Хеннет Аннун Властелин Колец: Аннотация к саундтрекуХоббит: проект Нежданный БуклетНовая Зеландия, или Туда и обратно      

Вернуться   Хеннет Аннун > Творчество фэнов

Ответ
 
Обратные ссылки Опции темы Поиск в этой теме
Старый 02.01.2006, 16:10   #1 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
История Эльронда и Селебриан

Посвящается всем, кому покоя не дает тысячелетня верность князя Имладриса и его человеческая кровь...

На самом деле. писалось ЭТО после прочтения одного очень продуманного фанфика, в котором... в общем, меня задело.

Приношу извинения за исторические несоответствия и литературные подвыподверты.

- Мать моей матери, светлая Артанис, разведи мою печаль..
- - Я уже знаю. Зеркало посмотреть, что ли. Хмм. По-твоему, что произошло?
- - Мне кажется…
Вечер смягчил блистание дня. Легкие сумерки медленно стирают очертания долины, но из верхнего окна восточной башни еще видно закатное солнце.
Юный князь удовлетворенно обвел взглядом свои владения. Конечно, очень много еще недоделано, несколько лет уйдет на окончательную доработку. Но, пресветлые валары, какое счастье оказаться дома, в своем собственном доме, война Гнева закончена, Саурон повержен! Хотелось кричать от радости, обежать всю долину и птицам поведать о своем счастье. В глубине души он знал, что далеко не все закончилось, потому что упрямый Исилдур (человеческая натура!) отказался выкинуть кольцо в вулкан, но черная туча отброшена далеко на несколько столетий. Можно вздохнуть спокойно.
Он весело облокотился на подоконник. «Галадриэль» - послал он мысленный призыв в Лориэн.
- Чего тебе, сын Эарендиля? Как доехал?
- Хорошо. Хорошо, Артанис! Неужели это кончилось? Поверить не могу.
- Не кончилось, сам знаешь. Но отдохни пока, Имладрис обустрой. Да мало ли дел!
- Многие пали в той сече. Гил-галад….
- Ты ведь не об этом хотел со мной поговорить?
Он усмехнулся
- Не об этом. Помнишь, мы как-то задержались у вас в Лотлориэне?
- Было такое.
Князь замолчал, подбирая слова, думая, как лучше выразить свою мысль. И в сумеречном небе увидел он отражение милых черт, тенью мелькавшие иногда среди ветвей дивного Лориэна. Напряжение последних лет вдруг разом свалилось с его души, стало легко. Крупные слезы светлой печали и памяти задрожали на ресницах.
- Ну, чего молчишь?
- Галадриэль, я… - он сполз на пол под окно, положил руки на согнутые колени.
- Приезжай, – нолдо поняла все. Да она давно все знала и без волшебного зеркала.
Князь смеялся. Он не решался признаться даже Галадриэли, но без неё …
- Галадриэль… Я люблю твою дочь…
- Знаю.
- Она такая… - он вытер мокрую щеку о плечо – как струйка Келебранта, пронзенная утренним лучом…
- Ты же едва видел её.
- Видел… Мне мгновения хватило, чтобы ослепнуть. Так ярко звезды светят лишь над Лориэном. Так легко летают лишь белокрылые чайки.
- Ты потомок Лютиэнь
- Что мне Тинувиэль! Твоя дочь прекраснее зари
- Зачем ты мне-то это говоришь? Скажи ей
- Будет ли она слушать?
- Не знаю, - честно призналась Владычица. – Приезжай, князь. Ривендейллу нужна хозяйка.

Князь круто осадил коня перед границей Лаурелиндоленона, соскочил на землю.
- Стой, чужеземец! – в горло ему уперся тонкий острый клинок пограничника. – Ты нарушаешь наши границы. Кто ты и зачем пришел сюда? – Хитринки блестели под ресницами Хэлдара, как солнечные зайчики. Князь принял его игру.
- Я Эльронд, сын Эарендила, князь Ривендейлла. Меня позвала ваша Владычица, Галадриэль. А кто ты, дерзкий воин, посмевший стать на моем пути, помешавший мне выкрасть из этого леса меллорн?
- Не бывать сему! Только отняв у меня и моих братьев свет дня пройдешь ты во владения Галадриэли!
- Самое интересное, Келеборн уже как будто ни при чем… - пробормотал Орофин, спрыгивая с дерева вслед за братом. Князь едва успел заметить промелькнувшую среди ветвей серебристую тень. Три эльфа окружили князя, сурово сдвинув брови, но лукавый блик проворной рыбешкой сверкал в голубых и серых глазах синдар. Конечно, пограничники сначала поддавались, но князь совсем недавно покинул поле боя, слишком хорошо помнил, как приходилось без меча выкручиваться из цепких лап врага и снова бросаться в бой. И синдар в полную силу катались по земле вместе с потомком Тингола. Несколько раз ему удавалось вскочить в стойку, но пограничники немедленно возвращали его в горизонтальное положение; при этом князю удавалось зацепить кого-то из братьев, и снова клубок гибких тел валялся по земле, собирая на одежду сухие ветки, пыль, листья…
- Прекратите! Довольно! – прозвенел сверху девичий смех. Воины на миг замерли, встали, отряхивая себя и друг друга.
- Что за жаворонок притаилась в ветвях ясеня? – спросил Эльронд.
- Это сестренка наша, - весело ответил Хэлдар, вытаскивая из его волос сучок. – Ты говорил, тебя ждет Владычица?
- Почему же она прячется за листьями? Покажись, Светлая! – он знал, кого увидит. Знал, ждал и боялся встречи.
- Нет, воин, ты не победил моих братьев! – капризно сказала она и ускользнула по ветвям, только блеснуло серебро волос.
- Пойдем. Я провожу тебя до переправы. – Хэлдар прятал улыбку.
- Да сам дойду, не первый раз
- И все-таки…
Хэлдар кивнул братьям и, заехав князю по уху, направился к реке. Естественно, князь не мог стерпеть подобного обращения от простого разведчика, и по дороге они пару раз подрались.
- Дальше сам. Дорогу помнишь?
- Помню. Спасибо, что проводил. – Хэлдар хотел незло наградить князя затрещиной, но Эльронд увернулся и засветил разведчику в скулу.
- Это любовь, не иначе, - прервал их голос эльфа, сторожащего переправу. Он мелодичным криком предупредил товарища на другом берегу, перебросил веревку. Князь легко запрыгнул на мост.
- До скорого, друг!
- До скорого!

Галадриэль встретила его на поляне недалеко от холма. Они обменялись незначительными новостями о Митрандире, Исилдуре и прочих. Князь вдруг обнаружил рядом с Владычицей, правда, чуть сзади, тонкую фигурку той, ради которой приехал в этот край. Он не заметил, как девушка подошла, а ведь ей надо было пересечь почти половину просторной поляны.
Тайком от самого себя он стал разглядывать принцессу. Оказалось, что первое впечатление обмануло его. Не белокрылая чайка, а невесомая рассветная дымка; не звезды Лориэна, но сверкающая Элберет. Зелень травы и синь небес меркли в сиянии её юной, едва зацветающей красоты. Он осмелился посмотреть в её глаза, но, обжегшись ясным серым взглядом, зарделся и опустил ресницы. Его пробирал беспричинный, неудержимый смех.
Артанис только головой покачала. Как дети малые! стоят, одна за неё спряталась, другой с удовольствием бы тоже за каким-нибудь деревом оказался, да нет по близости деревьев! Смеются, словно птенцы, молнией глаза друг друга поймают и тут же потупятся, щеки красные, уши пылают, и смеются, смеются!
Ладно Селебриан, соловей Лориэна, но Эльронд! Даром что в конце Первой эпохи рожден, всех близких потерял, крови вкусил, а всё мальчишка мальчишкой. И с трудом верилось, что мальчишка этот, стройный, как тополь, сам в атаку эльфов водил и с Сауроном сражался. Прошли черные дни, задорные серые глаза не горят мудрым гневом, не срывается на дне их в бездонный колодец крик о погибших друзьях. Смеется, и, отчаянно краснея, все пытается заставить себя твердо и уверенно заглянуть в глаза Селебриан.
Наконец князь набрался смелости.
- Владычица, я прошу у тебя разрешения…. – он запнулся. На что? Познакомиться с Телпе? Кто тебе мешает? А что её поймать невозможно, так это уже твои, сугубо личные проблемы.
Но не зря Артанис славилась своей мудростью.
- Не мучайся. Селебриан, дочка, ты не окажешь нашему гостю честь – не покажешь ему пороги Келебранта?
Девушка покорно кивнула. Упорно глядя в землю, она подошла к князю.
- Пойдем. Но если не успеешь – пеняй на себя, - и вдруг сорвалась с места. Он среагировал мгновенно, почти сразу же догнал её, но кому дано поймать ветер?
- Дети, натуральные дети, - ласково проворчала Галадриэль. Она и сама бы с удовольствием поносилась бы по ветвям и телейн ясеней, но кто ж ей, Владычице, даст?
Телпе росла, почти не зная печали. Война её почти не задела. Она потеряла многих друзей, лориэнских воинов, павших на плато Горгорот, но природная беспечность скоро не оставила ничего, кроме светлой тоски по утраченному. Селебриан избежала бед, что выпали на долю Артанис, и нолдо искренне радовалась этому. Глядя на дочь, она отдыхала душой, забывала о своих горестях.
Пороги Келебранта и окрестные лужайки являлись традиционным местом игр лориэнской молодежи. Другими словами, большая часть легконогих жителей леса собиралась по вечерам на мягкой траве недалеко от водоворотов.
Телпе добежала до воды и, не сбавляя темпа, перепрыгнула на круглый камешек, и дальше, дальше, порхала по скользким камням. Тонкие ноги и подол зеленого платья намокли от серебристой пены, но девушка не остановилась, пока не перебралась на другой берег.
Князь чуть помедлил, но так насмешливо, с вызовом, смотрела на него принцесса с другого берега реки, что он решился. Камешки выскальзывали из-под ног, мягкие сапоги промокли мгновенно, и он, остановившись где-то на середине, просто стащил их и забросил на сушу. Босые ноги обжигала ледяная вода, зато он гораздо увереннее цеплялся за камни. Вечерним ветром он слетел на траву.
Принцесса ждала его, переплетая косы.
- Неплохо для обитателя гор, – она небрежно смахнула волосы на спину. И вдруг одним неуловимым порывом оказалась снова на середине реки. Она легонько балансировала раскинутыми руками, стоя на носке левой ноги. – Боишься?
Он ласточкой перепрыгнул два буруна, мягко приземлился на соседний камешек. Но едва князь касался камня, как принцесса взлетала в сторону, только платье трепетало, и сверкала радуга над рекой.
Эльфы перепрыгивали с камня на камень; звонкий смех смешивался с говором волн и мельчайшими капельками, висевшими в воздухе, оседал на волосах и одежде. Случалось, они пролетали совсем близко друг от друга, и тогда на миг смешивались серебряные и тёмные пряди, сразу же растекаясь в разные стороны.
Спускался вечер, линии стали четче, краски мягче. Усталые, мокрые, князь и принцесса валялись на траве и вполголоса болтали. В тени сверкнули зеленые глаза.
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.01.2006, 16:14   #2 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
- Линнаэль, - Селебриан заметила их, узнала подругу. И громко добавила – Идите сюда, ясноглазые братья и сестры!
Эльфы выступили к воде. Князь узнал некоторых юношей – он видел их на поле боя. С кем-то сражался плечом к плечу, чьи-то глаза случайно разглядел среди солдат, а в ком-то просто отразилось зарево Войны. Он поднялся, поклонился боевым товарищам, воины ответили на приветствие вождя. Девушки вплели в косы цветы и листья, опустились на траву, хрустальными голосами свивали «Стрелу заката». Зажглись первые звезды.


