Хеннет Аннун Властелин Колец: Аннотация к саундтрекуХоббит: проект Нежданный БуклетНовая Зеландия, или Туда и обратно      

Вернуться   Хеннет Аннун > Творчество фэнов

Ответ
 
Обратные ссылки Опции темы Поиск в этой теме
Старый 21.03.2009, 15:06   #1 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Мои рассказы по мотивам Сильмариллиона (и черновиков)

Амариэ

«…он любил Амариэ из Ваниар, а ей не было дозволено уйти с ним в изгнание.» (с) Дж. Р.Р.Толкин «Серые Анналы»

- Мама… Отец…

Ильвэ и Лириэль обернулись на голос. Амариэ стояла в дверях комнаты и, кажется, не решалась войти. Лириэль удивилась. Дочь не была робка, хоть и не отличалась своевольством, и когда она проказничала в детстве, она не боялась в этом признаваться.

- Заходи, Амариэ. Что с тобой?
Даже в неярком свете маленькой феаноровой лампы было видно, как дочь взволнована. Она вошла и села напротив родителей.

-Финдарато уходит…

- Финдарато?- удивился Ильвэ. Старший сын Арафинвэ, казалось, не прислушивался к речам Фэанаро и других нолдор, желавших уйти в Средиземье. Правда, теперь у них появилась другая, более веская причина уходить в Эндорэ – ведь Моринготто убил их короля и похитил величайшее сокровище.

- Да, и не только он. Его братья и сестра, и даже отец тоже…

Ильвэ удивился еще больше. Нет, желание Артанис уйти из-под опеки Валар во Внешние Земли ни для кого не было тайной, но чтобы спокойный и не жаждущий власти Арафинвэ тоже поддался пылким речам Феанаро? Это было странно.

- Но почему?

- Финдарато рассказал мне. Ангарато и Айканаро хотят идти вслед за Финдэкано – ведь они всегда поддерживали его. О желаниях Артанис говорить, я думаю, не надо – о них знает весь Валинор. Арафинвэ же не хочет оставлять свой народ и своих детей.


- А сам Финдарато?

- Он говорит, что недостойно бросать отца и младших. Да вы ведь знаете, как он привязан к Артанис. Он хочет защитить их всех, особенно ее.

Лириэль невольно улыбнулась. Да, любовь Финдарато к «маленькой сестренке» (даром, что из всех родичей выше ее сейчас были только Майтимо и Турукано) была общеизвестна. В детстве Артанис иногда даже убегала от излишне заботливого старшего брата. Но было ясно видно, что они очень привязаны друг к другу – сильнее, чем к другим родичам.

- Теперь Нэрвен сама может защитить кого угодно, - попытался пошутить Ильвэ. Амариэ слабо улыбнулась.

- К тому же вы не знаете Финдарато так хорошо, как я. Как загорались его глаза, когда Ольвэ рассказывал о море и берегах Средиземья! Они с братьями Эарвен и Артанис даже хотели построить корабль и поплыть на нем в Эндорэ! Нет, они не собирались там поселиться – просто посмотреть, может быть, навестить родичей, и вернуться. Хотели просить у Валар дозволения – но тут случилось все это…


- А ты, Амариэ? Ты тоже бы поплыла?

- Я не хочу в Эндорэ, но за Финдарато я бы пошла куда угодно!

Лириэль вздохнула. Теперь стало окончательно ясно, о чем не решается сказать дочь. А ведь они так радовались, когда узнали, что Амариэ и Финдарато полюбили друг друга и решили вступить в брак! Доброго и смелого сына Арафинвэ любили повсюду. Даже в дни раздоров среди нолдор он ладил со всеми и мог примирить враждующих. Но никто, кроме них самих и родителей Финдарато еще не знал о предстоящей свадьбе – даже Артанис. Финдарато говорил, что хочет сделать всем приятный сюрприз. О помолвке решили объявить во время последнего Праздника Урожая – но тут случилось такое, что эльдар стало не до свадеб…

Амариэ наконец решилась.

- Отец… Мама… Я прошу у вас дозволения уйти с Финдарато.

Ильвэ молчал. Тогда заговорила Лириэль.

- А другие женщины из Дома Арафинвэ? Эльдалотэ? Эарвен?
- Эльдалотэ уходит с Ангарато и они берут с собой маленького Артахера. Эарвен остается.
- А Эарвен не говорила тебе, почему она так поступила?
- Она сказала только, что я должна это понять сама.

Наконец заговорил Ильвэ.

- В начале был Эру, Единый, которого эльфы зовут Илуватар и создал он Айнур, Священных…

Ильвэ продолжал говорить. Амариэ слушала отца и не могла понять, зачем он рассказывает ей «Айнулиндалэ» - историю создания Арды, которую любой валинорский эльф знал наизусть с детства. Но она с удовольствием слушала его – это напоминало ей детские годы и первые серьезные уроки отца.

Ильвэ закончил рассказ.

- Ты поняла, что я хочу сказать, Амариэ?
- Н-нет, не очень…
- Понимаешь ли, дочь моя, Единый вдохнул Пламя Творения в Эа, Мир Сущий и он обрел бытие. Валар спустились в Арду по своей воле и дозволению Единого, чтобы подготовить ее для Эрухини, а их самих - учить и направлять, пока они не станут самостоятельны. Мы еще не всему научились, Амариэ. Ты ведь доверяешь Валар?
- Конечно!

Амариэ удивилась. Задавать этот вопрос одной из ваниар было бессмысленно. Не было ни одного ванья, который ответил бы на него отрицательно – поэтому речи Феанаро казались им безумными.

- Валар возражают против этого похода. Одним нолдор, да что нолдор! – всем эльфам Валинора и Эндорэ никогда не одолеть Моринготто без помощи Валар. Ты ведь понимаешь, что Валар позаботятся о новом свете и о том, чтобы не дать Моринготто вновь разрушать Арду и убивать Эрухини?

- Конечно, понимаю!

Амариэ вновь удивилась вопросу. Нет, она слышала разговоры сторонников Фэанаро о том, что Валар позабыли об Эндорэ и что они, может быть, не смогут вновь зажечь в Валиноре свет – но, как и все ваниар, не верила этому.

- Так вот, идти против воли Валар – значит, усугублять Искажение. Действовать против них можно только в одном-единственном случае – когда они сами намеренно нарушают Замысел Эру. Но я не думаю, что сейчас это происходит.

Амариэ прислушалась к себе – да, она тоже не видела в действиях Владык Искажения. Ни один из Валар, кроме Моринготто, не делал эльфам зла намеренно.

Теперь заговорила Лириэль.

- Доченька, я понимаю, что сейчас твоя любовь кажется тебе важнее таких рассуждений. Но подумай о том, что и она может быть искажена – искажена твоим бунтом против Валар! И возможно, любовь твоя обратится в ненависть… Ты не поможешь Финдарато на этом темном пути, а только помешаешь ему…

Несколько минут все молчали. Супруги посмотрели друг на друга. Наконец Ильвэ произнес:

- Нет, мы не даем своего дозволения, Амариэ. Конечно, мы не станем удерживать тебя силой, и даже если ты уйдешь, наша любовь к тебе не уменьшится, но дать тебе разрешение мы не можем. Это бунт против Валар и путь к Искажению.

Амариэ долго сидела и молчала, размышляя. Наконец, она сказала:

- Да, я вижу, что вы правы. Я не пойду в Эндорэ, я останусь здесь. Я думаю, Финдарато поймет меня. Но мама, мамочка, как же это тяжело! Ведь я могу его никогда его не увидеть! Из глаз Амариэ хлынули слезы и она бросилась в объятия матери.

- Ну что ты, что ты, маленькая! Разве ты не знаешь, что эльф не может покинуть Арду! Даже если он … умрет…, то все равно возродится здесь, в Валиноре! И Финдарато вернется к тебе!

- Да, да, да, - шептала Амариэ, - Финдарато вернется, я знаю. Финдарато вернется!
Внезапно Амариэ перестала плакать, потому что осознала, что последние слова ее – это апакеньэ, «эльфийское предвидение». Она широко улыбнулась, но вдруг тень снова набежала на ее лицо, потому что в угасающем апакеньэ она уловила отзвук той боли, через которую придется пройти Финдарато, прежде чем он сможет вернуться…

«Так погиб Финрод Фелагунд, сын Финарфина, благороднейший и самый любимый из потомков Финвэ, и более не вернулся он в Средиземье. Но говорят, что вскоре он был освобожден из Мандоса и ушел в Валинор, где и живет поныне вместе с Амариэ» (с) Дж.Р.Р.Толкин «Серые Анналы»
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди

Последний раз редактировалось Live (Evil); 21.03.2009 в 15:09.
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.03.2009, 15:06   #2 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Атрабет Намо а Финрод

- Что происходит с тобою, сын Арафинвэ? Давно получил уж ты право выйти из этих Чертогов, ибо вину за участье в мятеже Фэанора искупил ты деяньями доблестной верности. Люди тебя будут славить во веки веков, и Надежды Звезда не угаснет. Почему не желаешь ты возродиться и жить в Валиноре, смеясь и гуляя с отцом по лесам Эльдамара? Восстань же от скорби!

- Проклинаю я верность свою, о Мандос, владыка Чертогов! На гобеленах Вайрэ узрел я, к чему привела она – к новым братоубийствам! Свет Гиль-Эстель омыт потоками крови, и в этом вину свою вижу.

- Зря называли тебя мудрейшим из нолдор-изгнанников, если ты думаешь так. Разве же ты виноват, что Фэанор и сыны его дали ужасную клятву? Разве нарушение слова тобой могло избавить сыновей Фэанора от судьбы, на которую клятва их обрекала, и от муки – их жертв? Берена предав, ты б лишь усилил проклятье, ибо предательство – пища его.

- Не владей Тингол Камнем – стоял бы Дориат!

- Не из-за Сильмариля напали сыны Фэанора, но из-за клятвы своей. Не остановились бы они ни перед чем, чтобы исполнить ее. Некогда были им нужны корабли – и они отобрали их силой. Силой держали они у себя дочь Тингола, дабы склонить ее к браку – разве ты думаешь, что отец ее простил бы это деянье? Нет, он пошел бы войной на Нарготронд – и вновь эльфы стали б сражаться друг с другом!

- Неужели нельзя сделать так, чтобы кровь родичей эльфы не проливали?

- Можно, но лишь от доброй воли сынов Фэанора зависело это. Если б они отринули клятву свою или хотя б не давали ей пробудиться… Ты же ни в чем не виновен, ты сделал, что должно. Так лишь спасенье могло вновь прийти к эльфам и людям – чрез доблесть и жалость, и верность, и мольбу о прощенье.

- Поразмыслив, я вижу, что прав ты, Владыка Чертогов! Ныне свободен от скорби я и прошу дозволения вновь обрести свое тело.

