Хеннет Аннун Властелин Колец: Аннотация к саундтрекуХоббит: проект Нежданный БуклетНовая Зеландия, или Туда и обратно      

Вернуться   Хеннет Аннун > Творчество фэнов

Like Tree4раз понравилось
  • 2 Сообщение от Estell Greydaw
  • 1 Сообщение от Estell Greydaw
  • 1 Сообщение от Estell Greydaw

Ответ
 
Обратные ссылки Опции темы Поиск в этой теме
Старый 04.09.2012, 00:33   #1 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Вопрос крови

Это не фанфик.
Однако не могу сказать, что творчество Толкина не повлияло на меня, когда я вдруг придумала этот мир и этих героев, о которых пойдет речь.
В общем, мне, дорогие форумчане, было бы интересно узнавать ваши мнения по поводу моей опупеи, коя всё ещё пишется.
TheHutt и Bilbo Baggins это нравится.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.09.2012, 00:43   #2 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Глава 1. Убить императора.

Дата: Ялатари-Шэн, 1659 года К.А ., сэнтэс, день луны (шестой день недели).
Место: Киннелдар
.1.

Каждую весну, ровно между весенним равноденствием и летним солнцестоянием, когда эльфы и северяне празднуют Аловину-Буйноцвет, в Киннелдилас Атэпалларима молятся другим богам – торжества в честь Солнечной Ялатари совпадают с древним эльфийским праздником. Впрочем, многие праздники Этри Ллет .2. совпадают с древними, ведь лотари, в давние времена переселившись на юг Арн-Эла, многое взяли от тех, кто жил на этих землях прежде.
Этот весенний праздник всегда отмечался широко. Устраивались торжественные шествия, карнавалы и нехитрые увеселения для народа – гулянья, пляски и песни, ярмарки, выступления циркачей и актеров, а также, разумеется, на закуску – показательная казнь какого-нибудь еретика или государственного преступника.
Но в список событий праздника входило еще одно, что преподносилось лишь немногим избранным, знати и тем счастливчикам, кто сумел добыть приглашение.
Это были поединки на Арене, которая являла собой огромное сооружение, вырезанное в склоне холма, напоминающее северо-западные общественные театры: ряды сидений, спускающихся по склонам огромной чаши с ареной вместо донышка, где и проводились бои. Внизу, возвышаясь над краем арены на высоту человеческого роста, располагались ложи императора, его семьи и высшей знати.
Обычно на арене бились профессиональные бойцы-пинотаоны, чьи выступления стоили очень дорого. Но иногда – хотя бы один раз за вечер, бойцы бились насмерть. Это могло быть боем между ними, пинотаонами, но чаще с ними сражались либо пленники, либо осужденные на смерть преступники. Бывало, что пленник или преступник, победивший в таком бою, получал свободу. Если выживал.
На этот раз таких поединков в распорядке стояло несколько.
Орован, герцог Рионнар, почти не смотрел на поединки, погруженный в собственные размышления. Но его сосед и оруженосец, молодой барон Райно Даннавиру, растормошил герцога:
—Орован, посоветуйте, на кого мне лучше поставить? На бойца барона Риек, или на императорского пинотаона?
—Не знаю, друг. Ты в прошлый раз последовал моему совету и потерял изрядную сумму.
—Кто не рискует, тот не пьет игристого! — весело сказал Даннавиру. Нагнулся к уху герцога:
—Смотрите, к нам идет принц Лирданарван!
И верно, в ложу направлялся младший брат герцога. Как всегда, разодет он был в яркие и дорогие одежды, при этом удивительным образом удерживаясь на грани безупречности и безвкусицы. Когда недавно объявленный наследным (по причине исчезновения без вести старшего) принц вошел в ложу, барон низко поклонился, герцог лишь кивнул – как старший член императорской семьи, хоть и незаконнорожденный, он мог обходиться без особых церемоний с младшими. Лирданарван ответил таким же кивком и непринужденно уселся на одно из кресел. Орован сел на второе, барону же пришлось стоять у стены.
—Чему обязан? – вежливо и холодно спросил герцог.
—Мы давно не виделись, брат, — ответил принц. Посмотрел на арену, где известный наемный боец-пинотаон по прозванью Волкобой отбивался от трех волков. — Как ты думаешь, какой пинотаон победит сегодня в финальных поединках?
—Трудно сказать, я не вижу между всеми ними особой разницы.
Лирданарван приподнял бровь:
—Наш Герцог Всезнайка не разбирается в пинотаонах?
—Все знать никто не может, а между теми, что выходили сегодня и по распорядку должны выйти еще, я не вижу разницы. Они все примерно равны.
—Я имел в виду финальный поединок одного бойца, который победит трех воинов подряд – победителей сегодняшней Арены. А в конце против него выступит сразу тройка умелых пинотаонов. После Волкобоя мы увидим это зрелище. Воин будет без доспеха. Если он победит и выйдет с Арены живым – что же, ему обещана свобода. А если погибнет – значит, боги не снизошли к нему.
Орован пожал плечами:
—Простому пинотаону такое не под силу
—А что ты скажешь насчет этинда .3. ? Меня всегда интересовало, насколько этинда в бою лучше тренированного пинотаона-человека – хочу проверить, не врут ли все эти россказни о них.
—Да где ж ты возьмешь подходящего эльфа? В резервации? Что-то я не верю, чтоб эльф из резервации захотел поучаствовать в таком деле, за какую бы то ни было награду. Там, на своих землях, они живут как хотят, им никто не мешает, — герцог Рионнар одновременно и удивился и насторожился. За своим младшим братцем он знал свойство удивлять, неприятно удивлять, и всегда опасался не суметь предугадать его действия.
Вот и сейчас…
—Не смеши меня, в резервациях живут сплошь трусы и вырожденцы. А мой этинда – дикий, лесной. Захвачен во время последнего рейда по северным лесам отрядом Ловцов.
—неужто дикий эльф согласился сражаться на арене, как пинотаон? Этинда не ломаются в плену. Они умирают, но не сдаются – это всем известно.
—Этому пришлось согласиться, важно ключик подобрать, - усмехнулся принц. – И его подобрали. И какой ключик! Посмотри вон туда – и он показал на ложу графа Агриона. Рядом с усатым холеным графом сидела молоденькая девушка в полупрозрачных развевающихся одеждах и высоком массивном золотом ожерелье.
—Эльф? – на этот раз Орован удивился по-настоящему.
—Верно. Этинда, молоденькая и красивая. Это и есть тот самый ключик. Виконт Агрион захватил в плен целую толпу этинда в лесах Карадди – они бежали в сторону керн-карской границы. Девчонку они берегли как сокровище какое-то – за нее сложили головы четыре этинда, дравшихся, как демоны. Они убили двадцать человек, прежде чем идиоты-арбалетчики их пристрелили, вместо того, чтобы взять их живьем. При допросе остальных пленников выяснили, что она – дочь их вождя. А их вождя тот же отряд взял двумя днями раньше – и то магией, одной силой не получалось... За жизнь и свободу дочери он и будет сражаться на арене.
—Значит, лично ему не обещано ничего? — герцог покрутил в руке пустой бокал. Принц отвел от лица выбившийся из прически светлый локон и с усмешкой глянул на старшего брата:
—Не обещано. Опять же, мне интересно, способны ли этинда пожертвовать собой ради близкого существа?
—Решится ли кошка броситься на трех собак, защищая своих котят? — вопросом ответил герцог, поставил бокал на столик и поморщился:
—Все, в ком течет горячая кровь, способны на это.
Klementina это нравится.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.09.2012, 00:47   #3 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
продолжение 1 главы

—Умозрительно – да. Вот только кошка – безусловно, но она бессловесная неразумная тварь, а человеку свойственны разум и здравомыслие, и здесь это правило работать не должно.
Лирдар закинул ногу на ногу.
Орован, прищурившись, смотрел на него. Братец явно к чему-то вёл все эти речи. Вот только к чему?
—Так ты хочешь сказать, что этинда таковы же, как и люди? — он сделал знак барону, и тот подал бокалы с вином герцогу и принцу. Наследник посмотрел вино на свет и отпил, незаметно прикоснувшись к бокалу перстнем с заговоренным специально для него аметистом – нет ли яда.
—Нет. Я хочу сказать не это. Нельзя отрицать, что они разумны, как и мы, но чувства у них – это скорее чувства животных, чем людей.
—Я бы не сказал, - Орован тоже отпил вина, чуть задержал во рту. Разговор становился неприятным, но непонятно было, к чему клонит Лирдар.
—Ты думаешь, они подобны нам и в сфере чувств? — рассмеялся наследник. — Да довольно поглядеть на тот ушастый позор нашего рода, коего зовут маркграфом Хайрэн. Ты видел хоть какие-нибудь чувства на его лице?
—Нет, но это ни о чем не говорит, кроме как о том, что он умеет владеть собой лучше многих, — а вот тут герцог насторожился. Неужели Лирдар что-то знает, чего ему знать бы не следовало?
Но тут Даннавиру легонько и быстро коснулся его руки и едва заметно покачал головой. Орован сделал вид, будто заинтересовался происходящим на арене, и смотрел туда некоторое время, чтобы не выдать своего волнения.
—Я думаю, любезный брат, что этинда ничем особо от нас не отличаются, разве что внешностью.
—И долголетием, - добавил Лирданарван. — А для человека это уже обидно, не находишь?
—Наш божественный род это не должно особенно задевать, — широко улыбнулся герцог. — Мы живем намного дольше обычных людей.
Что касается этинда, то, хоть они и живут в лесу, в этих своих гнездах на деревьях, однако нельзя считать, что они - животные. Они разумны и рассудительны, как и люди. Есть немало тому примеров.
—Верно, — кивнул Лирдар .4. , сбил с рукава неосторожно залетевшую в ложу букашку и придавил ее подошвой расшитой золотом туфли. — Но должен заметить, что мой этинда согласился пожертвовать собой ради своей дочери. Свойственно ли это человеку – отдать жизнь свою за чужую, что бы там ни говорили храмовые мудрецы? Сомневаюсь.
—А я нет, — покачал головой герцог. — По долгу службы, если ты помнишь, что до того, как отец доверил мне Палату Покоя, я возглавлял Департамент Сыска, я сталкивался иногда с интереснейшими делами. Так, к примеру, два богатых и всеми уважаемых горожанина утонули в реке, спасая маленькую нищенку, упавшую с моста.
—Это простонародье, оно верит всему, что им рассказывают священники. А наша судьба, судьба правителей – быть пастухами при овечьем стаде, так пристало ли нам жертвовать собой? А ведь этот этинда – вождь своего народа. Не разумно ли было бы сохранить себе жизнь, как более полезному члену общества? Но он решил иначе. Впрочем, его извиняет то, что у него есть шанс спасти дочь и самому остаться в живых.
Герцог снова отпил большой глоток, стремясь смыть терпким вином мерзкий привкус этого разговора.
Не получилось.
—Так ты думаешь, он сумеет победить?
—Они выносливы, а этот к тому же хороший боец.
—Не думаю, что зрелище будет интересным, ведь этинда устанет и вряд ли покажет себя хорошо в финале.
—А, вот ты о чем. Не думаю. Он уложил стольких солдат, сражаясь за свою свободу, так почему бы ему теперь не повторить подвиг, на сей раз не ради своей свободы, а ради свободы и жизни дочери?
—А-а… ну, что же, посмотрим, посмотрим… О! А куда это потащили этиндовскую девчонку? — герцог Рионнар указал на Агриона, бесцеремонно взявшего девушку за руку и вышедшего с ней из ложи. Их перемещения не укрылись от глаз других аристократов (и не только), наблюдавших за прекрасной пленницей.
—Агрион высказывал желание подарить её нашему батюшке, — безразлично махнул рукой Лирдар. — Ты же знаешь, отец до сих пор любит свеженькое и остренькое, я бы даже сказал – остроухонькое, — тут наследный принц совершенно неприлично гоготнул, и моментально стал серьезным и мрачным. — Вот только не хватало нам ещё одного этиндовского отродья – и так той мерзости, которую приходится называть старшим братом, больше, чем нужно. Не понимаю, с какой радости отец не велел утопить этого ублюдка, как только тот родился… Неужто первенца пожалел? Было бы что жалеть.
—Божественная кровь нашего рода священна, — с каменным лицом промолвил Орован. — Ты сам это прекрасно знаешь.
—Знаю, но все равно неприятно, что она смешалась с гнилой кровью этинда. Впрочем, это всем нам неприятно. А теперь откланяюсь, с твоего позволения, — Лирдар поставил пустой бокал на столик и, поклонившись, покинул ложу. Даннавиру, проводив его взглядом, молча посмотрел на Орована. Тот потер виски, устало сказал:
—Поставь на эльфа. Если хочешь. Сдается мне, все это не просто так.
Барон кивнул, осторожно взял бокал за ножку и стал рассматривать его, поворачивая на свету:
—Любопытно. Вы правы, несомненно… давеча вы говорили, что новоиспеченный наследник что-то замышляет. Так и есть, но что именно, я, увы, не вижу пока. Он явно возбужден – настолько ясно отпечатались на хрустале его чувства! Здесь… жажда крови, да, ещё ненависть и радостное предвкушение...
—Разбей.
—Но это же драгоценный хрусталь! Палларийский! Если мне не изменяет память, вы отдали за него две сотни полновесных золотых дэтрес, — возразил юноша.
—Его брал в руки Лирдар, и я не хочу, чтобы эта вещь впредь находилась рядом со мной, да еще и воняла его низкой подлой душонкой.
Даннавиру, вздохнув, грохнул бокал об пол. Тут же вбежал слуга и подмел осколки. Когда служитель с совком и веником вышел, герцог спросил:
—Тяжело это?
—Что, милорд? — поднял голову юноша.
—Быть атэлиером .5. ? Видеть, слышать чужие мысли, ощущать чувства, желания?
Молодой барон ответил не сразу. То, что он – атэлиер, не знал никто, кроме него самого и герцога.
—Да как сказать, ваше высочество. Люди ведь все разные. Кого-то чувствовать плохо и противно, кого-то просто больно, а кого-то приятно… разрешите быть честным?
—Что за вопрос, Райно.
—Только что я словно искупался в выгребной яме. Простите, ваше высочество…
—Ничего, я знаю истинную цену моему братцу… и словам его тоже, — герцог пожал юноше руку. — Скоро, так или иначе, наступит развязка, и тогда мне будет нужна твоя помощь как никогда прежде. Даже то, что ты ощущал сейчас, может нам пригодиться. А пока выпей аддеранского вина и закажи сдобных булок и каледвенского сыра, чтобы подкрепиться. Может быть, тебе еще придется поработать сегодня…
Юноша кивнул, позвонил в колокольчик и тихо сказал:
—Как жаль, мой господин, что я почти не вижу будущего…
—Зато есть кое-кто другой, кто умеет это делать, и я думаю, что скоро познакомлю тебя с ним, — улыбнулся Орован, главным образом не столько для того, чтобы развеселить Райно, сколько подбодрить себя.
Смутное беспокойство не покидало герцога. Как хорошо, что он вовремя спрятал Прадда! И как хорошо, что все считают настоящего наследника погибшим, хотя император всего лишь объявил его пропавшим без вести – ведь тело не найдено, а пока не получены весомые доказательства смерти, принц не может считаться мертвым. Орован усмехнулся, вспомнив, как именно он это исчезновение обстряпал: удалось подставить нескольких верных людей Лирдара. Что уже само по себе приятно.
Слуга принес новые бутылки, бокалы и закуски. Герцог приказал ему тихонько привести троих телохранителей и быть начеку. Это был старый доверенный слуга, и Орован мог быть уверен, что тот сделает все, что нужно, не задавая лишних вопросов.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.09.2012, 00:51   #4 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
продолжение 1 главы