Радостью и сиянием дня наполнены было время, проведенное в Лориэне. Разделяя жизнь синдар, Эльронд вдруг понял, насколько он моложе этого мира, понял, что Эльдар поистине вечно молоды, что его заря еще только-только разгорается.
И Телпе.
О валары, каким металлом надо сковать сердце, чтобы выдержать, не краснея, её серебристый веселый взгляд! Взгляд, прожигающий душу, заставляющий кровь течь вспять и бешено колотиться в ушах…
Прошло недели две, не меньше. Галадриэль шла вдоль речки, наслаждаясь зеленым покоем, и вдруг наткнулась на Эльронда. Князь сидел под ясенем, обняв ноги, спрятал лицо в колени, видны лишь серые обиженные глаза.
Владычица присела рядом с ним.
- Что грустишь? До осени еще далеко…
- Она сказала «нет», - пробурчал князь, только что губы не надул. Галадриэль вздохнула.
- А ты что хотел от гордой нолдо?
- Она сказала «никогда»
- Согласна, она чуть-чуть загнула. Не торопись, у бессмертных много веков для ожидания. Айнуры пресветлые, какой же ты еще неопытный! И за твоих предков погиб мой брат!
- За моих. – он смотрел в одну точку перед собой.
Владычица ласково погладила его по голове. Князь сорвался, бросился в объятия Артанис, заставив её вспомнить, что своей матери он почти не знал.
- Взрослый мудрый князь, - с упреком сказала она, убирая с его лба длинную темную прядку. – Ускакал из дома, наверное, даже не предупредив.
- Я предупредил! – Он вспомнил, как, уже на спине коня, бросил на ходу Эрестору: «Я в Лориэн ненадолго». Вряд ли верный советник хотя бы услышал его слова.
- Ну конечно! Как всегда, не проследишь за вами – и пожалуйста, никакого порядка!
Князь тихо всхлипывал у неё на плече.
- Галадриэль, скажи, правда мы друг другу не предназначены?
- Я не могу тебе этого сказать. Не знаю. Поезжай в Ривендейлл, займись обустройством Последнего приюта. Гил-Галад не для того тебе Вилью доверил, чтобы ты у ручья сидел и носом шмыгал, как наказанный орченок.
Он вытер локтем лицо, поднялся.
- Мне уехать сейчас?
- Как хочешь.
Князь на секунду задумался, кусая губы. Потом развернулся и пошел в сторону порогов, пробормотав: «Пойду, попрощаюсь с друзьями». На сердце стало легче. Слезы очищают, что с того, если они не к лицу воину? Их видела лишь Галадриэль, а ей он доверял больше кого бы то ни было.
Многие лориэнские эльфы искренне называли его свои другом, как боевые товарищи, так и мирные менестрели. Только Телпе…
Он не заметил, как ноги сами принесли его на обычное место игр и песен синдар. Там собрались уже для празднования Весеннего Новолуния все эльфы, не связанные клятвой верности любимым.
- А, вот и ты наконец! – задорно крикнула Эльтари, - присоединишься к нашему празднику? – она подбежала и надела на голову князя венок из цветов ландыша. Невинный жест, означающий дружбу и верность, но он внезапно встретился взглядом с Селебриан. Её глаза показались ему черными, словно сущность Унголиант, блестящими нехорошим блеском. Она нырнула в тень ясеня, а через время вернулась, держа в руках венок из листьев аира. Решительная, как морская буря, она прошла через всю поляну, как будто нечаянно толкнула его, задев плечом.
- Ой, простите, Ваше Высочество! – сказала, не поднимая глаз, подбежала к Лауреласу и немного кокетливо надела венок на его густые светлые кудри. Менестрель опешил, а Селебриан торжествующе обернулась, чтобы свысока посмотреть на князя.
Его не было.
Эльронд тогда не чувствовал себя, он как в тумане следил за принцессой, подчеркнуто отстраненной, чужой. Куда делась легкая дружеская близость, почти родство, что возникло между всеми участниками ночных костров на Верной поляне! Она задумала …
Нет. Этого не могло быть, он ведь смотрел в будущее, неужели сердце его обмануло? Но ветер ласково играет листьями аира на голове Лауреласа.
Князь сорвался с места, и бросился бежать. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда! Ветки хлестали его по лицу, вечерняя роса намочила края штанин, небрежно заправленных в сапоги, он бежал и не думал ни о чём, отдаваясь почти ночной прохладе.
Его окликнул знакомый голос. Князь остановился, ответил. С ясеня спрыгнул Хэлдар, как всегда готовый поддразнить товарища в трудную минуту.
- Что за гномьи бега им. тов. Келеборна? И почему я не знаю? – шутил он, пожимая руку князь. Эльронд не ответил.
А Хэлдар почему-то все понял сам. Он добавил, тихо, сопереживая другу
- Коня твоего мы берегли, быстрее мысли бегает. Сестренка маленькая еще, подожди, она еще будет по тебе тосковать, сплетать твои волосы в косы, искать твоих глаз и ждать, когда ты наконец уладишь все дела и придешь к ней… Все будет, только подожди. Счастливой дороги.
- Спасибо. Да хранят вас Валары! - вскочил на коня и мглистой тенью унесся на восток.

Он с головой окунулся в работу, решение всевозможных насущных вопросов, собрал под крышей Ривендейлла многих эльфов и людей, да и другие расы находили приют в Имладрисе. Князь старался каждому помочь делом либо советом, и лишь звезды Ривендейлла знали, как плачет его душа, что видит он, когда остается один на один с ночной тишиной.
Около века держался князь, не позволяя себе даже смотреть в сторону Лотлориэна. Он прослыл мудрым владыкой, обладающим даром предвидения…но не было у Имладриса хозяйки!
Тяжелые тучи закрывали небо даже над Ривендейллом, накрапывал дождик. Смолкли беззаботные песни у ручья, потускнела зелень растений, деревья свернули свои листья.
Князь позвал Эрестора. Когда советник подошел, он сказал не оборачиваясь:
- Мне надо съездить в Лориэн по делам. Справишься один?
- Справлюсь, - Эрестор кусал губы, чтобы не улыбнуться. Вся эльфийская половина Ривендейлла знала, что за дела у князя во владениях Галадриэли.
- Надеюсь на тебя, – князь вышел. Эрестор облокотился на окно, наблюдая за тем, что происходило на улице. Через полчаса из ворот замка выехал длинногривый черный Расул, любимый конь князя. Эльронд весело махнул советнику рукой и, припав к шее коня, помчался туда, куда вот уже два столетия тянулось его сердце.