- С радостью я соглашаюсь на это. Иди же! Отец твой, и мать, и любимая ждут с нетерпеньем.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.03.2009, 15:07   #3 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Мечи и арфа

Макалаурэ с тоской посмотрел на медный обруч, лежавший на столе. Кто мог знать во время начала похода в Эндорэ, что ему придется исполнять роль старшего! Разве можно было предвидеть, что отец, их могучий отец, которого, казалось, не мог сокрушить сам Моринготто, погибнет в первом же бою! Разве можно было предвидеть, что Майтимо, надежный, как скала, Майтимо, с которым, казалось, ничего не может случиться, попадет в руки Врага почти сразу же после гибели Фэанаро! И вот он остался за старшего. Нельзя сказать, что второй сын Фэанаро совсем не чувствовал в себе силы или способности быть вождем, но все же он никогда не стремился к этой роли, предпочитая заниматься музыкой или вопросами языка. А ныне приходилось думать о войне и разрушении, сражаться и строить крепости.

Несчастья обрушивались одно за другим. Не успели они оплакать отца, как явилось это проклятое посольство. Коварный Моринготто предлагал даже вернуть один из Сильмарилей. Несмотря на горе, сыновья Фэанаро воспрянули духом, увидев возможность исполнить Клятву хотя бы отчасти. Особенно загорелся этой мыслью Майтимо. Макалаурэ вспомнил их последний разговор. Старший брат сказал ему:

- Моринготто чувствует свою слабость. Он отдаст один из Сильмарилей, а потом мы обрушимся на Ангамандо и отберем остальные, а самого Моринготто загоним в самые глубины земли, так что он не осмелится никогда выйти оттуда!

- Ты уверен, что Моринготто не обманет?

- А что он может сделать? То, что он пошел на переговоры, указывает на его слабость – иначе бы он не стал с нами разговаривать, а просто раздавил нас!

- А вдруг он хочет просто выманить нас из лагеря и убить? Войско останется без вождей…

- Мы не пойдем сразу все. Отправлюсь один я. А чтобы у него не возникало соблазна – я возьму с собой не сто воинов, как мы договорились, а триста. Даже если переговоры зайдут в тупик – мы просто перебьем всех и заберем Сильмариль! Может быть, посольство Моринготто принесет его туда.

- Перебьем? На переговорах?

- А что делать? Или ты не давал Клятву? Или сам Моринготто поступил по справедливости, убив нашего праотца Финвэ?

- Может, лучше вообще не ходить на эти переговоры? Все равно два других Сильмариля будут у него, и нам придется воевать с ним и дальше… Да и нельзя забывать, что мы пришли сюда не только ради Камней – но и ради мести, иначе слова Нолофинвэ окажутся правдой.

- Нет, мы не можем упускать случай вернуть себе хотя бы один из Камней. Я пойду на переговоры.

Тогда Макалаурэ уступил и оказался прав в своих подозрениях, хотя предпочел бы ошибиться. Моринготто тоже не стал соблюдать условия и прислал воинов больше, чем они договаривались. Они перебили всех эльдар, а Майтимо захватили живым и увели в Ангамандо – по крайней мере, так заявил вестник Моринготто. Он привез с собой медный обруч Майтимо – как доказательство, и потребовал прекращения войны и ухода эльдар – обратно в Валинор или на крайний юг этой земли. Моринготто еще не знал, что в Валинор они вернуться не могут… Вестник дал сыновьям Фэанаро на раздумье несколько часов, которые они провели в бурных спорах, но, в конце концов, сошлись на одном – войну прекращать нельзя, ибо они дали Клятву, а верить Моринготто не следует – он уже показал, что не держит слова. Разве отпустит он Майтимо, даже если они выполнят условие? Разве отдаст он такого ценного заложника? Да и не было доказательств, что Майтимо взят в плен живым – обруч можно было снять и с мертвого тела… Нет, тогда они поступили правильно – в этом у Макалаурэ не было сомнений. Моринготто коварен, он даже мог отдать им Майтимо живого – но искалеченного до такой степени, что им бы пришлось убить его самим из милосердия… Да и как быть тогда с их Клятвой, с местью за Фэанаро и Финвэ?

Но все же червь сомнения беспрестанно точил Макалаурэ. Да, они не выполнили условий Моринготто – но может быть, брата можно было спасти как-то еще? Но как? Атаковать Ангамандо всем войском, как предлагал горячий Тьелкормо? Но у них не было сил для штурма столь хорошо укрепленной твердыни. Они победили в первом сражении – но дорогой ценой. Много было убитых, а еще больше - раненых и искалеченных. С таким войском они никак не могли надеяться на победу, только погубили бы еще множество жизней. Макалаурэ еле удалось утихомирить младшего брата, который так и рвался в атаку. Ах, если бы сейчас здесь появилось войско Нолофинвэ! Но они своими же руками сожгли корабли, оставив родичей на другом берегу… Тогда это казалось правильным, а теперь они пожинают плоды злого дела – даже если бы каким-то чудом Нолофинвэ смог добраться сюда – он не простил бы предательства. Пойти спасать Майтимо с небольшим отрядом? Но вряд ли можно рассчитывать, что они смогут проникнуть в крепость – их перебьют еще на подступах, да кроме того постараются захватить командиров живыми – и вместо одного заложника у Моринготто появится несколько. Макалаурэ с тоской взглянул на любимую арфу, лежавшую у стенки шатра. Ах, если бы она могла помочь ему спасти брата! Но разве арфа нужна здесь? Нет, ему необходимо большое войско, острые мечи и крепкие доспехи, а не музыкальный инструмент, годный лишь для пиров и любовных песен. Да и разве можно надеяться, что Майтимо еще жив – ведь они ответили отказом, значит, Моринготто уже наверняка убил его, и Макалаурэ старался не думать, какую жестокую казнь мог измыслить злобный ум врага. Он видел мертвое тело Финвэ с размозженной головой, и это было ужасно, а ведь тогда Моринготто торопился, у него не было ни времени, ни возможности утолить свою мстительную злобу. Нет, спасти Майтимо они уже не могут, это приведет лишь к новым жертвам. Макалаурэ знал, что хотя некоторые из младших братьев еще и горячатся, в душе они согласны с ним.

***

- Финдэкано сделал то, что могли бы сделать и мы!

- Нет, Тьелкормо. В лучшем случае мы бы смогли избавить его от мучений – ведь никто из нас не стал бы взывать к Манвэ. Мы полагались только на мечи и силу, а нашего брата спасли арфа и милосердие.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.03.2009, 15:08   #4 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Победа

Радости от победы не было. Не свирепые орки, не жуткие волколаки, не огнедышащие драконы и темные оборотни – эльдар, родичи и союзники, были врагами в этом бою. И не в первый раз…

Маэдрос устало сел в небольшое кресло. Здесь, в тронном зале Менегрота, положили всех убитых вождей. Вот его братья – Келегорм Светлый, Карантир Темный и Куруфин Искусный. Серебристые волосы Келегорма запачканы кровью, лицо Карантира было хмурым, губы Куруфина скривила усмешка. В смерти они оказались вместе – как часто любили бывать вместе при жизни. Неподалеку от сыновей Фэанора лежали еще двое мертвых – король Диор и его жена, Нимлот. Никто бы не поднял руку на королеву, но она была одета как воин, волосы спрятаны под шлемом. Она рванулась на помощь мужу – и один из дружинников пронзил ее мечом, не узнав в ней женщину.

Горе охватило старшего сына Фэанора. Их всегда было семеро – а теперь осталось только четверо. И братья погибли не в сражении с Черным Врагом Мира – в битве с эльфами, которые когда-то были друзьями его народа.

- Владыка Маэдрос!

- Да, Урундиль?

- Мы обыскали главную сокровищницу. И ничего не нашли.

- Никаких следов?

- Да. И… кажется, кто-то побывал там до нас, совсем недавно. И он явно спешил.

Маэдрос нахмурился. На теле Диора (его осмотрели в первую очередь) тоже не нашли Наугламира. А ведь король носил его постоянно, как говорили слухи. Да и посланцы рассказывали, что владыка Дориата принял их, надев Наугламир, что сыновья Фэанора не могли не расценить как вызов. Значит, снял перед боем. Спрятал? Отдал кому-то?

- Обыщите весь Менегрот. Не выпускайте никого из синдар.

Маэдрос понимал, что это, наверное, бесполезно. Недаром название «Менегрот» означало «Тысяча Пещер». Сколько тайников и укромных мест было в этих чертогах? А если Наугламир унесли? Может быть, это произошло еще в начале боя? Тогда беглецы уже далеко… Неужели кровь, смерть эльдар, нарушение союза – все зря? И Клятва опять не исполнена? «Клятва поведет их, и предаст их, и вырвет у них из рук то самое сокровище, что они поклялись добыть». Он как будто вновь услышал тот мрачный и торжественный голос, что произнес Пророчество Севера. Отец не поверил ему – но, похоже, оно сбывается… А ведь было еще одно пророчество, которое Маэдрос не слышал сам, но о котором ему рассказал Келегорм: «Но вот что скажу я тебе, Келегорм Яростный – в этот час дано мне провидение, и я говорю, что ни ты, ни другой сын Фэанора не добудете Сильмарилей до конца мира. А тот, за котором идем мы, будет вырван у Моргота, но не попадет в ваши руки. Ибо ваша клятва поглотит вас, и предоставит другим хранить свадебный выкуп Лутиэн». Это сказал король Финрод, погибший из-за верности собственной клятве. Но тем самым он исполнил ее – а помогут ли смерти братьев, Диора и Нимлот, множества нолдор и синдар исполнить Клятву Фэанора? И … нужно ли исполнять ее такой ценой – ценой чужих жизней, жизней эльдар? Может быть, лучше было сгинуть в яростной попытке вновь одолеть Моргота? Но их силы слишком малы, чтобы взять Ангбанд, а что ждало бы их в конце отчаянный атаки? Смерть? Снова плен? Маэдрос содрогнулся. Нет, только не это! Чтобы его братья пережили то, что пережил он… Никогда он не подвергнет их такой опасности. На Ангбанд следует напасть только в том случае, если у них будет достаточно сил. А Сильмариль… Сильмариль поможет им снова стать могучими и собрать под свое начало большое войско. Сильмариль – символ власти над Средиземьем. Они исполнят Клятву, а затем станут владыками Средиземья, повелителями красы и блаженства Арды, как говорил отец. А для этого необходимо отыскать Камень! Но здесь Маэдрос вновь вспомнил пророчество Фелагунда – ведь первая его часть сбылась! Сбудется ли вторая?

Невеселые размышления Маэдроса вновь прервал один из его воинов, вошедший в зал.

-Владыка Маэдрос! Один из дориатрим хочет поговорить с тобой.

-Пусть войдет.

В зал вошел какой-то синда. Ни меча, ни лука у него не было – очевидно, его обезоружили на входе.

- Сын Фэанора. – Синда выплюнул это имя с такой ненавистью, как будто произнес «Моргот». – Ты убил короля Диора и его жену. Что ты собираешься сделать с их сыновьями?

- Сыновьями? – Маэдрос вспомнил, что ведь у Диора и Нимлот были дети – трое, два сына-подростка и маленькая дочь… И правда, что с ними сталось? В ярости битвы им было не до детей, а потом они искали Сильмариль – Маглор, Амрод и Амрас отправились в сокровищницы, а он остался здесь, дабы его не разыскивали в случае нужды по всему дворцу. Он ответил:

- Я не видел никаких детей и не знаю, что с ними случилось.

