагает дар гному, но тот сперва отказывается, а затем решается попросить то, чего никто и никогда не решился бы попросить у лесной владычицы, нет, просить такую блажь даже и в голову никому не придет, это дерзко, недостойно его и совершенно невозможно! Но Галадриэль не отказывает ему в этом подарке.

Судьбоносен прощальный диалог Галадриэль с Арагорном. Она говорит, что они не увидятся больше, и они и впрямь больше не встретились. Арагорн говорит, что Арвен могла бы отплыть с остатками своего народа на Запад (тема любви Арагорна и Арвен проходит красной нитью через все повествование Трилогии), но Галадриэль отвечает, что коль скоро ее выбор остаться – она от него не отступит, ведь последнее слово остается за ней.

Герои отплывают навстречу водопаду Раурос и навстречу еще одной величайшей сцене мирового кинематографа (сколько раз я уже это сказал?). Да, Аргонат я готов назвать величайшей сценой мировой киноистории. Медленный, протяжный, торжественный и несколько даже грустный хор, плавно подплывающая к исполинским каменным фигурам камера и – ВОТ ОНО! Великие короли древности, стоящие всем весом на небольших выступах в скалах над водной гладью Андуина – Исильдур и Анарион… Думается мне, здесь совершенно не напрасно играет музыкальная тема Кольца в момент когда герои пересекают две эти гигантские «колонны» - ведь это своеобразный проход в «Мир людей». Людей, которые так легко поддаются подобному соблазну и искушению…


Свой тест на прочность проходит – или не проходит? – и Боромир. Гондорец силой пытается отнять Кольцо у Фродо, обнажив все свои пороки и тайные помыслы. Фродо, к счастью для себя и к счастью для всего мира – успевает скрыться, так и не увидев, как еще один член их отряда навсегда покинул их.

Смерть Боромира – очень сильная сцена. Сперва он героически защищает хоббитов Мерри и Пиппина, и если для того чтобы сразить простого воина хватит одной или двух стрел – то Боромира пронзает целых четыре, прежде чем он позволяет внезапно нахлынувшим оркам отобрать маленьких друзей у него.

Здесь идет целая цепочка самопожертвований – сперва Арагорн отпускает Фродо и выходит в одиночку против сотни изенгардских орков с мечом наголо, затем его прикрывают так вовремя подошедшие Гимли и Леголас. Мерри и Пиппин тем временем переманивают внимание орков на себя, чтобы не позволить захватить Фродо, а Боромир храбро защищает этих двух хоббитов. Еще одна чудесная сцена, показывающая, что даже разные в физическом, культурном и мировоззренческом плане персонажи разных родов и племен могут объединиться перед врагом, и что Братство не распалось, так как каждый готов защищать другого.

Здесь переплетаются одна за другой в одну цепочку несколько сильных сцен: Арагорн прощается с Боромиром, осознающего свою непоправимую ошибку, но исполнившего перед смертью свой долг. «На Белой Башне будут ждать его возвращения. Но он не вернется» - говорит Арагорн и не может сдержать слезы. Невероятно эпичен момент спуска лодки с покойным Боромиром по водопаду. Дух покойного найдет путь в пристанище предков, как и его тело.

Преданный Сэм спешит к Фродо и рискует жизнью только бы не отпустить своего друга и хозяина. Фродо также рискует жизнью за Сэма, едва вытащив его из холодных объятий Андуина.

Пока Хранитель Кольца и его верный Садовник идут навстречу Роковой Горе, Арагорн, Леголас и Гимли же решают, что не позволят Братству разрушиться пока будут держаться друг за друга и спешат на выручку Мерри и Пиппину, которых так доблестно защищал ныне покойный, но всегда преданный сын.
Real, арве, Petrov-Vodkin и 6 другим это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 31.01.2015 в 17:29.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.01.2015, 03:31   #5 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Второй фильм эпохальной Трилогии продолжает историю там же, где закончил ее первый, ненадолго возвращая нас к битве с морийским Балрогом. Фильм открывается роскошными новозеландскими пиками, сквозь которые камера летит вперед через горы, к тому месту, где состоялось легендарное сражение Белого Пламени Анора с Багровым Огнём Удуна… Наблюдая один из лучших опенингов франшизы, где во время длительного падения в морийскую бездну в поединке не на жизнь, а насмерть бьется Истари и Валараукар, не замечаешь как минуло уже добрых пять минут фильма.

Поединок прерывается возгласом очнувшегося ото сна Фродо и мы вновь следуем за хоббитами, оставленными у нагорья Эмин Муил с острыми, как бритва, камнями, - и видим книжную сцену, где Фродо и Сэм пытаются спуститься с высокой скалы по эльфийской веревке. По пути Сэм нечаянно роняет «маленький кусочек дома», обнаружив который оба успевают пустить ностальгическую слезу, ведь этой частицей дома оказывается маленькая коробочка со специями из Хоббитании, которую оптимист Сэм взял с собой в надежде вечерком зажарить курицу, на что Фродо остается лишь снисходительно улыбнуться:-)

Хоббиты обнаруживают, что на их след – и уже давно – напал Голлум в погоне за Кольцом – «своей Прелестью». Их догадки подтверждаются, – и вот оно, чудо компьютерной графики и гениальной актерской игры предстает пред глазами зрителя во всей красе и клянется на Кольце Власти, что будет верно служить его Хозяину. Голлум совершенно удивителен и бесподобен – не зря авторы фильма изо всех пытались внедрить в список категорий «Оскара» награду лучшему актеру в образе Motion Capture, но, увы, Академия оказалась неумолимой. А ведь Серкис действительно заслуживает актерской награды, а то и не одной! Зато как четко и удивительно прорисованы мышцы его тела и лица – как тонко он играет мимикой, какие настоящие у него зубы, язык, волосы, - всё! но самое лучшее, что у Голлума есть – это его глаза. Они самые живые и настоящие, не менее настоящие, чем любые глаза любого актера на съемочной площадке! Зрачок меняет свой размер в зависимости от настроения Смеагола – всё, как у людей, и бегают глазёнки в разные стороны очень уж по-настоящему, ошибки быть не может – это самый настоящий Голлум из всех, что я когда-либо знал! И мне было бы очень страшно очутиться одному в компании с таким проглотом;-)

Тем временем перенесемся на несколько лиг западнее к неотступно следующей за плененными Мерри и Пиппином троице – Арагорном, Леголасом и Гимли. Первое, что здесь можно увидеть, что роль гнома стала явно комичнее, нежели чем была в «Братстве». Нет, и в БК у него тоже были отдельные комичные «смешные» моменты, где Гимли позволял себе юморить, но на мой вкус, сделаны они несколько тоньше и менее навязчиво, чем в «Крепостях», и к тому же там это было действительно смешно (например, выкрик «Только не за бороду!»). Здесь же он начинает жаловаться всю дорогу на то, как долго они бегут без еды и питья, что дорога все не кончается и не кончается, и конца-края ей не видно, гном все время откуда-то падает, то и дело сваливается со скал и катается по земле, что мне, пожалуй, не очень нравится. Я бы предпочел юмор, поданный не столь жирными мазками. Второе, что можно заметить – так это то, что если в первом фильме повествование было более линейным и в центре сюжета стояла одна сюжетная линия, то во второй картине трилогии повествование разбилось на несколько сюжетных веток – «Фродо/Сэмовскую», «Арагорновскую», и «Туко/брендибаковскую», но и это еще не всё…

Однако трио добирается до границ Рохана – земли коневодов, куда уже давно пришла беда: Саруман захватил разум короля Теодена и держит все близлежащие земли в страхе.

Бернард Хилл образцово сыграл старого спятившего под действием чар короля, равно как и Брэд Дуриф был убедителен в роли «преданного слуги и советника». Советник короля, нашептывающий ему повеления Сарумана и смущающие разум наветы, Грима изгоняет заподозрившего неладное Эомера из Рохана, чей отряд изгнанников и встречают на своем пути Арагорн и Гимли с Леголасом и выясняют, что орков, несших пленных хоббитов уже нет в живых.

Выясняется, что Мериадок с Перегрином под шумок битвы орков с напавшей словно из ниоткуда армией рохиррим, скрылись в лесу Фангорн. Могу бесконечно аплодировать эпизоду, где энт ногой наступает на схватившего хоббитов орка – на этом моменте я очень долго смеялся когда смотрел «Две Крепости» в первый раз.

Заслуживает отдельной похвалы облик энта Древобрада. Да, в книге энты выглядели явно иначе, более человекоподобно, но и такой вариант антропоморфного дерева мне тоже пришелся очень по душе. В полный рост энт выглядит очень даже красиво, а сам лес я нахожу невероятно чарующим, есть в нем особая магия и «уют». Очень красивое сине-зеленое освещение Фангорна напоминает мне о чем-то очень далеком из детства, с чем-то ассоциируется, но не могу вспомнить с чем… В Древобраде же приятнее всего мне две вещи – янтарные, наполненные какой-то грустью, печалью и многовековой мудростью глаза и медленный, но при этом какой-то даже мелодичный голос…Глубоко запала в сердце сцена, где энт вспоминает о потерянных энтийских женах и поет песню собственного сочинения под удивительные красоты Новой Зеландии:

«Под покровом спящей листвы
Под раскрывающиеся сны деревьев
Когда чертог лесной страны зелен и свеж
И ветер дует с запада…
Вернись ко мне! Вернись ко мне
и скажи, что моя земля - лучшая...»