Галадриэль приняла его как всегда тепло и ласково. После короткого официального приветствия она предложила князю пройти в покои владык, «потому что слово Келеборна здесь так же весомо, как и моё».
Князь приветливо поклонился Владыке Лориэна, пытаясь унять дрожь в коленях. Келеборн спросил его о цели визита. Эльронд помолился и, глядя прямо в глаза Владыке, сказал:
- Келеборн, сын Гилейна, отдай мне сияющие брызги Келебранта, гордого жаворонка, рассветную звезду Лориэна. Отдай мне в жены юную дочь этого леса…
- Нет, отец, не слушай его! Эта зеленоглазая бестия из Лихолесья приворожила его!– раздался серебристый голосок Телпе. Эльронд улыбнулся про себя, но не обернулся.
- …свет горячего сердца, прекрасную Селебриан.
- Бери, - кивнул Келеборн, переглянувшись с милой. Принцесса словно не слышала последних слов князя, продолжала умоляюще смотреть на отца, потерянно ломая руки. Эльронд быстрыми шагами подошел к ней и, пока девушка не опомнилась, поднял её на одно плечо.
- Идите, – милостиво разрешила Галадриэль, не обращая внимания на ругательства дочери, и князь покинул Владык.
Он почти бегом добрался до полянки, по дороге отвечая на сопротивления Селебриан незлыми щипками, что вызывало еще больше визга.
Легкая она была, подобно утреннему туману, и прохладные волосы её едва уловимо пахли росой. Князь опустил принцессу на траву, сел на пятки. Она прислонилась спиной к дереву.
- Знаешь, что мне хочется сделать?
- Сгораю от желания узнать, - князь улыбнулся и вдруг получил звонкую пощечину.
- За что? – взмолился он, но уже получил по другой щеке хлесткий удар ладонью. Потом её руки как-то очень естественно перетекли со щек на плечи, обвили его шею, острые локти уперлись в ключицы.
- Скажи, - приказала она.
Эльронд обнял ладонями её локти.
- Что сказать, хулиганка?
- Значит, ничего, - она отвернулась, попыталась вырвать руки, но князь крепко держал её. Он засмеялся.
- Стой, принцесса, не обижайся, - одной рукой все ещё сжимая её локти, другой он поймал бархатную щеку девушки. – Телпе… Я люблю тебя, Телпе…
Она прекратила вырываться, погрустнела. Острые кончики изящных ушек, полускрытые волосами, ярко заалели.
- Повтори, - тихо попросила она.
- Хоть миллион раз. Я люблю тебя, Телпе, и за тебя хоть пешком в Мордор пойду!
- Один? – она лукаво выглянула из-под длинной челки
- Босой и без оружия, если на то будет твоя воля.
Селебриан крепко обняла его за шею, внезапно оказавшись совсем рядом с ним, длинные серебряные пряди падали на его нос и щеки. Князь слышал, как часто бьется милое сердечко под вышитой тканью платья. Он за талию прижал девушку к себе.
- Так ты согласна?
Она отрицательно помотала головой и укусила его за высокую скулу.
- Тогда мне придется тебя выкрасть, - морщась от боли пообещал князь и поднял её на руки.

Селебриан откинулась назад, зарываясь лицом в камзол нареченного. Она боком сидела впереди князя. Расул не спеша перебирал стройными ногами, сильный горный ветер далеко назад относил белый подол её платья. Эльронд, как и обещал, не дал ей ни переодеться, ни попрощаться как следует. Он просто перекинул девушку поперек спины коня, забрался сам, крикнул ответ на шутку Хэлдара и шагом отправился домой.
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.01.2006, 16:18   #3 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
В Имладрисе принцессе радовались, как хозяйке, вернувшейся из слишком долгого путешествия. Однако прошло ещё около года, прежде чем она дала согласие на свадьбу.
Её волосы украшал венок из цветов эдельвейса, косы увиты нитями незабудок, на руках – изящные серебряные запястья работы древних мастеров. Верхнее, белое платье, равно как и нижнее, небесно-голубое, она вышила сама, ещё в Лориэне, прекрасно понимая, что ничем хорошим её знакомство с наследником Гил-Галада не закончится. Она последний раз критически окинула себя взглядом в зеркале. Линнаэль, согласившаяся приехать к подруге, с нескрываемым восхищением осмотрела её, поправила складку платья. Селебриан вздохнула и с помощью подруги накрыла плечи белоснежной тканью, мягкой, невесомой, чистой, как душа невесты, скрепила брошью Галадриэли, Элессаром. В комнату постучали.
- Она почти готова! – крикнула Линнаэль, обняла подругу.
- Любишь его? – тихо спросила она. Телпе кивнула.
- Сильнее моря, крепче гор. Как чайка волну, как свет Амана, - эльфийки засмеялись.
- Сдалась непокорная Телпе, склонила голову! – Линнаэль оправила ей покрывало. – Я уж боялась, вконец изведешь князя, и сама иссохнешь, но не позволишь кому бы то ни было себе кольцо надеть.
- Он сильный, Линнаэль. Сильному и сдаться не в тягость, словно на высоком утесе крылья сложить. И море перед тобой, как на ладони, и ветер тебя пеной окатывает, но надежные скалы тебя охраняют. Хорошо!
- Хорошо. Он тебя все на руках носит, волосы целует. А глаза, как у умирающего от жажды, припавшего к хрустальному роднику. Счастливые глаза.

- Пойдем в горы, там снег выпал по шею лошади! – ни с того ни с сего сказал князь. Телпе так редко видела его, что сначала не поняла, к кому он обращается. Теплые руки Эльронда на её плечах красноречиво подтвердили – к ней.
- Пойдем, - внезапно согласилась княгиня. – Я только позову…
- Все уже давно там. Мне надо было срочно одно дело закончить, теперь я свободен, - он поднял Селебриан на руки.
- Ты мне дашь переодеться, или мне прямо в этом платье по сугробам валяться придется? – он не ответил, отнес принцессу в её комнату.
- У тебя пять минут, - сообщил он, прикрывая дверь. Княгине хватило двух. Она сменила тяжелое платье цвета стали на теплые шерстяные брюки и камзол. Длинные волосы она наскоро заплела и скрутила в узел на затылке. Князь уже ждал её во дворе, Расул нетерпеливо фыркал, сдерживаемый его властной рукой. Рядом спокойно стояла пегая Тильме, лошадь княгини. Селебриан легко запрыгнула ей на спину, повернулась к мужу. Эльронд улыбнулся ей, шепнул Расулу пару слов, и черный скакун весело взвился, наперегонки с Тильме устремился в горы, звонко цокая копытами по мерзлой земле.
Снег искрился на солнце, слепил глаза, делил мир на две части - невероятно-белое покрывало гор и бесконечно-синюю равнину неба. Телпе так давно не видела снега, что почти забыла, как он выглядит. Она круглыми глазами впитывала сияющее великолепие горной зимы.
Внезапно что-то больно ударилось в её плечо и рассыпалось белыми комочками. Она с удивлением обнаружила, что холодные комочки – это слепленные кристаллики снега. Она перевела взгляд на долину и заметила смеющиеся глаза Лауреласа.
Селебриан решительно спрыгнула на наст, присела, чтобы подобрать комок снега, но в следующее мгновение оказалась в горизонтальном положении. Она почти разозлилась, а вот Эльронд, похоже, был вполне доволен. Он уже припал к насту и бесшумно, по-змеиному, пополз к возвышению, напоминающему снежно-ледяную крепость. Селебриан перевернулась на живот, последовала за ним.
Резко вскакивали справа и слева от неё синдар и телери, метали снежки, стараясь попасть в неосторожных защитников, так же стремительно падали обратно, сливаясь со снегом. Крепость отвечала ей ледяными комочками, которые ложились совсем рядом с нападающими, вызывая фонтанчики серебристой пыли.
Эльронд вдруг пустил по рядам нападающих мысль «Надо скоординироваться». Эльфы собрались в одном месте, и только теперь Телпе обратила внимание на то, что многие выкопали себе удобные траншеи, защищающие от атак крепости.
Нападающих было много: пять синдар, восемь телери.
Эльвен сообщила, что защитников столько же, то есть двенадцать. Тельпелот предложил прорыть обходной туннель в тыл врагам. Эльронд возразил, что, если бы они собирались тут жить, тогда конечно, потому что без лопаты им ни за что не управиться, если только у них нет карманного балрога. Но идея была гениальная.
Калентиль открыла было рот, чтобы что-то сказать, но почему-то нахмурилась: «Прислушайтесь»
Нападающие замолчали и внезапно услышали легкий шелест. «Они послали шпиона» - шепнула Эльвен, эльфы прижались к стене. Шелест прекратился у самой кромки. Тепле не глядя наскребла пальцами комок, сжала во влажной от волнения руке.
Эльронд кивнул, и тринадцать защитников неукротимой волной вылетели из укрепления и столкнулись с растерявшимся патрулем защитником. Нападающие осыпали их частым градом снежков, те даже потянуться за оружием не успели.
- Пленных берите! – закричал синеглазый Форменгил, и первый обрушился на шпионку, впечатав его в снег. Его пленница, Эйтельрил, в миру супруга Форменгила, вырывалась и кусалась, и они покатились по жесткой долине. Селебриан и Калентиль бросились на помощь другу, попытались защемить руки разведчицы, но Телпе краем глаза заметила ускользающего Лауреласа. Она кинулась за менестрелем, коленом придавила гибкую спину. Он весь подобрался и одним мощным движением перевернулся на живот, подмяв под себя княгиню. Она поняла, что менестрель много сильнее её, но так просто сдаваться не собиралась, попыталась выкрутиться. Лаурелас крепко, словно каменный, прижимал её плечи к насту. Селебриан срочно потребовалась идея. Она резко согнула ноги в коленях, голенями толкнула его в живот – не больно, но ощутимо. Лаурелас кивнул: «Если бы мы дрались по-настоящему, у меня бы перед глазами заплясали искры Удуна». Менестрель выпустил её, покорно лег рядом. Селебриан гордо села, привела себя в порядок, затем отвела Лауреласа в траншею-штаб. Там уже собрались почти все нападающие и один шпион от крепости. Последним в окоп прыгнул Форменгил, держа на плече супругу.
- Все целы? – спросил Эльронд. Даэмит покачал головой.
- Меня задели из крепости. Я пойду к ним. – Нападающие кивнули: таковы правила. Даэмит поклонился товарищам и исчез на поверхности. С поднятыми руками он приближался к крепости.
Приближался ранний зимний вечер, а крепость так и не была взята. Несколько раз совершали вылазки защитники, несколько раз нападающие бежали на штурм, полностью сменился состав обоих отрядов, но прозрачно-снежная двухэтажная крепость стояла до конца.
У многих уже от холода отваливались острые уши, с трудом спасали шерстяные куртки и перчатки. Телпе вернулась внутрь крепости, потерлась носом о плечо князя, он погладил её по голове, обнял. К другому плечу князя пристроилась Калентиль, ища тепло. Эльронд усмехнулся, переглянулся с Селебриан и обвил свободной рукой плечи синда. Девушки на время замерли, питаясь его теплом. Патруль ушел на очередную вылазку, у бойниц сторожили Лаурелас, Даэмит и Эйтельрил, больше щелей не было, и они могли погреться друг о друга.
Оглушительный крик заставил их вскочить и броситься к единственному входу. Крепость снова штурмовали.
Ночь быстро прибрала к рукам пространства над Мглистыми горами, чуть светился в темноте снег, необыкновенно ярко сияли звезды, но ярче звезд горели глаза нападавших и защитников. Тьма скрыла и румяные от мороза щеки и уши, и хитрые улыбки, а глаза Перворожденных рассекали мрак не хуже лунного света.
Замерзшие пальцы с трудом сгибались.
Эльронд остановился посреди снежной баталии и громким, властным голосом командира возвестил:
- Хватит уже! Мне не нужно полное княжество ледяных скульптур. Домой.
Его засыпали снегом и свои, и чужие, но князь был прав, и эльфы с сожалением покинули выпестованную крепость.