- Зато мы видели. Два ваших воина схватили их и увели.

- Кто?

- Вот, они, – эльф указал на двух дружинников Келегорма.

- Алдарион, Валакар! Подойдите сюда.

Воины приблизились. Маэдросу показалось … или они и в самом деле шли медленно и как будто нехотя?

- Владыка Маэдрос?

- Он говорит, что вы схватили сыновей Диора. Так ли это?

Дружинники замялись и оба отвели глаза.

- Да, - ответил, наконец, Алдарион, старший из них, любимец Келегорма.

- И… где же они?

- Мы отвели их в лес и оставили там.

- Зачем? А, наверное, вы отдали их родичам?

- Нет! – воскликнул синда. - Никто из дориатрим их больше не видел!

- Не понимаю. Алдарион, Валакар, отвечайте! Куда делись дети Диора? Зачем вы повели их в лес?

Алдарион, наконец, взглянул ему прямо в лицо, и в глазах воина Маэдрос увидел мрачный огонь.

- Мы отвели в лес детей убийцы нашего лорда… и оставили их там умирать! Пусть заплатят за его смерть!

-Что? Что ты сказал? – Маэдросу показалось, что он ослышался.

Да! – вступил в разговор Валакар. – Убийца нашего господина мертв, пусть заплатят его дети! Пусть низкие полукровки умрут в своем проклятом лесу!

Маэдросу почудилось, что на него рушатся своды пещеры. Нет, ему не показалось, он не ослышался. К разорению Дориата, смерти Диора и Нимлот прибавилось еще и это…

- Вы хоть понимаете, что вы наделали? - голос Маэдроса был тихим, но дрожал от еле сдерживаемого гнева.

- Мы отомстили за нашего лорда… и твоего брата, владыка, - сказал Алдарион.

- Ты тоже когда-то клялся отомстить за отца, - эхом вторил ему Валакар.

- Я клялся отомстить убийце, Черному Врагу Мира. Вы же мстите невинным детям.

- Убийца лорда Келегорма мертв. Мы сделали, что могли, ибо любили своего лорда и были верны ему.

- Так вы убили двух детей из любви и верности?

Молчание. Наконец, Алдарион произнес:

- Можешь приказать казнить нас, владыка Маэдрос, но мы сделали то, что считали нужным.

- Казнить? – Маэдрос невесело усмехнулся. – Нет, я не буду наказывать вас – ибо прежде я должен был бы наказать себя. Ваше деяние достойно Моргота – но как назвать то, что сотворили мы все? Не вы отдали приказ идти на Дориат, а я. Я отвечаю за все, что содеяно здесь… пусть даже содеяно не по моему повелению.

- Подождите! – вскричал синда. – Подождите! Ведь вы не… убили их? Вы просто оставили их в лесу, так?

- Да. Мы отвезли их далеко в лес и оставили там… но больше ничего с ними не делали.

- Так, может быть, мы найдем их?

- Конечно, - воскликнул Маэдрос. – Конечно! Я сам пойду туда!

Надежда вспыхнула в сердце Маэдроса яркой звездой. Еще не все потеряно, сейчас они разыщут мальчиков живыми и отдадут их родичам. Хотя бы это злодеяние не будет отягчать совесть Первого Дома…
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.03.2009, 15:09   #5 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Маэдрос вскочил, громко отдавая приказания. Своего старшего дружинника он оставил в тронном зале, велев передать братьям, буде он понадобится, где он сейчас. С собой он взял два десятка самых искусных следопытов, Алдариона с Валакаром и синду, у которого так и не спросил имени. Впрочем, Маэдрос не был уверен, что тот ответит на вопрос – ибо эльдар не открывают своих имен врагам.

Маэдрос с отрядом вышел из дворца. Стояла зима, мороз был силен, изо рта шел пар и иней покрывал ресницы. Говорят, что раньше, когда здесь владычествовала майя Мэлиан, Дориат не знал настоящей зимы – снега и мороза его жители почти не видели. Но с тех пор как божественная владычица покинула лес, зима пришла в Дориат. А с проклятой Нирнаэт Арноэдиад зимы стали особенно суровыми и длинными – полагали, что это проявление усилившейся власти Моргота над Средиземьем. Мороз сильно беспокоил Маэдроса – конечно, эльфы хорошо переносят холод, но ведь мальчики были полуэльфами, подверженными болезням, что неведомы эльдар. А если у них еще и не было ни еды, ни горячего питья, ни теплой одежды… Маэдрос припомнил кое-что из разговоров о Хэлькараксэ… и холод пробрал его до костей.

Отряд вскочил на коней и помчался вслед за Алдарионом, который показывал дорогу. Сейчас Маэдрос забыл обо всем – о смерти братьев, о Клятве, о Сильмариле – он помнил только о том, что ему надо отыскать двух мальчиков в холодном заснеженном лесу.

- Там, - указал Валакар.

Маэдрос приказал спешиться.

- Хорошо. Алдарион, Валакар! Останетесь с лошадьми. Я не доверяю вашей… любви и верности здесь. Остальным – рассыпаться по двое и искать. Я пойду один.

Это было мрачное место. Огромные деревья закрывали небо, а под ними рос густой и колючий кустарник. Да, здесь будет трудно вести поиски…

И Маэдрос отправился в глубь леса. С трудом продирался он сквозь колючие кусты, осматривая снег и ветки. Но ему ничего не удавалось найти - видимо, дети Диора обладали способностью эльфов ходить по снегу, почти не оставляя следов. К тому же, лес как будто пытался помешать ему – кусты теснее сплетали ветки, под ноги лезли узловатые корни, сучки так и норовили попасть в глаз, а стоило задеть ветвь дерева – как на голову обрушивался снежный водопад. Лес видел в нем чужака, врага… Лес знал, что он пришел сюда не с добром и принес зло его обитателям. Некоторое время Маэдрос шел молча, затем принялся кричать: «Элуред! Элурин!», но лишь тишина или шум крыльев вспугнутых криком птиц были ему ответом. Конечно, даже если дети и слышат его – они могут испугаться и еще глубже забиться в свое убежище – ведь кто для них сын Фэанора и его воины? Враги, убийцы родных и близких… А может быть, они уже заснули в снежных объятиях от усталости, страха и горя, заснули, чтобы никогда не проснуться…

Так в бесплодных поисках прошло много часов. Наконец, Маэдрос решил повернуть обратно, к месту сбора. Может, кому-то повезло больше, чем ему?

Надежда оказалась напрасной. Никто из следопытов не нашел не только мальчиков, но даже их следов. Еще дважды они выходили на поиски – и снова ничего. В конце концов, Маэдрос приказал ехать обратно к Менегроту.

В молчании отряд прибыл к Чертогам Тысячи Пещер. Маэдрос повернулся к синде:

- Ты видел, мы сделали все, что могли. Возвращайся к своим и передай, что я … очень жалею о случившемся.

Синда ничего не ответил, лишь взглянул в лицо Маэдросу – и в глазах его были ненависть и боль – отвернулся и ушел.

Навстречу брату вышел Маглор.

- Маэдрос, мы обыскали все сокровищницы и комнаты Диора и его семьи. Ничего нет.

Внезапная мысль посетила Маэдроса.

- А Эльвинг? Дочери Диора тоже здесь нет?

- Нет.

- Алдарион! – Маэдрос подозвал дружинника Келегорма, который стоял поблизости. – Эльвинг не было вместе с братьями?

- Нет. Девочку мы не видели.

- Дочь Диора… И Сильмариль… Галадриэли и Келеборна тоже здесь нет – ни среди убитых, ни среди живых! Все понятно… Незачем больше искать, Маглор.

- Может быть, выслать погоню? Наверное, они еще недалеко ушли!

- Все бесполезно, Маглор. «Другие будут хранить свадебный выкуп Лутиэн». Он был прав, брат. Он был прав.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.03.2009, 15:16   #6 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Альтернатива. Изменение: Маэдрос попал в плен, но идея о скале так и не пришла Морготу в голову.

Предупреждение: Очень жестоко и мрачно. Слабонервным не читать!


То, чего не могло быть


Эксперименту Милгрема и игре «Сильм-Экстрим» посвящается

Долго, очень долго он был здесь один. И терпел пытки один. О, сколь счастливы были те времена! Хотя тогда он и не подозревал о своем счастье и проклинал тот день и час, когда согласился на коварное предложение Моргота. Какую горькую цену заплатил он за собственную глупость и как жалки были его усилия предотвратить возможный обман! Это лишь привело к новым жертвам, погибло не сто эльдар, а триста. А потом… Потом были долгие годы унижений и мучений. Чего хотел добиться Моргот? Это оставалось загадкой. Враг ни о чем не спрашивал, ничего не пытался узнать. Кажется, ему просто доставляло удовольствие смотреть на муки своей жертвы. Но потом наступил поистине горший из дней. Однажды его снова приволокли в главный тронный зал Темного Владыки, где он побывал один раз в самом начале своего плена. Моргот гнусно улыбнулся и сказал:

- Ты еще не соскучился у меня в гостях, сын Фэанаро? Я со своей стороны приложил все усилия, чтобы пребывание в моей крепости не показалось тебе однообразным и надеюсь, что ты должным образом оценил мои старания. Одного лишь я не мог дать тебе – общества твоих родичей. Увы, до недавнего времени они не желали почтить меня своим присутствием, и даже радость от встречи с тобой не могла пересилить их нежелания. И лишь недавно кое-кто пришел сюда…

Сердце бешено заколотилось в груди Маэдроса. Кто, кто? Раз Моргот говорит о родичах – значит, это один из братьев. Зачем, зачем он пришел сюда, на пытки и смерть? Маэдрос уже давно смирился с ожидавшей его участью – без сомнения, когда-нибудь он наскучит Морготу и тот прикажет его убить – но думать о том, что еще кто-то умрет из-за него было воистину невыносимо. Моргот тем временем продолжал:

- Пригласите же нашего дорогого гостя сюда, пусть увидит того, к кому стремился.

Двери в зал распахнулись и стража ввела связанного пленника. Маэдрос не мог поверить глазам своим – Финдэкано! Но … как он очутился здесь? Хэлькараксэ непроходим… Народ Нолофинвэ построил корабли? Валар явили свою милость? Моргот снова заговорил:

- Сей достойный эльф зачем-то искал вход в мою крепость. Мои слуги удовлетворили его желание, впрочем о цели своего посещения он не сказал. Подозреваю, что он пришел увидеться с тобой, сын Фэанаро, ведь в Валиноре вы, кажется, были друзьями? А может быть, это посланец от твоих братьев с ответом на мое предложение? Отвечай!

- Нет, Моринготто. Сыновья Фэанаро ничего не просили передать тебе, и насколько я знаю, они не собираются выполнять твои условия. Я же пришел лишь от своего имени.

- Дальше можешь не продолжать, дай угадаю. Ты хотел спасти друга, верно? Это тебе не удалось, хотя в любом случае, ты скрасишь его скуку, кою он, кажется, стал испытывать последнее время… Что это там?

Один из орков приблизился к трону и, упав на колени, подал Морготу меч и заплечный мешок, видимо, отобранные у Фингона. Моргот осмотрел меч, потом отдал его одному из орков со словами: «В оружейную». Затем открыл сумку и вытащил оттуда … небольшую арфу. Громовой хохот сотряс подземный зал.