Арена велика и устроена ярусами. На первом ярусе расположены ложи членов императорской семьи и Высоких Домов. На втором находились ложи для титулованного дворянства, на третьем располагались скамьи с мягкими сиденьями для мелкого дворянства и купцов первой гильдии, на четвертом – для мелких купцов, мещан и богатых крестьян, сумевших купить право входа. В то самое время, когда Лирданарван и Орован рассуждали о высоких материях, на втором ярусе в ложе семьи Питфар старый граф вел не менее интересный разговор со своей женой и гостями. Гостей было трое: студент Академии Точных Наук Дэйлин Кейга, полковник легкой кавалерии баронет Локурива и барон Эйрависса. Все они впервые попали сюда, и, вполне естественно, что им было любопытно посмотреть на знаменитые бои пинотаонов.
Барон Эйрависса, представительный мужчина лет сорока, сказал:
- Подобные бои проводят ведь не только в Киннелдаре, но и в столицах провинций, кроме Эовера, Хайрэнта и Карадди. Но только здесь бывают поединки насмерть. Зачем, ваше сиятельство? Разве это не есть недостойный пережиток кровавого прошлого?
Граф Питфар покачал головой:
- Вы, барон, неверно понимаете суть этих поединков… к сожалению, сейчас многое уже не то, каким было раньше… В прежние славные времена пинотаоны сражались не ради денег и почестей, а во славу богов, это была великая жертва. Раньше пинотаонами становились люди, давшие либо такой обет, либо желавшие таким образом почтить одного из богов или всю Триаду в целом. Обычно это были воины, но на Арену могли выйти и обычные люди, и даже женщины.
- Вот как… - подал голос Дэйлин Кейга. – И женщины тоже? Почему?
- Милый Дэйлин, мало ли причин, по которым женщина может дать такой обет? – тихо спросила графиня, молодая и поразительно красивая белокурая женщина. – Жизнь ведь так сложна…
Ее муж кивнул:
- Верно. К тому же… бой на Арене часто был – да и теперь такое случается – божьим судом. Когда правосудие человеческое не в силах доказать виновность или невиновность, последним способом остаются ордалии. Когда, например, обвиняемый в тяжком преступлении утверждал, что невиновен, но доказать не мог, или же истец был твердо убежден в виновности того, кого призывал к ответу, но опять же, не мог привести веских доказательств, прибегали к божьему суду.
Барон Эйрависса, как юрист, подтвердил:
- Да-да, во всех старых кодексах приводятся различные варианты такого суда. Да и сейчас тоже есть несколько установленных способов… но рассказывайте, милорд, это очень любопытно.
Граф продолжил:
- Бывало, что взывающий к божьему суду не мог сам выйти на Арену, и тогда кто-нибудь мог выступить вместо него, добровольно и безвозмездно. Таких людей тоже называли пинотаонами. Это слово пришло, как ни странно, из языка эльфов, и означает «божий воин». Когда пинотаоны стали заниматься этим постоянно и создали свою маленькую гильдию, многие славные обычаи ушли в прошлое и стали забываться. Теперь почти все пинотаоны выходят на Арену только за деньги, которые им платят из храмовых пожертвований. Вот, взгляните на этого недостойного живодера, позорящего звание пинотаона! – и граф указал на Арену, где Волкобой расправлялся с волками. – В прошлые времена бой с волками был испытанием и танцем смерти во славу Крайэса, а теперь это всего лишь кровавая резня…
Волкобой наконец прирезал волков и под жидкие аплодисменты удалился с арены. Служители быстро утащили трупы хищников, насыпали свежего песка. На арену вышел известный пинотаон по прозвищу Длинная Смерть, прозванный так из-за излюбленного оружия, эоверского нан-эги – острого изогнутого клинка длиною в полтора локтя, насаженного на древко. Длинная Смерть был эоверцем и владел этим оружием превосходно. Он прошел двадцать боев и ни разу не получил ни одной серьезной раны.
Все это граф поведал своим собеседникам, добавив:
- Вот этот пинотаон и вправду достоин своего звания. Он один из тех немногих, кто выступает в смертных боях бесплатно, и бесплатно же выступает на божьем суде. На прошлый Ялатари-Йен .6. он сражался за бедную вдову против человека, которого она обвиняла в убийстве мужа и захвате имущества. Он действительно благородный человек…
Взоры гостей графа снова обратились к пинотаону.
Длинная Смерть и сам был длинным и тощим, его смоляные волосы, заплетенные в косу на затылке, украшали три серебряные ленты с подвешенными к концам знаками отличия – награды за предыдущие победы. Доспехов он не признавал никаких, кроме легкого кожаного нагрудника и наручей, и сейчас надел только их.
Этот человек мог оправдать свое прозвище еще и в переносном смысле: всем было известно, что профессиональные пинотаоны – это любители острых ощущений, риска и смертельной опасности, или же те, кто ищет красочной и впечатляющей смерти, при этом играя с судьбой – не сегодня, так завтра, не завтра, так через год. Но и слова графа Питфар о нем тоже были справедливы: Длинная Смерть действительно сражался во славу Крайэса и принимал сторону слабых в судебных поединках.
Знал об этом и герцог Рионнар, и ему было интересно, почему же Длинная Смерть согласился на бой с пленным эльфом.
С противоположной стороны вывели пленника. Глашатай объявил, что благородных зрителей ожидает доселе невиданное зрелище: на арене с пинотаоном по прозвищу Длинная Смерть будет сражаться эльфийский пленник, коему в случае победы на сегодняшней Арене будет дарована свобода. По рядам прокатился шум удивления и возбужденного интереса.
В ложе Питфаров неожиданно задал вопрос молчавший доселе полковник Локурива:
- Это несправедливый бой. Почему Длинная Смерть согласился?
- О, думаю, во-первых, решил посвятить бой Крайэсу, во-вторых, испытать судьбу, чтобы показать другим, что бой несправедливый… вам ли не знать, вин Локурива, что движет вашими земляками в подобных случаях? Вы ведь следуете за зовом судьбы.
Полковник согласно кивнул. А Дэйлин ошарашено пробормотал:
- То есть он готов умереть, чтобы освободить этого этинда?..
- Не совсем так. Он не будет поддаваться, но и к смерти тоже готов, - ответил граф.
С пленника сняли цепи и вытолкнули на арену. Один из служителей бросил к его ногам чуть изогнутый эльфийский меч. Пленник ловко подхватил оружие, и в тот же миг за его спиной лязгнули решетчатые ворота.
Длинная Смерть с интересом разглядывал противника, слегка опершись на свой нан-эги, воткнутый древком в песок арены.
Зрители также рассматривали эльфа, затаив дыхание – на несколько мгновений повисла тишина.
Оровану было видно лучше многих. Эльф, русоволосый, высокий, такого же роста, как и пинотаон, был одет только в короткие кожаные штаны, подвязанные чуть ниже колен, и опоясан широким полосатым, красно-синим кушаком. Никакого оружия, кроме меча, и никаких доспехов. С виду – обычный эльф, поджарый и жилистый, идеально сложенный.
Длинная Смерть пошел в атаку очень неожиданно. Казалось, просто перетек из спокойной, расслабленной позы в удар, нан-эги, только что торчавший острием вверх, сверкнул серебристой молнией у самых ног эльфа. Но там, куда воткнулось острие нан-эги, эльфа уже не было, он с неимоверной скоростью, прыжком и сальто ушел оттуда и оказался слева от пинотаона. Нан-эги описал полукруг, прочертив его у самого незащищенного живота противника, но эльф подпрыгнул и в прыжке рубанул мечом по древку. Длинная Смерть резко крутанул нан-эги, эльф парировал, и прочнейшее, из каменного дерева, древко переломилось. В руках пинотаона осталась палка длиной в два локтя. Однако тот не растерялся и, отбив новый удар пленника этой палкой, переместился чуть в сторону, легко поднял нан-эги с остатком древка, и пошел в атаку, используя один обломок как меч, второй – как вспомогательную дубинку. От дубинки после трех ударов эльфа остался огрызок, но Длинная Смерть сумел ударить противника по правому плечу. Но, похоже, удар никак не повлиял на подвижность эльфа. Пинотаон огрызнулся резким выпадом и меч, целивший вроде бы в живот Длинной Смерти, вдруг очень быстро ушел в сторону и резанул ему бок и бедро.
Длинная Смерть отшатнулся, рубанул нан-эги, эльф увернулся, подпрыгнул и ударил в прыжке. Звон металла, искры. Теперь эльф стоял в двух шагах.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.09.2012, 00:55   #5 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
конец 1 главы

А в десяти саженях слева от него, за тонкой кисейной занавеской, вцепившись побелевшими пальцами в мраморный резной подоконник ложи, застыл, словно каменный, юный барон Даннавиру.
«Я не хочу убивать.
Все бессмысленно.
Зачем?
Я не боюсь смерти – так просто умереть! Только не сопротивляться…
Но…»
«Смотри, этинда, ты будешь сражаться. У тебя только два выбора: победить или умереть. Если ты откажешься сражаться, она станет игрушкой для моей личной гвардии. У меня есть хорошие колдуны, которые не дадут ей быстро умереть, как вы это любите, так что ее ждет очень много веселья. Если же согласишься, то я дам ей свободу в случае твоей победы. Если ты проиграешь, она будет подарена императору».
Он согласился – что-то же надо было сделать! Ее не убьют просто так, и умереть не позволят: этот человек не лгал, это чувствовалось.
«Я ненавижу вас. Ненавижу вас, млеющих от восторга при виде крови, упивающихся болью, ценящих красоту смерти – не своей».
Даннавиру всхлипнул и сполз на пол. Герцог подхватил его, усадил в кресло – больше ничем не мог помочь ему.
Прыжок, удар, лязганье стали, снова удар.
Алый всплеск.
«Я ненавижу вас!»
Длинная Смерть пошатнулся, с каким-то странным, почти детским удивлением и при этом почему-то с облегчением глядя на собственную кровь, хлынувшую из рассеченного живота… это было последним, что он видел и чувствовал.
Герцог вздохнул. Эльф определенно протянет долго. И выйдет в финал.
Подозвал слугу:
—Ну что, каковы ставки?
—На эльфа ставят, на его победу, ваше высочество. Если эльф проиграет в конце, кто-то сможет получить очень много денег.
Герцог задумался. Конечно, Лирданарван – еще тот любитель тратить денежки, но чтобы он их добывал вот так, жульничая на ставках? Он отпустил слугу, повернулся к барону, почти пришедшему в себя:
—Даннавиру, а эльф… проиграет?
Барон покачал головой, поморщился, сжал виски:
—Я… не знаю. И да, и нет. Я получил выигрыш, но чувствую, что если буду продолжать ставить на эльфа, то проиграю. Но… какая разница, я могу ведь и не дожить до конца этого… представления. Я чувствую этого эльфа, как себя… Им движет ненависть и боль…
—Я вызову тебе паланкин и тебя отнесут домой.
—Не надо, мой господин, — Даннавиру закрыл глаза. — Мне кажется, я должен остаться здесь. Это важно… очень. Важно.
Герцог протянул ему бокал:
—Выпей, может быть, станет легче.
Юноша кивнул, морщась, взял хрусталь дрожащей рукой. Отпил большой глоток:
—Мой господин… дайте мне слово. Дайте слово, если я умру тут, вы покинете столицу, как только это кончится… чем бы оно ни кончилось. Так будет лучше и безопаснее всего для вас и для… нашего дела.
Орован нервно сжал пальцами подбородок. Предчувствия Даннавиру еще никогда не обманывали. Паренек был настоящим атэлиэром, хоть и неопытным еще. Очень хотелось спросить – почему покинуть столицу и что должно случиться, но он понимал, что в том состоянии, в каком сейчас атэлиер, внятных ответов не будет, но и так ясно, что грядет какая-нибудь пакость.
Герцог бросил взгляд на ложу Вэрш. За занавесками нельзя было разглядеть, кто там находится, но ему уже доложили, что там только Даларанта со своим гостем, каким-то священнослужителем, судя по длинной черной рясе с капюшоном и широкому алому поясу – жрецом Крайэса. С чего бы Даларанте водить такие тесные знакомства со служителями бога ночи, она же вроде склоняется к служению Ялатари?.. Впрочем, ложа маркграфа Хайрэн пуста, так что под черно-красным одеянием наверняка скрывается вовсе не монах, а принц Реларьен, маркграф Хайрэн.
С ложи Вэрш он перевел взгляд на императорскую. Эльфийка была уже там, сидела рядом с седым, но вполне еще свежим мужчиной в ослепительно белых одеждах – императором. Девчонка смотрела в одну точку широко распахнутыми глазами. И дрожала – Орован не столько видел, сколько чувствовал это. Даннавиру тронул его за локоть:
—Она напугана. Я слышу ее страх. Так не боятся за отцов. Так боятся за любимых…
Оровандаттон пожал плечами:
—Мы не знаем, каковы семейные отношения и привязанности у эльфов. Говорят, для них семья, клан – это святое. Никто не поднимет руки на брата, даже худого слова не скажет. Не то, что у нас… да. И сними ставки – проиграешь.
Даннавиру грустно улыбнулся:
—Вам я верю. Хоть вы и не видите.
—Это потому, что я очень хорошо знаю своего братца.
С арены между тем унесли убитого пинотаона, присыпали кровавые пятна свежим песочком. Все это время эльф просидел на коленях неподалеку от входа на площадку, даже не пошевелился. И только когда прозвучали трубы и на арену вышел новый пинотаон, этинда легко вскочил на ноги.
Его противником на этот раз оказался Тайлир, плечистый громила в панцире и наручах, в шлеме и наголенниках. И с мечом – тяжелым двуручником, длиной едва ли не в рост обычного человека.
С верхних рядов, где сидела публика попроще, засвистели и загалдели. Вылетело надкушенное яблоко, Тайлир обманчиво лениво повернулся, махнул мечом и на арену упали две почти равные половинки плода.
Тайлира многие не любили за то, что он пер напролом и сминал противника слишком быстро, лишая зрителей обещанного зрелища.
Те же, кто снова поставил на эльфа, приуныли.
Тайлир пошел в атаку, явно намереваясь разделать эльфа на куски, причем без особых изысков. Но ловкий и подвижный эльф увернулся, ударив по прикрытому кольчужной юбкой бедру. Брызнули серебристые колечки и капли крови. Публика торжествующе загалдела. Пинотаон, казалось, этого даже и не заметил, развернулся, и тяжеленный двуручник наискось свистнул в воздухе. Эльф прыгнул, уходя от удара.
Теперь он стоял прямо перед Тайлиром.
С верхних галерей свистели и выкрикивали обидные слова в адрес пинотаона. Орован встал и подошел к парапету – поединок его заинтересовал. Даннавиру стоял рядом, чуть позади, держась за столбик, поддерживающий занавеси.
—Орован, у него два пути: либо вымотать этого медведя, либо наоборот, покончить с ним как можно быстрее. Сейчас он решает, что делать.
—Да, — Орован кивнул.
—Он убьет его сейчас. Я вижу…
И верно.
Тайлир ломанулся вперед, в своей излюбленной манере стенобитного тарана, надеясь, видимо, просто-напросто смять хрупкого на вид противника массой своего бронированного тела.
Но эльф отвел своим узким мечом тяжелый двуручник, а точнее – сам двинулся вперед, отклонив в сторону чужой меч. На такой удар может решиться только тот, кто готов умереть сам. Продолжая движение, узкий эльфийский сирда проскользил по лезвию двуручника, высекая искры, скользнул по наплечнику и… Тайлир упал на следующем шаге, как подкошенный. Хлынула алая струя из разрезанной шеи.
С верхних галерей раздался дружный выдох и… оглушительные аплодисменты сотрясли Арену сверху донизу.
Эльф отошел на несколько шагов, сел на колени и положил перед собой меч. Опустил голову. Служители вошли на арену, чтобы вынести тело. Внимание зрителей переключилось на них. Только Даннавиру, не отрываясь, смотрел на него. И вдруг, сдавленно охнув, на миг потерял сознание, как давеча, и рухнул в свое кресло.
И в этот же миг эльф вскочил на ноги, подхватил меч и молнией помчался к бортику арены. Прыгнул, прыгнул так высоко, как не может прыгнуть человек. Ударил меч. Брызнула кровь. Эльф оказался в императорской ложе. На парапете мешком обмякло тело охранника.
Из лож напротив охрана наводила арбалеты, но стрелки медлили, боясь попасть в императора.
Эльф встретился глазами с девушкой в золотом ожерелье. Она вдруг схватилась обеими руками за этот ошейник и крикнула:
—Экр'эс!
Он взмахнул мечом:
—Старэ, ньеса … .7.
голова девушки упала на колени императору, в тот же миг в спину эльфа вонзились четыре арбалетных болта, и спустя ничтожно краткое мгновение его меч рассек грудь императора, так и не успевшего вскочить.
Яркая вспышка, короткий приказ, и тьма.
«Я сделал все, что мог.
Прости, моя звездочка, что так вышло.
Прости…»
Все случилось очень быстро и быстро закончилось. Когда охрана наконец вбежала в ложу, эльф был неподвижен и мертв. Как и все остальные там.
Вложения
Тип файла: doc примечания1.doc (25.0 Кб, 3 просмотров)
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.09.2012, 01:06   #6 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Глава 2. Святость крови