Князь подбросил в камин кусочек магии, который позволит огню держаться всю ночь, сам сел у ног княгини. Селебриан уютно устроилась в широком кресле, закутавшись в теплый плед, подобрав ноги.
- Все равно холодно?
- Угу. - Нолдо высвободила руку, положила ему на голову.
- Я не знаю, как тебя согреть.
- Знаешь, - она ласково гладила витые косы мужа.
В зале царила ночь, единственный свет дарил неяркий огонь в камине. Тепло ложилось отсветами на кожу, наводя резкие тени в углах глаз, губ, складках пледа.
Огонь захватывал внимание. Эльфы погружались сознанием в вихрь таинственного, потустороннего танца.
- Я люблю тебя, дочь Галадриэли, - ни к чему сказал князь. Княгиня сладко поежилась, пощекотала подушечками пальцев у него за ухом. Блаженная улыбка растеклась по его губам; сквозь ресницы он любовался пламенем, в его языках лениво высматривая будущее.
- Видишь что-нибудь?
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.01.2006, 16:19   #4 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
- Девочка. Красивая, как шелест падающей листвы. Глаза твои… и руки. У неё великая судьба.
Два воина…
- Близнецы?
- Да. Сильные, смелые. Но не ищут славы. И еще девочка. Самая младшая, строптивая. Твои глаза. Телпе…
- М?
- Могу я тебе… рассказать одну нехорошую историю?
- Конечно.
- Обещай мне, …что не уйдешь.
- Куда? Я связана с тобой сильнее, чем ты думаешь. Но что такое?
- Послушай, если ты позволишь мне рассказать до конца, ты поймешь…
Дверь распахнулась, охранник втолкнул в зал черную фигуру в плаще, одновременно с этим доложил:
- Мой князь, этот оборванец поносит честь светлого Ривендейлла.
- Я простой менестрель, я лишь пересказываю то, что носится по ушам и устам всех, ничего не приукрашивая.
Князь поднялся им навстречу.
- Эти стены слышали много песен, совершенных и не очень. Спой же нам то, за что так суров с тобой Ойтен!
Менестрель настроил лютню и запел.
Его голос, чистый, как весенняя капель, взлетел под потолок, заполнил стрельчатые своды, но слова песни…
С первых же строчек князь понял, что опоздал. Менестрель пел о том, в чем только что он хотел открыться любимой. Разница в том, что легенды, как всегда, врали.
Менестрель рассказывал о «первой хозяйке Ривендейлла». Эльронд хотел прервать его, но Селебриан, скрытая от певца высокой спинкой кресла, знаком остановила его.
Она побледнела, даже зарево очага не смягчало ледяной белизны. Губы крепко сжаты, а глаза такие же черные, как когда-то, у порогов Келебранта.
Князь до боли стиснул кулаки, но позволил балладе прозвучать до конца.
Музыка смолкла. Менестрель поклонился. Повисла тишина.
- Как твое имя, певец? – раздался голос княгини. Бродяга вздрогнул.
- Редес. Могу я спросить вас о том же, прекрасная леди?
Она встала, скинув плед, обернулась. Менестрель поразился красоте и гневному спокойствию эльфийки.
- Мама назвала меня Селебриан. Я дочь Галадриэли, владычицы Лориэна. Может, слыхал о таком?
Колени менестреля затряслись.
- Да, княгиня. Прости меня, - он поклонился до земли.
- За что? Ты развлек меня своим пением, спасибо. Тебя обеспечат горячей похлебкой и ночлегом.
- Телпе… - едва слышно прохрипел князь. Обида на несправедливую балладу смешалась со страхом потерять сердце.
Она не отреагировала. Плавной, полной достоинства походкой княгиня покинула зал.
- Иди, - тихо сказал князь менестрелю. И громко повторил: - иди, бродяга, разбивший хрупкое счастье, человек, играющий жизнями бессмертных! Иди, забудь балладу, что ты исполнил нам, именем Валаров, не пой её больше, ибо она от начала до конца – чья-то жестокая выдумка! – он повернулся к полумертвому от страха и стыда певцу. – Ты знаешь, как долго я ждал встречи с Телпе? Ещё в войну Гнева я впервые увидел её и полюбил, ещё до решающей битвы на плато Горгорот она заняла мое сердце. Известно ли тебе, что Эльдар живут дважды, но любить нам дано один раз?! Тогда какого назгула ты наводишь на меня клевету в моем же собственном доме?! Иди, скройся с моих глаз. Будет тебе и ночлег, и обед – раз так повелела княгиня…. Как я теперь ей объясню?… - вздохнул он и вышел, твердо, решительно. Менестрель упал на колени, обхватил голову руками.

Эльронд присел на краешек постели милой. Она свернулась калачиком, завернулась в одеяло, и все равно дрожала. Даже настой липы с медом и кружка здравура не помогли принцессе.
- Мелде… - он коснулся серебряных волос.
- Уходи. И не называй меня так.
- Холодно тебе, мелде? – она кивнула. Князь вспомнил последний известный ему способ передать ей тепло. Свое тепло.
На ковер упала накидка, вышитая рубашка, мягкие сапоги.
Князь скользнул под одеяло к милой, обнял горячими руками ледяную принцессу, прижал к себе. Она вырывалась, пиналась, пыталась разорвать стальной обруч его объятий, но замерзшее тело инстинктивно тянулось к теплу. Княгиня сдалась, повернулась к нему, сложила ладони на жесткой груди мужа.
- Это правда?
- Нет.
Селебриан прикрыла глаза, потерлась щекой о его плечо.
- Но ведь откуда-то это пошло? Так просто песен не складывают.
- Об этом я и хотел тебе рассказать, - он крепче прижал княгиню. – это случилось в самом начале Третьей эпохи… Хотя нет, подожди, первый раз мы встретились как раз в последней битве с Сауроном. В меня летела тяжелая орочья стрела. И летела-то мимо, да и заметил я её вовремя, но её вдруг поймал плечом незнакомый воин-человек. Мне же потом пришлось его перевязывать. Оказалось, воин этот – женщина…
- Красивая?
- Вполне. Для смертных. Я таких не люблю. Девушка, конечно, должна уметь держать в руках оружие, но чего-то в ней не хватало…
Чего-то. Уже тогда сердце мое безнадежно было потеряно в Лориэне. Угадай, по милости чьих ясных глаз, - князь получил тычок под ребра, затем её ладони вернулись ему на грудь. Он продолжал: - Третья эпоха. Это сразу после того, как ты мне отказала. Для меня тогда солнце потухло, день ночью казался, звезды словно дорогу в Имладрис забыли. Тихо было, невыносимо тихо, даже травы с ручьями не шептались. Я часто уезжал в горы, один, безоружный. Хотел, чтобы ветер выжег льдом своего дыхания твой образ, или хоть чуть-чуть бы погасил пламя.
Во время одной из таких прогулок я нечаянно набрел на раненую девушку. Лежала она без сознания, белая вся, кровь уже запеклась. Я к ней подбежал, перевернул аккуратно на спину. Смотрю – она, та самая женщина. Толи зверь её задрал, толи с очередным любовником подралась, мне, честно, все равно. Главное, плохо ей было. Взял я её на руки, в Имладрис отвез, врачевал. Я ведь прежде всего целитель, а уже потом воин, князь и т.д., - Селебриан покачала головой.
- В первую очередь ты мой муж. И только потом – целитель, и кто угодно. – Эльронд ласково прикусил острый кончик княгининого уха: - Молчи.
Она встала на ноги, по Имладрису бегала, как осой ужаленная. У неё куча болячек внутри обнаружилась, в основном из-за нехорошей жизни, поэтому я велел ей пока здесь оставаться, мол, вылечу, и катись хоть в Ангбанд, к Мелькору. Сейчас вспоминаю, она ведь независимой хотела передо мной себя показать, неприступной, сильной, но мне было не до неё. Одни серые глаза мне снились, один смех слышался в говоре ручья, и в шорохе листьев, и в вольной песне ветра. Тогда она перешла к решительным действиям. – Князь замолчал. Лицо его потемнело, брови жесткими крыльями слетелись к переносице. Руки Телпе скользнули по обнаженной груди, через лопатки, легли на плечи. Лицом она зарылась в его ключицы, промурлыкала что-то вроде «Meldanya, Эльронд», вслух сказала:
- Что же дало повод менестрелям написать такую чушь? Многие, в том числе и женщины, жили в Ривендейлле, многих ты лечил.
Он сжал княгиню сильнее, и вместе с тем нежнее.
- Мне больно вспоминать об этом. Но ты должна знать. Я не хочу секретов и недомолвок между нами. Оох, Телпе, как это все сложно! – он наклонился к самому плечу синда, словно ища поддержки. Селебриан погладила его волосы, виски, напряженные брови.
- Я верю тебе. Что бы ни произошло тогда, я тебе верю. И та женщина… наверняка ведь она тоже не виновата. Если не хочешь – не говори ничего.