- Арфа! Зачем ты взял с собой арфу, сын Нолофинвэ? Ты собирался очаровать меня песней? Я достаточно наслушался ваших песен в Валиноре, и они не интересуют меня. Вот разве что ты был бы прекрасной девой… Но ты не дева, и слушать твои песни я не буду. А мои орки не слишком музыкальны. Сжечь!

И он бросил арфу на пол. Один из орков подобрал ее и немедленно швырнул в один из огромных костров, горевших в зале. Маэдрос увидел как его друг опустил голову.

После этого начался кошмар. Их держали в разных камерах, лишь в пыточную водили вместе, о, всегда вместе! И пока один корчился под кнутом или каленым железом, второй смотрел. Закрывать глаза или отворачиваться не дозволялось – за это расплачивался тот, кого пытали. Потом они менялись местами. Сначала Фингон пытался не кричать, чтобы не доставлять этим дополнительных мучений другу, но вскоре боль пересилила решимость. Маэдрос уже давно не пытался сдерживаться, это было возможно сначала, когда у него было больше сил, но не теперь…

Воистину жестокость Моргота была изобретательна…

Руки скованы за спиной. От наручников цепь идет, наверх, к колесу, а оттуда спускается к наручникам Фингона. Цепь коротка, опустить руки вниз – невозможно. Вернее, возможно, если… Если сесть и закрепить цепь за крюк внизу. Но тогда… Тогда другой повиснет на вывернутых за спиной руках. Страшная боль… Маэдрос помнил, как его вздергивали в пыточной таким же образом – тогда ему было хорошо, тогда он был один. Бесконечный кошмар. Своя боль или боль друга. Маэдрос не знал, что для него страшнее. А теперь Моргот придумал еще и это. Маэдрос вспомнил, что произошло час назад. Их привели сюда и приковали к этому устройству. Несколько орков заставили Маэдроса опуститься вниз, а Фингон повис на руках. Затем то же проделали и с Фингоном. И Моргот сказал:

- Думаю, вы поняли, как это работает. Один из вас должен сидеть, а другой - висеть Если я приду завтра, а вы останетесь в таком же положении, как сейчас – я прикажу ослепить одного из вас. Если же выполните мое условие – один из вас провисит так несколько часов и все. Решайте.

И с усмешкой продолжил:

- Посмотрим, кто из вас благороднее и сможет уговорить другого! Я бы пожалуй, поставил на Финдэкано – он ведь пошел за тобой в Ангамандо, правда, Майтимо? Пошел, не испугался, а ты? Ты даже не возразил отцу, когда он сжигал корабли! Не говоря уже о том, чтобы вернуться за другом! Или Валинор страшнее Ангамандо?

И Моринготто захохотал над собственной шуткой. Стоявшие вокруг орки вторили своему господину.

И вот целый час они стоят здесь, не решаясь сказать друг другу ни слова.

Ослепит… Маэдрос, кажется, с радостью принял бы это увечье, чтобы больше не видеть мучений друга. Но если ослепят не его, а Фингона? Тогда он опять будет смотреть, да еще и примет на себя вину за его слепоту. Нет, это не выход. Согласиться на условие?

- Майтимо… Майтимо, это должен быть я. Уступи.

- Что, Моринготто был прав? Я буду отдыхать, а ты – мучиться?

- Ты не знаешь… Нам обязательно надо отсюда выбраться.

- Ни о чем я так не мечтаю, как выйти отсюда – хотя бы бесплотным духом! Но Моринготто осторожен, он не позволит мне умереть, пока сам того не пожелает. А он не желает, о нет! Как же он откажется от любимой игрушки!

- Дело не только в том, чтобы просто спасти свою жизнь. Только ради этого я не стал бы просить тебя уступить Моринготто.

- А в чем дело? Я до сих пор так и не знаю, как вы сюда добрались. Что-то случилось по дороге?

- По Хэлькараксэ можно было пройти. И мы прошли, - голос Фингона дрогнул. – Но это стоило нам многих жертв.

- Я не хотел, чтобы корабли сжигали… Это моя, моя вина тоже! Моринготто был прав, я не решился ничего возразить отцу, не смог ничего сделать! И здесь я расплачиваюсь и за это преступление… Погиб ли кто-то из рода Финвэ?

- Лишь Эленвэ, жена Турукано, все остальные живы. Майтимо, я говорю это сейчас не для того, чтобы бросить тебе упрек. Я тоже убивал родичей тогда, в Альквалондэ. Я запятнан не меньше, чем ты. Но не место и не время сейчас считать, кто больше виноват и кто меньше. А дело в том, что родичи погибших винят во всем Фэанаро и вас. Мой отец тоже так думает. Когда мы пришли, твои братья передвинули лагерь на южный берег. Но многие из нас горели местью, мой отец и мой брат тоже… И я боялся, что разразится битва. А потом я узнал, что ты здесь, в плену. Все считали, что ты уже погиб, один я еще надеялся на что-то… И эта надежда оправдалась… Фингон горько усмехнулся. – Хотя бы эта. И не мог я спокойно думать о том, что ты находишься во власти Врага. К тому же, я надеялся, что если мы вернемся вместе, то вражда прекратится. Поэтому нам надо обязательно выйти отсюда, иначе погибнем не только мы. А если Моринготто искалечит кого-то из нас, это будет невозможным.

- Теперь понимаю. Но что помешает ему не сдержать своего слова?

- Он обязательно захочет продолжить игру. А для этого необходимо, чтобы мы ему верили.

- Но для чего ему эта игра? Чего он хочет добиться?

- Не знаю. Но зато мы получим еще время – а вдруг что-то произойдет и мы сможем выйти отсюда?

- Но почему именно я должен уступить?
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.03.2009, 15:18   #7 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
- Ты уже долго здесь, у тебя слишком мало сил. И если я могу избавить тебя хотя бы от одной муки – я избавлю.

- Финдэкано…

- Нет. Я.

По голосу друга Маэдрос понял, что тот твердо решил принять пытку на себя. Значит, должен уступить он.

- Хорошо, Финдэкано. Я уступлю.

И он принялся тянуть цепь на себя. Было очень тяжело и неудобно, но постепенно ему удалось сделать так, что тело Финдэкано поднялось в воздух. Затем Маэдрос накинул звено цепи на крюк. Послышался щелчок и крюк превратился в кольцо. Теперь снять ее было невозможно. Понятно, Моргот давал возможность только на одно решение, и передумать было нельзя. Маэдросу оставалось только сесть и попытаться не думать больше ни о чем. Но это ему не удалось. Он вспомнил, что сам чувствовал при такой пытке. Тело казалось неимоверно тяжелым, а плечи превращались в сгустки огненной боли. И он своими руками обрек Фингона на это… По лицу Маэдроса текли слезы.

Два дня их не трогали – то ли давали отдохнуть, то ли Моргот замышлял новую пакость. А впрочем, это Маэдроса не слишком интересовало – чем меньше их трогают, тем лучше. Маэдрос был уверен, что и с Фингоном ничего не делают – по отдельности они не представляли такого интереса. И как это Фингон рассчитывал отсюда выбраться? Напасть на стражей? Да они тут ходят по десятку зараз, при том что пленники постоянно закованы в цепи. Уж не говоря о том, что путь наверх им неизвестен и о том, что везде снуют толпы орков и других тварей. На что он вообще рассчитывает? Cтоит ли поддаваться непонятной игре Моргота, если нет никакой надежды на выход? Или он надеется, что их освободят извне? Да уж, судя по тому, что он рассказал, на это рассчитывать особенно не стоит. Хэлькараксэ… Маэдрос вспомнил его начало – туда они ходили когда-то с отцом. Огромные ледяные глыбы, полыньи, мороз, снег и ничего живого… Неудивительно, что среди народа Нолофинвэ были жертвы и еще менее удивительно, что они винили во всем Первый Дом. Он бы тоже винил на их месте. А Фингон еще его спасать пошел! Воистину, он один из благороднейших нолдор… А он сам – предатель и глупец, которому надо было дать сгнить здесь!


У Маэдроса стало так погано на душе от этих мыслей, что он даже обрадовался, когда на третий день за ним пришли. Пусть лучше боль, уже ставшая привычной, чем такие думы! Впрочем… Если Моргот не удумает чего-нибудь новенького…

Его опасения сбылись. Когда его привели в пыточную, знакомую уже до последнего закоулка («дом родной» – усмехнулся про себя Маэдрос, пытаясь так перебить привычный цепкий ужас перед болью), Фингон уже был там, подвешенный на цепях. А вот с рук Маэдроса цепи зачем-то сняли, хотя орки крепко держали его за руки.

- Сын Фэанаро, я решил несколько разнообразить твое обычное времяпрепровождение, и предложить тебе выбор, - раздался сбоку ненавистный голос. Ну, конечно, Враг был тут как тут – он не мог пропустить любимое зрелище. Моргот продолжал:

- Тебе предоставляется выбор: или ты сам наносишь своему другу три удара вот этой плетью – к Маэдросу приблизился орк с небольшой плеткой и вложил ее в руку Маэдроса. – Или вот этот орк наносит ему сто ударов. – И Враг указал на ухмыляющегося орка с длинным кнутом в руках. – Выбирай.

Маэдрос молча рванулся из державших его рук, ударил кулаком в лицо одного орка, толкнул другого – но тут же оказался на полу, прижатый десятком когтистых лап.

- Еще одна такая попытка – и расплатится твой друг.

Маэдроса снова поставили на ноги, вложили в руки плеть.

- Что скажешь? Да или нет? Я не говорю даже, какой силы должны быть удары- лишь бы их вообще можно было так назвать.

Бить Фингона самому? Превратиться в палача? Нет, ни за что!

- Нет.

- Ты хорошо подумал?

- Нет.

- Ну что же… Начинайте.

На Маэдроса вновь надели цепи и отвели к обычному месту. Он стоял и смотрел, как спина Фингона превращается в кровавое месиво и слышал крики друга… Но к чувству сострадания и злости на Моргота прибавилось еще и чувство вины. «Опять он страдает из-за меня… Все, что я ни решу – все неправильно! Что делать?» Отчаяние захлестнуло Маэдроса с головой…В этот раз пытали только Фингона.

В следующий раз все повторилось. То же предложение, тот же вопрос, вкрадчивый голос: «Подумай – всего три удара… Он почти не будет страдать, а в случае отказа – ты будешь виноват в его муке». Но Маэдрос опять отказался.

А в третий раз он согласился.

Потом было пять ударов.