пока что один кусочек, позже будет дальше

Дата: Ялатари-Шэн, 1659 года К.А., сэнтэс, день луны.
Ялатэс, день солнца, 15 месяца тэлрит.
Место: Киннелдар. Хиндел-Асбан (окрестности столицы). Налай, провинция Хайрэнт.


Арену быстро очистили от перепуганной и ошарашенной публики, остались только придворные высшего ранга. Лирданарван одним из первых появился в императорской ложе.
Орован задержался. Кинул взгляд на императорскую ложу, и герцог принял решение.
—Даннавиру!
—Да, милорд? — юноша, дрожа и пошатываясь, встал с кресла, покрутил головой и размял руки, приходя в себя.
—Возьми двух телохранителей и возвращайся. Приготовь все… сам знаешь, для чего. И жди меня.
—Да, господин, — Райно, уже пришедший в себя, выскользнул из ложи и исчез. Орован вздохнул, отер ладонями лицо и вышел вслед за бароном, напоследок взглянув на занавеси ложи Даларанты. Там уже никого не было – он мог бы поклясться, что ложа опустела сразу после убийства императора.
Герцог и в мыслях не допускал, что семья Вэрш осмелится поднять руку на императора, для них это неестественно, ведь они через Даларанту и Келло связаны кровью с императорским родом и не могут пойти против глав своего Дома. Кто-нибудь другой, возможно, и решился бы на такое, даже Рионнары, семья его матери: те могли бы наплевать на самого Орована и поступить так (как, впрочем, когда-то давно и поступили предки герцога по материнской линии), но только не Вэрш.
Он поймал себя на том, что мыслит как заправский сыскной чиновник, ну да что тут странного – столько лет заведовать Департаментом сыска! Мало кто из принцев действительно занимался тем, к чему был приписан и с чего получал содержание, но Орован был из другого теста, хотя и старался лишний раз не показывать родственникам, что оказался действительно при деле, которое ему по душе. Ведь над нами получают власть тогда, когда находят наши уязвимые места, верно?
Герцог медленно пошел к отцовской ложе, размышляя над тем.
В первую очередь вечный вопрос в такого рода делах – кому это выгодно? Лирданарвану первому – он же становится императором.
Орован знал, что отец переписал завещание так, чтобы от его внезапной смерти никто из наследников не мог выиграть. Отец жаловался на тяжкие предчувствия, на страх перед будущим… Но эти разговоры, как и намеки на то, что именно написано в новом завещании, остались разговорами наедине и с теми, кому и так престола не видать.
За Лирдаром по порядку наследования идут два сына Верладанты, но герцог слишком хорошо знал свою любимую сестру, чтобы всерьёз предполагать их участие в подобных делах. Предельно честная Верладанта и детей воспитала в надлежащем духе, да и какой ей смысл убивать отца, даже если отбросить в сторону то, что она просто не может такого сделать? Верладанта замужем за князем Эовера, и даже если ее сыновья никогда не сядут на трон, они будут одними из знатнейших особ империи. Почести почти те же, а ответственности меньше.
Второе место среди подозреваемых занимает Керталарен, то есть не он, а его мать, слишком честолюбивая и властная. Когда исчез Прадд, она не смогла скрыть своей радости, и тогда же у Лирдара появился перстень с камнем, определяющим яды – видимо, братец опасался ее. Итак, нынче ставшая вдовой императрица вполне подходит на роль устроителя убийства, то есть подходила бы, если бы не один немаловажный факт. Согласно законам и традициям (которые подчас сильнее писаных законов), среди всех потомков преимущественное право имеют старшие дети и их старшие дети. Даже если бы Керталарен остался один из законных сыновей Фервандаттона, то вероятнее всего, на престол сел бы сын Верладанты. Или вполне могли бы короновать Орована или Келло. Или даже Реларьена, тем более что он единственный из бастардов имеет титул принца. По такому случаю могут и закрыть глаза на то, что он полуэльф. Ведь младшему малолетнему принцу никто бы не вручил скипетр и корону без особой воли императора и исключительных обстоятельств. История помнит лишь три таких случая – в одном младший принц вообще остался один-единственный из всех родичей мужского пола (а герцог сомневался, что императрица осмелится зайти так далеко, точнее, что она сможет зайти так далеко), в другом это было сделано по особому завещанию императора и из-за пророчества, а в третьем это был необыкновенно умный мальчик, ставший одним из величайших полководцев Арн-Эла. Керталарен не подходил ни под одно из этих исключений. Так что, чтобы посадить сына на престол, Тирвалганте бы пришлось убрать сначала всех других претендентов, или хотя бы подождать, пока сына назовут наследником, а потом уже убивать императора.
А в том, что это было тщательнейшим образом спланированное убийство, Орован не сомневался ни на миг.
В общем, когда он дошел до места преступления, у него остался только один подозреваемый – Лирдар.
Больше просто некому, и герцог мог поклясться как и чем угодно, что сейчас императрица Тирвалганта рвет на себе волосы от ярости.
В залитой кровью императорской ложе уже, кроме Лирданарвана, были его сестра Верладанта, муж принцессы Эпеллиранты герцог Тинвар, и канцлер Эргесин Вальдан. Герцог Рионнар, еще не войдя, услышал:
—Выбросить этого ублюдка собакам! — голос Лирдара был исполнен гнева и скорби, и не знай Орован своего братца как облупленного, он бы поверил в искренность его чувств. Не поверили ему и Верладанта с канцлером, судя по их лицам. Герцог шагнул в ложу:
— Зачем собакам? Пусть отнесут в мертвецкую при Арене и там сыскные маги и некроманты разберутся, каким это образом этинда сумел опередить лучших телохранителей Империи. Без магии не обошлось.
Канцлер благодарно взглянул на Рионнара и добавил:
—Его высочество прав, светлейший принц Лирданарван. Как начальник Палаты Покоя он должен заняться этим делом, и на правах старшего из присутствующих в столице членов императорской семьи он имеет право распоряжаться, в отличие от вас – вы-то, как наследник, до погребения его величества и вашей коронации не можете отдавать никаких приказаний – таков обычай.
Лирданарван неслышно скрипнул зубами, но смиренно опустил голову:
—Прошу прощения, лорд канцлер. Во мне говорят гнев и боль утраты, и я забыл под их тяжестью об обычае…
—Атта-маллора , мы скорбим не меньше вас, — Верладанта, несмотря на вежливый и скорбный голос, была совершенно спокойна. — Но не забываем и о долге. Наш долг повелевает нам передать управление в руки лорда канцлера и Императорского Совета. Отныне наши голоса не имеют никакой силы, пока не будет зачитано завещание нашего отца. Буде такового не окажется, Совет изберет наследника из достойнейших. Кстати, должна напомнить, любезный брат мой: то, что вы были названы наследником, еще не значит, что вы им окажетесь на самом деле. Мы еще должны выслушать душеприказчиков, ведь у нас несколько кандидатов на престол, — с этими словами Верладанта развернулась и с достоинством покинула ложу, с истинно императорским величием сумев не запачкать в крови свои бело-золотистые одежды. Набежавшие придворные и гвардейцы расступились перед ней. Орован выжидающе посмотрел на Лирданарвана. Тот, не ответив, последовал за сестрой, прожигая ей спину ненавидящим взглядом.
Герцог Рионнар повернулся к канцлеру:
—Я тоже покину вас, винэр Эргесин. Передайте в Департамент Сыска, пусть там немедленно озаботятся тем, чтобы причины и обстоятельства смерти императора были выяснены как можно точнее. Я же отправлюсь в свой дворец, буду думать и молиться. Смерть его величества расстроила мои чувства и здоровье.
Вальдан тихим-тихим шепотом спросил:
—Вы считаете, это было подстроено?
Точно так же тихо Орован ответил:
—Не уверен. Однако нельзя исключать и такой вариант.
И ушел.
Эргесин задумался. Неужели подстроено? И кем? Все указывает на Лирданарвана. Канцлер, будучи братом нынешней императрицы, имел все основания крепко не любить Лирданарвана. Не все причины этой нелюбви были по нраву герцогу Рионнару, но пока что его устраивал канцлер, не любящий Лирдара.
Весть о смерти императора разнеслась по столице со скоростью ураганного ветра. По пути событие обрастало уймой подробностей, эльфы стремительно умножались в числе и степени вооруженности, появились эльфийские маги, отравленные стрелы, зачарованные мечи и много всякого разного. Когда Орован добрался до своего дворца и поднялся в кабинет, гибель императора уже бурно обсуждалась по всему городу. Герцог потребовал вина, но пить не стал, а с запечатанным кувшином в руке поднялся в Витражную башенку на крыше его дворца.
Винтовая лестница привела его в круглую комнату, наполненную солнечным светом, сочащимся сквозь разноцветные стекла. Посередине комнаты, прямо на черном полу, была начерчена мелом сложная сигнатура, в центре которой стояло высокое зеркало, возле него в чаше исходила паром какая-то жидкость. Даннавиру подпирал спиной одну из колонн, поддерживающих купол крыши. Выглядел он слегка пьяным и возбужденным. Увидев герцога, Даннавиру подошел к нему:
—Я все сделал, господин. Но моих сил хватит только на один переход…
—Я знаю. Обратно нам не придется возвращаться таким путем, Райно. По крайней мере, сейчас нам нечего делать в столице – Лирданарван постарается убрать неугодных ему еще до того, как его закроют на неделю в храме для молитвы. Может быть, я тоже вхожу в его красный список. Потом, когда он выйдет из храма, причем вероятнее всего для того, чтобы короноваться, наша смерть ему будет уже не нужна, даже наоборот, опасна.
Значит, у нас есть неделя – пока длится главный траур – чтобы сделать всю основную работу. Дальше остается только ждать, пока сработают другие.
Даннавиру поднял тяжелую сумку, шагнул внутрь сигнатуры:
—Ступайте только туда, куда становился я. Иначе рисунок будет нарушен, а я не маг и не смогу выправить это быстро…
Орован послушно последовал за бароном. Тот взял стоящую у зеркала чашу, выпил все, что в ней там дымилось, поморщился. Схватил герцога за руку и рванулся сквозь зеркало.