- Может, еще подумаешь?
Молча склонил голову, отрицательно качнул челкой.
- Прости, Эльронд, я уже решил. Валары обещали мне долгий век, я еще не скоро избавлю от себя Арду, - он щелкнул младшего по носу. Развернулся.
- Брат!!!
Эльрос обернулся, поймал руки Эльронда, спрятал на груди. Предательски дрожали ресницы.
- Ты теперь Эльдар, братишка.
- Не уходи, брат! Кто я… без тебя?
Эльрос вздохнул.
- Нам дали выбор. Я хочу быть человеком, а тебе на роду написано разделить участь Старшего народа. Может, и Аман повезет увидеть.
- Ты всё шутишь, - Эльронд стиснул брата, по привычке ища защиты от несправедливости мира за его широкими плечами. Эльрос осторожно погладил его по голове.
- Какой ты еще ребенок, Эльронд!
- Я не ребенок! – рукавом вытер лицо, как умел мужественно посмотрел в глаза брату. – Мне почти двадцать лет!
- О да, это огромный возраст! – Эльрос шутя поднял брата над головой, вернул на землю. – Но прощаться ты не умеешь.
Эльронд обиженно ткнул его кулаком в плечо.
- Пойдем. Я провожу тебя до гавани
- А потом куда?
- Я? К Эрейниону. Он обещал помочь.
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.01.2006, 16:21   #5 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
Князь лежал на траве у ручья. Рядом щипал траву постаревший Расул. Как жаль, век лошади столь краток! Расул еще твердо держался на ногах, мог любому коню дать фору, но все тяжелее давались ему дальние переходы. Селебриан вон давно своей Тильме отдых дала, к матери только на Айкенер ездит, дочери, между прочим, и Расула тоже.
Князь потянулся, улыбнулся своим мыслям. Теперь у Ривендейлла две девы, две хозяйки! Ходят сияющие звезды Имладриса, вечно юные, прекрасные, похожие, как сестры, только одна темноволосая, а у другой косы светлее зимнего серебра. И редкий гость, впервые увидев их, признает в девушках мать и дочь. Селебриан и Арвен.
Мягко, словно кошка, переступала невесомая, таинственная, идя по его телу от ног до самых ключиц. Когда она остановилась, князь приоткрыл глаза и сквозь ресницы разглядел вышитый серебристый подол, еле колыхаемый ленивым ветром, босые ноги.
- Телпе… - с наслаждением произнес он. Княгиня сложила ноги, присела на его груди, убрала с лица князя непослушную прядку.
- Эльронд, мелде, помнишь, около двухсот лет назад стены твоего дома и струи вот этого ручья впервые услышали голосок Арвен…
- Конечно, помню.
- Так вот…- она замялась, покраснела. – У тебя сын будет, князь Имладриса!
Эльронд хотел вскочить и, подняв девушку на руки, закружить её, хотел взлететь к самому солнцу и показать ей весь мир сверху… подарить его. Но вместо этого он лишь ласково взял её руки в свои.
- Meldanya, рассветная звездочка, весна Имладриса. Не оставляй меня.
Она кивнула одними ресницами, прижалась щекой к ладоням князя.

Он помнил, как небо окрашивалось кровью над Серебристой гаванью. Он проснулся от криков страха и паники, прилетающих с улицы. Эльрос, бледный, оторвался от оконного проема и одними губами прошептал:
- Феаноринги…
Эльронд вцепился в простыню.
- Где мама?
- Я не знаю.
Мальчишки, кое-как одевшись, выбежали из дома. Куда могла пойти Эльвинг?
Они переглянулись: море. Двух мнений быть не может.
Очертя голову бросились они к пристани, не обращая внимания на черных всадников, уже влетающих в ворота города, на суровых корабелов, нехотя вытаскивающих клинки.
Их окликнула какая-то девушка, подруга матери. Мальчишки не остановились, и вскоре зашлепали босыми ногами по доскам пристани.
Они успели как раз вовремя чтобы увидеть, как, бледно-розовая в лучах рассвета, Эльвинг чайкой раскинув руки падает в море со скалы. На груди её блеснул Наугламир.
Мальчики застыли, машинально стискивая ладони друг друга. Она падала бесконечно долго, и они провожали взглядом белую тень, еще не осознавая до конца, чем закончится её полет.
Внезапно Эльвинг взмахнула рукавами и обратилась в чайку, полетела на запад. Серебристая гавань вздрогнула от единого вздоха сотен легких. Эльрос, не отрывая взгляда от горизонта, приобнял брата за плачи.
- Сыновья Эарендиля! – прогремело над самыми их головами. Мальчишки подняли головы и встретились с черным от ярости лицом Куруфина. Феаноринг замахнулся на них мечом, – Вы ответите мне за то, что сделала ваша мать! – взревел он. Эльрос чуть вышел вперед, закрывая собой младшего брата, Эльронд, стараясь перебороть противную дрожь, встал с ним рядом, плечом прижимаясь к плечу старшего. Серые глаза их сердито сверкали, ясно давая понять, что драться они будут до последнего.
- Стой, Куруфин! Что ты делаешь! Они же дети! – закричал Маэдрос, подъезжая к брату, останавливая в воздухе его руку.
- Мы лишились Сильмарилла!
- Да, но чем виноваты малыши?
- Это дети Эльвинг!
- Я знаю. Слушай, да они сейчас замерзнут совсем, ветер какой поднялся! – воскликнул Маэдрос, и, не обращая внимания на забавно насупленные брови малышей, поднял их к себе на лошадь и ускакал к ближайшей гостинице, оставив брата разбираться с окружившими его телери.

Князь вцепился пальцами в перила балкона. За что, пресветлые валары?! Он впился глазами в четыре фигуры всадников, удаляющиеся на запад. У двоих на бедре меч, у одной за спиной, а одна…
Телпе, qiqille, две тысячи лет счастья за просто так не даются. Но как же страшна расплата!
Князь дышал тяжело, часто; высоко поднималась и глубоко западала широкая грудь. Горе рвалось наружу, содрогаясь в жилах. Он внезапно выгнулся навстречу восходящей луне и завыл, выливая в ночь боль сорванного сердца.
«Я буду ждать тебя в Амане, мелде, у родни матери… твоей или моей, - услышал он её мысль. - Ирмо излечит меня. А ты еще очень нужен здесь. На твоих плечах – ответственность за них».
«Счастливой дороги, снежинка». Всадники растворились в закате. Князь долго ещё провожал взглядом заходящее солнце.

Эльронд встречал детей на пороге. Когда они соскочили с усталых лошадей, князь по очереди крепко прижал к сердцу двоих сыновей и …
- Сулмир, ты куда?
- Я очень устала. Извини, отец. – Она избегала встретиться с ним взглядом, спряталась за шеей коня, отводя его в стойло.
- Что с ней?
- Понимаешь, отец, по дороге домой нам встретился менестрель…
- И?… - князь начал догадываться. Он очень уважал менестрелей как особую расу, но один раз вольный певец чуть не разрушил его счастья. Не случилось бы чего.
- Он пел о первой хозяйке Ривендейлла… Сулмир его чуть не прикончила на месте, но, видимо, семена сомнения в её душе остались.
Князь побледнел. Да, именно этого он и боялся. Эльфам всех земель, кто хоть сколько нибудь поддерживал отношения с Ривендейллом, была прекрасно известна история любви князя, зародившейся ещё до войны с Сауроном, но люди, люди!… Им трудно было понять, что значит любить один раз и на всю жизнь, что значит истинная верность и искренняя помощь пострадавшему вне зависимости от отношения к нему… или к ней. Он решительно направился в конюшню.
- Сулмир, дочка, ты не хочешь со мной поговорить?
- Мы доехали благополучно. Кирдан был предупрежден заранее, поэтому корабль уже стоял в гавани готовый к отплытию.
- Замечательно. Больше ты ничего не хочешь мне поведать?
- Нет. Извини, я была бы очень не против наконец помыться…
- Конечно, – князь посторонился, давая ей пройти. Суровая, отцовские густые брови слетелись к переносице, лицо бледное, губы плотно сжаты. Злится.
Селебриан тоже злилась. Эльронд с тоской подумал о том, что придется пересказывать всю эту грязную историю ещё раз, причем уже не любимой жене, а младшей дочери, а то и всем четверым. Потому что сыновья тоже балладу слышали, и Арвен расскажут. Он вздохнул, собираясь с силами. И вдруг в конюшню на всем скаку влетел вороной, напугав мирно жующих лошадей. Князь обхватил голову ладонями: «о Айнур, чем я провинился перед Творцом?». Потому что так свободно себя вела только одна женщина, когда-либо жившая под крышей Ривендейлла, даже Телпе и Сулмир бережнее относились к лошадям. Женщина спрыгнула на землю, откинула со лба густые черные волосы.
- Привет! Скучал без меня?
«Глупая кокетка, что тебе надо в моем доме в черный час?»
- Я слышала, от тебя жена ушла…Мои соболезнования. – «Видишь, от чего ты отказался? – торжествовали её синие глаза, - И ту девушку сгубил, и меня не получил!».
- Какими ветрами принесло твоего коня в мое скромное жилище? – он постарался быть предельно любезным. Надо скорее найти Сулмир, пока она опять чего-нибудь не учудила. Ведь ещё при матери и выгоняли её, и на домашний арест сажали, и читали длинные гневные тирады на тему - ничего не помогало. Если девчонка себе что-то в голову вбивала… Да ладно бы она одна, ведь старшие братья если не делили с ней проказы, так придумывали свои. Доставалось всем троим, но Сулмир при этом умудрялась выставить себя невинной жертвой репрессий тирана-отца.
Он любил их. И за то, что в них его кровь перемешалась с её кровью, и за то, что с ними невозможно было соскучиться. А теперь ещё и за то, что каждый из них по-своему был очень похож на Телпе, серебристый родник Ривендейлла, его истинную хозяйку.
Морриган что-то говорила, он не слушал, погруженный в свои мысли. Потом прервал её.
- Зачем бы ты ни пришла, именем Эру заклинаю тебя – не трогай моих детей!
- У тебя есть дети? – неприятно удивилась она. – Да-да, кажется, я что-то слышала… На севере поговаривают о двух маньяках, крошащих орков в капусту и носящих твое знамя…
- Трех маньяках. Их трое. Сулмир просто всегда удается выйти сухой из воды. А может, её покрывают старшие братья, - князь улыбнулся. Еще до их рождения он увидел великих воинов – целителей. Троих.