Иглы…

Раскаленное железо…

***

Блестящая зеркальная поверхность… И глухой шепот: «Смотри! Смотри же…»

Два воинства эльдар друг против друга. Синие и серебряные знамена напротив черных и красных. Вот из рядов сине-серебряного войска бросились вперед несколько эльдар, за ними – другие… Снова родичи убивают друг друга, знакомые лица искажены яростью и злобой. Одна из фигур отличается особенно высоким ростом: Турукано! Он рубится с Карнистиром, сначала никто не берет верх, потом Турукано начинает теснить сына Фэанаро, тот падает под его ударами и беспощадная сталь пронзает его горло. Но недолго радуется победитель – сзади к нему подбегают две фигуры, из-под шлемов которых виднеются рыжие пряди, почти одновременно взмахивают мечами – и убитый сын Нолофинвэ падает на тело своего противника. Битва продолжается. Вскоре сине-серебряные знамена начинают теснить черно-красные, ряды сынов Фэанаро смяты, воины бегут…

- Нет, не-е-ет! – беспомощный крик мечется по огромной пещере, эхо замирает вдали…

Снова зеркало, снова ненавистный, ставший неузнаваемым голос, снова искаженное злобной радостью лицо слуги Моргота…

Еще одна битва – на этот раз эльдар под черно-красными знаменами бьются с орками и тварями Моринготто. Одна из них – доселе невиданное огромное чудовище, выдыхающее огонь. Стрелы и мечи беспомощно отскакивают от толстой шкуры, огонь пожирает воинов-нолдор… Вот предводитель воинов Моринготто умело окружает воинство сыновей Фэанаро, победные вопли орков: «Майгул!». Горстка оставшихся в живых бежит прочь, на юг…

И вновь - сражение, на этот раз в знакомых местах. Огромное озеро покраснело от крови, орки верхом на свирепых волках размахивают кривыми саблями, окружая уцелевших… Но они не одни здесь! Вот высокая темная фигура в железном венце с тремя сияющими самоцветами… В руках у нее – огромный молот и черный щит без герба. Навстречу ей выходит высокий воин в серебристой кольчуге и белом шлеме. В руках его – сияющий меч и синий щит с хрустальной звездой. Яростно сражаются противники, но силы неравны. Пока серебристому воину удается уходить от огромного молота, от ударов которого в земле появляются глубокие ямы, но он явно устает. Вот движения его становятся медленнее, вот щит его задет ударом молота и он падает на колени. Поднимается, наносит черной фигуре удар, от которого брызгает черная кровь! Но все напрасно. Еще дважды ему удается подняться с колен, но потом он оступается, падает навзничь… Огромная нога наступает на грудь эльфа, дробя его кости. Черный воин поднимает изломанное тело и бросает его волкам. Волки дерутся, оспаривая друг у друга добычу…

Крепость посреди реки. На берегу – черное войско. Одна за другой захлебываются его атаки. Но что это? Эльфы бегут из крепости, падают на колени, ложатся бессильно на траву, лица их искажены страхом. Три золотоволосых воина пытаются остановить их, заставить сражаться – тщетно! Орки окружают сыновей Арафинвэ и вскоре все трое падают под ударами их мечей. Но еще не все командиры крепости мертвы! Вот вперед вырывается Финдарато, прорубая себе дорогу к предводителю черного войска. Черный майя не собирается сражаться мечом, его сила - в чарах. Он заводит магическую песнь, сын Арафинвэ отвечает ему тем же… Но силы противников не равны, к тому же падший майя заводит песнь о Битве в Альквалондэ, а потом – о битве у Митрим. Финдарато падает навзничь. Майя властным жестом посылает одного из волколаков к его телу…

Пленник в пещере глухо рыдает.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.03.2009, 15:18   #8 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
***

Маглор смотрел на Сильмарили. Вот они, все три Камня Фэанора, такие близкие, но такие недосягаемые! Он видел их… но достать их было труднее, чем если бы они оказались на небесах или в морской пучине. Ибо его с четырьмя братьями приволокли в подземный зал Ангбанда как пленников и сейчас они стояли перед троном Моргота, Темного Владыки, который разглядывал их с нескрываемым злорадством.

Все пошло не так с того самого момента, как Маэдрос согласился на переговоры с Врагом. Поражение следовало за поражением, у Моргота появился новый слуга – умелый воин и командир, которого орки называли «Майгул» и не прошло нескольких лет, как сыновей Фэанора обложили как волков, и в конце концов, загнали в ловушку. Моргот не пожалел усилий, чтобы взять их живыми, и ему это удалось. Что же, триумф его был полным… Все потомки рода Финвэ, кроме них самих и Артанис, укрывшейся в Дориате, были мертвы. Все королевства эльдар, кроме Дориата, были разрушены. Впрочем, если сам Моргот выступит на Дориат – то его не удержит Завеса, а значит, Скрытое Королевство тоже ждет гибель. Во всяком случае, для них самих уже скоро все закончится.

Наконец, Темному Владыке, наскучило молчаливое созерцание, и он заговорил:

- Ну что же, сыновья неистового Фэанора, вот те Камни, которые вы поклялись добыть! Они так близко, ну же, подойдите, возьмите их! Я не шучу. Эй, стража подведите их поближе!

Братьев подвели к самому трону. Моргот снял венец.

- Ну же, Маглор, дотронься до одного из них! И если ты не отдернешь руку, клянусь, я отдам тебе Камень!

Маглор не верил своим ушам. Обман? Новая насмешка Врага? Но почему бы не попытаться? Даже если Моргот нарушит обещание, он сам ничего не потеряет. Он протянул руку и дотронулся до одного из Сильмарилей… Сияние Камня пронзило плоть и рука Маглора засветилась. Но что это? Камень начал нагреваться, сначала он был просто теплым, потом – горячим, и наконец, обжигающим. Маглор долго терпел боль, пытаясь выполнить условие, но, в конце концов, с криком отдернул руку. На ладони темнел ожог.

- Вот и все, сын Фэанора, ты стал таким же, как и я. Меченым, - и Темный Владыка открыл свою огромную ладонь, на которой тоже был черный ожог. – Вы вполне достойны стать моими слугами, как и… Впрочем, сами увидите. Эй, Майгул, отведи их вниз, к нашему гостю.

Тот самый загадочный полководец Моргота склонился перед ним и обернулся к пленникам. Но лица его они разглядеть не смогли, ибо оно было закрыто глухим шлемом. Фигура же его походила на орочью – согнутая спина, длинные руки, почти достающие до колен – но ростом он был намного выше любого орка, которого Маглору доводилось видеть.

Пока их вели вниз по подземным переходам, Маглор пытался понять: почему Камень обжег его? Он не был ни слугою зла, ни смертным… Но было еще третье условие. Нечистые руки. А разве они остались чисты? Убийство Родичей в Альквалондэ, сожжение кораблей, наконец, та битва у Митрима… Все они теперь были убийцами родичей. И если до этого у них была хотя бы призрачная надежда выполнить Клятву, теперь она растаяла как дым. Все было напрасно.

Наконец, их привели в какую-то огромную пещеру. Высокие своды терялись где-то во тьме, с потолка глухо капала вода.

- Смотрите! – один из близнецов указывал рукой на что-то сбоку от Маглора. Маглор повернулся туда и увидел эльфа на стене пещеры. Подвешенного за правую руку. Мертвого? Но нет, услышав голоса пленник зашевелился, поднял лицо, до этого скрытое спутанными полуседыми-получерными волосами…

- Финдэкано… - прошептал Маглор. – Значит, правду говорили, что…

- Что он отправился один в Ангбанд спасать друга, - продолжил глухой голос Маэгула из-под шлема. – Да, это правда. Но ему это не удалось. Что же, теперь вы знаете, что с ним произошло. Жаль, что нам так и не удалось убедить всех, что это вы его убили – впрочем, теперь уже все равно, вы больше не представляете угрозы для господина нашего Мелькора, Повелителя Арды, и нет больше нужды изобретать ложь, чтобы разъединить вас.

- Что с ним будет?

-Будет висеть здесь, пока не умрет. Он уже послужил Темному Владыке, как сумел. Теперь ваша очередь.

- Никогда!

- Никогда? Многие так говорили. Одни – мертвы, другие служат Повелителю Арды. Но это позже. А сейчас вы должны узнать еще кое-что…

И слуга Моргота снял с головы шлем. Маглор и его братья в ужасе и изумлении смотрели на него, ибо несмотря на искаженные черты лица, орочьи клыки и глаза, превратившиеся в узкие щели, в нем еще можно было узнать Маэдроса Высокого, старшего сына Фэанора.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.03.2009, 21:31   #9 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Крист
 
Регистрация: 04.05.2006
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 506
Live (Evil)
Где-то я ЭТО уже читала...
Это ваше? Так это ВЫ??? Эх... А я-то думала, что с разумным человеком... эльфом, так уж и быть... общаюсь... Теперь всё ясно...
__________________
"Ты забудешь свой родной язык у чужого имени в плену, ты забудешь все, к чему привык, даже пол, гражданство и страну!" (с) Лора Бочарова
"Мы уходим. Кто-то остается, и про нас читает в старых книжках" (с)
Давайте вернем Толкинутый КиВиН! Заходи в тему скорее!
Крист вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.03.2009, 20:25   #10 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Ну, конечно, Крист, Ваша версия со стрельбой дориатрим по безоружным феанорингам куда как лучше...
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.03.2009, 21:07   #11 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ширский хоббит
 
Регистрация: 04.09.2005
Сообщений: 125
Цитата:
Originally posted by Крист
А я-то думала, что с разумным человеком... эльфом, так уж и быть... общаюсь... Теперь всё ясно...
Я тоже когда-то (обсуждая с Вами Дориат) думала, что говорю с разумным человеком. Дориатской синдэ, как Вы себя называли.

После прочтения Вашего фанфика про Дориат с грустью подумала, что ошиблась...
__________________
Heart shall be bolder, harder be purpose,
more proud the spirit as our power lessens!
Mind shall not falter nor mood waver,
though doom shall come and dark conquer! (c)
Ширский хоббит вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.03.2009, 21:23   #12 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Uruk Нежить
 
Регистрация: 10.04.2003
Адрес: Cклеп
Сообщений: 1,157
А мне нравится. И потом, всё вполне разумно и логично.
__________________
You solved the Box, We came!
Uruk Нежить вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.03.2009, 21:24   #13 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Цитата:
Originally posted by Uruk Нежить
А мне нравится. И потом, всё вполне разумно и логично.
А что именно нравится?
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.03.2009, 22:27   #14 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Uruk Нежить
 
Регистрация: 10.04.2003
Адрес: Cклеп
Сообщений: 1,157
Цитата:
Originally posted by Live (Evil)
А что именно нравится?
Во-первых, то, что разумно и логично. Во-вторых - без соплей, как бы это ни звучало.
__________________
You solved the Box, We came!
Uruk Нежить вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.03.2009, 23:31   #15 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Цитата:
Originally posted by Uruk Нежить
Во-первых, то, что разумно и логично.
О, это хорошо! Я люблю, когда все разумно и логично.
Цитата:
Originally posted by Uruk Нежить
Во-вторых - без соплей, как бы это ни звучало. [/B]
Гм, да? А другие говорят - сухо и рассудочно...
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 27.03.2009, 23:45   #16 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Uruk Нежить
 
Регистрация: 10.04.2003
Адрес: Cклеп
Сообщений: 1,157
Цитата:
Originally posted by Live (Evil)
Гм, да? А другие говорят - сухо и рассудочно...
Именно это мне и нравится. Эмоции персонажа должен испытывать читатель, а не автор. Автор излагает события со стороны.
__________________
You solved the Box, We came!
Uruk Нежить вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.03.2009, 20:20   #17 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Это пара к рассказу "Победа".