Потерянные энтийские жены для меня лично опять же означают нечто такое же, что куда-то ушло или уходит, о чем я писал выше, либо что-то что мы начинаем забывать и никак не можем вспомнить…

Возвращение Гэндальфа в Братство показано изумительно. В первую очередь потряс до глубины души рассказ Леголаса об этом древнем лесе, который эльфы некогда научили разговаривать, у которого тоже есть память… и злоба. Далее очень классно сделан момент, где во время появления Белого Мага Арагорн поднимает меч, но тот загорается пламенем, топор Гимли колдун лихо отбивает посохом, точно так же, как и стрелу Леголаса. Здесь очень выразительна музыка – опять хор, к которым у меня слабость… Совершенно потрясающий момент - «Прости… Я принял тебя за Сарумана» - «Я и есть – Саруман. (по молодости когда смотрел первый раз я сначала также принял его за Сарумана) …Вернее, тот Саруман, каким ему следовало быть». Потрясающе сыгранная сцена четырьмя профессиональными актерами! Один на миллион! Не знаю, как можно улучшить эту сцену… Очень уместно и вовремя воткнутый флэшбэк с битвой Гэндальфа с демоном Мелькора на Бесконечной Лестнице и его «перерождением»/«возвращением назад» (как угодно) делает эту сцену еще лучше «Но я Гэндальф Белый. И я вернулся к вам в решающий час». Браво, ПиДжей!

Здесь же есть еще одна изумительно-чудесная сцена, которую не могу не отметить: разговор Гэндальфа с Арагорном о Фродо и Кольцо. Похожая сцена имеется и в третьем фильме, но такая есть и во втором. Иэн Маккеллен устами Гэндальфа вкратце пересказывает сюжет фильмов, а затем говорит «Фродо должен выполнить эту задачу один», на что Арагорн отвечает «Он не один – Сэм ушел вместе с ним». Гэндальф явно доволен и облегченно вздыхает «Хорошо… Очень хорошо». Я нахожу этот эпизод одной из лучших диалоговых сцен в трилогии. В первую очередь ей дает баллы краткость – Гэндальф очень быстро и емко напоминает о сюжете, и говорит, что чего бы Саурон еще не достиг – покуда он еще не стал выше страха, и рассказывает также что Темный Властелин боится того, кем Арагорн может стать. Затем разговор плавно переходит на Кольцо Фродо, и здесь мы вновь сталкивается лицом к лицу с вечной темой в книгах Толкина – дружба и самоотверженность. Это сделано настолько быстро и плавно, что остается лишь аплодировать. Браво, ПиДжей, еще раз!
Real, арве, Petrov-Vodkin и 4 другим это нравится.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.01.2015, 03:31   #6 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Тем временем Голлум ведет путников через Могильные Топи с блуждающими огоньками, куда чуть не проваливается Фродо, а Голлум его спасает. Не буду зацикливаться на том облике зеленой Смерти, что тянулась к Фродо и долго преследовала меня ночами, но скажу, что эту сцену сделал Голлум в первую очередь. Это сцена для него и про него, и я всегда рассматриваю ее двояко. С одной стороны он спасал свою Прелесть и в любом случае не позволил бы хоббиту утонуть, но с другой – он спасал и Хозяина Прелести, которому поклялся служить, и к которому в так прекрасно показанной борьбе со своим «Злым-Я» не мог не проникнуться, ведь Фродо, вопреки Сэму, проявлял к Смеаголу какую-никакую заботу. Ну а также отмечу, что эта сцена ассоциируется у меня со сценой, где Сэм тонет в водах Андуина, а на выручку ему приходит Фродо с протянутой рукой. Здесь же, вопреки ожиданиям, мы видим руку не Сэма, но Голлума…

В следующей сцене мы еще глубже погружаемся в этого персонажа и между ним и Фродо состоялся первый серьезный полноценный диалог, где Фродо напоминает Голлуму о его настоящем имени, которое он носил много лет назад…

«Cold be heart and hand and bone
Cold be travelers far from home
They do not see what lies ahead
When sun has failed and moon is dead»

Эти строки, вспомненные Голлумом, я нахожу очень привязанными к финальной песне фильма.

«These tears we cry
are falling rain
For all the lies you told us
The hurt, the blame
And we will weep to be so alone
We are lost
We can never go home»

В последних двух поистине драгоценных и замечательно сыгранных сценах является новая сторона магии Кольца, которое способно низвести даже как-то светлых созданий до того, кем стал Голлум, которое почти не способно вспомнить ничего хорошего. Хотя иногда и способно.


Тем временем странники во главе с Гэндальфом добираются до Эдораса, где обитает уже готовый ползать на четвереньках безумный роханский король под опекой злобного ворона. В семье короля случилось несчастье – в битве при Изенских Бродах ранен сын короля – Теодред, которого еще можно было спасти, но вместо этого он умирает на руках племянницы бездействующего короля.

И далее потрясающая – нет, просто ошизительно потрясающая! – сцена, где отчаявшаяся Эовин выходит на крыльцо и видит, как роханский стяг уносит ветром. До чего же реально кинематографичная, а главная эстетичная и символичная сцена! Могу засматривать ее до дыр до скончания времен! И это потрясающая музыкальная тема Рохана, и летящее через весь город, деревянные дома и перелетающее через деревянные ворота роханское знамя с белым конем на зеленом фоне – и мимо проезжающий Арагорн медленно поднимает на него взгляд, а оно пролетает мимо него – вот, крупный план флага, развеваемого ветром на земле, и Арагорн под чуть замедленную съемку въезжающий в город… Воистину, такие сцены может снимать только настоящий Мастер! В ней нет ни одного лишнего кадра, ни одной лишней секунды, что называется, ни добавить- ни убавить. Восхитительно! Браво, Маэстро!

ИМХО, сцена излечения Теодена Гэндальфом в книге была лучше. В книге Гэндальф просто показал королю, что мир еще не объят мраком и призвал его выйти на улицу, подышать воздухом и увидеть, что гром с молнией еще не настигли эти края, а тьме и печали здесь еще места нет. Это было куда более тонко и метафорично, даже с некоторым философским подтекстом, тогда как в фильме получилось довольно прямо-таки твердолобо и напоминало скорее обряд экзорцизма, нежели то, что было писано Профессором в книге. Я думаю, при желании эту сцену можно было бы поставить и более канонично и приближенно к тексту, как было сделано со многими сценами в «Братстве» (которое из трех фильмов я считаю самым близким к первоисточнику), но уж как смогли так смогли – будем честны: выглядит оно эффектно и красиво, вышибать дурь Сарумана из башки Гэндальф умеет!:-) Очень сильная сцена с возвращением Теодена, тот момент когда он берет в руку свой Хэругрим незабываем, и сцену опять, как и многие делает музыка и удивительное взаимодействие с ней каждого кинематографического элемента, начиная от работы камеры и заканчивая медленными движениями руки Теодена, поднимающего клинок.

Сцена прощания с Теодредом очень трогательна – здесь своим голосом в самое сердце поразила Миранда Отто, персонаж которой лично я считаю самым ярким из всех женских героинь среди всех шести фильмов. Проводы павшего воина очень трагичны и печальны. Комок на сердце с того момента когда воина кладут в камень и навсегда запечатывают под холмом на котором будут расти цветы. «Родители не должны хоронить своих детей».
Узнав о том, что открытая война с Саруманом и его орками уже развязана, Теоден решает идти со своим народом в Хельмову Крепь, которая уже неоднократно спасала их народ. Гэндальф отправляется за изгнанным отрядом рохиррим в поисках подмоги – «Ждите меня на пятый день, с первым лучом солнца, на рассвете обратите взор на Восток» и с этим покидает наших героев.

Кольцо все глубже и глубже вонзается в сердце Фродо. После неудачи у Черных Врат он позволяет Голлуму вести их другим, потайным путем, и сам не замечает, как перестает есть, почти не спит и не отводит глаз от золотого колеса. Зато это замечает Сэм, о чем пытается ему сказать, но безуспешно, ибо Фродо его уже почти не слышит его.

Остановившись на передых путники замечают армию харадрим и идущих вслед за ними слонопотамов. Мумаки нарисованы очень классно – так жаль, что не посмотрел в свое время Трилогию в кинотеатре, но когда смотришь на них через большой плазменный телевизор – аж сердце замирает – вот-вот еще чуть-чуть и исполинские Олифанты вывалятся на тебя из экрана и провалятся на нижние этажи дома… Очень крутой эффект! Здесь нельзя не вспомнить стихотворение, которое читал Сэмуайз:

«…Я – древний, я самый
Большой и упрямый,
Я вечно хожу,
Никогда не лежу,
Даже сплю на ходу:
Помру – упаду.
Аз есмь гигант,
Имя мне Олифант.
Хоть верь, хоть не верь,
А есть такой зверь».

Засмотревшихся на диковинку с Югов хоббитов застает врасплох отряд стерегущих границы гондорцев, один из которых, - Фарамир, как выясняется, брат покойного Боромира. Хоббиты взяты в плен.