(атта маллора - младший брат/сестра. старший - атта магора)
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.09.2012, 00:00   #7 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
продолжение 2 главы

Темнота.
Запах можжевельника.
Орован сел, поморгал. Постепенно зрение вернулось и цветные круги, плававшие по темной мути, исчезли.
Пещера. Заросли можжевельника на выходе – их хорошо видно изнутри, ведь пещера неглубока. Рядом лежит Даннавиру – совершенно бесчувственный и беспомощный. Валяются осколки зеркала – близнеца того, что стояло в его доме.
Герцог покачал головой, перетащил молодого барона на приготовленную заранее подстилку из сухих лап кипариса и туи, сам сел рядом. Юноша не был магом, способным черпать силы извне. Он, как и все атэлиеры, мог полагаться только на свои собственные возможности, а они были пока невелики. Он, конечно, умел при помощи своих сил подчинять магию, но там, где маг прилагал наименьшее усилие, Даннавиру затрачивал столько, словно разбивал руками кирпичную кладку. Герцог в который раз пожалел, что юноша – не маг, а атэлиер. Тут же подумал о том, что от мага было бы мало толку там, где был полезен атэлиер, и усмехнулся. Придется подождать, пока Даннавиру не придет в себя, и только потом можно будет отправиться туда, куда он и собирался.
Орован открыл кувшин и глотнул вина. Интересно, что подумает о его исчезновении Лирдар, когда узнает? Хорошо бы он не узнал… Доверенный слуга уже стёр сигнатуру и прибрал осколки зеркала, а действия атэлиера никакой маг не вычислит – они не оставляют остаточной магии. Правда, хороший маг их тоже не оставляет, но у Орована не было ни времени найти хорошего мага, которому можно было бы доверять. Зато у него был Даннавиру, о котором никто не знает, что он – атэлиер. Верный до умопомрачения оруженосец Райно Даннавиру… Герцог усмехнулся – все-таки, наверное, он не самая последняя сволочь в императорском змеючнике, раз может вызвать такие искренние чувства, такую верность… Орован снова хлебнул вина. Хотел ли он власти когда-нибудь по-настоящему? Ради самой власти? Нет. А ради чего-то другого? Пожалуй, да, хотел. Когда был намного моложе. Потом он понял, что власть – это тяжкий груз. А потом он полюбил интригу – не потому, что, интригуя, можно было многого добиться, а потому, что ему нравилась эта игра. Именно игра – тогда же Орован открыл в себе любовь к играм, требующим напряжения ума. И полюбил «битву королей», которая заставляла думать и просчитывать. Интрига была такой же захватывающей игрой, но с куда большей степенью непредсказуемого.
Сейчас герцог даже не играл – давно понял, что игры как игры кончились. Теперь ставки стали слишком высоки. Лирдар хотел власти ради самой власти, а это было плохо. Такие неминуемо погубят страну – это Орован знал, так как неплохо изучил историю империи и своей семьи. Праддатторил мог стать неплохим императором – и не потому, что прислушивался бы к мнению старшего брата, а потому, что был спокоен нравом, справедлив и добр в меру разумного. Вот только не слишком остёр умом, ну, это небольшая беда – были бы достойные помощники. А Орован уже давно присматривался к подходящим людям. Нынешний канцлер, Эргесин, был одним из них. Орован не посвятил его в свои планы, по крайней мере, во все. Но Эргесин знал, что должен беречься и не попадать в руки Лирдара. Оставалось теперь надеяться, что Лирдара запрут в храме Крайэса для поста и молитвы перед коронацией прежде, чем он успеет хоть что-то предпринять. Верладанта… она прекрасно понимает, что Лирданарван может убрать ее, поэтому побережется. Эпелиранта в провинции, а ее детей уберегут родичи со стороны их отца. До остальных Оровану не было дела, да им и не грозило ничего.
Прошел час, прежде чем Даннавиру очнулся. Первыми его словами было:
—Получилось!
Орован протянул ему кувшин:
—Выпей, и пора идти. Время не терпит.
Юноша послушно отпил вина, потер виски. Потом встал, раскрыл сумку и извлек из нее два коричневато-серых истрепанных балахона, невзрачную одежду и разбитые сапоги. В углу пещерки отыскались два можжевеловых посоха.
—Теперь мы притворимся паломниками, милорд. Надеюсь, у нас получится.
Герцог быстро скинул свои праздничные одежды, переоделся, зашнуровал сапоги, подпоясал балахон веревкой, снял с пальцев перстни и браслеты с запястий, ссыпал украшения в мешочек. Даннавиру потратил на переодевание меньше времени – он уже был готов, оставалось только набросить балахон. Наряд герцога свернули, завязали в плотную холстину и спрятали в ту же сумку на самое дно. Туда же отправился полупустой кувшин с вином. Мешочек с драгоценностями и кошелек герцог спрятал под одеждой, на пояс привесил короткий меч – многие паломники носили оружие для защиты от разбойников и прочих нехороших людей. Последний штрих – вымазать лица и руки соком ореховой кожуры, чтобы они потемнели и казались загоревшими и грязными.
Можно было идти. Даннавиру прибрал в пещерке, спрятал осколки под камень, взял посох и вышел на склон горы. Герцог последовал за ним.
Перед ними вставали горы Наллай, невысокие останцы, на плоских вершинах которых виднелись развалины древних городов-крепостей. По долине между гор вилась дорога на Лотариваду. Через день пути их должны встретить в условленном месте и провести через портал.
А в столице Эргесин, как Орован и надеялся, в первую очередь позаботился о том, чтобы все совершеннолетние законнорожденные принцы и принцессы были закрыты в храмах для поста и молитвы на требуемый законом и традицией срок. После этого вызвал начальника Департамента сыска, генерала Рэдвиса, и велел тщательно обследовать тело убийцы вместе с врачом и некромантом.
Едва ушел от него главный сыщик, как слуга доложил, что герцогиня Даларанта Вэрш просит аудиенции.
Незаконнорожденная принцесса и герцогиня вошла неторопливо и с достоинством – как и всегда. Как будто не ее отца убили пару часов назад. Тонкая, высокая, вся в черном, она лишь склонила голову в приветствии, села. Канцлер смотрел в ее непроницаемые глаза и не знал, что ожидать от нее. Даларанта без всяких околичностей сказала:
—Императора убил Лирдар. Я уверена, это его рук дело.
Канцлер прошептал:
—Я тоже так считаю, — и громче — Пока нет доказательств, мы не можем ничего сделать.
Даларанта подалась вперед:
—По закону наследует Праддаторил.
—Но его нет. Он пропал и до сих пор…
—Но мертвым он еще не объявлен. Ты меня понимаешь?
Эргесин понимал, потому сказал очень тихо:
—Я понимаю, но ничего обещать не могу. Как только коронуют Лирдара, мое место займет какой-нибудь Рионнар из его сторонников, скорее всего Долгэр. Хоть Праддаторил тоже Рионнар, но ведь вы же сами знаете, как родня к нему относится… Его, по сути, поддерживает только Орован.
Даларанта кивнула и встала:
—Я знаю. Но у тебя есть еще неделя, в лучшем случае – три недели. Мало ли что за это время случится.
—Я постараюсь, чтобы законного наследника не обошли, но…
—Надеюсь, - сухо сказала герцогиня Вэрш и вышла. Канцлер тяжко вздохнул, выпил воды и потер виски. Легко сказать! Но сделать надо, как бы ни было тяжко.
Тут вбежал старший секретарь с перепуганным лицом:
—Господин канцлер! Тело исчезло! Тело убийцы пропало из мертвецкой!
Канцлер подскочил:
—Как?! Немедленно расследовать и доложить мне! Всех, кто причастен, кто хоть что-нибудь мог видеть – без разговоров хватать и помещать в карцеры, пока их не допросят лично герцог Рионнар и генерал Рэдвис! А, нет, герцог молится, и не велел тревожить, позовите генерала!
Теперь он уже не сомневался, что смерть императора подстроена Лирданарваном.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.09.2012, 00:03   #8 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Продолжение 2 главы

Даларанта приехала в свой дом на Площади Звезды Салвин уже вечером. Дом принадлежал семье Вэрш, был мрачен и пуст, за исключением нескольких комнат. Герцогиня вошла в залу, прошла через нее и оказалась в малой гостиной. Там на полу, на рогожной подстилке лежал… убийца императора. Лежал ничком, весь залитый кровью, рядом на коленях стоял кто-то в одежде служителя Крайэса и извлекал из спины трупа арбалетные стрелы.
—И что это значит?
—Сестра, присядь, это долгое занятие, и разговор тоже не короткий, — «служитель» поднял голову, усмехнулся.
Даларанта села в кресло напротив него:
—Реларо, два вопроса: как тебе это удалось, и зачем тебе мертвец?
Реларо осторожно вынул стрелу, промокнул тряпицей рану:
—Хочу поговорить.
—Все некроманты — в ведении малого департамента сыскных магов и некромантов, если ты забыл. Ты вроде в последнее время тесно общался с Орованом, попроси его придать тебе некроманта.
—Мне не нужен некромант, — Реларо усмехнулся, взялся за последнюю стрелу:
—Сестра, это не труп. К счастью, ни одна стрела не задела сердца. Он потерял много крови, но он не умер, и, надеюсь, не умрет.
—Сейчас он мало похож на живого, — Даларанта все-таки встала и подошла к нему, взяла со стола поднос с инструментами – помогать. — Как ты его выкрал? Как узнал, что он не мертв?
—Выкрасть было сложно, конечно. К счастью, в мертвецкую пришли любовница того громилы, которого наш герой так красиво убил, и жена и дочь Длинной Смерти.
—У него была семья? — Даларанта удивленно подняла бровь.
—Как выяснилось, да. Только эоверец может зарабатывать на жизнь себе и своей семье таким способом – остальные не настолько сумасшедшие. Пока они причитали над телами, я под видом служителя Крайэса прошел туда, спокойно взял тело и вышел – сказал охране, что несу его в храм для осмотра магами. Эти болваны, как я и рассчитывал, еще не отошли от дневных событий, а потом я просто заморочил им головы напоследок. Отвести глаза прохожим на улице, пока я грузил этого парня в карету – вот что было гораздо сложнее, но я справился, — Реларо бросил в таз окровавленную стрелу, принялся зашивать раны. После этого вытер руки и положил их на голову эльфа.
Даларанта смотрела с неприкрытым интересом: она знала, что брат умеет исцелять, но никогда не видела воочию, как он это делает.
Реларо побледнел, убрал руки. Сестра подала ему большую чашу с водой, он вымыл руки, взял одеяло и накрыл эльфа. Сел в кресло и принял от нее бокал вина. Сказал тихо:
—Когда он зарубил императора, я понял всё. И послал ему мысленный приказ «уйти». Это то, что эльфы называют an morae (ан мораэ), малая смерть. Состояние, в которое может погрузить себя раненый или пленный – оно похоже на смерть, с той только разницей, что можно вернуться – или через некоторое время самому, или с помощью кого-то другого.
Даларанта пристально смотрела на брата:
—Зачем тебе это? И что – «всё»?
Реларо поставил на стол бокал:
—Всё – это то, чего я не мог понять в последний месяц… Далари, всё не так просто, как может показаться. Могу сказать только, что убийство было подстроено, а насчёт остального я должен молчать. Просто обязан, пока не увижусь и не поговорю кое с кем. Верь мне, Даларис.
Принцесса склонила голову:
—Я верю. Но в таком случае нам нельзя здесь оставаться.
—Да, конечно. Мы уедем сейчас же.
Спустя сорок минут завернутого в плотное одеяло и ковер эльфа спрятали в багажном ящике дорожного дормеза Даларанты. Сама герцогиня и Реларо, уже сменивший костюм, сели в карету. Выехать им удалось без труда – карету с гербом Вэрш пропустили без вопросов и досмотров.
Стемнело совсем уже, когда Даларанта спросила:
—И все же, зачем тебе этот эльф?
Она не видела в темноте ничего, но знала, что Реларо не спит. Колеса кареты постукивали по мостовой дороги на Хиндел Асбан. Утром они будут там.
Реларо шевельнулся – повернулся к ней на своей скамье-полке, в темноте слабо засияли его глаза.
—Как мне известно, Ловцы Агриона, и Лирданарван тоже, полагали, что он – эльфийский вождь. Возможно, это так. В любом случае, это не простой воин, слишком легко он разделал Длинную Смерть и Тайлира, опередил лучших телохранителей и убил отца. Я хочу, чтобы он выжил…
Даларанта тоже села, подалась вперед, нащупала его руку и сжала ее:
—Реларо, не забывай о том, что он убил отца. Нашего с тобой отца.
Полуэльф ответил ей на пожатие, накрыл ее ладонь своей:
—Как ты могла подумать, что я мог бы забыть о таком. Отец меня любил. И мою мать любил, я знаю это. И он был мой отец… я слишком эльф, чтобы не признавать силы родственных связей. Я не смог бы отречься от своего родства, Далари, это тяготит меня всякий раз, когда я вижу Лирдара, ты сама знаешь. Но этот эльф убил потому, что защищал честь своей дочери… И потому, что его заставили это сделать. Я уверен в этом – не знаю только, как смогли это проделать с ним. Но это уже неважно. Далари, я хочу, чтобы тот, кто совершил это, тот, кто виновен в смерти отца, за это ответил тоже.
Реларо замолчал. Даларанта понимала его смятение – он казался внешне стальным и непробиваемым, но сердце его было живым. Но голос совести не мог молчать:
—Но он же убил отца! Как ты можешь желать ему выжить, если…
—Даларис, ты хорошо разбираешься в вопросах веры, в обрядах и в теологии. Скажи мне, когда на закате самого короткого дня приносят телёнка или ягнёнка в жертву Крайэсу, кто убивает его – ритуальный нож или всё же священник, которому запрещено проливать кровь живого существа? И в чём смысл суда над ножом после этого обряда?
У герцогини перехватило дыхание – она уже поняла, но всё же ответила:
—Смысл в очищении от греха. Нож потом перековывают в новый, он становится чистым и снова годится для обряда, но священника перековать нельзя, поэтому судят нож за то, что делает священник. Значит, ты думаешь, что этот эльф – чье-то орудие и не больше того?
—Как я тебе уже сказал – его заставили это сделать, причем заставили даже не угрозой, а просто превратили его в орудие убийства. Заложили в разум такой приказ. Ты слышала о сегрен-шат ?
Герцогиня кивнула. Реларо продолжил:
—Я подозреваю, что к нему это применяли. Я скажу точно, когда он придет в себя, и я смогу с ним поговорить и заглянуть в его память. Понимаешь теперь, зачем мне спасать этого эльфа? Он – единственный имеющийся у нас ключ к этому заговору (а в том, что это заговор, я не сомневаюсь), и если он выживет, мы сможем прижать того, кто это сделал.
—Лирданарвана? Больше ведь никто…
—Узнаем, — коротко ответил Реларо и лег на скамью. — Я всё узнаю.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.09.2012, 00:10   #9 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
конец 2 главы