Поражение

Послы сыновей Фэанора ушли в полдень. Ушли, не получив ответа и пообещав войну. Вечером король и королева Дориата, как обычно зимой, сидели у камина в своих покоях. Нимлот первой нарушила долгое молчание.

- Почему ты не хочешь отдать им Камень?

- Когда-то я задал этот вопрос матери. Она ответила: «Камень лег в руку твоему отцу – и не обжег его, несмотря на смертную плоть. Разве это не знак судьбы, что нашему роду предназначено хранить Сильмариль?»

- Но… ты ведь не думаешь, что сыновья Фэанора нападут? Они же клялись убить короля Тингола и уничтожить его народ.

- Пустые угрозы. Даже если они решатся на это – никто не пойдет за ними, помня о братоубийстве в Альквалондэ и Проклятии Мандоса.

Диор помолчал.

- И еще… это единственная память о моих родителях. От них не осталось даже могилы – разве я могу отдать ожерелье тем, кто некогда пытался их убить? Да и какое право сыновья Фэанора имеют на Наугламир? А разделить Сильмариль и ожерелье… Посмотри, как сияют самоцветы в лучах Сильмариля! Нет, у меня не поднимется рука разрушить такую красоту!

Он еще немного помолчал и добавил:

- Но границы все же следует укрепить.

***

Вчера вернулись послы из Дориата и принесли ответ Диора. Вернее, ответом это нельзя было назвать, ибо им велено было уходить без всякого послания. Но это молчание было весьма красноречивым. Диор не собирался отдавать Сильмариль сыновьям Фэанора.
Братья собрались в главном зале крепости на Амон-Эреб. Келегорм, никогда не отличавшийся терпением, начал разговор первым:

- Когда мы атакуем Дориат?

Маглор окинул братьев взглядом.

- Второе братоубийство? Вспомните, сколько зла произошло из-за первого… Раздоры, предательства, страх.

- Ну и что? Мы клялись не шутя, и мы исполним клятву. Проклятый Диор должен заплатить жизнью за воровство!

- Я думал, ты любил Лутиэн, - тихо промолвил Маглор.

- Да, любил! – с вызовом ответил Келегорм.

- Странно мне тогда, что ты желаешь смерти ее сыну.

- Сыну этого низкого смертного! Если бы не проклятый Берен – я мог надеяться встретиться с ней… Теперь это невозможно ни в жизни, ни в смерти – она ушла на Пути Людей, - Келегорм на мгновение отвернулся. – Я ненавижу их сына – как символ этой любви, из-за которой она умерла! Быть может, вы встретитесь со своими любимыми, что остались в Валиноре, мне же этого не дано!

Маэдрос вспомнил разговор, произошедший несколько лет назад, когда стало известно, что Сильмариль находится у Берена и Лутиэн. Он сказал тогда: «Напасть на тех, кого отметила милость Эру? В своем ли вы уме, братья?» «Да, конечно, Живые Мертвые…» «Они не только Живые Мертвые. Они – смертны, а мы – нет. Пусть доживают свой век спокойно. Мы подождем».

- Несомненно, Диор тоже смертен, - промолвил он. - Может, его наследники окажутся сговорчивее?

- А если нет? – снова вскинулся Келегорм. - Сколько мы будем ждать? Нас тоже могут убить – и клятва останется неисполненной!

- Я не знаю, пойдут ли за нами воины… Второе братоубийство – решатся ли эльдар на такое?

- Наши воины верны нам.

- Вспомни Нарготронд.

- То были слабаки и трусы! Из трусости они остались ютиться в пещерах.

- Думаю, не трусость была причиной.

- Иногда мне кажется, что лучше бы никто не шел за нами, - вступил в разговор Маглор. – Так бы мы погубили лишь собственные души – а губим души верных…

- Ты хочешь отправиться в Вечнодлящуюся Тьму, брат? Что может быть хуже вечной тьмы без надежды на свет?

- А разве будет у нас надежда на свет, если мы убьем родичей?

Маэдрос обвел братьев тяжелым взглядом. –Мы не можем нарушить клятву, что принесли именем Эру и повторили умирающему отцу. Выступаем как только будем готовы. Тьелкормо, Амбаруссат, займитесь разведкой подходов к Дориату. Карнистир, тебе я поручаю снабжение войска всем необходимым. Куруфинвэ, проверь наше оружие. Я и Макалаурэ будем разрабатывать план атаки. Идите.

***

- Они все же напали. На восточной границе. Вестник только что прибыл. Стража еще держится, но без подкреплений их вскоре всех перебьют. Войско сыновей Фэанора больше, чем наше, и они закалены в битвах. Я иду туда. А ты собери детей и готовьтесь бежать… если все обернется к худу. Ты знаешь, как уйти незаметно.

- Я не хочу покидать тебя!

- Нимлот, ты же не хочешь подвергнуть опасности наших детей? Уходите, я буду спокоен только когда буду знать, что вы в безопасности.

- Хорошо, муж мой.

***

- Они собираются нас отослать, как будто мы маленькие! – Элуред с презрением фыркнул. – Я никуда не пойду! Я буду защищать Менегрот!

- Я с тобой! – воскликнул Элурин. Он считался младшим, поскольку появился на несколько минут позже. Характером он был мягче и покладистее брата и редко с ним спорил.

- Возьмем наши кинжалы, которые нам подарили на прошлый день зачатия. Будем защищать маму и Эльвинг.

- Нет, от мамы надо спрятаться, она ведь хочет увести нас…

- Ой, и правда, Элурин… Давай спрячемся в нашем тайнике. Пусть мама и сестра уходят, а мы вылезем оттуда и тогда всем покажем, как дедушка! Помнишь, папа рассказывал, как он один сражался против орков целых четыре года?

- Хорошо, братец. – И близнецы помчались в одну из дальних пещер, где они в прошлом году обнаружили хорошо замаскированную комнатку. Гномы, большие любители всяких тайников и дверей с секретом, устроили несколько таких тайных комнат в разных уголках Менегрота. Элу Тингол знал их все, но его дочь и внук не обладали такими знаниями. Элурину случайно удалось найти механизм, открывающий вход. Комнатка, к разочарованию братьев, оказалась пустой, но зато в ней хорошо было прятаться, чтобы не нашли родители или наставники. Теперь же надо было укрыться там от врагов и от мамы.

***
- Элуре-е-д! Элури-и-н!

- Где же они могут быть? – чуть не плача спросила Нимлот у Галадриэли, которая вместе с еще несколькими синдар помогала ей в поисках. – Нам пора уходить!

Два часа назад в Менегрот прискакал вестник с худыми вестями. Стражи границ были разбиты и отступали к Менегроту, из последних сил сдерживая натиск сыновей Фэанора. Диор отправил к жене гонца с приказом немедленно уходить вместе с детьми. Но придя в комнату сыновей, Нимлот не обнаружила близнецов…

- Никто не знает всех пещер Менегрота, - ответила Галадриэль. - От королевы Мэлиан я слышала, что здесь есть разные тайные комнаты… Помнишь, как они куда-то иногда исчезали? Возможно, они нашли одну из них и теперь прячутся...

- Времени мало… Хорошо, - промолвила Нимлот решительно. – Я прошу тебя, леди Галадриэль, и Келеборна взять на себя заботу о нашей дочери и увести ее в Гавани. Я же останусь здесь – искать сыновей и дожидаться мужа. Я хотела остаться с ним, но он не позволил. Теперь же я не могу бросить и его, и сыновей. Но кроме нашей дочери вы возьмете с собой и еще кое-что…

***

- Вот тебе, проклятый орк!

Алдарион едва успел обернуться, как откуда-то сзади на него налетела маленькая фигурка, и тут же воин почувствовал боль в бедре. Он схватил поднятую для второго удара руку противника и сжал ее. Кинжал со звоном выпал. Валакар, друг и спутник Алдариона, шедший на некотором удалении, подбежал к товарищу.

- Элуре-ед! – Второй противник, ростом не больше первого, выскочил откуда-то из-за угла. Но воины уже были готовы отразить атаку, и второму синда не удалось ударить врага. Валакар схватил его за шиворот и быстро отобрал кинжал.

- Это еще кто такие? Какие-то дети… - сказал Алдарион, рассматривая свою добычу. Это оказался мальчишка не более двадцати пяти солнечных лет от роду. Он исподлобья смотрел на своего пленителя, а потом попробовал пнуть Алдариона по ноге, но воин снова сжал его руку и мальчишка обмяк от боли.

Валакар тем временем внимательно осматривал отобранный кинжал. Вдруг глаза его расширились от удивления, и он протянул кинжал другу рукоятью вперед.

- Это не простые дети. Ты только посмотри! – На рукояти была изображена восьмилучевая звезда – знак, что это кинжал работы самого Фэанора. Его сыновья тоже пользовались этим знаком, но у каждого из них звезда-клеймо чем-то отличалась от других.

Алдарион перевел взгляд на своего пленника. Он выглядел как-то странно – вроде бы обычный ребенок, и в то же время он отличался от детей эльфов чем-то трудноуловимым. Но он не был и ребенком эдайн. Да еще и имя «Элуред»… Смутная догадка забрезжила в разуме нолдо…

- Вы кто такие? Отвечайте!

Мальчишка с вызовом посмотрел прямо в лицо воину.

- Мы – дети короля Диора, владыки Дориата!

Алдарион тихо засмеялся и сказал товарищу: - Теперь мы сможем отомстить за смерть нашего лорда, друг…

***

- Где же мама и папа? Где братики? Когда мы поедем домой?

Галадриэль тихо вздохнула. С каждым разом ей все труднее было отвечать на эти вопросы малышки Эльвинг, все труднее было лгать о том, что мама и папа скоро придут, а Эльвинг после прибытия в Арверниэн задавала этот вопрос все чаще.

- Потерпи еще немного, маленькая. Скоро они придут.