Возвращаясь к линии Арагорна и роханцев нельзя не вспомнить о развитии характера Эовин, который особенно остро показан именно в «Двух Крепостях». Здесь нам рассказывают о ее прошлом, о том, как она видела смерть матери и показано подробнее ее знакомство с Арагорном, где зритель выясняет его истинный возраст. Я считаю, Миранде очень удался образ девы-воина, которая больше всего на свете боится клетки и зря прожитой жизни без чести и славы. Очередное попадание ПиДжея и его чутья на идеальных актеров – один на миллион. Миранда Отто - идеальная Эовин.

Здесь можно видеть на первый взгляд ни к селу ни к городу вставленный флэшбэк с Арагорном и Арвен. В то время, когда Арагорн в смятении – Арвен направляет его. В то время, когда Арагорн боится за будущее и предлагает Арвен свободно уехать в Бессмертные Земли – та остается из любви к нему. В детстве я не мог оценить по достоинству красоту и суровый, даже жестокий реализм этих эпизодов, но теперь – к добру ли к худу ли, но могу. Этот яркий кусок или отрывок волшебной сцены смотрится несколько неуместно на фоне обыденных роханских степей, он здесь словно ни от мира сего, что придает ему некую романтичность и сказочность, это до боли неземной, и очень, если можно так сказать, личный, даже интимный эпизод, но при этом, как я уже сказал, здесь чувствуется давление жестокой правды, здесь мы видим на какой риск пошел Арагорн, оставив любимую в неопределенности, однако та его по-прежнему ждет и будет ждать до конца… Неподалеку от этой сцены расположена и та, где Элронд внушает дочери, что даже если Арагорн вернется с поля битвы, она все равно познает горечь утраты и разлуки и в конечном итоге будет несчастлива. Когда-то мне эта сцена казалась безумно затянутой, но теперь я понимаю, насколько она правильна и насколько она нужна, и, что тоже очень важно, насколько она эстетично снята. Эта гробница Арагорна под каменными храмами Осгилиата и серыми тучами, этот лес, где одиноко бродит тоскующая, готовая умереть душа эльфийской девы… Не думаю, что эти сцены прекрасней того божественного диалога Арвен с Арагорном на ривенделльском мосту под песню Энии «Aniron», но все равно огромное спасибо ПиДжею за этот потрясающий, удачно вплетенный в канву, диптих сцен «Об Арагорне и Арвен».
Real, арве, Petrov-Vodkin и 4 другим это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 31.01.2015 в 08:40.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.01.2015, 03:32   #7 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Боевка с охотниками на варгах – настоящий экстаз для любого поклонника экшена! Никогда не забуду кадры с нереалистично запрыгивающим на коня Леголасом – по-моему, именно с этого момента началось мое Леголасо-фанатение когда мне было 8-10 лет, точно тогда же я зафанател и от персонажа Блума из «Пиратов Карибского Моря», который проделывал такие же феноменальные трюки и чудеса эквилибристики. Сами варги нарисованы превосходно – очень устрашающи как куклы, так и CGI-модели. Очень красивая, эффектная и зрелищная экшен сцена с – имхо – напрасно попадающим в комические ситуации Гимли – но в остальном потрясающий эпизод.

Линию с «лже-смертью» Арагорна я считаю лишней. Не нравится мне эта сценарная ветка с упавшим со скалы Арагорном и исцеляющей его Арвен, в то время как его целует Брего. До сих пор так и не уловил здесь какую-либо режиссерскую мысль, да и на оформленный гэг это тоже, по мне, так не тянет, но да ладно. Вообще, именно из-за таких вещей «Две Крепости» у меня, возможно, наименее любимый эпизод из шести.

Далее следует тоже не очень приятный и не вполне понятный мне как кинематографический прием эпизод переговоров Галадриэль и Элронда посредством осанвэ. Я бы понял эту сцену, если бы в ней говорилось о том, как вытаскивать героев из жуткой передряги, но вместо этого Галадриэль начинает ПЕРЕСКАЗЫВАТЬ СЮЖЕТ фильма, что мне совсем не по нраву, и в конечном итоге это получается не диалог двух эльфийских владык, а чрезмерно затянутый монолог одной Галадриэли. И я бы еще понял оправданность пересказа сюжета в середине фильма, если бы Гэндальф в конце вновь не начал его пересказывать, говоря, что «все наши надежды теперь на двух маленьких хоббитов, блуждающих где-то в глуши»… Правда, эпизод наполнен эпичными кадрами с вивернами над Барад-Дуром и красивыми ракурсами Осгилиата, но с содержательной точки зрения эта сцена для меня, прямо скажем, не очень удачная…

Зато далее следует отличный флэшбэк «о Фарамире и Боромире», в котором показана любовь братьев друг к другу и любовь отца лишь к старшему из них. Очень люблю этот эпизод как за диалоги, так и за локации – кадр со стоящим над руинами Осгилиата Боромиром, толкающим речь, был очень эпичен. Я уже говорил о «дыхании истории», которое чувствуется напротяжении всей трилогии, и это один из таких эпизодов, где он чувствуется сполна. «Запомни этот день, младший брат» - дважды говорит ему Боромир. Первый раз это был торжествующий возглас, призывающий запомнить день изгнания сил Врага из этого города, но говоря эти слова во второй раз старший брат словно предчувствовал, что не вернется…

Тем временем Фарамир догадывается о том, что несут с собой путники через допрос пойманного Голлума, и заявляется к хоббитом с объявлением, что поведет их в Гондор, к трону своего отца.

К изменению характера Фарамира относительно книжного можно относиться как угодно, и мне тоже не вполне нравится, что книжного Фарамира, который ни за что бы не прикоснулся к Кольцу даже валяйся оно без присмотра на дороге заменили на такого, который с первого же мгновения забывает о том, кто он такой лишь бы доставить Кольцо к отцу и доказать что он чего-то стоит. Однако, я не считаю, что это достаточно критичное изменение, чтобы назвать «Две Крепости», а уж тем более всю Трилогию Кольца плохой экранизацией. Мне это отклонение не мешает, хоть я его отчетливо и вижу, и считаю, что тот Фарамир, который получился в конечном итоге, после того как прошел личностное испытание, в итоге стал похож на того, что был описан в книге Толкиена.

Однако, фильм постепенно подводит нас к кульминации, к третьему акту – герои вошли в Хорнбург, и готовятся к Битве за Хельмову Падь. Теоден потерял всякую надежду на помощь от бывших союзников, и людям остается лишь только заделывать в крепости щели и пробоины, чтобы не допустить в нее вражеские силы. Однако отчаяние Теодена было напрасным и подмога к нему приходит с самой неожиданной для него стороны – от эльфов Лотлориэна. В книге этого эпизода не было, но мне нравится что так сделали в фильме – одна из главных идей творчества Профессора объединения народов перед единым общим врагом здесь снова находит отражение, что меня несказанно радует.

«A new power is rising. Its victory is at hand!» - возглашает Саруман и пускает в бой свое десятитысячное войско дабы оросить землю кровью невинных роханцев. Это очень мощная сцена. Каждый день вспоминают эту камеру, отъезжающую от Ортханка и как бы проходящую сквозь тысячи копий… Джексон всегда умел снимать эпичные планы и этот у него – один из лучших.

На мой взгляд, Джексону отлично удалось показать напряжение перед битвой – оно так и ощущается, воздух буквально наэлектризован этим самым напряжением – обстановкой нагнетания страха и ужаса, чего-то неминуемого. И в этом весь блеск постановки битвы за Хельмову Падь. И в связи с этим нельзя проигнорировать конфронтацию Леголаса и Арагорна «Три сотни против десяти тысяч!.. Они все погибнут в этой битве!» - «Тогда я погибну вместе с ними!»
Даже эльф временно перенял упадническое настроение и не смог совладать с собой, в чем впоследствии быстро раскаялся.

Сама Битва вышла на диво роскошной, масштабной и эпичной – Джексон выдал одну из лучших кинобаталий в истории человечества с должным размахом. До сих пор не понимаю, КАК им удалось снять эпизод взрыва стены, настолько мощно он снят, настолько правдоподобно разлетаются камни в разные стороны!

Очень понравилось, что из книги была перенята идея эдакого соревнования Леголаса и Гимли «кто зарубит больше» - таким образом в суровые масштабные сражения была привнесена доля годного юмора:-) Отдельно на каждом просмотре доставляет момент, где орки «черепахой» забираются на мост и ломятся в двери, а Арагорн и Гимли нападают на них сборку, при этом Гимли просит швырнуть его через пропасть, но при этом – ни слова эльфу:-) Леголас, съезжающий по лестнице на щите и при этом пуляющий стрелы в орков – это уже десятилетняя классика из разряда «Не пытайтесь это повторить». Подробно на битве я останавливаться не буду, ибо о ней можно рассказывать почти бесконечно…

Однако трилогия – это еще и кладезь эпичных фраз и цитат, и перед битвой Король Теоден ведет диалог с комендантом, который не грех и процитировать:

«Кто я, Гамлинг?»
«Вы – наш Король, сир»
«И вы верите своему королю?»
«Ваш народ, господин, пойдет за вами даже на смерть»
«Даже на смерть… Где ныне конь и всадник, где звонкого рога пение? Отгремели горной грозою. Отшумели степными ветрами. Сгинули дни былые в закатной тени… за холмами… How did it come to this?..»

Гениально!