Рассвет выплеснулся на гладь озера, карета уже катила по узкому перешейку Хиндел Асбан. Замок вставал впереди.
В замке первым делом Даларанта велела перенести багаж к себе, затем приготовить баню и покои для себя и для брата. И подать завтрак, разумеется.
В одной из комнат слуги положили ковровый сверток, ушли, затем вернулись с одеждой и постелью – это были верные люди, их семьи поколениями служили Вэрш, и Даларанта знала, что никто из них не предаст. Знал это и Реларо, которого здесь любили, и если бы любому слуге кто-нибудь сказал, что брат герцогини – презренный этинда, он бы равному дал в морду, а перед высшим изобразил бы глухого, немого и слабоумного.
Старый слуга устроил мягкую постель, двое других осторожно развернули ковер, сняли пропитавшееся кровью одеяло. Реларо с помощью лекаря Даларанты обмыл раны эльфа, перевязал его. Потом эльфа раздели совсем, и, обернув простыней, пропитанной целебным отваром, положили на постель. Реларо подошел к лежащему, склонился над ним. Прикоснулся ко лбу.
«Проснись»
Эльф вздрогнул, вздохнул. Реларо приподнял его, тот задышал чаще, но всё еще медленно и слабо. Реларо пощупал пульс, удовлетворенно кивнул и сказал:
—Жив.
Лекарь восхищенно смотрел на Реларо:
—Вы творите чудеса, винэр Реларо.
—Нет, не чудеса, Паррин, всего лишь то, что все зовут эльфийской магией. Этот эльф не должен умереть, и мы ему не дадим это сделать.
Подошла Даларанта, положила руку на плечо Паррина:
—Он нужен Вэрш. Нам. Никто не должен знать, что у нас здесь больной эльф, кроме вас троих.
—Да, винэрис, — поклонились все трое. Им она доверяла, и не без оснований.
Слуги вышли.
Даларанта взглянула на неподвижное тело на постели, на Реларо и лекаря, вздохнула и вышла.
Реларо тоже покинул больного, как только убедился, что тот спит и пульс у него ровный.
В столовой уже накрыли. Реларо сел напротив сестры, взял приборы и принялся за еду.
—Для тебя нехарактерен такой аппетит, — заметила Даларанта.
—Лечение таким способом забирает много сил, — полуэльф отпил вина и добавил:
—И потом, я сегодня… то есть уже вчера, только завтракал.
—Что ты будешь делать дальше?
—Утром твой маг сделает мне портал до Тэйт-Хайрэн. Я хочу к вечеру быть дома.
—Подождал бы, пока приедет Келло.
—Увы, у меня есть некое срочное дело. Встреча, которую я не могу отменить.
И полуэльф замолчал, отдавая должное изысканным блюдам.
Даларанта поверх бокала задумчиво смотрела на единокровного брата. Никогда, никому в жизни она не призналась бы в том, что любит его не по-сестрински, а по-женски. Но это было так. Никогда не знавшая огня любви герцогиня в зрелом возрасте вдруг ощутила влечение к своему же брату – пусть единокровному, но ведь брату же! Пусть и не действуют для императорского рода ограничения на брак с кровными родственниками, однако Даларанта все равно пришла в ужас, когда поняла, что на самом деле с ней происходит. Она смотрела в зеркало и не находила там признаков надвигающейся старости, но ее это не утешало. Все равно ведь ей шестьдесят три, и время неумолимо: она рано или поздно постареет, скорее поздно, как отец, но это все равно случится, а Реларо останется таким же молодым и прекрасным и в сто, и в сто пятьдесят, и в двести лет. Она знала, что в северных королевствах женщины ее возраста не считаются старыми, и не выглядят даже зрелыми – но там вообще люди доживают до полутора сотен, а то и до двухсот, и стареть начинают ближе к концу жизненного пути – сказывается эльфийская кровь, которая там течет в каждом. В ком-то больше, в ком-то меньше ее, но все жители северных земель имеют эльфийских предков. А глупые лотар с самого начала сторонились эльфов и брезгали родством с ними. Лотар и келтар – родственные народы, одного корня, но их пути разошлись давно, и хотя в Империи официально считалось, что лотар пошли истинным путем, а келтар заблудились во тьме и перестали быть единым народом, Даларанта была уверена, что именно келтар поступили правильно и нашли верный путь.
И что с того, что она – дочь императора? Да, божественность крови дает ей долгую молодость и жизнь, но что, если незаконность рождения уменьшает святость и тем самым жизнь?
Герцогиня рассмеялась глупой мысли. Нет, беда не в этом. Беда в том, что она любит кровного брата, а в священных свитках Этри Ллет ясно сказано – кровные браки до четвертого колена запрещены, прибегать же к праву императорского рода она считала ханжеством. Пусть лучше останется так, как есть. В конце концов, для нее всегда будет готово место высшей служительницы Ялатари во владениях Вэрш. Пожалуй, скоро она займет его.
Даларанта скрывала от брата свою любовь, но не была уверена, что он не знает – он слишком проницателен. Но даже если и знает, то молчит – и пусть. Пусть – пока слова не сказаны, можно делать вид, что все как обычно.
Утром Реларо через портал отправился прямо к себе в замок.
А после полудня того же дня герцога Орована и барона Даннавиру наконец встретили те, кто ждал их на этом месте последний месяц.
Место было укромным, можно спрятать целый полк, не то что небольшой отряд – ущелье изобиловало пещерами, вымытыми бурной рекой в известняке за многие столетия. Сюда и свернули с торной дороги два паломника. Если кто и заметил, не удивился – мало ли почему два человека сворачивают в ущелье. Устали, отдохнуть хотят.
Полчаса пути вдоль русла обмелевшей к лету речки, и они вышли на небольшую поляну.
—Это то самое место? — спросил Даннавиру, откинув капюшон и оглядываясь.
—Да. Сядем на камни и будем ждать, — герцог тоже откинул капюшон, и сел на торчащие посреди поляны камни. Барон последовал его примеру.
—Мой господин, вы говорили о ком-то, кто способен видеть будущее иначе, чем я. И о том, что можете скоро познакомить меня с ним. Вы, случайно, не имели в виду… маркграфа Хайрэн?
—С чего ты взял? — улыбнулся Орован.
—Когда вы говорили с принцем, и разговор зашел о нём, вы насторожились и постарались тут же успокоиться, однако вы подумали о нём очень отчетливо. А про него говорят, что он владеет эльфийской магией, вот я и решил.
—Ты догадлив. Да, я имел в виду его. Это он предупредил меня, что в ближайшее время может случиться что-то такое… вроде того, что случилось.
—Как? И вы не сказали его величеству? — удивился барон. Герцог покачал головой:
—Отец знал – Реларьен сам ему всё рассказал. Но это ведь было только возможностью, вероятностью. Маркграф не видел ни даты, ни способа убийства. Больше того, через месяц опасное время миновало б, и отец мог бы жить спокойно почти год.
—Значит, маркграф Хайрэн видит ветки событий, а не просто будущее? — восхитился Даннавиру. — Представьте меня ему, прошу! Мне как атэлиеру было бы очень интересно с ним познакомиться…
—И тебя не смутит то, что он – полуэтинда? — хитро прищурился герцог.
—Вас же не смущает.
Орован только усмехнулся.
«Не смущает…».
Раньше он почти не общался с единокровным братом. Уважал за твердость характера, за скромность и мудрость, но не был близок. Всё изменилось полгода назад, когда события стали поворачиваться так, что герцогу пришлось в поисках союзника обратиться к полуэтинда. Сначала он предполагал поговорить с кем-нибудь из верхушки Вэрш – с Келло или с Даларантой, но вовремя спохватился. Эти двое (да и многие другие из этого рода) очень не любили Рионнаров.
Поэтому Орован решил обратиться к Реларьену, как к посреднику в переговорах с Вэрш.
Вложения
Тип файла: doc примечания2.doc (26.0 Кб, 1 просмотров)
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.09.2012, 00:15   #10 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Персонажи

Подобрала картинок
1. Райно (собственно он и есть). Единственная из этих нарисована по "Вопросу Крови".
2. Орован (картина Тициана).
3. Даларанта (картина Да Винчи)
4. Лирдар (автора не знаю)
Изображения
Тип файла: jpg Dannaveeroo_by_Lipatov.jpg (172.0 Кб, 10 просмотров)
Тип файла: jpg Рионнар (картина Тициана).jpg (20.5 Кб, 6 просмотров)
Тип файла: jpg lot14_1_75да винчи.jpg (27.3 Кб, 6 просмотров)
Тип файла: jpg Лирдар.jpg (64.8 Кб, 6 просмотров)
Klementina это нравится.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 20:26   #11 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Paquita
 
Регистрация: 12.01.2012
Сообщений: 82
Эстелл, а ты дописала уже это произведение? Я помню, начинала читать еще давно, безумно понравилось! Но продолжения не дождалась. Сейчас вот первую главу перечитала, впечатления те же: здорово!
Paquita вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 23:06   #12 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Пишу потихоньку. Просто перестала выкладывать, потому что многое переделала.
Но если интересно, могу продолжить
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 23:08   #13 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Глава 3. Кровные братья

Дата: 16 хатсай (последний месяц лета) 1658 года К.А., вэльтэс, день звезд (пятый день недели).
Место: замок Тэйт-Хайрэн, провинция Хайрэнт