- Ты каждый раз так говоришь, а они все не идут и не идут! – В глазах Эльвинг появились слезы и она зарыдала. Галадриэль гладила ее по волосам и прижимала к себе, но девочка не успокаивалась. Тогда Галадриэль вытащила из ларца Наугламир и подала ребенку. Свет Сильмариля всегда чудесным образом успокаивал Эльвинг. Она погладила сияющий Камень и слезы на ее глазах сразу высохли. Галадриэль, улыбнувшись, вынула прекрасное ожерелье и застегнула его на шее девочки. Эльвинг засмеялась. Галадриэль же прошептала еле слышно:

- «Другие будут хранить свадебный выкуп Лутиэн». Ты был прав, брат. Ты был прав.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.04.2009, 03:19   #18 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Кеменкири
 
Регистрация: 03.06.2003
Адрес: г. Люберцы
Сообщений: 16
А что за текст про Дориат за авторством Крист здесь упоминают?
__________________
"Лампочка имеет структуру кирпича" ((с) Виктор Авилов)
Кеменкири вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.04.2009, 23:26   #19 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Ширский хоббит
 
Регистрация: 04.09.2005
Сообщений: 125
Цитата:
Originally posted by Кеменкири
А что за текст про Дориат за авторством Крист здесь упоминают?
Мыши его читали - я же ссылку и давала. ;) "Запись сна"...
__________________
Heart shall be bolder, harder be purpose,
more proud the spirit as our power lessens!
Mind shall not falter nor mood waver,
though doom shall come and dark conquer! (c)
Ширский хоббит вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.04.2009, 15:56   #20 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Молли Пайпер
 
Регистрация: 10.10.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 78
Да что вы набросились, это описание ангбандской эстетики, имевшей место прежде всего на игре, а уж потом в голове у автора.
Молли Пайпер вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.04.2009, 19:51   #21 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Цитата:
Originally posted by Молли Пайпер
Да что вы набросились, это описание ангбандской эстетики, имевшей место прежде всего на игре, а уж потом в голове у автора.
Именно. Я, правда, на игре не была - сужу исключительно по видео и отчетам. Исход же подобной "игры" придуман мной, на СЭ, насколько я знаю, такого не было.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.04.2009, 18:16   #22 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Предупреждение: подтверждений (равно как и опровержений) этой точке зрения на отношение героя к нижеупомянутым артефактам у Толкина не существует. Это чистая имха автора, причем даже не сказать, что «основная»…

Камни раздора

Я ненавижу их… Чудесные творения, превзойти которые не в силах ни один эльда, благословенные камни, сияющие незапятнанным светом Древ, для меня они – символ ненависти, предательства и раздора. Символ разрушения дружбы и союза. Символ проклятия, что преследовало нас сотни лет и сводило на нет все добрые начинания.

Когда я увидел их первый раз – давным-давно, на Западе Благословенном – никакое злое предчувствие не коснулось моего сердца. Камни были прекрасны – и свет их казался нам даже прекраснее света Дерев – быть может, потому, что Древа мы знали с рождения и слишком привыкли к ним, а эти драгоценности были творением новым и необычным. Мы, нолдор, любим перемены, и новое кажется нам лучше старого, хотя и не всегда бывает так. Но краса чудесных самоцветов не принесла нам счастья. Все реже отец надевал их на празднества, все чаще они оставались запертыми в хрустальной шкатулке, упрятанной в самую глубокую сокровищницу. «Они - мои!»- говорил наш отец, «они – мои, и никто не смеет предъявлять на них право!» - и гримаса алчности искажала его лицо. Все больше отдалялись мы от друзей и родичей, все больше думали не о них – а о принадлежащем нам чуде. И может быть, мне казалось – или с каждым днем пребывания в железной палате камни светили все тусклее?

А после настал тот черный день, день гибели древ и нашего короля. День величайшего горя и скорби – так казалось нам тогда. Мы не знали, что худшие горести ждут нас впереди, мы думали, что скоро победим и вновь увидим непревзойденное творение отца…

Я увидел их раньше прочих – в короне Черного Владыки. Они, как и я, томились в стальных оковах. Свет их совсем ослаб, и казалось, камни корчились в муках, сдавленные чудовищной железной короной. «Они – мои»,- говорил Владыка Тьмы. «Они – мои, и никто не смеет оспаривать мою власть над Ардой!» - и гримаса жажды власти и обладания искажала его и без того ужасный лик. Тогда я спасся, а они остались в плену…

Потом я редко вспоминал о них, ибо память эта была связана с памятью о муках в Ангбанде. Да и не было времени предаваться воспоминаниям – мы сражались и строили крепости и города, путешествовали и торговали, общались с Младшими Детьми Эру и Детьми Аулэ… Но, увы, о нашем наследстве помнили не только мы.

Когда я узнал, что отважный воин из атани и прекрасная дочь короля лесных эльфов собрались добыть один из наших самоцветов – я лишь рассмеялся. Мне ли было не знать о мощи Железной Темницы, о ее страже и стенах, о силе Темного Владыки! Но благодаря необыкновенной удаче, больше похожей на чудо, им удалось отобрать у Душителя один самоцвет. И тогда я проклял их удачу и свою судьбу! Ибо слишком хорошо помнил я слова нашей клятвы: Моргота демон иль вала великий, эльда иль майа, Пришедший следом, чьи дни грядут лишь в землях Срединных… Клятва и судьба обрекали нас на новое братоубийство! И тогда я начал ненавидеть благословенные самоцветы…

Долго я удерживался сам и удерживал братьев, но клятва взяла свое… Мы обрушились на лесное королевство, но камень ускользнул от нас…

Тогда я думал, что этот камень потерян навек, ибо очень долго о нем не было никаких вестей. И я радовался и молил судьбу о том, чтобы нам никогда не узнать, где он сокрыт. «Может быть, он навсегда сгинул в земле или море?» - думал я. Напрасные надежды! Камень вновь засиял на юге, в башне у моря, и день, когда мы узнали эту весть, был воистину черным днем… И вновь мы не смогли получить свое наследство миром – как будто проклятый самоцвет привязывал к себе сердце владельца несокрушимыми узами! И вновь лилась кровь родичей… И снова напрасно – самоцвет канул в морскую пучину. И тогда я вздохнул спокойно – четвертого братоубийства не будет!

Но нет – проклятый камень появился на небесах! Его называли Звездой Надежды, брат радовался тому, что он теперь свободен от зла, а я… я снова его ненавидел. Сияние его казалось мне омытым потоками крови – крови, пролитой по нашей вине! Пятеро наших братьев отдали за него жизнь – и все напрасно…

Вновь грянула битва с Врагом – жесточайшая из битв, Великая Битва, Битва Гнева. В ней искал я исполнения клятвы или гибели, но не нашел – или проклятая клятва хранила нас для иной судьбы? Детям Пламенного Духа не дано погибать от руки врага – лишь от руки сородичей… Так я думал, стоя вместе с братом посреди пробудившегося лагеря воинства Валар… Но я ошибался. «Пусть уходят», - сказал Вестник Короля Арды. И мы бежали в ночь…

Но камень жег мою руку невыносимый болью – и я понял, что прав был Вестник, и мы утратили свое право, и клятва была напрасной. Но не смог я вернуться назад – стыд жег меня больше, чем жар самоцвета, не смог я и выбросить его – ненавистный камень сразу обрел надо мной власть. И тогда решил я уничтожить его – и себя…

Я ненавижу их… О Владычица Земли, с какой радостью я расколю их для тебя!

P.S. «В те дни Сильмарили вновь будут добыты из моря, земли и воздуха, и Маэдрос расколет их, и Йаванна с помощью их огня зажжет Два Древа…» (с) «Набросок Мифологии»

P.S.S. Мысль о том, что Маэдрос с радостью расколет Сильмарили, принадлежит Кеменкири, остальное (чего нет у Толкина) – мне.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди

Последний раз редактировалось Live (Evil); 07.04.2009 в 18:49.
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.04.2009, 16:59   #23 (permalink)
Registered User
 
Аватар для Молли Пайпер
 
Регистрация: 10.10.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 78
Меня тоже миновала сама игра, но знаю, что после нее какому-то количеству игроков пришлось обращаться за помощью психотерапевтов, так что масштабы влияния такой темной игротехники примерно можно оценить) Часть людей потом вообще ушла из РИ. Подозреваю, что среди них были неплохие игроки. И, да, описание именно этих пыток - двойного растягивающего колеса и необходимости выбора "Пять ты ударов или сто он" - слышала именно касательно СЭ.
Молли Пайпер вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.04.2009, 17:42   #24 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Цитата:
Originally posted by Молли Пайпер
так что масштабы влияния такой темной игротехники примерно можно оценить)
Моргот оценил .
Цитата:
Originally posted by Молли Пайпер

И, да, описание именно этих пыток необходимости выбора "Пять ты ударов или сто он" - слышала именно касательно СЭ.
Ну, это я именно оттуда взяла...
Цитата:
Originally posted by Молли Пайпер

- двойного растягивающего колеса
Да-а? А я как-то думала, что это я придумала... Неужели читала, да забыла? А что, именно такое было и именно с такой целью использовалось?
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.04.2009, 20:02   #25 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Uruk Нежить
 
Регистрация: 10.04.2003
Адрес: Cклеп
Сообщений: 1,157
Вообще, это обычная дыба. Колесо с намотанной цепью крутил палач, а допрашиваемый привязывался за руки, заведённые за спину. В данном случае другой конец цепи просто привязали ко второму клиенту.
__________________
You solved the Box, We came!
Uruk Нежить вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.04.2009, 20:25   #26 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Цитата:
Originally posted by Uruk Нежить
Вообще, это обычная дыба. Колесо с намотанной цепью крутил палач, а допрашиваемый привязывался за руки, заведённые за спину. В данном случае другой конец цепи просто привязали ко второму клиенту.
Хмм, а я про такое вообще не читала ни разу (про одинарную дыбу, я, конечно, знаю). Видимо, мысль лежит на поверхности... Однако же, у меня в рассказе у этой пытки есть четкая психологическая цель.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.04.2009, 23:21   #27 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Крист
 
Регистрация: 04.05.2006
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 506
Ширский хоббит
Мнэ?.. Я вас знаю?
1) Я не синдэ. Эта квента была давно и ушла в прошлое вместе с детством. Я человек. Родом из Эрегиона.
2) И чем же вам не нра рассказ?..
Кеменкири
Лежит здесь.

Ну, конечно, Крист, Ваша версия со стрельбой дориатрим по безоружным феанорингам куда как лучше...
Ща расплачусь от умиления... Чувствую, следующим пунктом выяснится, что я же и стреляла?
__________________
"Ты забудешь свой родной язык у чужого имени в плену, ты забудешь все, к чему привык, даже пол, гражданство и страну!" (с) Лора Бочарова
"Мы уходим. Кто-то остается, и про нас читает в старых книжках" (с)
Давайте вернем Толкинутый КиВиН! Заходи в тему скорее!
Крист вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.05.2009, 21:08   #28 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
Вниз по Сириону

- Инголдо, а почему бы нам… не совершить небольшое путешествие?

Финрод, сосредоточенно рассматривавший миниатюру в книге, поднял голову.

- Что? Прости, я так увлекся твоим подарком, что не уделяю тебе должного внимания. Вот, посмотри на это изображение башни-маяка… может быть, стоит возвести такую же где-нибудь на побережье и наблюдать за морем?

Лицо Тургона помрачнело. Финрод досадливо прикусил губу – не стоило напоминать другу о море и берегах, он и так слишком часто только и делал, что смотрел в морской простор и предавался тоске. Хорошо хоть сейчас он выбрался вместе с дочерью на Тол-Сирион, навестить друга и его братьев. Уставшая Идриль час назад отправилась в свои покои, оставив друзей одних. Финрод сразу же заговорил о другом.

- Да, да, Турьо, ты что-то говорил о путешествии? Но куда? На восток?
<lj-cut>
- Нет. На юг, вдоль Сириона. Говорят, южные земли прекрасны – там простираются зеленые луга и светлые рощи. Я устал от северных гор, которые со всех сторон продувает холодный ветер. Отправимся туда вдвоем, как когда-то вдвоем бродили по Благословенному Краю…

Глаза Финрода загорелись. Он всегда любил путешествовать и исследовать новые земли, а совершить путешествие с Тургоном, как когда-то, в давние счастливые дни – о таком он мог только мечтать! Инголдо и сам уже чувствовал, что засиделся на одном месте, но возведение крепости требовало его неусыпного внимания. Однако Крепость-Страж была уже почти закончена, а враг не подавал признаков жизни, так что можно было оставить замок на попечение Ородрета и отправиться на юг. Но тут он вспомнил, что Тургон прибыл не один.