Здесь же мне безумно нравится еще одна сцена перед битвой, где Арагорн подзывает парнишу, просит представиться и пробует меч на руку. Сын Гамы говорит, что надежды уже не осталось, но Арагорн со словами «Это хороший меч» отдает ребенку не заточенный клинок и говорит, что надежда всегда остается. Я понимаю, что это во многом намеренный эпизод, дабы показать сынишку Филиппы Бойенс, но для меня этот момент все же несет некий особый смысл. Все-таки не зря одно из имен Арагорна – Эстель:-) Он действительно дарит окружающим надежду.

«Король Теоден бьется один» - «Не один. Рохиррим!»
Когда защитников крепости покинули всякие остатки надежды в Хельмову долину приходит рассвет, а вместе с ним – Гэндальф с отрядом изгнанников. Это божественная сцена. Оператор просто божит всю дорогу. Актеры, осветители декораций, мастера визуальных эффектов – все просто непрерывно творят чистый кинематографический кайф. Всякий раз от спуска армии рохиррим во главе с Гэндальфом Белым у меня попросту замирает сердце и отказывает биться дальше. А до чего же прекрасен за секунду до этого вид на холм, с Гэндальфом на Святозаре на фоне золотого рассвета!


Здесь начинается чистый непрерывный оргазм, к которому примешивается устроенный энтами эпичный расколбас в Изенгарде, который впору вписывать в учебники масштабных битв рядом с Хельмовой Падью и Пеленнором.

Пока силы природы волной разрушают шарашкину контору Сарумана в Изенгарде – орки со всех ног бегут от армии Рохана в лес, к хуорнам, которые довершают дело и вымывают из леса всю грязь.

Тем временем Фарамиру, занятому защитой Осгилиата от орков и назгулов, открывается уничтожающая сила Кольца и он с миром отпускает хоббитов.
Здесь очень примечателен эпизод, где Сэм рассуждает о том, что они с Фродо похожи на героев великих легенд, из тех, что трогают за душу. Мне этот эпизод не раз и не два поднимал настроение и вытаскивал из плохого самочувствия. Этот монолог Сэма очень похож на тот эпизод из «Возвращения Короля», где Сэм видит в небе Мордора яркую звездочку, к которой тень не смеет прикоснуться. Так же и здесь – Сэм готов верить в добро, и что зло рано или поздно уйдет – и это поддерживает его в пути. На мой взгляд, здесь явно прослеживается еще один мотив толкиновских произведений.

Так же отмечу довольно атмосферный эпизод в сточной трубе и диалог Фарамира с Голлумом, который, как выясняется, собрался вести хоббитов через перевал, где обитает Темный Ужас. Сэм говорит Фарамиру, что тот проявил себя самым лучшим образом, и этот диалог Сэма с военачальником Гондора очень напоминает книжный, что состоялся между ними в Итилиэне. «Должно быть, Шир и впрямь великолепный край, коль садовники в нем в таком большом почете и держаться столь достойно».
Real, арве, Petrov-Vodkin и 3 другим это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 31.01.2015 в 10:18.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.01.2015, 03:33   #8 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Последний фильм Трилогии Кольца первым делом погружает зрителя в историю Голлума – одного из самых ключевых персонажей этой Саги, которому отведена в ней немаловажная роль. Пролог «Возвращения Короля» повествует о том, как Смеаголом было найдено Кольцо, как оно совратило его, как он прошел через первое в своей жизни убийство, как отстранился от родных и в итоге был изгнан из круга семьи и отправлен в вечные скитания. Это очень жуткая и грустная часть путешествия и я не помню, чтобы часто специально пересматривал ее, ибо вещи показаны по-настоящему жуткие и отвратительные, но для сюжета несомненно необходимые…

Через несколько мгновений мы вновь обнаруживаем себя с хоббитами, бредущими в Мордор к Роковой Горе с целью уничтожить раз и навсегда Кольцо Всевластья, так желаемый многими предмет, за который цепляется Саурон и его существование в этом мире, на котором зиждется для Темного Властелина так многое... Мы видим бодрого Сэма, который все еще лелеет надежды на обратный путь, и Фродо, который уже начинает в этом сомневаться.

Тем временем две сюжетные линии, шедшие последнее время порознь, воссоединяются, и Гэндальф, а вместе с ним Арагорн, Гимли и Леголас встречаются с пирующими на развалинах Изенгарда в не лучшем своем виде Мериадоком и Перегрином. Бросая мельком взгляд на затопленные кузни и машины, мы видим, что энты действительно неплохо поработали.

Встреча с Саруманом была одной из самых ожидаемых мной сцен после того, как я впервые посмотрел театральные версии в 04 году. Сам разговор с Белым магом снят почти точь-в-точь как в книге, за исключением его завершения. Вообще, диалог Гэндальфа и Теодена с Саруманом по-моему, одна из самых продолжительных по хронометражу добавленных в расширенную версию сцен, и не зря – ибо она действительно почти дословно цитирует книгу, в том числе такие приятные мелочи, как «Корона семи королей» и «Посох Пяти магов». Сама сцена швыряния Куруниром файерболами, изгнания Гэндальфом Сарумана из Совета, «твой посох сломан» и убийство Сарумана Гримой (которое по канону должно было произойти в Шире, но произошло не в Шире по совершенно понятным причинам) показаны очень эффектно. Никогда не понимал, почему эту сцену нельзя было включить в театральную версию, где персонаж Сарумана занимал одно из центральных мест в повествовании, ведь к началу фильма зритель же еще не устанет, но, видимо, сцену посчитали чрезмерно жестокой для массового зрителя, и поэтому, надо думать, она и отошла в SEE. Саруман эпично приземляется на колесо с шипами, не почувствовав сильной боли, и на этом мы с ним прощаемся навсегда.

Герои с победой возвращаются в Медусельд, и там мы становимся свидетелями примечательного диалога Гэндальфа с Арагорном, который, на мой субъективный взгляд, очень пересекается с похожим диалогом из «Двух Крепостей», о котором я заводил речь выше:

«Нет вестей от Фродо?» - «Ни слова. Ничего». – «С каждым днем Фродо приближается к Мордору» - «Мы не знаем точно…» - «Что говорит тебе сердце?» - «Что Фродо жив».

Особенно сильным этот эпизод, на мой взгляд, делает тот факт, что мы слышим этот печальный разговор на фоне всеобщей радости и веселья, и это придает разговору особую жизнь и иную суть. Отлично подчеркнут контраст, во время этого разговора общий гам и веселье сильно заглушаются и мы их почти не слышим, потому что знаем – эта радость сиюминутна.

Еще один выдающийся эпизод происходит в главном зале Медусельда, где Арагорн накрывает одеялом спящую Эовин, а та, резко проснувшись, пересказывает ему свой сон о гигантской волне, которая накрыла весь мир, а дева Рохана стояла на краю обрыва и ничего не могла сделать. Сцена достаточно канонична, а самое главное подчеркивает масштабы надвигающейся беды и роли каждого отдельно взятого героя в грядущей войне.

Здесь мы плавно переходим на эпизод где в ночное небо молча глядят Арагорн и Леголас. Эльф предчувствует надвигающуюся беду как никто другой и не может разглядеть на небе звезды, потому что их перекрыла тьма. Внезапно он чувствует, что сам Враг явился в чертог и вместе с Арагорном они видят Пиппина, сражающегося силой воли и мысли с Палантиром Ортханка, который он в порыве любопытства выкрал у Гэндальфа из-под одеяла.

Пиппину приходится покинуть Рохан вместе с Гэндальфом, который первым направляется с предупреждением о войне в Минас-Тирит. Очень сильная сцена прощания Пиппина и Мерри, которую в первую очередь делает музыка. Часто пересматриваю этот эпизод, ибо он очень красив: Мерри провожает друга, не зная, суждено ли ему еще увидеть его, а затем выбегает на лестницу, чтобы посмотреть на удаляющегося друга и родича, возможно, в последний раз. Сколько хоббиту еще потерять? Он уже потерял Фродо, Сэма. Теперь нет и Пиппина. «Вы смелые ребята» - говорит ему Арагорн. «Скорее безрассудные».

Невероятно красива сцена прибытия Белого всадника в Минас-Тирит, Город Королей. Все так, как и описывал Боромир – гигантский многоярусный величественный город под огромным Миндоллуином, Белая Башня Эктелиона, сверкающая словно жемчужно-серебряная игла…

А этот проезд под городом, с одного яруса на другой, и выше! Какая потрясающая работа художников и декораторов, а еще мастеров миниатюр и гигантюр, авторы до того детально смастерили модель города в скале, что многие оконца и дверца даже не засветились в кадре, но тем не менее были сделаны! …и так, до Белого Древа и до палат самого Наместника Денетора, где говорить будет Гэндальф, а Пиппину лучше помалкивать. Помалкивать у того, конечно, не получается, и он выдает наместнику правду о том, как погиб Боромир, спасая его самого и его собрата, заодно поклявшись служить Денетору в уплату этого долга.

Безумно цепляет эпизод, где Фродо, пробираясь с Сэмом и Голлумом через какие-то тернии внезапно останавливается и вслух осознает, что обратного пути не будет. Сэм подбадривает хозяина, говоря, что это лишь плохие мысли, а у них - путешествие Туда и Обратно, как у старика Бильбо.