Реларьен в тот день занимался с парными мечами во внутреннем дворике замка. Почти к концу занятий (обычно он тратил на это четыре часа три раза в неделю, просто потому, что в замке царила неимоверная скука, с которой как-то надо было бороться) ему доложили о прибытии герцога Орована Рионнара. Реларьен положил мечи на стойку, подошел к каменной чаше фонтана у стены и умылся ледяной водой, вытерся жестким полотенцем, которое ему подал уже успевший задремать от скуки оруженосец. Маркграф отметил про себя, что мальчишкой надо заняться, чтоб не отупел от безделья. Слуга подал ему льняную грубоватую рубашку. Прикосновение плотной ткани к разгоряченной коже было привычным, хотя кому-нибудь другому могло показаться и неприятным. Полуэльф сделал в памяти еще одну пометку – о том, что надо немного поменять образ жизни, хотя бы в мелочах – как известно, привычки ослабляют.
—Майо, Керин, я желаю полностью сменить одежду и вымыться.
—Да, милорд, — откликнулись оба.
—Все готово, милорд, — добавил слуга.
Реларьен прошел в свои покои, где в ванной комнате уже приготовили подогретую воду в старинной медной ванне на львиных лапах, мыльный раствор и полотенца, и он с наслаждением окунулся в пахнущую травами и слегка медью воду. Слуга подал губку.
—Керин, скажите вину Вирдолану, чтобы герцога встретили у входа и проводили в большой зал. Я буду через полчаса.
Слуга поклонился и вышел. Маркграф быстро вымылся, вытерся досуха, лишь волосы остались влажными, и, набросив домашний имо-лэ , прошел в гардеробную. Оруженосец, отчаянно зевая, последовал за ним, стараясь не наступить на полу длинного одеяния своего повелителя. Тот распахнул один из шкафов, вынул оттуда белую шелковую рубашку с вышивкой, бросил в руки мальчишке – он едва успел поймать
—Майо, что с тобой?
—Простите, милорд.
—У тебя что-нибудь болит?
—Нет, милорд.
—Тогда будь внимателен, не то я прогоню тебя. Мне не нужен оруженосец-растяпа, — и маркграф отвернулся к другому шкафу, выбирая бельё, штаны и камзол. Оруженосец покраснел: «Если меня и отсюда выгонят, что я скажу сестре? Что даже остроухому бастарду не сумел угодить?»
—Майо, если действительно хочешь остаться здесь, тебе не следует даже в мыслях так называть своего господина, — как бы между прочим сказал Реларо, бросая ему другие предметы одежды. Мальчишка покраснел еще большё и стал малиновым. — Барон Аддерано сказал мне, что ты умный мальчик, и просил за тебя. Не опозорь его – он достойный человек.
—Простите, милорд. Это больше не повторится.
—Если это повторится, я тебя точно выгоню.
Вот тут пареньку стало действительно плохо. Ведь хуже ничего для юного дворянина нет, как не угодить господину, который взял его в оруженосцы, то есть сделал своим личным вассалом. Это страшный позор. Тем более для него, Майо, ведь барон Аддерано, хоть и дядя, но и тот долго не смог терпеть нерасторопность, неуклюжесть и нетактичность племянника, взятого на воспитание. И кого он ни просил взять мальчишку, кроме маркграфа Хайрэн, не согласился никто – наслышаны были уже, что за «сокровище». А кое-кто и видел, как Майо на званом обеде вывернул на дядю кувшин с вином… случайно, конечно, но…
Сначала было, попав к Реларьену, он обрадовался – не требуют слишком многого, господин никуда почти не выезжает иначе, как по делам, гостей не зовет. А потом, когда понял, сколько правды в том, что про маркграфа Хайрэн говорят, приуныл – ведь полуэльф, мало того что сын божественного императора, так еще и оказался настоящим этиндовским колдуном. Даже мысли слышит. Пора, наверное, мешок свой паковать – не сегодня, так завтра дадут пинка, и все – никому больше не нужен Майо Алдораш, чья мать по глупости сбежала с санадрийским нищим дворянчиком… Чтоб помереть вместе с ним от морового поветрия, не оставив дочери приданого, а сыну – знатного имени и приличного герба.
—Ты опять спишь? — окликнул его маркграф, и Майо встряхнулся. Господин уже покинул гардеробную и ушел переодеваться, и мальчишка, спотыкаясь, побежал за ним – подавать одежду.
—Завтра я тобой займусь как следует, — сказал полуэльф, накручивая на голову полотенце, чтобы не замочить влажными волосами одежды. — Сегодня недосуг, но завтра берегись.
Наконец, маркграф оделся, застегнул короткий, по северной моде, камзол на все многочисленные гагатовые с серебром пуговки, снял полотенце и стал причесываться. Под гребнем волосы высыхали мгновенно – магия, конечно же. Майо старательно не думал ни о чем таком предосудительным, и был готов подать что нужно, поэтому вовремя поднес ларец, откуда маркграф извлек серебряный с чернью зажим для волос и сколол их на затылке.
Глядя на себя в зеркало, Реларо поправлял прическу и думал о том, что же могло привести сюда Орована. Если тот хотел поговорить – мог бы дождаться праздника, ведь скоро зимнее солнцестояние, Ялатари-Ола, на который Реларо всегда приезжает в столицу. Но герцог не стал ждать – значит, нечто очень важное и срочное.
Что ж, узнаем.
Реларо бросил в зеркало последний взгляд. Резкие черты лица. Узкий подбородок, высокие скулы, прямой нос, темные брови с изломом, высокий лоб. Большие, раскосые, похожие на кошачьи глаза серо-стального цвета, как будто сияющие изнутри. Длинные серебристые волосы сколоты на затылке, полностью открывая острые уши. Он знал, что выглядит как чистокровный эльф. В его лице не было почти ничего от отца. Лишь по странной прихоти природы глаза сохранили серый цвет - у матери они были синими.
Его внешность раздражала большинство родственников, хотя многие старались не показывать этого, но все равно думали… всякое. Однако некоторые думали иначе. Отец, Даларанта и Келло любили, Праддаторил был уважителен, ровен и спокоен, как поверхность Киннел в тихий летний день, а Орован… Трудно сказать. С его стороны полуэльф ощущал явный интерес, что-то похожее на уважение, какие-то братские чувства – которые герцог никогда не выказывал явно.
***
Орован, заложив руки за спину, прохаживался по холодному приемному залу. Высокие узкие окна-бойницы не были застеклены, лишь забраны решетками. Каменный пол покрывали грубые тростниковые циновки, посреди зала в специальном высоком очаге пылал огонь. На стенах висели старые, выцветшие гобелены, из-под потолка с балок свисали знамена одного возраста с гобеленами. Многие из гербов, изображенных на них, нынче можно было увидеть лишь в старинных родословных книгах – имена тех, кто носил их, давно уже внесены в список «свободных титулов». Герцог оглядывался с любопытством: такая обстановка была свойственна здешним замкам триста или даже четыреста лет назад, если не больше. Этот замок долго пустовал, а Реларо, получив его во владение, почти ничего не менял, кроме жилых комнат, а в остальных помещениях разве что велел повыметать пыль и паутину.
«Старый, очень старый замок. Ну, а какой еще могли отдать эльфу? Конечно, эльфу императорской крови, но что с того? Он должен быть благодарен и за такое убожество, как считают некоторые из нас, Лирдар, к примеру…» — думал Оровандаттон. Он вспоминал все, что знал о полуэльфе, о его образе жизни, привычках, увлечениях. Ко двору полуэльф являлся нечасто, только в случае крайней необходимости либо на праздники, помимо этого столицу посещал не чаще, чем два-три раза в год. Не был замечен он и в любви к ярким драгоценностям, вычурным дорогим одеждам (что очень любил Лирданарван) и изысканным кушаньям (чему с охотой отдавал дань Праддаторил). Орован знал, что готовят ему только простые блюда, в основном эльфийской кухни, и готовит повар-этинда, которого ему добыл Келловандан, выкупив где-то в Девайнон. Не увлекался маркграф и охотой. Что касалось прочих наслаждений, то об этом Оровандаттон не знал ничего. Любовниц у полуэльфа либо не было, либо он их не считал нужным представлять обществу, что вероятнее.
—Лорд Орован, герцог Рионнар, — мелодичный голос отвлек его от размышлений. Орован обернулся.
У очага стоял высокий стройный юноша в черном. Только воротник и манжеты рубашки, выглядывающие из-под короткого, не по имперской моде, камзола, светились белым. Длинные светлые волосы были стянуты в хвост.
Орован мимолетно подумал, что в столице он в таком виде не появляется, если только не хочет подразнить двор, что бывает нечасто. Обычно Реларо одет в длинный камзол с накидкой, своих гербовых цветов – черного, белого, серебряного и багряного, а длинные волосы прикрывают уши… Хотя и так, конечно, старший братец похож на этинда, тут скрывай не скрывай, толку нет. И при дворе чего скрывать-то?.. Все и так знают, какой формы его уши. Орован, уловив насмешливый взгляд, спохватился, вспомнил, что, по слухам, Реларо обладает эльфьей способностью читать мысли. Стало немного стыдно – вот ведь, прожить столько лет, крутя интриги (и притом подлейшего образа подчас), а тут стыдно стало за то, что так подумал о кровном брате, к которому относится довольно ровно. Выходит, не врут о божественности крови? Если так, что ж Лирдар-то такая сволочь уродился?
Орован чуть улыбнулся, поклонился учтиво и сказал:
—Лорд Реларьен, маркграф Хайрэн.
Полуэльф поклонился не менее учтиво.
—Не ожидал увидеть тебя здесь, Орован, — спокойно произнес старший кровный брат. Младший вздохнул:
—Надо поговорить, Реларо.
Полуэльф чуть выгнул изящную бровь:
—Лично тебе или за твоей спиной стоит кто-то другой? Ты же знаешь меня, атта-маллора, я предпочитаю видеть лицо того, с кем говорю.
Орована передернуло — и оттого, что его довольно грубо поставили на место, и оттого, что полуэльф все-таки слышал его размышления. Подавив эти чувства, герцог ответил с легкой язвинкой:
—Атта-магора, дело, из-за которого я здесь, касается всех, в ком течет кровь Фервандаттона. Ты тоже, что бы там кто ни думал, входишь в их число, как ты сам только что любезно мне напомнил. И говорю я один. Никто не прячется за моей спиной, если тебя это так сильно беспокоит. Ты же знаешь меня – я предпочитаю играть сам.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 23:09   #14 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Реларо хохотнул, и Оровану показалось, что в зале как-то сразу потеплело:
—О! Так бы сразу. Не люблю ходить вокруг да около. Прошу в мой кабинет. – Он простер руку приглашающим жестом.
Кабинет оказался похожим на келью отшельника. Простой черный ковер на полу, пара деревянных кресел и стол. И шкафы с книгами. И все. Никаких безделушек, никаких украшений, даже письменный прибор предельно прост, хотя и украшен тонкой гравировкой: бронзовая чернильница, стальное перо, свинцовый карандаш, нож для бумаги. Единственным предметом роскоши здесь была магическая лампа-талкар, стоявшая на столе. Реларо сел за стол, Орован — в кресло напротив.
—Слушаю.
Орован неожиданно растерялся. Он не знал, как начать тот разговор, ради которого приехал… но будь что будет – зачем тянуть?
—Я пришел поговорить с тобой о престолонаследовании.
—А я тут причем? — удивился Реларо. — Я еще не сошел с ума, чтобы желать трон Атэпалларима. Нет, конечно, если ты сам хочешь надеть корону – может, я подумаю над тем, чем я могу тебе помочь и что ты сможешь мне в связи с этим предложить… И разве император и его наследник близки к смерти, чтобы мы, сыновья и братья, вели такие разговоры?
Герцог тайком перевел дух.
—Нет. Хвала Троим, отец в добром здравии. И я сам не хочу надеть корону. Мне достаточно и того, что я имею. Но зреет заговор — вот чего я опасаюсь. Императоры, бывает, умирают не своей смертью… равно как и наследники, — несмотря на запрет проливать священную кровь, находится тот, кто рискнет…
Реларо из-под густых темных ресниц разглядывал Орована. Перед ним сидел человек того самого возраста, который так трудно определить: ему можно дать и 30, и 40… Оровану недавно исполнилось 65, и он на двадцать пять лет был младше Реларо. Седина уже чуть коснулась его русых кудрей, пробивалась и в темной бородке, но это нисколько не старило его – императорская кровь делала свое дело.
Герцог нравился женщинам и пользовался при дворе успехом. Мастер интриги, непревзойденный, однако он занимался этим скорее из необходимости, чем из любви к искусству, а необходимость могла быть вызвана чем угодно, и не в последнюю очередь его официальной должностью. Но что движет им? Жажда власти? Нет, здесь было нечто другое, очень похожее на стремление навести порядок и восстановить справедливость – как он сам ее понимал.
Орован, в свою очередь, наблюдал за Реларо, но на этом эльфийском лице ничего нельзя было прочесть. Наконец, маркграф сказал:
—Праддаторил станет следующим императором, ведь он — первый из законных наследников. Тебе все равно не о чем беспокоиться, он же смотрит тебе в рот и делает то, что ты ему советуешь.
—Реларо, ты же не ребенок. Понятно, что нам с Праддом незачем желать отцу смерти – рано или поздно Прадд сядет на трон, и надо сказать, ему бы хотелось, чтоб это случилось как можно позже. Да и мне тоже. Однако беда в том, что, мне кажется, заговор зреет не против отца, то есть, не только против отца, но и против Прадда. Лирданарван рвется к власти. А ты прекрасно знаешь, что он из себя представляет.
Полуэльф откинулся на спинку кресла.
—Ты думаешь, что он способен убить своих братьев и сестер?
—Способен. Он не слишком верит в богов и считает божественность нашего рода выдумкой… Хотя внешне и не показывает никак, но я-то знаю, что он думает. За ним следят мои люди.
—Ну и семейка, — пробормотал Реларо.
—Ты тоже входишь в эту семейку, не забывай.
—О, да! Разве такое можно забыть?!
—Если бы в твоих жилах половина крови не была императорской, ты просто не дожил бы до сегодняшнего дня. Или дожил бы, но тогда твоя судьба была бы куда как менее благополучна.
—Я о том и говорю. Но какой ты видишь мою роль во всём этом деле?
Орован вздохнул:
—Лирданарвану нет до тебя дела. Он и не заподозрит тебя ни в чем. А за тобой – это все знают – стоят Вэрш, во всей своей мощи и многочисленности. Келло – это сила. И сила, которая слушает только двоих: Даларанту и тебя. К Даларанте я не рискнул прийти, она слишком непредсказуема, она — женщина.
—Она – мудрая женщина.
—Ты, насколько мне известно, держишь слово и не предатель. А она… сам знаешь, нам не о чем с ней разговаривать. До сих пор она думает, что из-за меня, то есть из-за моей матери Келло лишился права на трон. Поэтому я пришел к тому, кто не держит на меня никакого ножа в кармане.
—Другими словами, тебе нужна помощь Вэрш, чтобы противостоять Лирданарвану. Неужели у тебя, у Рионнара, нет достаточных сил и средств?
—Сам понимаешь, Рионнары разделились: одни за Прадда и меня, другие за Лирдара, третьи мечутся туда-сюда. Не всем можно верить. Поддержка Вэрш мне бы не помешала, если случится то, чего я боюсь. А ты, кстати, подумай еще и вот о чем: следующий после Лирдара – сын Верладанты. Керталарен стоит предпоследним в списке, а его матери это очень не нравится…
Реларо покачал головой:
—Да, Тирвалганту я не учел. А она может… преподнести сюрприз крайне неприятного свойства. Вот что значит отсутствие опыта в интригах, — он взглянул на брата:
—Значит, ты считаешь, что угроза исходит от двоих?
—Да. И я до сих пор не знаю, от кого из них в большей степени. Поэтому я хочу попросить тебя спрятать в твоем замке Прадда, пока не выясню, кто там на самом деле плетет заговоры.
Повисло молчание. Полуэльф раздумывал над словами брата.