- А как же Идриль?

- Пусть останется здесь. Мне кажется, они с Финдуилас подружатся и найдут немало тем для приятных бесед…

- А она не захочет сопровождать нас?

- О, нет! Искорка не любит уходить из дома… Сейчас же она приехала со мной, потому что я хотел познакомить ее с Cульвэн и Финдуилас. Здесь ей будет хорошо.

- Ну что же, если так… Уходим завтра утром!

- Вот только соберем припасы в дорогу…

Финрод рассмеялся. Обстоятельный и запасливый Турукано никогда не забывал о хлебе насущном, и пока набегавшийся и накупавшийся Финдарато горестно размышлял о том, что надо было бы прихватить из дома хотя бы один лембас, его брат раскрывал свою поясную сумку, в которой было не меньше двух душистых хлебцев, а часто и еще что-нибудь вкусное.

- Что же, мои кладовые – в твоем распоряжении, Турьо!

***
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.05.2009, 21:09   #29 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 13.07.2004
Адрес: Таганрог
Сообщений: 1,436
И в начале веселого месяце лотессе* они вышли в путь. Идти решили пешком – нужды в спешке не было, а если есть лембас в дорожной сумке, вода в реке, звезды над головой и друг рядом – усталости эльфы не ведают.

Друзья держались течения Сириона, стараясь не слишком уходить в сторону. Сначала шли они по тесному Ущелью Сириона, меж двух неприступных горных стен – справа возвышались Эред-Вэтрин, слева – горы, ограждающие с запада нагорье Дортонион, у коих еще не было названия. Но вскоре горы закончились и суровый северный пейзаж сменился более мягким, а мрачные еловые и сосновые леса – веселыми буками и ясенями. Вскоре должны были начаться владения короля Элу Тингола.

-Инголдо, а ведь король Тингол не разрешает никому кроме вас, детей Арафинвэ, проходить Завесу владычицы Мэлиан. Как же я миную его владения?

-Турьо, не беспокойся – Завеса ограждает лишь Нэльдорет и Рэгион, а мы пойдем по лесу Бретиль, что на западном берегу Великой Реки. Здесь никто не будет нам препятствовать. – Финрод вздохнул. – Я бы хотел, чтобы и ты увидел прекрасный Дориат и чудеса Менегрота – но король упрям и почему-то не доверяет никому из нолдор, кроме нас, своих родичей. Странно это – ведь некогда был он другом нашего пращура Финвэ. Как будто он уже что-то знает… или догадывается. И хотя ни мы, ни король Финголфин не участвовали в Убийстве Родичей – но до сих пор чувствую я вину за то, что собирались мы воспользоваться плодами злого дела и уплыть на кораблях…

-Но если бы мы плыли на кораблях… - Тургон не закончил фразу, но Финрод сразу понял, о чем хотел сказать его друг.

- Быть может и нет, Турьо. Многие корабли утонули в слезах владычицы Уйнэн…

И воистину, никто не стал мешать путешественникам, когда шли они по лесу Бретиль. Стражи короля Тингола приветливо встретили их, радуясь возможности поговорить с эльдар Валинора, и долго расспрашивали путников о Благословенном Королевстве Валар…

Пройдя через темный лес Бретиль, друзья вышли к Умбот-Муилин, Полусветным Озерам, что звались так из-за постоянных туманов. Сирион здесь делился на множество рукавов, замедлив свой бег, а почва стала болотистой. Трудно было идти по ней, хотя эльфы легки на ногу. Поэтому путешественники постарались обойти болота по краю, не забираясь в камышовые заросли.

Впереди же глазам их предстала цепь невысоких холмов. Прошло три недели со времени их выхода в путь и назад предстояло идти столько же. Увы, уже не были братья беззаботными внуками великого владыки, не отвечающими ни за кого, кроме самих себя. Позади ждали их младшие родичи и те, кто принял их владычество, поэтому не следовало им задерживаться долго в странствиях.

- Что же, Инголдо, повернем назад? Уже мы долго в пути, а быть может, наши владения требуют неотложной заботы, – спросил Тургон у жадно вглядывающегося в горизонт Финрода.

-Пожалуй, что пора и возвращаться, - с неохотой признал Финрод. – Но все же, давай переберемся через эти холмы и посмотрим, что в тех землях, а тогда уж можно и идти назад…
Ах, как хочется мне дойти до самого устья этой реки, увидеть куда она впадает!

- В Море… - И вновь в голосе Тургона прозвучала глухая тоска.

Чудесное и грозное зрелище предстало их глазам, когда подошли они вновь к Сириону. Его воды срывались вниз могучим водопадом, а затем внезапно ныряли под землю в широкий туннель. У Финрода загорелись глаза.

- Я не вернусь обратно, пока не узнаю, где река вновь выходит на поверхность!

Тургона тоже увлекла эта загадка и он согласился, что не след возвращаться, пока они не разгадают ее. Однако, недолго пришлось им искать ответ. Всего лишь тремя лигами южнее Сирион вновь выходил на поверхность с великим шумом и водяными брызгами через каменную арку у подножия холмов и дальше бежал на свободе.

Пройдя еще несколько лиг на юг, друзья устроились ночевать на берегу могучей реки. Завтра предстояло им возвращаться обратно, к своим крепостям и народам. Беззаботная сказка кончалась, но они сами променяли покой Валинора на трудную жизнь Срединных Земель…

Вечером братья долго молчали, сидя на крутом берегу реки, то вглядываясь в ее темные воды, то поднимая глаза к звездному небу. Сегодня Рана, небесный бродяга, не появлялся на небе и звезды одни освещали прекрасный Белерианд. Лишь немолчный шум реки нарушал ночную тишину. Наконец, Тургон заговорил:

- Спой мне о Тирионе, брат.

- Тоскуешь? Стоит ли растравлять свою рану? Посмотри, как прекрасен Белерианд!

- Но сердце мое осталось в Тирионе Белокаменном… В твоей песне я вновь увижу его!

Финроду оставалось только согласиться. Он запел одну из песен собственного сочинения, где говорилось о Тирионе, городе нолдор на вершине зеленой Туны. Свет Лаурэлин отражался в хрустальных лестницах прекрасного города, Тельперион мягко освещал его белые стены. Мраморные статуи и чудесные фрески украшали город мастеров. Колокольчики звенели на ветру в городе поэтов. Высокие башни тянулись к небу в городе тех, кто никогда не забывал про свет звезд…

Окончив песню, Финрод взглянул в лицо друга и увидел на его глазах слезы. Он молчал, зная, что утешить Тургона сейчас невозможно, но друг сам начал разговор.

- Скажи мне, Инголдо, скажи, как ты можешь?...

- Могу что? – осторожно переспросил Финрод.

- Как ты можешь спокойно говорить с этими … убийцами и предателями? Веселиться с ними? Ездить на охоту?

- Рознь исцелена, Турьо. Исцелена славным подвигом твоего брата.

Внезапно Тургон сорвался на крик:

-Да, к этому предателю прилетел орел Манвэ, а где были его орлы, когда моя жена и дочь тонули в ледяном море? Где были милостивые Валар? Где был владыка Ульмо? Где? Где?

Финроду показалось, что при этих словах голос реки внизу изменился, стал звучать громче и более … грозно? Но через мгновение все стихло. Он тряхнул головой, отгоняя наваждение.

- А где были мы, когда Валар предостерегали нас от этого похода? – тихо произнес Финрод. Он помолчал, затем заговорил снова:

- Этот орел спас не только… предателя, но и всех нас. Что было бы, схватись мы тогда с воинством сыновей Фэанора? Одно Братоубийство принесло нам проклятие, неужели ты думаешь, что второе смыло бы его?

- Я… Голос Тургона звучал теперь глухо. –Нет, я не думаю так. Но все же… все же легко говорить о милосердии, если ни один твой родич не погиб в этом ужасном походе!

- Ты что же – упрекаешь меня в этом? И … разве легче переживать смерти друзей? Сколько тех, кого я знал с самого детства, нашли смерть во льдах?!

Финрод осекся, заметив, что почти кричит на друга. Он примирительно дотронулся до руки Тургона.

- Я не могу упрекать тебя, Турьо. Но путь ненависти приведет лишь ко злу. Проклятие будет питаться нашей ненавистью, страхом, ложью, гордыней – и погубит нас всех. Нельзя поддаваться ему.

- Ты благороден, Арато. А я… не могу простить. Но все же я благодарю судьбу, что второго братоубийства не было. Ты прав, это принесло бы лишь новые беды.

- А эльфам не суждено окончательно умереть. Возможно, Эленвэ уже гуляет по Валимару Многозвонному…

- Ты думаешь, Валар простили ее?

- В чем она виновата? Она последовала в Исход лишь из любви к тебе и никому не принесла вреда.

- Не скажу, что мне не приходила в голову такая мысль… Но все же – слишком твердо говорил Мандос о том, что нам не вернуться. Я боюсь, что не дозволено нам будет умерев, возродиться…

Финрод молчал, ибо не было у него ответа, и не мог он говорить с уверенностью о том, что решат Манвэ и Мандос. Он мог лишь надеяться на их милость.

Наутро Финрод обратил внимание, что друг его хмур и непокоен, но решил, что это следствие вчерашних грустных мыслей. Самому же ему ночью снилось что-то странное, беспокоящее разум и бередящее душу. Однако непокой этот не был следствием старых обид и печалей, а предвещал новые… Но сны были так смутны, что сын Арафинвэ решил ничего не говорить другу, дабы не бередить его раны.

***

Фелагунд провел рукой по каменной резьбе, украшавшей одну из колонн Нарготронда. Вот он и остался один: сначала ушла любимая сестра, потом братья отправились в новые владения, затем исчез луший друг… Никто не ведал, куда ушли Тургон и его народ, Финрод лишь знал, что его брат жив. Говорили, что они сокрылись на юге, и часто Владыка Пещер отправлялся странствовать в Оссирианд, лелея в душе тайную мечту узнать что-то о Тургоне. Но ничего не ведали о нем ни лесные эльфы, ни подгорные гномы… Финрод тряхнул головой, отгоняя грустные мысли – не пристало ему жаловаться, он живет в любимом городе, а верный народ никогда не покинет его.

* Лотессе – май.
__________________
Вставая на защиту добра помни, что добро главнее, чем защита (с) Олди
Live (Evil) вне форума   Ответить с цитированием
Старый 14.05.2009, 10:20   #30 (permalink)
Senior Member
 
Аватар для Tarfea
 
Регистрация: 17.06.2008
Сообщений: 142
ОГО! Здесь наблюдается какое-то шевеление! ))
Продолжаем наблюдать.
__________________
Look, my heart is a bird, it needs to sing and to be heard!
http://o-driscoll.livejournal.com/
Tarfea вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Выкл.




Текущее время: 02:19. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.6.4
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод:
zCarot


Яндекс.Метрика Яндекс цитирования