Неожиданно перед глазами героев предстает каменная фигура короля Гондора на постаменте с оторванной головой, вместо которой сейчас торчит испещренный орочьими письменами закованный булыжник. Очень греет сердце момент, где Сэм (именно Сэм!) обращает внимание Фродо на каменную голову короля, который теперь в рассвете обрел корону, коей является венок из цветов. До чего душевная, теплая, а самое главное – опять же символичная сцена! У Джексона в обеих трилогиях о Средиземье вообще очень многое держится на знаках и символах.

Очень мощной и одной из бесспорно самых красивейших локаций кинотрилогии является Минас-Моргул, через который на пути к перевалу Кирит-Унгол проходят путники. Очень эпично показано вываливающееся из врат крепости многотысячное войско, готовое штурмовать Минас-Тирит, а сверху над крепостью показывается Ангмарский Король-Колдун на своем драконо-виверне. Невероятно масштабные кадры! Помню, как в детстве, глядя эти фильмы завернувшись под одеяло трясся на моменте, где из башни бьет столп зеленого пламени, возвещающий хозяину о сборе выдвигающейся армии! И глядя на армию действительно недоумеваешь – какая же сила может с ней совладать, как победить такое войско? Здесь может быть место разве что только «безумной надежде»…

Далее – из сцен, которые хотелось бы отметить, хочется выделить эпизод с сигнальными огнями, где Пиппин, демонстрируя неоценимые качества хоббитов, таки зажигает огни о помощи, а вместе с ними на вершине Минас-Тирита зажигает и Надежду.
Real, арве, Petrov-Vodkin и 3 другим это нравится.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.01.2015, 03:33   #9 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Просто невероятная визуально и сложная технически сцена, где мы под божественную музыку Шора видим, как зажигаются огнем пик за пиком, одна вершина горы за другой – все зажигаются пламенем, и камера на протяжение нескольких минут неотступно следит за этим поистине эпического масштаба действием. Совершенно ураганный момент, заставляющий в очередной раз подбирать с пола челюсть.

Тем временем армия орков уже захватывает последний рубеж обороны Осгилиат (отдельно замечу, что серые каменные руины, а над ними крылатые назгулы под серыми тучами - это о-очень стильная фэнтезийная картина) – и виверны хватают всадников и сбрасывают с высоты одного за другим. И тут следует еще один убийственной мощи эпизод, где Гэндальф, он же Белый Всадник, зажигает пламя посоха и белым Светом прогоняет сгустившуюся над гондорскими всадниками Тень. И вновь квинтэссенция роскошного визуала, гениальной музыки и потрясающей камеры!

Однако отец недоволен тем, как «легко» был сдан Осгилиат и вновь посылает теперь уже единственного сына на смерть с целью отбить город обратно. Дальнейший эпизод отлично проиллюстрирован песней Пиппина, которую наместник заставил спеть ему во время трапезы и самим «дофига символичным» приемом пищи наместника, у которого в тарелке вместо еды, как выясняется в дальнейшем, лежит вовсе не еда, но кости его собственных детей, жизнями которых он так неразумно распорядился… «Твой отец любит тебя, Фарамир. Он вспомнит это за миг до конца».


Очень впечатляет сбор роханцев в Дунхарроу – шесть тысяч копий с высоты птичьего полета смотрятся очень красиво и захватывающе.

К Арагорну является отец его возлюбленной и по ее просьбе вручает наследнику Исильдура перекованный Нарсиль, который теперь нарекают Андрилом. В то время, как Арагорн должен дарить надежду другим, он понимает, что в нем самом надежды уже почти не осталось…

Очень нравится, как показан закрытый ото всех Храм Мертвых и сама проклятая Армия Мертвецов – более жутких призраков я еще в кино не видел никогда. Здесь, правда, несколько смущает сцена с падением 100500 черепов и обрушением всего их дворца – впоследствии эту сцену мне очень напомнил один из эпизодов «Пиратов Карибского Моря 3», где во время освобождения языческой морской Богини из нее так же посыпались 100500 крабов и еще каких-то морепродуктов. Однако, выглядит оно все по-пиджеевски зрелещно и вполне зачОтно, так что нехай будет!:-)

Обнаружив пиратские корабли Умбара Арагорн в отчаянии падает на землю, и, мне даже показалось, что у него из глаз полились слезы – и мне безумно нравится такой ход. Даже киношного, казалось бы, непробиваемого и неутомимого, Арагорна может охватить страх и отчаяние. На какой-то миг надежда угасла даже для нее самой.

Не знаю, как Питеру Джексону удалось обуздать такие масштабы как Пеленнорская Битва в «Возвращении Короля», и не думаю, что когда-нибудь еще одному кинопостановщику окажется под силу это повторить. Пока не постесняюсь заявить, что это самая масштабная кинобаталия, которую когда-либо видело человечество в кинематографе. В один ряд с ней могу поставить разве что другие баталии из «Властелина Колец» и сражения из «Войны и Мир» Бондарчука. Аналогов Пеленнору до сего дня я не видел, и не думаю, что мне суждено увидеть их в ближайшем будущем в расчете на десятилетия.

Пеленнорская Битва, как и все эти шесть фильмов о Средиземье – это единый сплоченный организм, гигантская действующая без сбоев машина, которая попросту выносит мозг на сто километров от экрана. Это просто сплав из сумасшедшей виртуозной операторской работы, супер-охренительнейшего визуала, невероятно убедительной актерской игры и просто гениальной постановкой самой по себе.

Осадные машины подъезжают в точности тогда, когда надо, катапульты бьют в точности туда, куда надо, орки выпрыгивают тогда как надо, огненные снаряды попадают точно в цель куда надо. В Битве есть совершенно потрясающий момент, где гондорцы посылают в сторону орков здоровенный кусок стены, и камера вместе с ним следует до самой цели – вот здесь я был готов аплодировать стоя!

На моменте, где Гронд пробивает главные ворота я просто вжался в кресло так, будто впервые вижу этот фильм.

Единственное, что мне не вполне нравится – так это стычка Ангмарца с Гэндальфом, как она показана в фильме. Совершенно не сравнимо с тем, как это было описано в книге. В книге исход поединка явно не подчеркивался, и магу так и не выпало лицом к лицу сразиться с ангмарским Колдуном – сказано лишь, что после их встречи Гэндальф еще долгое время оставался в холоде и недвижим. В фильме же она была сведена до более простой магической дуэли, в которой Ангмарец моментально кладет Белого Мага, что я нахожу несколько примитивным в плане подачи и неправильным по своей сути. На мой взгляд, было бы лучше оставить битву некой загадкой, как это было в книге, ибо в фильме получилось, хоть и очень зрелищно, но несколько глупо и предсказуемо…

Приход Рохиррим показан бесподобно. Это гениальная сцена. Когда смотрю такие эпизоды (а таких в кинематографе могу пересчитать по пальцам на одной руке) понимаю – вот ради таких моментов я и живу на этом свете! Этот многотысячная волна, эта речь Теодена, это громогласное, пробирающее до мурашек «НА СМЕРТЬ!!!» и в конце – смывающее орочью армию сверкающее светло-рыжее цунами – это просто непередаваемые ощущения и визуальный оргазм на ближайшие несколько часов. В такие моменты мне особенно жаль, что не успел в свое время посмотреть это Кино в кинотеатре.


Один из самых запоминающихся диалогов Трилогии, что состоялся между Пиппином и Гэндальфом пробирает до печенок:

«Наверное, это наш конец» - вздыхает Перегрин
«Конец? Нет, наш путь не кончается смертью. Смерть – лишь продолжение пути, начертанное всем. Серая как дождь завеса этого мира отдернется, и откроется серебристое окно, и ты увидишь… белые берега, и за ними далекие зеленые холмы под восходящим солнцем».

Очень глубокий диалог, и опять же для меня он явился жизнеутверждающим. Одна из тех сцен, что позволяет забыть о бедах, глубоко вздохнуть и дальше спокойно жить со знанием того, что все плохое когда-нибудь закончится. По своей сути мне очень напоминает слова Дамблдора из цикла Дж.К. Роулинг: «Для высокоорганизованного разума смерть – это лишь очередное приключение», и в очередной раз подчеркивает неизбывную чарующую глубину толкиновских произведений и мыслей, которые они несут читателю…

Свалка на Пеленнорском поле с участием мумаков, троллей, вивернов и армии мертвецов – продолжение сумасшедшего банкета с Питером Джексоном. Даже когда смотрю ее дома на большом экране возникает ощущение что мой дом вместе с участниками битвы и со всем его содержимым кубарем катится в геенну огненную. Я понятия не имею, почему «Возвращению Короля» было отказано в номинации на «Оскар» за лучшую операторскую работу, но оператор там просто творит чудеса всю дорогу. Такой плавной камеры над многотысячными войсками, над бегущими в разные стороны слонопотамами и прочьей нечистью не суждено увидеть больше ни в одной кинокартине. Без всякого преувеличения, совершенно гениальная постановка, уникальная и единственная в своем роде.