Действительно, такой расклад ему совсем не нравился. Императрица и младший Рионнар были ягодками с одного поля, от них можно всего ожидать. А можно ли им помешать и натравить друг на друга? Пожалуй, попробовать стоит, вдруг получится. Но для этого Оровану нужно развязать себе руки, то есть обеспечить безопасность наследнику престола. Отца защитить в полной мере не выйдет, а Праддаторила – вполне. Привезти его сюда - здесь его жизни ничто не угрожает и если что, его всегда защитят. И ни одна сволочь не додумается, что он, Рионнар, может находиться здесь, в замке Хайрэн.
—Я согласен. И думаю, если события пойдут очень… неприятным путем, Келло и Даларанта забудут старые обиды – честь для них дороже стоит. Но я хотел бы попросить кое-что лично для себя.
Орован снова перевел дух. Не ошибся в брате – он поможет. И что бы ни попросил – это все равно будет сущая малость по сравнению с тем, что он сделает…
—Что ты хочешь? Мои возможности, конечно, не безграничны, но я приложу все силы, чтобы отблагодарить тебя.
—о, сущая безделица. Я хочу знать все, что знаешь ты. Проще говоря, нам с тобой придется составить заговор против заговора, чтобы уберечь государство от новой гражданской войны.
Герцог от облегчения даже рассмеялся:
—Действительно, безделица. Война нам сейчас ни к чему – после прошлогоднего морового поветрия и недавней засухи нам нужны хотя бы четыре-пять лет мирной жизни. Я посвящу тебя во все, что знаю, и расскажу о своих подозрениях.
—Я тоже. Потому что Прадду действительно грозит беда. И отцу тоже. Вот что. Прадд приедет сюда в полной тайне, а тебе следует сделать так, чтобы его объявили пропавшим без вести. Чем скорее это случится, тем лучше. Времени у нас почти нет…
Орован задумался. В целом это совпадало с его собственными задумками, полуэльф только озвучил их.
По истечении минуты он спросил:
—Почему ты думаешь, что времени почти нет?
—Я не думаю, я знаю.
—Откуда?
Полуэльф промолчал.
Орован пристально посмотрел на собеседника. Холодное эльфийское лицо было совершенно непроницаемым. Хорошо, это мы выясним попозже.
И тут маркграф спросил:
—А ты не боишься, что твои визиты ко мне вызовут кривотолки и подозрения?
—Я играю в опасную игру, и ставки достаточно велики, атта-магора.
—О, ты признал мое старшинство, сделав тем самым приятное,—усмехнулся полуэльф.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 23:09   #15 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
—Я не собирался, это вышло случайно, —Оровандаттон широко усмехнулся, а Реларо рассмеялся:
—Оставим, эти пикировки хороши между мной и Лирдаром, но не между мной и тобой. Мы ведь оба знаем, чего стоим и как думаем друг про друга.
Герцог кивнул. Полуэльф ему всегда нравился, главным образом твердостью характера и умением держаться в окружении, которое считается с ним только потому, что он признанный сын императора.
—Приглашаю тебя на обед. Верран покажет тебе покои, ты можешь отдохнуть после долгого пути.
Орован быстро взглянул на него. На лице полуэльфа не отражалось ничего, и в голосе не прозвучало более, чем было сказано. Поэтому герцог Рионнар ответил легким поклоном в рамках приличий:
—Благодарю, маркграф Хайрэн.
Покои, предоставленные Оровану, явно предназначались для гостей: здесь роскоши было побольше, чем в кабинете Реларо. Но все-таки непривычно просто. Почти как в резиденции Вэрш в столице. Но Вэрш, клан воинов, монахов и философов, всегда отличались аскетизмом. Неудивительно, что император аннулировал брак с Вальдэриланной Вэрш. Рассказывали, что она даже в опочивальне держала молитвенные свитки, никогда не надевала дорогих тканей и золотых украшений, носила простую одежду, а танцам предпочитала дикие скачки и упражнения с мечом и копьем. Но то Вэрш, а Реларьен рос сначала при дворе, а затем в Эовере, в прекрасном имении, подаренном его матери императором. Может, эта скромность и простота в быту – влияние эоверской культуры?
Пришел слуга — осведомиться, не желает ли его высочество посетить баню? Высочество пожелал.
Баня оказалась отличной, массажистка — мастером своего дела. Орован расслабился, спало напряжение, в котором он пребывал с того момента, когда его ноги переступили порог замка.
Орован хорошо разбирался в людях, и хотя Реларо был не совсем человек, герцог все-таки правильно угадал его – еще давно. Реларо честен. Он из тех, кто не нарушит слово, пока оно не нарушено другой стороной. Он не позволит себя предать или обмануть, ибо за обман и предательство он сумеет расплатиться сполна. Оровану нужен был такой человек… полуэльф, будем откровенны, с которым не страшно быть честным. За долгие годы взрослой жизни Орован уже позабыл даже, как это – быть честным и доверять кому-то на основании лишь этого. И говорить на равных – вот что главное.
Ощущение было новым, странным и… приятным. С Реларо можно быть откровенным. Не нужно изворачиваться, намекать, лгать, интриговать. Можно быть простым. Можно прямо говорить о том, о чем говорят по углам и обиняками. И это хорошо.
Паж принес ему перемену одежды, которую успели не только извлечь из дорожных тюков, но даже проветрить и разгладить, а потом провел в трапезную. Поданы были блюда киннелдарской кухни – нет, не вычурные дворцовые изыски, а обычная печеная баранина под соусом, сырный суп, пирог с печенью, овощи и фрукты, вино, свежие лепешки. Орован с удовольствием отдал должное этой незамысловатой еде. Сам Реларо ел немного.
Трапезная была небольшой. Из мебели здесь находились только стол и тяжелые потемневшие деревянные кресла. На стенах висели драпировки темно-вишневого цвета, пол украшал простой узор, составленный плитками красного мрамора и белого кварцита. По мрамору прихотливо извивались черные и розовато-белые прожилки.
А из широкого окна открывался вид на горы. Ставни и оконные рамы были широко распахнуты, занавеси раздвинуты, и теплый летний воздух струился в мрачноватую комнату.
Герцог наконец отодвинул блюдо с бараньими ребрами и пустую суповую тарелку. Паж тут же унес посуду и остатки кушаний, другой паж подал воду для ополаскивания рук, а третий принес десерт – две чаши с фруктовыми сладостями. И были поданы горячие напитки.
Полуэльф с улыбкой пододвинул к гостю чашу с угощением:
—Не думаю, что во дворце тебе случалось лакомиться эльфийскими сладостями. Там предпочитают эоверские и санадрийские.
Орован взял маленький кусочек, с сомнением прожевал и тут же потянулся за другим.
—Однако, вкусно! А говорят, что этинда одной травой питаются…
—Если бы они питались одной травой, то давно вымерли бы уже.
—Чего они не делают, и, похоже, не собираются, — усмехнулся Рионнар. Реларьен перевел разговор на другое:
—Думаю, ты сумеешь быстро «исчезнуть» Прадда и сделать это так, чтоб все поверили, будто он мертв. Не верю, чтобы ты – и не смог.
Рионнар пристально взглянул на полуэльфа. Нет. Не похоже, чтобы тот льстил ему. Реларо был честен, как всегда.
«Всегда? Почему я так подумал? А право, напрасно я не общался с ним так тесно раньше. Вэрш его очень ценят, и я теперь понимаю, за что. Он умен и проницателен».
Реларо понимал, нет, чувствовал, о чем думает его незваный гость. Слегка прикрыв глаза, он спокойно наблюдал за ним. Да, Орован превосходно владел лицом, ничто не отражалось на нем, если он сам того не желал. Но острые эльфийские глаза видели гораздо больше человеческих, и Реларо знал его мысли и чувства.
Сам герцог задумчиво жевал цукаты и смотрел в окно.
—Здесь красиво, — эти горы… они чудесны своей первозданной дикостью, и вид их, я думаю, не надоедает, даже если смотреть на них из окна много-много лет, — сказал он. Реларо кивнул.
—И жить здесь, наверное, неплохо – никто не тревожит, — Орован только что вдруг ясно понял, что в последние годы ему очень недоставало такого уединения.
—Да. Глухомань, тем и хорошо. Местных крестьян, виноделов и пастухов мало заботит то, как выглядит их господин. Они рады и тому, что он не топчет конями их поля и виноградники, и не стреляет их овец и коз, выезжая на охоту, и что его не интересует право первой ночи.
—А в этих местах оно до сих пор в силе? — с неподдельным любопытством спросил герцог.
—Да. Просто забыли отменить, представляешь? Мой северный сосед этим регулярно пользуется, отчего бедные селяне заключают браки тайком. Господина это бесит.
—Надо думать! А кто он?
—Барон Эгрен.
Орован сразу вспомнил имя. Барон был сослан без малого десяток лет назад за участие в каком-то мелком заговоре. Герцога встревожило такое соседство. Полуэльф это заметил.
—Если ты думаешь, что он опасен – можешь не беспокоиться. Я знаю о нем многое, он обо мне – ничего, кроме того, что всем известно, и не жаждет расширить круг своего знания. Ему достаточно, что хотя он и мой вассал, но я не требую от него никаких услуг.
Смеркалось. Закат вытемнил лес на склонах гор, окрасил кроваво-красным белые выступы известковых пород, тронул багрянцем небо. Издалека послышался колокол – размеренные удары разносились по горам из долины.
Герцог удивился:
—Колокол?
—Да, что тут удивительного? Это же Лотаривада, здесь по-прежнему, как на заре империи, в храмах богини Солнца звонят в колокол на рассвете, в полдень и на закате, отмечая ее путь по небу.
—Почему же в других местах колокола ушли в прошлое?
—Потому что наш прадед в свое время велел конфисковать все колокола в пользу казны, ему не нравилось, что его будят на рассвете колокольным перезвоном, а тут – священное место, и в виде особой милости он разрешил оставить колокола, — равнодушно сказал полуэльф. Орован же вскинулся, потому что разговор о храмах направил его мысли в другое русло.
—Сюда ведь приезжают паломники?
—Разумеется. И нередко даже целыми толпами. В этих горах полно святынь. Вон на той, где скалы словно белый замок на вершине, есть пещерный монастырь служителей Интари. Туда часто ходят помолиться всякие странники. Ты хочешь привезти Прадда под видом паломника? Для этого ему придется изрядно похудеть, потому что таких здоровых паломников не бывает. Во всяком случае, ни одного я не видал.
Орован поморщился – полукровка угадал его мысли. Да, размеры Праддаторила уже стали предметом сплетен – еще бы. Вся семья – худые, стройные, а этого только лошади-тяжеловозы выдержать могут. Но это дело поправимое.
—А можно обставить дело так, что этот паломник идет помолиться именно потому, что хочет похудеть? Я его заставлю всю дорогу пешком проделать…
—Думаю, это будет лучше всего.
Колокол размеренно отбивал призыв на вечернюю службу.
Небо быстро темнело, и как только зажглась первая звезда, колокол замолк. Вошел слуга и внес лампы. Орован проводил его взглядом.
—Да, ты прав, Прадд излишне… толстоват.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 23:10   #16 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Реларо взял из вазы кусочек мармелада:
—Я уже спрашивал, но спрошу еще раз: ты уверен, что никто не выследил тебя, и никто не удивится твоему отсутствию?
—Я не пользовался порталами и ехал к тебе таким кружным путем, что все шпионы наверняка либо потерялись, либо заблудились, либо замучились,—рассмеялся герцог. — Что касается моего отсутствия в столице – так это не в первый раз, и никого не удивляет. Заведовать Палатой покоя очень удобно – никто не удивляется постоянным разъездам,—ответил он, отхлебнув уже остывший шэс.
—Ты выбрал себе любимое дело.
—Это точно. Любимое, но хлопотное. Во всех отношениях.
Полуэльф только кивнул. Мягкий свет магической лампы играл на вазе со сладостями и скромной вышивке ворота черного камзола Реларо. Волосы серебрились в этом освещении, а глаза… те казались расплавленным серебром и вроде бы светились сами по себе. Орован невольно прижмурился и снова взглянул на полукровку. Тот, не мигая, смотрел на него в упор.
—Орован, мне приятно, что ты со мной честен. Благодарю тебя за это… и за то, что ты уважаешь меня.
Герцог невольно вздрогнул.
—Я и в самом деле умею читать мысли, Орован Рионнар. Даже те мысли, о которых ты и сам не знаешь, — очень тихо проговорил серебряный эльф и улыбнулся.
Наваждение исчезло, Орован даже на мгновение подумал, что ему это привиделось, но… похоже, это все-таки было на самом деле.
«Вот они, эльфьи штучки»
—А ты что думал? — продолжая улыбаться, спросил Реларо.
—И что, любой эльф умеет это?
—В определенной степени, — кивнул Реларо. — здесь дело в тренировке и таланте. Меня так ненавидят и так презирают именно за эльфийскую часть моей крови, что мне стыдно было бы не стать эльфом больше, чем чистокровные эльфы.
Он опять улыбнулся. И Орован снова подумал, что Реларо – опасный противник. Никогда не угадаешь, куда ударит в следующий раз. Должно быть, он хороший игрок в «битву королей». Сам Оровандаттон умел и любил играть в эту игру, выделяясь этим в среде придворных.
—Скажи, Реларо, ты играешь в «битву королей»?
—Конечно. Желаешь сыграть партию?
—Не отказался бы.
Реларо позвонил в колокольчик, и приказал вошедшему пажу принести доску и фигуры. Приказание исполнили очень быстро. Паж принес шкатулку, рослый слуга притащил столик с клеточками на столешнице.
Полуэльф вынул из шкатулки две фигурки – белую, выточенную из белого нефрита, и черную, гагатовую.
Орован указал пальцем на черную. Полуэльф расставил фигурки и сел за белую сторону. Передвинул вперед башню и стал ожидать хода противника. Орован пошел рыцарем…
Но игра по-настоящему началась, когда доска наполовину опустела.
—Самое интересное начинается лишь в середине игры, а то и ближе к концу, — сказал Реларо, убирая черную колесницу. Орован кивнул, передвинул на три клетки рыцаря. Положение на доске складывалось не в его пользу. У него оставались башня, рыцарь, король и воительница, два солдата, стрелок и маг, а у Реларо только король, маг, солдат, стрелок и башня. Но тем не менее, его солдат был опасно близок к синей черте, на которой мог быть заменен на любую другую фигуру. Если Реларо заменит его на воительницу, черный король окажется под ударом. Убрать солдата не получалось: ближайшая фигура, рыцарь, прикрывала короля от белого мага. Орован понимал, что проигрывает. Надо попробовать увести короля из-под удара.
Между тем Реларо, глядя на доску, думал о другом. Ему нравился Орован, с которым он раньше не общался так тесно, и сейчас понравился еще больше именно тем, что сразу понял: здесь надо быть честным и откровенным. И не побоялся этого.
Прежде Реларо знал о нем только то, что тот не презирает нечистокровного атта-магора, и вообще не жалует подобные взгляды, да к тому же терпеть не может Лирданарвана и все то, что тому нравится.
«Может, напрасно я слишком крепко отгородился от семьи и заперся здесь?» - подумал он.
Орован между тем решил рискнуть и передвинул короля. Теперь маг прикрывал короля от возможной атаки черного солдата, но через ход король мог оказаться на пути башни. Зависит от того, какой ход сделает Реларо. Если он заменит солдата на воительницу, то есть шанс следующим ходом убрать белого мага и таким образом закрыть короля от воительницы…
Реларо не стал менять солдата, а пошел башней так, что напрямую стал угрожать черному королю. Орован сумел защитить своего короля, потеряв стрелка. Следующим ходом он потерял еще и воительницу.
—Интересная позиция, — задумчиво сказал Реларо. — Рискованно, но интересно… — и двинул свою башню, снеся черного рыцаря. Орован забрал магом башню, прикрыв короля. Но стрелок Реларо следующим ходом занял такое положение, что как бы Орован ни пошел, король оставался незащищенным.