Князь вошел в трапезную. Все его дети уже сидели за столом: Арвен вышивала, Элладан ковырял вилкой капустный лист в своей тарелке, Эльрохир потягивал молоко, Сулмир обняла ладонями стакан. Эльронд почувствовал напряжение в воздухе; они явно переговаривались до того, как он пришел. Князь сел на ближайший стул.
- Могу я с вами поговорить?
- Конечно, - в разнобой закивали они, правда, без особого энтузиазма. Он задумался, с чего же лучше начать, окинул их широким взглядом. Младшие уже переоделись с дороги, мальчишки в светло-синие рубашки, вышитые ещё матерью, девушка – в серое платье. Они с сестрой часто носили платья так, как это делала Селебриан до замужества: нижнее длинное, жемчужно-серое, горло закрыто, рукава схвачены на плечах. Верхнее – короткое, до середины бедра, без рукавов, неброско-синее, по краям вьется серебряная нитка, на узкой талии – изящный ремешок. Примерно так.
- Так что случилось?
Князь начал пространно объяснять соотношение правды и вымысла в легендах и балладах, чувствуя, как безнадежно запутывается, понял, что говорит совсем не то, и замолчал.
- Это правда? – тихо спросила Сулмир, не отрываясь от созерцания молока.
- Нет. И я уже говорил это вашей матери…
- Она поверила?
- Да.
Снова молчание.
Золотистые лучи просачивались сквозь ветви деревьев, падали на пол хитрой мозаикой света и тени. Чудесный день ранней осени.
- Пойдете мстить?
- Да. Чуть-чуть отдохнем… – Эльрохир допил свое молоко, со стуком поставил стакан на стол. – Позвольте вас покинуть.
Вслед за братом вышли Элладан и Сулмир.
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.01.2006, 16:23   #6 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
- Андомиэль… - позвал князь, – они ещё борются. Но ты-то мне веришь?
Она встала, подола к Эльронду, обняла его за плечи
- Конечно, отец. Как я могу не верить тебе? К тому же, они слишком молоды, чтобы понять, они и половины не видели. Дай им время.
- Время…– князь взял руки дочери в свои – Арвен, они могут отказаться, да скорее всего так и сделают, но ты… ты пойдешь со мной в Аман?
- Естественно. Отец, а Ирмо Лориэн точно поможет маме вылечиться от душевных ран?
- Я очень на это надеюсь.

Сулмир шла к ручью, по привычке надеясь найти там утешение. Она не знала, за что зацепиться. С одной стороны, отец всегда был с матерью ласков, теплом и заботой светились его глаза, и кровь играла – даже со стороны было очень четко видно! – как при первой встрече. Они, дети, старались таких вещей не замечать, но радовались искренне. И потом, Эльдары любят один раз и на всю жизнь, Феанор не в счет, он и себе, и другим мастер был жизнь портить.
Но с другой – менестрель. Черные менестрели славились тем, что пели всякие гадости, но открыто клеветать на живого владыку…
Она настолько погрузилась в размышления, что не заметила смертной женщины, идущей ей на встречу и, соответственно, столкнулась с ней нос к носу.
Смертная была красива…для своего народа. Стройная, высокая, длинные черные волосы, синие глаза…
- Прости, я тебя не заметила.
- Ничего страшного. Ты ведь дочь князя Имладриса?
Она кивнула: - Младшая. А ты?
- Сейчас мое имя Морриган, но эта долина знает меня под именем Гвен
Княжна побледнела.
- Так это правда… - она сверлила женщину пронзительным черным взглядом. Тихо процедила: – Убирайся.
- Зачем же? Насколько я помню, Имладрис всегда славился гостеприимством. К тому же, я здесь не чужая. Твой отец запретил мне с вами разговаривать… - она поморщилась, откинула назад свесившиеся на лицо пряди. – да что там, давно минули те дни, когда он любил меня…
- Замолчи! – Сулмир сжала вскинутую руку, как если бы в ней был кинжал. Но кинжала не было, и ей пришлось медленно опустить напряженный кулак. – Замолчи, смертная, ты не знаешь, какие страшные вещи говоришь, - она старалась усмирить свою ярость. Она, младшая дочь князя, не выйдет из себя на глазах какого-то человека. - Если для тебя слово «честь» - ничто, то хотя бы уважай право других защищать её.
- Какие слова! Какой тон! Сразу видно, ты дочь своей матери, настоящая придворная дама во дворце воина. – Морриган открыто издевалась. Она чувствовала себя хозяйкой положения, ей почти нравилось вызывать волны гнева в этих миндалевидных серых глазах, прищуренных, загадочных, как берега Амана.
Сулмир выдохнула полной грудью, вместе с воздухом выбрасывая раздражение.
- Не смей так говорить, - почти спокойно сказала она. – Ты не видела мою маму.
- Да видела я её. Такая беленькая принцесса, ручки тоненькие, щечки от постоянного смущения алые, что и говорить, цветок Лориэна! – Она не успела договорить – Сулмир стиснула сильными пальцами запястье Гвен, так что хрустнули косточки. Женщина вскрикнула.
- Ещё одно слово в подобном тоне о моей матери, и мне придется бросить тень на светлое имя Ривендейлла. Я вышвырну тебя за пределы Арды, так далеко, что сам Намо Мандос тебя не найдет, и там ты будешь вечно зализывать свои язвы, орочья тряпка!
- Полегче, сестренка, не то ты ей и правда руку сломаешь! – Эльрохир высвободил запястье Морриган из рук сестры. Не глядя на женщину, он накрыл больное место своими ладонями, мягко, но без нежности, слегка помассировал. Теплая энергия обволокла руку, вытеснила боль. Морриган хотела благодарно улыбнуться княжичу, но по лицу его поняла, что его она интересует не больше, чем невымытый горшок где-нибудь в Рохане. А целил он лишь по привычке изгонять болезнь и разрушение.
Эльрохир хмурился. Из мысленного спора с сестрой он узнал, чьи руки держал в своих, сухо выпустил запястье женщины.
- Спасибо, Эльрондион, - все же пробормотала Морриган. Эльф обернулся, словно впервые заметил её присутствие. Несколько отсутствующе кивнул, бросив что-то вроде «не за что», и снова вернулся к младшей сестре.
- В любом случае тебе не стоило так поступать, - сказал он вслух. Сулмир сплетала и расплетала длинные пальцы. Эльрохир взял в ладони узкие руки девушки. Она вдруг бросилась ему на шею, спрятала слезы на груди брата. Он обнял тонкое тело сестры.
- Корабль уже, скорее всего, добрался до Эрессеа. Скоро она излечится. И когда мы вступим на благословенную землю, она встретит нас в гавани.

- Стой. Не по-эльфийски как-то получилось, резко слишком. Мягче попробуй. Смертные – не орки, они не наши враги.
- Тогда – так?

I
Селебриан обняла себя за плечи, зябко поежилась. Утро? Как быстро. Ей снился такой дивный сон! Море цветов, искристый снег, совсем не холодный, нет-нет! А зори восхитительные настолько, что от восторга плакать хочется, да и не одиноки они были, зори, ночи и зениты. Потому что…
Она тряхнула головой. Да что теперь вспоминать! Сон он затем и дан, чтобы увидеть то, о чем наяву даже помечтать боишься.
Девушка встала, потянулась, раздвинула шторы. Рано еще, восток едва-едва бледнеет. Зачем проснулась?
Если бы у нее был выбор….
Сотни раз она задавала себе этот вопрос и постоянно приходила к одному очевидному ответу. Во-первых, выбор у нее был, никто принцессу синда неволить не собирался. А во-вторых, предложи ей вернуться в прошлое, в тот самый день, когда князь Имладриса сделал ей предложение, она не поступила бы по-другому. Откуда ей тогда было знать, что самый далекий, самый недоступный не за семью морями или зачарованными стенами, а собственный муж, влюбленный в другую?
Другая. Слово-то какое, стальное, шипастое.
Будь Селебриан смертной, она бы за князя зубами и ногтями дралась, неизвестно еще, кто бы победил. Или плюнула бы на все и ушла к матери, в Лориэне всяко лучше. Вышла бы за менестреля или пограничника, и жила бы себе весело, без бед.
Но Селебриан была Эльдар, отдавшая свои грезы одному Полуэльфу. Тому, кто, однажды полюбив, не мог забыть. Тому самому, который приютил в своем сердце смертную. Назгул с ними, с людями, Телпе их видела редко и никакого желания расширить свой кругозор в ту сторону не испытывала. Она поначалу все никак не могла понять, как какая-то человеческая женщина, даже не адан, могла показаться князю красивее, очаровательнее синда. А потом поняла.
Селебриан являла собой воплощение изящества, легкости, эльфийской грации… и только. В Эльронде же текло слишком много человечьей крови. Ему не нужна красота в чистом виде, он хотел каждую секунду ощущать хрупкость, недолговечность красоты, хотел защищать, охранять, заботиться… а может, и нет. Может, им двигали совсем иные чувства и мысли, Селебриан не знала и уже давно устала об этом думать. Просто залезть в чужую голову и прочитать ей не позволяло воспитание. Пусть их, чем бы не тешились.
Телпе повернулась к окну спиной. Там, во сне, он являлся ей уже много лун подряд, такой горячий, искренний. В жизни же…
С точки зрения политики, все было гладко. Обычный династический брак, для укрепления связей между Лориэном и Имладрисом. С моральной стороны, её спросили, предельно объективно обрисовали ситуацию, она взвесила все «за» (которых с большим трудом можно наскрести полторы штуки) и «против» и согласилась. Все счастливы.
Ах, зачем она только повстречала его, зачем заглянула в морозно-серые, далекие глаза! Зачем поддалась мечте и позволила искорке разгореться!
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.01.2006, 16:24   #7 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
II
Селебриан смутно надеялась, что, раз Высшие силы не дали ей семейного счастья, значит, её предназначение в чем-то еще. Не смотреть же, в самом деле, как любимый носит на руках другую!
Она отпустила его. И никогда, никогда ни на что не претендовала. Она честно исполняла обязанности княгини, не позволяя себе вспоминать, что, по идее, есть еще права. Нет прав, по крайней мере, у неё, дочери Телепорно.
В конце концов, та женщина красива, в меру умна, в меру ловка, в меру изящна. Достойна.
Она перестала быть Телпе, задорной, смеющейся Телпе, сводящей с ума менестрелей, звонкоголосой птицей Лориэна. Она стала Келебриан.
- Я к матери.
Он кивнул, ожидая продолжения.
- Ненадолго.
Снова тот же взгляд.
- Послушай, мне надоело быть вашей ширмой! Я жить хочу, влюбиться наконец по-настоящему, и непременно взаимно, я не хочу разделить путь в Аман с одиночеством и тоской!
Он не ответил. Она чуть-чуть погорела, отчаянно подкармливая надежду на чудо. Не может быть, чтобы все закончилось вот так!
Но именно так и закончилось. Князь даже не обнял её на прощание, хотя знал, твердо знал, что видит её последний раз.