Стоит ли на фоне всего этого вспоминать трюки специалиста по истреблению мумаков от Леголаса? Всенепременно! Ибо ничего круче я на тот момент в жизни не видел – Леголас в считанные секунды забирается по стрелам, сбрасывает со слонопотама всю сауроновскую банду неудачников и тройным выстрелом наносит удар прямо в черепушку чудовища, после чего скатывается по хоботу падающего мумака наземь. Это, разумеется, считается за одного:-)
Real, Лотиэн, арве и 4 другим это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 03.02.2015 в 19:56.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.01.2015, 03:34   #10 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Сражение Ангмарца с Эовин теперь очень напоминает по своему виду сражение Торина Дубощита с Азогом Оскрвернителем. Враг пытается ударить кистенем, а воин света от него до поры удачно уворачивается. Битва обыграна очень эпично и победа над Королем Назгулов, равно как и прощание Эовин с умирающим Теоденом – одна из сильнейших сцен фильма, хотя было бы интересно посмотреть и на каноничный вариант, где Король Рохана погибает так и не узнав, что рядом с ним на поле боя лежит его племянница, рискнувшая ради него своей жизнью.

Голлум тем временем стравливает Фродо и Сэма, в результате чего Сэм оказывается изгнан домой самим Фродо в порыве ярости и безумия от ношения развращающего даже самые чистые души Кольца, вследствие чего оказывается легко загнан Голлумом в пещеру паучихи Шелоб. Ох, так отвратительно-правдоподобно изобразить потомка Унголиант мог только настоящий арахнофоб, каким наш ПиДжей и является. Долго я пересматривал «Возвращение Короля» только ради одной сцены сражения с Шелоб! Поставлено по-настоящему мерзко и отвратительно – даешь Джексону премию главного арахнофоба первой степени! В момент когда вернувшийся к Фродо Сэм прогоняет толстую объевшуюся паучиху обратно во тьму и видит скованного паутиной Фродо в сердце действительно закрадывается ужас – тут-то, думаешь ты, и конец пришел всему походу, ведь до Роковой Горы еще так далеко!.. Как только тело Фродо забирают орки - положение ухудшается, и на первом просмотре для героев совершенно не видно никакой надежды на спасение… Вот тут-то и начинается настоящая кульминация и переживание за героев фильма, для которых просто не видно выхода. И до чего же сильным было мое удивление, когда выяснилось, что Кольцо-то Сэм на самом деле забрал, просто втайне от зрителя!

Тем временем Гондор собирается пойти на Саурона с остатками своих воинов чтобы дать Фродо свободный проход по Мордору. Очень сильный эпизод где Арагорн является Саурону через Палантир, показывая ему перекованный меч Исильдура: Владыка Тьмы в ответ пытается ввергнуть Арагорна в глубокое отчаяние, показывая ему умирающую от тоски и печали Арвен, что однако, нисколько не сбивает наследника трона Гондора с намеченного курса.

Разговор с Послом Саурона у Черных Врат снят потрясающе, хоть мне и не очень нравится, что в конце Арагорн убивает посла, чего никогда не сделал бы Арагорн книжный.

В принципе Битва у Черных Врат и не затевалась как особо эпичная, но мне невероятно нравится, насколько здорово она снята: в какое замкнутое кольцо взяли орки противников, как над битвой летала восьмерка назгулов, лишенная на сей раз предводителя. Музыка вновь делает тот момент, когда над Гэндальфом показывается лунный мотылек, а затем эвкатастрофическим явлением в небе появляются орлы и выщипывают перья из Назгулов.

Тем временем великомученик Фродо, не помня ни вкус хлеба, ни шелеста травы, ни журчания воды, ни даже собственного имени, с огненным колесом перед глазами таки из последних сил добирается до Роковой Горы. Всех сильных сцен трилогии здесь и не перечислишь, но одной из таковых, несомненно, является эпизод где верный Сэм берет Бэггинса на руки и несет к Горе («I can't carry it for you… But I can carry you!»)

Вмешательство Голлума в подведение итогов в свое время явилось для меня нехилым сюжетным твистом. Как бы жаль мне ни было это существо, но я искренне аплодировал Сэму когда тот впервые за все время наконец догадался стукнуть его камнем по голове. Вообще, как ни странно, именно в концовке для меня во время самого первого просмотра 10 с лишним лет назад начались неслабые такие сюжетные повороты и нежданы. Ни за что бы не подумал, что дойдя до самой цели, Фродо объявит себя хозяином Кольца. И да, даже сейчас этот момент смотрится очень неожиданно и в некотором смысле тебя охватывает шок, потому что в это просто невозможно поверить!.. Концовка в Роковой Горе снята просто на высшем режиссерском драматургическом уровне – совершенно небывалый накал эмоций и страстей – внутри попросту происходит столкновение множества стихий и в душе разворачивается борьба – вот что я называю полной вовлеченностью в просмотр истории на экране, полной зрительский самоотдачей и взаимодействием фильма со зрителем.

Мне не вполне нравится, что в момент когда Голлум таки отнимает у Фродо Кольцо – тот мигом бросается к Голлуму в попытках продолжить борьбу. В конце-концов, во многом именно тем, что он сумел отказаться от Кольца в книге - Фродо и заслужил право отправиться в Бессмертные Земли. Однако по фильму он за Кольцом прыгает, и в итоге Сэму приходится держать Фродо за руку, чтобы не дать тому упасть в пропасть, куда только что упало Кольцо вместе с его последним, давно лишенным дома, хранителем…

Джексон грамотно заканчивает все начатые в Трилогии линии: Арагорн становится правителем Гондора и я готов бесконечно восхищаться песней, которую он поет , его страстным поцелуем с Арвен, а также моментом, где весь народ стоит пред лицом хоббитов и Арагорн восклицает «Вам ли кланяться!»

Четверка хоббитов, ряженая в чужестранные одежды, возвращается домой. Есть чудесная сцена в «Зеленом Драконе», где один из местных восхищается выращенной тыквой, а главным героям до этого особого дела уже и нет. Они чувствуют себя чужаками в родном крае, поднимают кружки и дружно пьют, а на лицах у всех радостные улыбки, а для кого-то из них жизнь очень даже продолжилась:-)

«Бильбо говорил, что его роль в этой истории заканчивается, что герои легенд исчезают в свой черед. История Бильбо подошла к концу, на его долю больше не выпадет странствий… Кроме одного».

Серебристые Гавани, для меня, пожалуй, самый личный эпизод как для поклонника этой истории. Он ставит финальную точку над всем шестисерийным в итоге путешествием, подводит черту… Я не могу не восхищаться красотой этого места, красивым желто-розовым закатом, и я думаю, что сам бы очень хотел когда-нибудь побывать в таком же месте. Это проводы любимых героев легенды, с которыми я пробыл больше десяти лет, на последнем корабле в Бессмертные Земли Валинора. Поэтому я считаю эту сцену самой личной из всех снятых сцен в мире Средиземья. Это самый особенный и самый грустный эпизод, который я никогда не забуду. В первый раз я над ним очень горько плакал, но тогда не потому, что уходили мои любимые герои, а просто потому, как он поставлен сам по себе, какая там звучит музыка, какие там у всех грустные лица. В конце-концов, не грешно заплакать на хорошем фильме, когда сам Гэндальф говорит, что плакать – не всегда плохо. Сейчас я смотрю несколько более сдержанно, но глядя на яркий корабль, уносящий детство вдаль, пусть даже и в Бессмертные Земли, сердце по-прежнему защемляет. В итоге я понял, что из титровых песен о Средиземье для меня нет любимых – я слушаю все под настроение, и каждый раз та, которую слушаю последней - и становится на время любимой. Это настолько замечательные и равные между собой песни, что выбрать любимую из них – выше моих сил. Джексон создал Эпос. И перефразируя цитату Галадриэль – Если бы с этим не справился Питер Джексон – не справился бы никто.
Real, Лотиэн, арве и 4 другим это нравится.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.02.2015, 18:32   #11 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для bres
 
Регистрация: 22.07.2011
Адрес: Урал
Сообщений: 546
Маг, спасибо за замечательный и тёплый отзыв! "Властелин Колец" достоин подобных рецензий. Конечно не со всем согласен, мог бы поспорить, но спорить всё-равно не буду. Ибо "в главном единство, во второстепенном свобода и во всем любовь", в данном конкретном случае любовь к великолепному фильму, который для многих стал значительной частью жизни и проторил дорожку к прекрасному
Real, Маг и Стихия это нравится.
__________________
"The Lord of the Rings" is one of those things:
If you like it - you do; if you don't, then you boo!
bres вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.02.2015, 10:23   #12 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Вот перечитываю еще раз то, что написал, и понимаю, что сказал далеко не все, что хотел. Наверное, о таких фильмах вообще невозможно как следует рассказать, когда практически весь фильм на 99 процентов состоит из ярких запоминающихся и трогающих сердце и душу моментов – что-то все равно упустишь...

А хотел я сказать про то, что мне очень нравится, как в фильме показаны отношения между дочерью Эомунда и хоббитом Мерри. Несмотря на то, что персонажи разные, их очень многое объединяет: они оба оказываются своего рода «изгнанниками» с поля боя со стороны мужского племени как более слабые и как те, кто могут принести пользу в другом месте, оказывая помощь больным, правя страной в отсутствии короля или те, кто более нужен в мирное время. Но они оба не желают оставаться в тылу и хотят сражаться за тех, кого любят. У них разное происхождение, но общие стремления, а главное - общая причина. И, прячась ото всех (скрываясь даже во время битвы, когда обратно уже не повернуть, будто выйти в бой - это нечто постыдное, но попросту не желая рисковать жизнями других) они оба играют в битве одну из ключевых ролей, и сражаются с врагом наравне со всеми прочими, не надеясь на защиту, а только на свою храбрость, зная ради чего они сражаются. И это их роднит. Здесь очень показательны два диалога – один состоялся между Эомером и Эовин, а другой между ней же и Мерри. Во втором диалоге вновь проявляется душевная простота характера хоббитов: Мерри говорит, что неспособен на великие дела (в чем глубоко заблуждается), но все равно идет бой потому что хочет помочь друзьям. В более раннем же диалоге между Эовин и братом, мне в первую очередь нравится не то даже, как Эовин отстаивает право хоббита сражаться в битве, но описание кровопролитной войны. Война – худшая вещь на свете, и факт этой войны придает трилогии особую значимость и масштаб.