—Безвыходное положение. Конец игры, — сказал Реларо.
Орован вздохнул:
—Да. Но партия была интересной.
—итак, ты проиграл ее. Не боишься ли так же проиграть в своих интригах?
—У меня нет выбора, положение дел таково, что я вынужден играть в эти игры. Иначе конец. Лирдар на троне – это гибель империи. Он хочет властвовать, но не править. Править за него начнут мои клятые родственнички, во главе с Долгэром, а этот тут же развяжет войны по всем фронтам, и погубит всех.
Реларо сложил фигуры в обитую внутри бархатом шкатулку, закрыл ее и только тогда сказал:
—А если вдруг я хочу конца империи?
—Ты разумен, и ты понимаешь, что за этот конец будет заплачено слишком дорого всеми нами.
Полуэльф усмехнулся:
—Ты прав. Сейчас – это действительно очень дорого. Но я ведь могу и подождать, пока подешевеет – у меня же очень много времени – об этом ты не думал?
Орован пристально взглянул на него:
—Что ты хочешь этим сказать?
—Если мы не займемся восстановлением внутренней силы Империи, рано или поздно ей придет конец. Она уже движется к нему, как повозка без возницы, пущенная с горы – и пустил ее под откос Узурпатор. Как ни старался отец выправить положение дел, у него мало что вышло, все-таки его никогда не готовили к трону, и, придя к власти, он почти ничего не знал о том, как управлять государством. Многие опытные чиновники были казнены Узурпатором, который всюду пытался посадить своих людей, а гражданская война сгубила многих из Высоких Лордов, и, победив, отец остался с проблемой управления почти один на один, но справился, как мог. А теперь… если случится новая смута, ничто уже не спасет державу. Лирдар, став императором, может сыграть роль камня, на котором треснет колесо нашей старой повозки, а кому быть скалой в конце ее пути, я еще не знаю...
—То есть, ты считаешь, что мы на пути к погибели? — герцог нахмурился. Он сам думал об этом, и ему было очень важно услышать чужое мнение.
—Империя расширяется, но при этом гниёт изнутри, Орован. Ты умен, ты не можешь этого не замечать. Войны и захват новых земель не спасут ее. Только погубят, и погубят еще при жизни нынешнего поколения простых людей – если все будет идти так, как идет, если Лирдар станет императором и если сунется на Север ли, на Восток ли… любая серьезная война – это гибель для нас.
Орован нахмурился. Подобные мысли и его посещали время от времени.
—Почему же ты сказал, что можешь подождать? Неужели ты хочешь этого?
Реларьен отрицательно мотнул головой:
—Нет. Я мог бы, конечно, чтобы потом получить власть над тем, что останется, но я не стану – потому что это путь в Бездну, а я туда не хочу. Перед богами клянусь: я сделаю все, чтобы уберечь Киннелдилас Атэпалларима от гибели.
—Отец не хочет войны, но Лирдар жаждет совсем другого… — Орован посмотрел на единокровного брата и вдруг подумал, что ведь тому – девяносто лет, а он ничуть не изменился – сколько Орован помнил, полуэльф был таким же.
Эта мысль навела на другую.
—Ладно, оставим пока Лирдара. Я о другом спросить хочу. Как ты думаешь, в чем секрет долголетия и силы отца? Ведь ему сто восемь лет, а он вовсе не выглядит немощным старцем, и до сих пор любит вино, веселье и женщин. Неужто все это объясняется одной только божественностью нашей крови? Боги нас в таком случае слишком любят, а ведь вроде не за что. Дары богов всегда требуют платы, а долголетие нам дается просто так. В чем на самом деле секрет? Почему мы живем дольше простых людей?
—Это неудивительно, — Реларо улыбнулся.
—Что? Неудивительно в сто восемь лет выглядеть на самое большее пятьдесят пять? — удивился герцог.
—Да ты сам не выглядишь на свои годы, — полуэльф перестал улыбаться и серьезно сказал:
—Дело в эльфийской крови.
—Что?! — Оровану показалось, что он ослышался.
—Да, ты услышал то, что услышал. Эльфийская кровь течет в тебе и в каждом из наших братьев и сестер, рожденных от Фервандаттона.
—Но как такое возможно?! — потрясенный Орован не мог даже встать с кресла – настолько то, что он услышал, было невероятным.
—Просто, — Реларо вздохнул. — Нужные браки. Например, наша бабка, эоверская княжна, была эльфийкой на четверть. У деда эльфийской крови была восьмая часть. Этого не хватало, чтобы у него были характерные глаза или форма ушей, но он дожил до ста шестидесяти, а выглядел самое большее на сорок, и неизвестно, сколько бы прожил еще, если бы во время Весеннего переворота его не убили. Вместе со всей остальной семьей, кроме отца и меня. А у отца даже больше восьмой части – и она дает ему долголетие, молодость и здоровье. И вам всем заодно.
—Кто бы мог подумать, — потрясенно пробормотал Орован. Он поверил сводному брату – потому что это объясняло куда лучше, чем божественность. Конечно, несокрушимое здоровье императора, бодрость и цветущий внешний вид вкупе с долголетием можно объяснить применением магических эликсиров, но про себя самого Орован знал точно, что никакие эликсиры ни при чем. Разве что и правда допустить версию об исключительно божественном происхождении долголетия к рассмотрению. Да, шестьдесят пять – а если не считать легкой седины, то выглядит он самое большее на сорок. И чувствует себя так же. К тому же волосы на лице у него растут крайне плохо, бородку он вырастил скорее как бы назло этому факту, и не без помощи магической косметики.
Кто бы мог подумать…
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 23:11   #17 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Реларо налил ему вина:
—Понимаю. Такую новость надо запить.
Орован залпом осушил кубок:
—Да. Демоны побери, теперь все становится на свои места… Я только сейчас понял - ты же помнишь деда?
Полуэльф кивнул:
—Помню, конечно. Моя мать досталась отцу еще тогда, когда ему было семнадцать. Я родился, когда ему было восемнадцать, а через три года случился этот переворот. Тогда вырезали почти всю императорскую семью, и сделал это, как ты прекрасно знаешь, папин дядюшка, которому трон не судился ни при каком раскладе, так как он был последним в списке. И он решил это поправить… Не поморщившись, не испугавшись проклятия Ялатари, велел порешить четырех братьев, пятерых сестер, а также кучу племянников и дядей с тетками. Отцу повезло спастись только потому, что мама любила его. Это она его спрятала от убийц…
—Как ей это удалось?
—Она хорошо владела тем, что называют «этиндис сатлан» , эльфьими чарами, — Реларо отпил вина. — Нашла во дворце, в служебных помещениях, укромную каморку, где хранилось белье для прислуги – там мы втроем и спрятались, а мама сидела у двери, отводила глаза всем, кто проходил мимо, и каморку не увидел никто, словно совсем забыли о ней. Потом, ночью, так же и вывела нас из дворца, и тогда нас укрыли Вэрш. Ну а через три года отец скинул с трона дядюшку и бросил его в Колодец Обреченных. Пощадил, не стал рубить голову, почтил святость крови. Хотя еще неизвестно, что для дядюшки было бы лучше – сойти с ума в Колодце или головы лишиться под топором…
Орован задумчиво сказал:
—В нашей семье дурно обращаться с родственниками – это традиция… которая мне не нравится. Хотя я бы с удовольствием придушил Лирдара.
—Не волнуйся о его смерти. Вижу, она у него и так будет поганой.
—Видишь?
—Да. Я провидец. Не очень хороший, но вероятности могу видеть.
У герцога дыхание опять перехватило:
—Отец знает?
—Конечно, — Реларо печально улыбнулся. — Что касается родственников, то их судьбы мне видеть несложно. Вот я и вижу вероятности судьбы Лирданарвана, и во всех конец плохой. Только по-разному. Про свою смерть не спрашивай – незачем тебе знать.
—Но хоть не так, как у Лирдара?
—Нет. Не волнуйся. Все будет достойно и благородно, а большего я тебе не скажу.
Орован потер виски. Чего только не узнаешь из обычного родственного разговора…
—Послушай… откуда ты знаешь все-таки про эльфийскую кровь? От матери?
Реларо покачал головой:
—Нет. От отца. Он сам сказал мне об этом. Так заведено изначально.
Тут у герцога на секунду отнялся язык, потом он совладал с ним:
—Ч-что? Изначально? Как это? Прости, я что-то не понимаю…
—А что тут понимать… — полуэльф махнул рукой, наполнил кубки:
—Выпей, я тебе расскажу. Ты должен знать правду – вижу, что так будет лучше всего.
Герцог послушно выпил, и Реларо снова наполнил его кубок:
—Ты же знаешь, что эти земли в давние времена были населены эльфами, жили здесь и люди, немного – например, предки санадрийских горцев, рионнарцев и эоверцев. Потом пришли келтар, но основное их число осело на севере Арн-Эла, сюда прошли немногие, и поселились среди эльфов. А потом хлынули лотари, Север едва сумел устоять под ними, а на равнине Киннел они снесли все. И эльфийское государство Керн-Киннелдор прекратило свое существование. Есть свидетельство, что боги покинули тогдашних правителей Керн-Киннелдора за какие-то проступки, и приняли сторону Корбана. Побежденные эльфы ушли в горы и леса. Потомки келтар, живших среди эльфов, давно смешали свою кровь с ними, и доныне сохранилось несколько старых родов тех людей. Например, это Сэлдэйн и Растэн. Оттуда часто берут девушек в жены для принцев. Но эльфийская кровь влилась в жилы нашего рода не от них, а от чистокровных эльфов.
Из королевской семьи Керн-Киннелдор осталась Рутэалинке , младшая из трех дочерей погибшего эльфийского короля. Её и взял в жены основатель нашей династии, Корбан Смелый, по случаю воцарения добавивший в имя три священных знака и ставший Корбанвандаттоном. С него, кстати, и пошла традиция трех священных знаков в имени принца или принцессы императорского рода… В этой истории интересно другое – что Рутэалинке стала матерью следующего императора. Тогда людей еще не смущало, что у правителя острые уши.
Сама принцесса прожила недолго, умерла от горя – по официальной версии. Как там было на самом деле – трудно сказать. Слишком темная и давняя история. Ее сын погиб на войне, и на престол взошел внук, уже с четвертью эльфийской крови. Она дала ему долгую жизнь и молодость, и его это натолкнуло на мысль объявить род императоров божественным, а чтобы никто не посмел оспорить это утверждение, он издал указ, окончательно запрещающий эльфам жить среди людей, и позволил им поселиться в заповедных землях, обширных резервациях. А сам женил своего внука на эоверской княжне, эльфийке на четверть, и, чтобы эта идея не пропала в веках, посвятил в нее одного из сыновей. И завещал, что при любом царствовании должен быть один из императорской семьи, кроме императора, кто знает об этом и заботится о сохранении нужной доли этой крови, дающей долголетие. Вот отец и посвятил меня в эту тайну. А теперь знаешь и ты – видение мне говорит, что ты должен, а Лирдару знать не нужно.
—С тех пор прошло так много времени, — пробормотал ошеломленный Орован. — Никто ни разу не догадался?
—Нет, ведь всегда старались сохранять не больше четверти крови. Идеальной считалась одна восьмая. Иногда ради этого, когда не могли найти подходящую невесту, женили императора на какой-нибудь кровной родственнице.
—Ага, вот почему для императорской семьи нет запрета на браки между близкими родственниками!
—Да. Но этим редко пользуются, — полуэльф поднялся с кресла, подошел к окну и оттуда добавил:
—Отец собирается устроить брак Прадда с дочерью Эпеллиранты, потому что Алиена Каледвенская, предыдущая кандидатка, умерла. Жаль - было бы неплохо обеспечить мир с Каледвеном. Это бы помогло обновить и саму империю. Однако теперь эта вероятность утрачена, и вместе с ней – возможность спасти империю наиболее простым путем.
—Верно, — заметил Орован. — А после сказанного тобой я думаю, что ее смерть не была случайной. Не приложил ли к этому руку Лирдар?
—Нет, уж тут – точно нет. Там все было гораздо проще и печальней… Но все же с ее смертью пропала, быть может, последняя возможность избежать войны, потому что с некоторых пор отца мучают странные сны, и он боится, что не успеет сделать всего, что задумал, и что поэтому война с Севером неизбежна.
—Почему он так считает?
—Насколько мне известно из скрытых семейных хроник, которые я, как хранитель законов, имею право читать, многие императоры незадолго до смерти жаловались на странные сны и предчувствовали беду.
Орован тоже подошел к окну.
—Значит, его смерть близка?
—Думаю, да. Я вижу, что ему будет грозить опасность не все время, а только определенные периоды. Один такой период наступает как раз очень скоро.
—То есть точно ты не знаешь? — прямо задал ему вопрос герцог.
—Обстоятельства постоянно меняются, меняется и вероятность, однако опасность остается. Я не знаю, когда именно и как именно умрет отец, — полуэльф повернулся к брату, вперил в него сияющие глаза. —Но знаю, что скоро, не пройдет и года, знаю, что не своей смертью, и знаю, что помешать не сможет никто, как бы мы ни старались. Может быть, что-нибудь изменит ход событий и появится лазейка, но пока что… Увы. Это все.
—Этого довольно, чтобы успеть принять меры, — Орован уже пришел в себя и снова стал деятельным и рассудительным интриганом. — Можно как-нибудь при этом подставить Лирдара? Мне кажется, именно он доставит нам больше всего хлопот в случае внезапной смерти отца.
—Не выйдет, к сожалению. Но, возможно, я просто пока этого не вижу, я же говорю, что все постоянно меняется, — пожал плечами Реларо. —Я не управляю своими видениями. Если боги решат, что так надо, они пошлют мне нужные знания. А пока… ты завтра отправляйся по своим делам, а я поеду прямо в столицу – через порталы, официально. Пока еще не поздно, надо поговорить с отцом – какие именно сны он видит, что чувствует… Если он захочет что-то завещать устно, придется позвать Даларанту и Келло. Меня одного не воспримут как душеприказчика, а Верладанте нельзя – в случае чего, ее сын – третий в очереди на престол, ее душа должна оставаться чистой от клятв.
—А все-таки… я про божественность рода, — Орован наконец понял, что не давало ему покоя во время всего этого разговора. — Ведь кара за убийство родственника рано или поздно всегда настигала убийцу, насколько мне известно из истории. И не всегда это было делом рук человеческих. Так все же? Что здесь еще, кроме эльфийской крови?
—А вот этого тебе знать не надо. Во всяком случае, пока,— Реларо повернулся к нему:
—Ради твоего же блага.
—Даже так?
Полуэльф кивнул.
На том и закончился разговор, а на следующий день Орован отбыл и отправился кружным путем в столицу, по дороге обдумывая, как устроить все задуманное.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 23:13   #18 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Вообще-то я переделываю - многие нюансы будут другими, много добавится. Позже выложу отредактированные версии второй и третьей главы, а пока вот отредактированная первая:
Вложения
Тип файла: doc глава1.doc (105.0 Кб, 1 просмотров)
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.10.2012, 23:16   #19 (permalink)
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
И ещё герцог Орован Рионнар, на сей раз непосредственно иллюстрация, а не подобранная по ассоциации картинка:
Изображения
Тип файла: jpg duke_rionnar_by_lipatov-d31bj8p.jpg (96.7 Кб, 6 просмотров)
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Выкл.




Текущее время: 02:02. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.6.4
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод:
zCarot


Яндекс.Метрика Яндекс цитирования