III
Все-таки, любила ли она его?
Телпе поморщилась.
Да, любила, как последняя девчонка, глупая, глупая синда!
Одно дело, отпустить и знать, что им хорошо вдвоем, тихо вздыхая на безопасном расстоянии. Уйти легко.
Совсем другое – добровольно наблюдать развитие событий в непосредственной близости от источника.
Первая начала, молчи теперь. Как узнала о тайной боли князя, исчезла, лишь только смолк соловей, отыскала ту женщину. Вернула. Молодец, честь тебе и хвала.
Синеглазая колдунья, что в тебе такое есть, отчего у князя сердце замирает? В чем тонкая пряность твоей расы, горькая сладость твоих объятий?
Не твое дело, лориэнская дева. Подумай лучше, как с матерью будешь объясняться.
Первую стрелу она не оценила. Удивилась так, что даже боли не почувствовала. Но вот следующие три пропустить мимо сознания не смогла. Упала. Назгул, подняться надо, свою стрелку к тетиве приладить.
Эх, не везет: руки прострелены. И земля куда-то потекла. Ненавязчиво так, естественно, как будто так и надо. Окружили.
Она не разглядела лиц, слепо выставила руку с кинжалом. Вряд ли спасет, но никто потом не скажет, что племянница Финрода сдалась без боя. Итак?
Драка закончилась как-то уж слишком быстро. Похоже, её хотели взять в плен, но намерение это появилось уже потом. Так как яд из первой стрелы уже погасил сознание.
Орки поругались, попинали отяжелевшее, измазанное кровью тело и оставили её.

VI
Серебристыми косами лился лунный свет, серыми очами Телпе сплетались струи Келебранта, играя лучами звезд. Одинокий крик разорвал ночь и стих в темноте. Погасли ясные глаза синдар и телери, скрытые ресницами. Как когда-то павшим воинам, отдавали они дань памяти принцессе, так и не отыскавшей своего счастья.
Нэрвенде первая нарушила тишину.
- Дальше! – коротко бросила она. Жить, не смотря ни на что. Не для того они в Арду по льдинам шли, чтобы плакать!
Когда-то она заставила себя жить, после гибели любимого брата, Келеборну hantale, заставит и сейчас.
Телепорно за всю ночь так и не разомкнул губ, не поднял опущенной головы, не выпустил ладони Артанис. «Дальше» начнется с завтрашнего рассвета, ночь, граница всего, скрывала его слезы.

V
Набегала и отступала морская волна, окропляя гальку белой пеной. Лебедем изогнулся последний корабль, отправляющийся на Запад, крыльями полоскались бризом огромные паруса. Легко рассекая форштевнем глыбу моря, корабль покинул Серебристую Гавань. Его окружили чайки, такие же бесприютные, влюбленные в просторы моря, как телери, такие же гордые, как нолдор, такие же беззаботные, как синдар. Галадриэль протянула руку, тихонько позвала, и белоснежная птица вцепилась в её рукав, доверчиво сложив крылья.
- Как ты без Телепорно?
- Приедет он, куда денется. Этот «последний корабль» - одно название, сам знаешь. Вот как без тебя продержатся Серебристые Гавани?
Кирдан смущенно улыбнулся.
- Много там мастеров-корабелов осталось. Да и из людей моряки неплохие. Очень неплохие.
Артанис взмахнула рукой, и чайка спорхнула, вернулась к подругам, легко планируя над волнами.
-Ты ни разу не оглянулась.
- Зачем? Кроме Телепорно, Арда мало чего мне подарила. Зато отняла брата. И дочь, - она грустно улыбнулась Корабелу. - Что об этом говорить, было и прошло. Скоро я домой вернусь, в Аман. Кирдан, ты помнишь?
- Помню. Надо будет с Ольве поговорить, насчет Альквалонде. Я теперь жить не смогу без кораблей и моря.
К ним подошел Гендальф. Полурослики вглядывались воспаленными от бессонницы глазами в равнодушный горизонт, Эльронд в одиночестве разглядывал небо, словно пытаясь увидеть Вингилот.

VI
Она сидела на напоенном солнцем камне далеко от берега. Пылающая Ариэн щедро одаряла Аман теплом. Селебриан нежилась безмятежностью бессмертия.
Ульвен, звала её ребятня из Альквалонде. За то, что редко покидала внучка Финарфина полузатонувший камень, за вечно устремленный на восток взгляд.
Внезапно на горизонте ей показалось темное пятнышко, не больше макового зернышка. Она встрепенулась, подобралась, обратившись в зрение. Наконец-то…
Чтобы простить, надо любить.
Чтобы простить, нужно понять.
И принять.
У неё было достаточно времени на все. Она поняла и приняла. А боль свою обратила в лепестки мэллорна. Теперь она бы встретила его с тихой, покорной радостью.
А матери непременно похвастается своим последним боем. Да, и как она разговаривала с самим Намо Мандосом, и Финрод, мама! Я Финрода видела!
Незаметно мысленный разговор с матерью превратился в реальный. Галадриэль удивлялась и радовалась тому, как легко пережила Телпе собственную смерть…

Нет, не так.
Все равно не логично.
Нахмурившись, Галадриэль плеснула звездной воды в чашу.
Она ясно видела, какими глазами провожал их князь. Влюбленными до безобразия. Явно не ей, Галадриэль, предназначался тот взгляд, и наверняка не Келеборну.
С другой стороны…
Да как ни крути.
Если вечную жизнь той женщине дал именно Эльронд, значит, он её любил.
Но эльфийский удел – не только бессмертие. И даже не только разрез глаз, форма ушей и путевка в Валинор. Это полный набор эльфийских радостей, горестей, заморочек и придурей. В том числе, две жизни и одна любовь.
Отсюда следует…
А) либо остаться Аре с носом вместо Андомиэль, а северным оркам придется (несчастные!) помирать своей смертью, потому что нет в мире Элладана и Эльрохира.
Б) либо не было никакой Морриган. То есть вообще. По крайней мере, на территории Имладриса. И уж точно в сердце многострадального князя. Была лишь Селебриан. Потом - Арвен.
По-другому – никак.

Если только рассматривать вариант… Галадриэль задумчиво вылила остатки воды. По поверхности зеркала пошли круги. Что ж, может все-таки получится её оправдать.

Перевязывая раненую Морриган, Эльронд заметил у неё на шее странный… кулон не кулон, подвеска.
- Что это у тебя? – равнодушно спросил он, исключительно из любопытства.
- Это кристалл бессмертия. Мне его дал… впрочем, это не важно. Давно это было, и вспоминать ту историю я не люблю.
- Дело твое. Все, жить будешь, кровь я остановил. Если захочешь, после войны приходи, подлечу. Много у тебя там всего… нехорошего, – он улыбнулся ей, ободряюще, как целитель улыбается больному.
Женщина будто смутилась, кивнула и быстро выбежала из палатки.