«Когда хоббита охватит страх, когда вокруг него будет кровь, крики и весь ужас бойни – он сбежит. И будет прав. Война мужское дело».

Здесь достаточно нескольких слов чтобы осознать весь ужас того, что ждет персонажей, и что иногда ужас бывает таким, что даже явить в нем собственный страх – действие, которое не может осуждаться. Однако Эовин доказывает, что женщина в бою может сражаться не менее, а то и более яростно и агрессивно, чем мужчина, и в итоге оба – дева Рохана и хоббит – преодолевают собственные страхи и сомнения.

Также безумно любим мной эпизод прощания Теодена с Эовин перед отъездом, где тот говорит, что единственное, чего он хочет, чтобы она больше улыбалась. «И хватит отчаяния». По-моему, в этом эпизоде очень классно и очень уверенно поставлен кадр – чисто эстетически мне нравится расположение предметов и положение героев в нем, сама картинка в данном эпизоде очень красива. Но главное – опять затронуты вечные темы. Сейчас Эовин вынуждена провожать любимого человека на войну, и нет никакой надежды, что он с нее вернется. Однако Теоден выражает уверенность что лучшие времена когда-нибудь настанут и что даже в такое темное время счастье еще возможно, и человек может его найти. То, чем особо любима эта трилогия вопреки всему, так это тем, что все эти темы в ней не просто существуют где-то фоном или сидят на скамейке в сторонке, как во многих иных фильмах, а активно, но изящно педалируются, уверенно и без жирных мазков, и эта сцена в этом плане очень показательна. Фильмы пропитаны ощущением уходящей эпохи и некой светлой печалью, но также полны оптимизма, и этим они очень жизненны, правдивы и честны, как собственно и литературный первоисточник.
Real, арве, Petrov-Vodkin и 2 другим это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 02.02.2015 в 10:56.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.02.2015, 17:34   #13 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Старый Тук
 
Регистрация: 22.12.2014
Адрес: Тукборо
Сообщений: 2,062
Отдельно следует добавить, что Трилогия не была бы той Вещью, без изумительной симфонии Говарда Шора. Порой кажется, что Шор прочувствовал Средиземье даже глубже самого Джексона. И страшная обреченость в бою на Амон-Сул, когда торжество Зла как никогда близко и мучительно неотвратимо. И песня Арвен, в исполyении Энии, бесподобно погружающая в тот Мир. И величественный, как поступь богов Асгарда, подъём в горы (The Ring Goes South). И мой любимый "Путь во тьме", с совершенно бесподобным моментом (неразрывно сочетающимся с картиной), когда Хранители вступают в 21-й Зал Мории - от этого просто ток идёт по позвоночнику. И... да и не надо всё перечислять. Надо слышать.
Real, Маг и Роада это нравится.
Старый Тук вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.02.2015, 18:44   #14 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Да, музыка Шора - это просто нечто столь прекрасное, что не поддается описанию. Я не зря писал про многие сцены, что некоторые из них в первую (ну или как минимум не в последнюю) очередь "делает" музыка. И, как я уже где-то говорил, она действительно не звучит просто фоном, но может жить и собственной жизнью, и при этом все же во многом глубоко привязана к видеоряду и изящно с ним переплетается, живет в нем, а видеоряд - в ней, они растворяются друг в друге и дополняют друг друга, и вместе - единое целое, но при этом музыку приятно слушать и в отрыве от визуального ряда фильма. Кадры сами всплывают в голове когда слушаешь музыку, но при этом она дает простор и для воображения. Если Арда действительно произошла из музыки, то благодаря тому музыкальному Средиземью Джексона в это легко поверить.

Да, вход в 21-ый зал поставлен гениально, я даже видео выложил. Лично на мой взгляд, эта сцена в высшей лиге на уровне битвы с Балрогом, Аргоната, Широм, атакой отряда рохиррим, сигнальными огнями или Митлондом, да и еще многими эпизодами, которые подобно Сильмариллам можно сотворить только один раз. Настолько первоклассна в ней операторская работа, и как же здорово картинка взаимодействует с эпичной, пробирающей до мурашек, музыкой. И эти колонны, и холодные стены, и правильная реакция героев фильма - сцена сильна буквально в каждом ее кадре. И "Властелин Колец" Питера Джексона - почти весь один любимый момент, приносящий подобные эмоции. В этом смысле фильм уникален, и без музыки Шора в том числе это было бы невозможно.
арве, Petrov-Vodkin и Роада это нравится.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.02.2015, 18:59   #15 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Касательно песен: раньше мне казалось, что за эти годы у меня сформировался определенный рейтинг, какие средиземские песни я слушаю чаще, какие реже, какие мне более нравятся, какие менее. Но сейчас, после "Хоббита" я стал переслушивать их чаще обычного, и понял, что каждая заходит в "свое" настроение, какое поймаешь. Раньше мне казалось, что однозначно моя любимая "May It Be", она и сейчас мне кажется наиболее теплой и "средиземской". Голос Энии просто пробирает, настолько он эльфийский.

В последнее время часто переслушиваю "Into the West" и на строчках "Why do you weep? - What are these tears upon your face?" у меня сердце надрывается, а в горле какой-то комок.

Мне кажется примечательным тот факт, что у БК, в отличие от остальных фильмов целых две титровые песни, а не одна, и есть еще одна песня, не исполняемая кем-то из героев, но звучащая в контексте сцены. Их я тоже стал часто переслушивать, хотя раньше обращал на них меньше внимания, хотя они определенно его заслуживают.

Нельзя не отметить и песни из трилогии Хоббит. Возможно, они мне нравятся даже чем-то больше, чем "Gollum's Song" и "Into the West". Если в ВК-шных песнях, исполняемых дамами, я вижу больше грусти, чем радости (хотя и ей там есть место), то эта трилогия, где мы уже слышим мужской вокал (что я считаю удачным - разделение на "женскую" триаду и "мужскую") - "...Lonely Mountain" - "I See Fire" - "The Last Goodbye" , на мой взгляд, так и сочится оптимизмом. Хотя после "The Last Goodbye" у меня в сердце неизбывная печаль и чувство ушедшей навсегда эпохи.

Все хороши и замечательны и выбрать однозначно лучшую для меня невозможно.
арве, Petrov-Vodkin и Роада это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 03.02.2015 в 19:03.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.01.2016, 21:38   #16 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Маг
 
Регистрация: 22.12.2011
Адрес: Томск
Сообщений: 19,034
Смотрю я тут на хайп (заслуженный, подчеркну, хайп) вокруг операторской работы Эммануэля Любецки уже третий год подряд – и решил коротко накатать не по формату треда про свое видение операторской работы уважаемого Эндрю Лесни, ибо камера Средиземья, по моим впечатлениям, великолепна и практически неповторима и в ней можно вспомнить немало интересных изысков, и в том числе так популярные сегодня «длинные планы», которыми киносредиземье просто изобилует и которые вкупе со спецэффектами начала 2000-х смотрелись еще более офигительно.

«Братство Кольца»:

1. Вспомним момент, когда камера плавно движется по карте Средиземья, от Мглистых гор, где завершился вступительный Пролог, переходит к Ривенделлу, от него – к Бри, и далее – к Хоббитону, а затем нам показывают Бильбо, пишущего книгу. И все это единым планом – на протяжении почти минуты.

2. Эпизод, когда зрителю показывают пытки Голлума. Камера облетает поверху одну из башен, охватывает длинный мост, а затем смотрит вверх, на вершину Барад-Дура.

3. Сцена, где Гэндальф впервые очнулся на вершине Ортханка, подымается на ноги – и вот камера парит уже высоко над крепостью. 30-секундный кадр!

4. Фееричный полутораминутный пролет камеры, снятый фактически единым дублем: сначала нам показывают стражников Ортханка на стене => камера ненадолго задерживается на орочьих подземных кузнях => затем устремляется в сторону башни, после чего появляется мотылек, летящий в сторону Гэндальфа, которого тот затем отпускает с посланием => после чего камера пролетает от самой вершины крепости до самых глубин кузниц.

5. И снова момент с Ортханком: камера вместе с кребайн облетает всю пещеру до тех пор пока не останавливается на Сарумане.

6. И снова Ортханк: Саруман нагоняет тучи в сторону Карадраса, а камера облетает всю башню вокруг

7. Леголас выпускает стрелу в орка – и мы стремительно летим вместе с этой стрелой через всю пещеру, пока не врезаемся в орочью черепушку.

8. Братство бежит через Мост Казад-Дума – и камера неотрывно следует за ними, также без единой монтажной склейки.