Через какое-то время она появилась в Имладрисе.
- Помнишь, ты обещал меня подлечить?
Князь принял шутливый тон гостьи.
- Обещал, значит, придется отвечать за свои слова. Будь же в Ривендейлле как дома.
В Последнем Приюте было достаточно людей, устав от общества Эльдар, всегда можно было найти достойного собеседника. Князь не искал встречи с ней, это задевало женское самолюбие, но нарушить правила гостеприимства она не решалась.
Случалось, мятежными грозовыми вечерами они оставались в Каминном зале одни (ну абсолютно случайно!). Морриган потихоньку потягивала здравур, греясь в широком кресле, князь, закрыв глаза, что-нибудь рассказывал или пел. Чаще о море, телери, Наугламире и Сильмариллах. На её резонный вопрос «почему именно их?» отвечал просто «Это мой род». И все.
Но таких вечеров было крайне мало. В ясную погоду, не занятый никакими гос.делами, князь устраивался у своего любимого окна и смотрел за горы. Как ей потом объяснили, в Лориэн. Зачем? Все же рядом!
Ей нравился Эльронд как мужчина. И Глорфиндель нравился. И Эрестор. Каждый в маленьком княжестве был хорош по-своему, неповторимо, в каждого хотелось влюбиться.
Но они почему-то смотрели на неё в лучшем случае с любопытством, как на диковинного зверька. И ни один не оценил её красоты.
Её встречали ласково, приветливо, слушали её песни, исполняли свои, брали её в общий круг веселья, но – как одну из них. Не как единственную в своем роде.
Через десять лет она сбежала. Надоело, а может, еще из-за чего. Принцессы Телпе она так и не увидела, хотя слышала потом краем уха, что Имладрис с ней не скучал.
Она приняла мужской облик и занялась своими делами…

Артанис улыбнулась. Так лучше.
- Ну что, ты успокоилась? – спросила она внучку. Сулмир почесала бровь, раздумывая.
- Да, так хорошо, правильно. Никто не виноват. И все же тут допущены некоторые упрощения. Это все равно уже другая история. Лучше бы той женщины вообще не было, отцу и так от жизни досталось.
Галадриэль кивнула.
- Ладно, главное, мы знаем всю правду. Пойдем, тебя братья заждались.
Девы покинули поляну, бесшумно ступая босыми ногами по мраморным ступеням.
Зеленый листок оторвался от ветки, спланировал вниз, лег на маленькие волны зеркала. Тишина. Осень.

А где-то в Амане Эльронд и Селебриан вместе с остальными бегали под первым весенним дождем, ловили в ладони капли, пронизанные золотыми лучами, и смеялись, шлепая босиком по лужам. А потом сидели у камина в доме Финарфина, украдкой прижимаясь друг к другу, слушали речи старших. И знать не знали ни о какой Морриган.
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.01.2006, 01:59   #8 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Selevrene
 
Регистрация: 09.04.2005
Адрес: Имладрис
Сообщений: 388
Обалденно!Волшебно! Для меня 100 % попадание в образы!!
У меня ещё просьба - где можно прочитать фанфик , который Вас на это вдохновил? Просто у меня Элронд - любимый герой , а про него так мало пишут...
__________________
Жизнь-танец над пропастью..
Selevrene вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.01.2006, 17:49   #9 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
Маленькая просьба - можно без "Вы"? Дергаюс.
Называется "Роланд, илиПовесть о настоящей мужской дружбе", или что-то вроде этого. Где можно почитеть, увы, не знаю, потому как мне приносили на диске. и уже унесли.
Пасиба))
А Эльронд мне самой очень нравится... и писать про него я люблю....
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.01.2006, 18:21   #10 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Selevrene
 
Регистрация: 09.04.2005
Адрес: Имладрис
Сообщений: 388
Последние мне особенно нравится! =) А ещё что нибудь есть?
__________________
Жизнь-танец над пропастью..
Selevrene вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.01.2006, 23:28   #11 (permalink)
Senior Member
 
Аватар для Ilana
 
Регистрация: 23.09.2003
Адрес: М.
Сообщений: 3,283
Келебриан.
__________________
Я буду сдержанной и взрослой.
Ilana вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.01.2006, 14:55   #12 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Adelaida
 
Регистрация: 07.07.2005
Адрес: Таганрог
Сообщений: 66
Ксанка, это просто потрясающе! Мне ОЧЕНЬ понравилось. С удовольствием почитала бы ещё что-нибудь.
__________________
Не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе (с) Джон Донн
Adelaida вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.01.2006, 20:10   #13 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Финарфиновна
 
Регистрация: 25.12.2005
Адрес: Казань-Дум, ТПЛориэн
Сообщений: 159
Я не хочу показаться занудой, но она все же Келебриан.
Хотя за свою жизнь я таких переводов начиталась, что от одной "Селебрайны" чуть со стула не навернулась...
__________________
[size=0.5]
Гнев, о Ниенна, воспой Феанора, Финвеева сына! ©
Ave Eru Iluvatar, Feanturi te salutant! ©


Me and I
[/size]
Финарфиновна вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.01.2006, 01:18   #14 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Selevrene
 
Регистрация: 09.04.2005
Адрес: Имладрис
Сообщений: 388
Вот именно. У меня в переводе тоже Селебриан , Селербэрн и Сэрдан Сэрабел были..Так что автора даже ругать жалко..
__________________
Жизнь-танец над пропастью..
Selevrene вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.01.2006, 22:56   #15 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Алексина
 
Регистрация: 17.07.2004
Адрес: вагонное кошкоместо
Сообщений: 802
передайте переводчику, что он сам Сэзел (с)
а про рассказ все уже до меня сказали! респект)
__________________
Историки-это люди, которые живут спиной вперед
Сайт Мандоса
Алексина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.01.2006, 00:50   #16 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
пАСИБА.*Красею*))
Есть. Про Эльронда.
Да. она - Келебриан. но меня это имя почему-то коробит, Селебриан как-то ближе.. Вообще говоря. там мнооого фонетических и прочих ошибок. за что нижайше прошу прошения у Профессора...
А существуют вообще чьи-нибудь рассказы о князе и княгине? очень бы хотелось почитать...
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.01.2006, 00:21   #17 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Selevrene
 
Регистрация: 09.04.2005
Адрес: Имладрис
Сообщений: 388
Я до твоего ни одного не видела , поэтому сама села писать...
__________________
Жизнь-танец над пропастью..
Selevrene вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.01.2006, 14:23   #18 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Николь
 
Регистрация: 09.01.2006
Сообщений: 2,268
Ксанка, я присоединяюсь к хору голосов, восхваляющих тебя! Ты-талант! Больше ничего не писала? Хотелось бы почитать!
__________________
... pain is absurd
because it exists, nothing more... (с)



Последний раз редактировалось Николь; 16.05.2006 в 19:57.
Николь вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.01.2006, 20:05   #19 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Алексина
 
Регистрация: 17.07.2004
Адрес: вагонное кошкоместо
Сообщений: 802
кажется, был один фанфик... но там немного.
вот здесь
__________________
Историки-это люди, которые живут спиной вперед
Сайт Мандоса
Алексина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.01.2006, 21:03   #20 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
Цитата:
Первоначальное сообщение от Алексина
передайте переводчику, что он сам Сэзел (с)
а про рассказ все уже до меня сказали! респект)
Цэзел. Потому что Цирдан Цирабел.)Если мне не изменяет память...
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.01.2006, 16:58   #21 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Selevrene
 
Регистрация: 09.04.2005
Адрес: Имладрис
Сообщений: 388
Алексина , я плакала над этим рассказом. Спасибо , что нашла такое чудо.
__________________
Жизнь-танец над пропастью..
Selevrene вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.01.2006, 21:14   #22 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Алексина
 
Регистрация: 17.07.2004
Адрес: вагонное кошкоместо
Сообщений: 802
рада, что тебе понравилось
Ксанка, возможно, я уже позабыла, что там было написано, ибо очень давно этот анекдот не видела)
__________________
Историки-это люди, которые живут спиной вперед
Сайт Мандоса
Алексина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2006, 15:30   #23 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Безумный Алекс
 
Регистрация: 31.05.2004
Адрес: над крышей
Сообщений: 128
О-хо-хо... Вещь чарующая, славная
Но сразу скажу - ЭТОТ Эльронд не персонаж Уивинга, невзирая на "густые брови", никаких ассоциаций даже не возникает, не способен экс-агент на воплощение подобных нежностей!
А Цирдан и Селебрайна - не те вещи, от которых хочется падать со стула. Вот когда несчастного Владыку Лориэна вознаграждают наименованием "Телепорно" (вне зависимости от того, насколько аутентично сие), тут действительно можно упасть...
__________________
"Товарищи, эльфов у нас было уже много, и их дальнейшее размножение не предусмотрено пятилеткой" В.Маяковский, "Баня"
ЖоЖо Безумного Алекса - Харе Эру
Безумный Алекс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2006, 16:50   #24 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
Согласна с Selevrene, вещь действительно. очень дивная, ..яркая. Цепляет...
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.01.2006, 16:56   #25 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ксанка
 
Регистрация: 02.01.2006
Адрес: граница Имладриса
Сообщений: 33
Цитата:
Originally posted by Безумный Алекс
..Но сразу скажу - ЭТОТ Эльронд не персонаж Уивинга, невзирая на "густые брови", никаких ассоциаций даже не возникает, не способен экс-агент на воплощение подобных нежностей!
Можно я скажу,ne?Откуда вы знаете. на что способен тов. Ткаченко? У Эльронда. кроме Войны Кольца, было длииииная жизнь...
Цитата:
А Цирдан и Селебрайна - не те вещи, от которых хочется падать со стула. Вот когда несчастного Владыку Лориэна вознаграждают наименованием "Телепорно" (вне зависимости от того, насколько аутентично сие), тут действительно можно упасть...
Никто и не заставляет откуда-то падать, некоторые вообще на полу сидят ). Телепорно - это не я придумала, это у Толкиена так дано.
__________________
u-nyara
Ксанка вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.01.2006, 13:58   #26 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Финарфиновна
 
Регистрация: 25.12.2005
Адрес: Казань-Дум, ТПЛориэн
Сообщений: 159
Telep, Telpe - серебро (Celeb - аналог в синдарине), Orn - дерево. Это квенийский вариант имени лорда Келеборна, соответственно он более чем уместен
Ксанка, respect
__________________
[size=0.5]
Гнев, о Ниенна, воспой Феанора, Финвеева сына! ©
Ave Eru Iluvatar, Feanturi te salutant! ©


Me and I
[/size]
Финарфиновна вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Выкл.




Текущее время: 03:58. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.6.4
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод:
zCarot


Яндекс.Метрика Яндекс цитирования