9. Аргонат, вид сверху. Камера снимает плывущие под ногами статуй лодки, после чего поднимается, в кадр попадает рука статуи Анариона, затем поворот камеры – и мы видим огромную руку, а затем крупный план вырезанного из камня лица Исильдура в шлеме, после чего камера запечатлевает роскошную панораму (и для оживления картинки нам показывают пролетающую птицу).

10. «Рог Гондора» - говорит Леголас, Арагорн бросается на помощь Боромиру и камера 20 секунд обширно облетает лес между деревьями, заодно показывая бегущих по развалинам орков.

И это я еще не упоминаю охватывание красот Шира и прочих
пейзажей и трюки с динамической форсированной перспективой!

«Две Крепости»:

1. Первые минуты фильма – и вот уже камера вместе с Гэндальфом с безумной скоростью летит вниз, в бездну Казад-Дума. У меня на этом моменте в детстве просто голова в космос улетала.

2. 40-секундная сцена снятая плавным дублем – Саруман стоит над Палантиром – камера делает наезд, приближается к камню – проходит как бы «внутрь» его, - охватывает идущую по мосту армию, после чего медленно, сквозь тучи, поднимается к вершине башни, где зрителя поджидает Багровое Око, а заодно панорама бесплодных земель Мордора и Роковой Горы.

3. «A new power is rising!». Камера, проходящая от самого балкона Сарумана делает отъезд сквозь орочьи копья и знамена. От роскошности этой сцены меня в детстве тоже нехило колбасило)

4. Арагорн подъезжает к ХП. Шикарная панорама местности, камера делает головокружительный облет вокруг холма по которому на коне едет Арагорн, после чего открывает вид крепости. Там кажется на все 360 градусов накрутили))

5. Еще момент в ХП: «Они налетят на эти стены как коса на камень» - говорит Теоден. В это время камера охватывает два яруса крепости и плавно движется непосредственно к Теодену и идущему за ним Арагорну. 40-секундный операторский заход длинным планом.

6. Финальная сцена: Фродо и Сэм следуют за Голлумом, камера поднимается вверх, охватывает лес, пролетает сквозь кроны деревьев, поднимается выше по ущельям и скалам и открывает вид на Мордор. Правда, это уже нарисованные/смонтированные планы, но ход интересный.

«Возвращение Короля»:

1. Любят ПиДжей и Лесни вращать камеру вокруг Ортханка. Вот на моменте «Что тебе надо, Гэндальф? Ключи от Ортханка, или Барад-Дура вместе с Короной Семи Королей и Жезлами Пяти Магов?» было очень красиво – такой облет сверху с запечатлеванием всех красот затопленной долины.

2. Падение Сарумана с вершины Ортханка и почти до самого колеса – очень эпично.

3. Пролет через горы в сцене сигнальных огней.

4. Гэндальф зажигает свет, разгоняя назгулов – камера неотрывно следует за ним, делает поворот и охватывает монументальный белокаменный Минас-Тирит. Очень красиво.

5. Голлум выбрасывает лембасы, при этом камера неотрывно перемещается с самого верха ущелья до нижней точки, плавно оказываясь уже под выступом, на котором спят хоббиты.

6. Момент, где Теоден с Арагорном смотрят с вершины на собирающиеся войска я к особым операторским фишкам не отнесу, но это выглядело эпично, не могу не отметить.

7. Пролет назгулов в сторону Минас-Тирита, камера медленно следует за ними, не переключаясь.

8. Ангмарец летает между башнями МТ, сбрасывая со стены воинов.

9. Пролет катапультируемого каменного обломка от самых стен МТ и до самого падения в ряды орков.

10. Эпичный охват камерой всего поля битвы на моменте атаки роханцев, когда те волной сметают вражеские ряды.

11. Пробежка горящего Денетора, и вновь охват всего города и поля битвы – и это снова длинный план.

12. То же самое на первом появлении рядов мумаков.

13. Башня Кирит-Унгол. Камера со стороны ущелья делает наезд на башню и проходит сквозь окно, показывая темницу, в которой лежит Фродо.

14. Падающий с башни орк во время драки, камера следует вниз за орком – снова эпичный лонг-шот падения с высоты.

15. Летящий в лаву Голлум – камера не отрываясь падает вместе с ним.

16. Коронация. Камера устремляется вверх от Минас-Тирита – после чего переход к карте и снова плавное движение по карте до Шира.

Я удивлен, что «Возвращению Короля» за все его операторские кульбиты и головокружительные визуальные планы не досталось номинации на «Оскар». Лесни в этом фильме божил не хуже, чем в «Братстве».

«Нежданное Путешествие»:

1. Камера наплывает на Дейл, после чего, пролетая башни и купола города открывает вид на Эреборскую панораму.

2. Завораживающая съемка в гномьих шахтах.

3. Один из самых поражающих операторских моментов «НП»: 23:45 – Бильбо пытается остановить Бомбура «Вы хоть нож возьмите», после чего переключается на Оина, затем нам показывают Гэндальфа, раскладывающего столовые приборы, после чего тот проходит по комнате и начинает пересчитывать гномов, а камера так и крутится вокруг них. Затем она перемещается на уровень лица Гэндальфа, когда тот разговаривает с Бифуром, затем Дори и Двалином. Сцена заканчивается на 25:05. И вся эта съемка маленькой комнаты Бэг-Энда с кучей персонажей разного роста ЕДИНЫМ ДУБЛЕМ!

4. Еще одна сцена в Бэг-Энде подобного плана. 25:55 – Бильбо вырывает салфетку из рук Нори, разговаривает с Бофуром, после чего появляется Гэндальф, с которым Бильбо проходит в другую комнату. Эпизод заканчивается на 26:40. Синхронная съемка персонажей разного роста в очень ограниченном пространстве - и вновь масштабным одиночным дублем!

5. Один из сквозных облетов гоблинской пещеры широким дублем во время пробежки героев по мосту.

6. Роскошный 15-секундный момент: герои убегают от варгов, при этом небо еще закатное => камера поднимается выше по склону, небо темнеет => и когда камеру перепрыгивает один из варгов – уже ночь => разворот камеры.

7. Облет почти на 360 градусов накренившегося дерева, когда орлы хватают и перебрасывают гномов (как раз перед моментом падения дерева с обрыва). Правда это уже больше аниматорам респекты, но тем не менее.

«Пустошь Смауга»:

1. Лихолесье: Торин останавливается перед пауком => камера пролетает этого паука => устремляется вверх => появляется Леголас, проскальзывающий по ветвям и хватающийся за паутину другого паука => камера движется обратно.

2. Кувыркание в воздухе бочки Бомбура – камера охватывает эпизод одним дублем, при этом «глазами героев в воде».

«Битва Пяти Воинств»:

1. Зрителю показывают локацию – ворота Эребора => камера плавно отъезжает назад, охватывая Дейл, Воронью Высоту и Эсгарот. Это тоже из нарисованных сцен, но тем не менее мощно.

2. Черная Стрела Барда – камера полностью следит за ее полетом от самой колокольни до момента попадания в цель. Почти как сцена с выстрелом Леголаса в «Братстве», но объемнее. Также со второго залпа пролетят из края экрана в другой край гномьи стрелы-вертушки.

И это далеко не всё.
Виртуознейшая, образцово-показательная работа во всех шести фильмах. Я считаю, фильмы о Средиземье должны были номинироваться на «Оскар» за операторку не реже, чем за спецэффекты. Со смертью Эндрю Лесни мир кино потерял одного из величайших операторов всех времен.
Real, арве, bres и 3 другим это нравится.

Последний раз редактировалось Маг; 19.01.2016 в 18:49.
Маг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.01.2016, 03:09   #17 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Sandal wood
 
Регистрация: 23.01.2012
Адрес: Rivendell
Сообщений: 694
Господи, Маг, тут каждому посту можно ставить сотню лайков и все равно не хватит.
Спасибо огромное за такой прочувствованный, вдохновляющий, пронзительный рассказ!
Прочитала всю страницу с величайшим удовольствием, как отрывок из хорошей светлой книги. Если бы собрать отдельные высказывания разных людей даже о фильмах (уж не говоря о первоисточнике), могло бы получиться чтение не менее увлекательное и эмоционально насыщенное, чем, собственно, сам просмотр.
Спасибо еще раз. Просто снимаю шляпу перед твоим (вашим?) умением чувствовать и воспринимать, и, главное, - так внимательно, бережно, интересно переводить свои впечатления в слова.
Маг и Роада это нравится.
Sandal wood вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.01.2016, 12:22   #18 (permalink)
melethril Thranduil
 
Аватар для арве
 
Регистрация: 31.05.2005
Адрес: Ростов-на-Дону
Сообщений: 20,645
Не знаю, почему я не прочитала этого раньше... Маг, спасибо. За честность. За верность. За музыку. За Лесни. За всё.
Особо - за вставленные видео. Когда смотрела - мурашки бегали.
Спасибо.
Маг это нравится.
__________________
ПиДжей: «Бильбо — душа истории, а гномы — ее сердце».
арве вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.04.2016, 00:27   #19 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Роада
 
Регистрация: 27.11.2013
Адрес: Киевделл
Сообщений: 529
СПАСИБО!
__________________
Many that live deserve death. Some that die deserve life.
Роада вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Выкл.




Текущее время: 10:10. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.6.4
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод:
zCarot


Яндекс.Метрика Яндекс цитирования