Хеннет Аннун Властелин Колец: Аннотация к саундтрекуХоббит: проект Нежданный БуклетНовая Зеландия, или Туда и обратно      

Вернуться   Хеннет Аннун > Творчество фэнов

Like Tree3раз понравилось
  • 1 Сообщение от Tirendyl
  • 1 Сообщение от Tirendyl
  • 1 Сообщение от Tirendyl

Ответ
 
Обратные ссылки Опции темы Поиск в этой теме
Старый 21.02.2013, 12:04   #1 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 25.04.2011
Адрес: В основном витаю в облаках
Сообщений: 399
Дети Белой Длани

Их было мало - уцелевших. Слишком мало, чтобы отомстить врагу, и им пришлось пробираться через вражьи земли тайком - иначе всех тут же и перебили бы, а жить всё-таки хотелось. Есть хотелось тоже - но тут уж ничего не поделаешь, пришлось обходиться случайно попавшимся по пути зверьём. Они не могли останавливаться, иначе - смерть.

По-настоящему перевели дух только в горах. В тамошних пещерах жила кучка горных орков, жавшихся друг к другу - горных крыс, как прозвал их Архук. Мелкие уродцы, у которых от солнечного лучика и то коленки трясутся. Правда, в темноте их попробуй отлови! Но бояться горных крыс было нечего - даже при том, что в сравнении с числом урукхай эту самую кучку можно было счесть за войско. Настоящих врагов рядом не было, и это было хорошо. Можно было пока поселиться здесь. Можно было наконец собраться и начинать. Они же - не всякие там, в конце концов.

- Мы - Дети Белой Длани! У нас один отец и один властелин!
Выкрики Гаррага поддержали остальные, сжатые кулаки вскинулись вверх.
- Пусть мы сейчас проиграли, пусть наш господин… - он не договорил: нечего об этом! - Мы дождёмся возвращения Великого Властелина!
-Дождёмся! Дождёмся!
- Мы не забудем его!
- Нет! Нет! Нет!
- Мы останемся его воинами, его верными слугами!
- Да! Да! Да!
- Он будет гордиться нами и наградит тех, кто остался верен!
- Да! Властелин наградит нас!
- Ведь мы - боевые урукхай!
- Мы - урукхай!
- Мы - урукхай…
Они пытались скандировать, как прежде в Изенгарде - но тогда голоса бесчисленной орды разносились, казалось, по всему миру! Теперь, даже умноженные эхом, они были слабы. Неважно. Ну и что, что их мало? Зато они - боевые урукхай!...

---------- Сообщение добавлено в 12:01 ---------- Предыдущее сообщение было в 11:59 ----------

Они обустраивались понемногу. Подземные постройки для жизни сгодились, хоть и были так же убоги, как местные пародии на орков. То ли дело в Изенгарде! Но башню-то Сам возводил! Шахты - те уруки строили, но придумал-то тоже Властелин Белой Длани!

Зато свободного места было хоть отбавляй. Каждый урук объявил какую-нибудь пещеру своей собственной, а Гарраг - так тот забрал себе сразу пять. Здесь, говорит, я буду спать, здесь - брюхо набивать, тут важные дела решать, тут жертвы приносить, а вон та узкая - для всего прочего. С местными, посмевшими сунуть нос за знамёна урукхай, обходились просто. Их отдавали Гаррагу для жертвы, но ежели кто визжал - мол, что хотите сделаю, только не режьте - того пока оставляли. Рабы, они тоже не лишние. Конечно, верности от этих ждать нечего, но тех, кого ловили на попытке сбежать или что стащить, и тех, кто наглел и не желал делать, что велено - под нож пускали.

С едой не выгорело так, как с жильём - первое время перебивались едва ли не травой. Потом нашли старые припасы горных крыс, да и местную живность изучили получше. Больше всего зверья было внизу, в лесу, но туда выбирались лишь самые отчаянные - или самые голодные, что частенько бывало одним и тем же. И те, как завидят вдали медведя - удирали без оглядки: в лесу водились оборотни - как уверяли местные, они-то и перебили их почти подчистую. Урукхай бы, конечно, с этими оборотнями запросто разделались - будь их столько, сколько прежде. Эх…

Но, в общем, как-то справлялись, решил Шотц. Вот только его старый приятель, Архук, сделался мрачней тех уголков пещер, куда то и дело забивался. Раньше они частенько болтали о том о сём, теперь же чуть тронь - огрызался. Да и сам без конца к кому-нибудь цеплялся, часто вовсе без повода, и затевал свару. В этот раз удумал прицепиться к Гаррагу, хоть и знал, что тот может взбеситься.
- А ну, с дороги! Живо!
- Кто, я?! Совсем очумел - забыл, с кем разговариваешь?! Ну так сейчас я тебе напомню! - Гарраг потянулся было к кинжалу, но передумал - сейчас каждый урук на счету - и решил, что трёпку малорослому Архуку задаст и так.
- А с кем я разговариваю? - огрызнулся тот. - Ты кем себя возомнил - новым Властелином?! Вот вернётся Сам…
Уже замахнувшийся Гарраг замер, точно его внезапно окатили водой, и, к удивлению Шотца, начал оправдываться:
- Ничего я не возомнил! У нас один Властелин, а я… я - его наместник и главный жрец! И когда он вернётся - он меня наградит! А вот ты…
- За что наградит - что умные слова говоришь? «Наместник», «жрец», где ты таких нахватался-то…
- От горцев слышал, они ж тоже наши были, за Властелина,- Шотц не был уверен, что именно от горцев, но встревать не стал. - Конечно, наградит, а как же? За порядком я слежу, и чтобы флаг был какой надо. Жертвы приношу, чтобы вернулся поскорей.
- Вот только он что-то не возвращается. Думаешь, ему так уж нужна гоблинская кровь? Я вот так не думаю. Может, Властелин и не знает, что это жертвы - думает, мы его позабыли, а этих крыс на обед режем, с голодухи.
- С голодухи?!! - глаза Гаррага наливались кровью. В бою на него порой находило, резал тогда всех без разбора - и своих, и чужих. Может, Архуку жить надоело, а Шотцу - ещё нет. Он решил вмешаться и отвлечь его, пока не поздно.
- Значит, что-то такое надо сделать, чтобы Властелин Белой Длани сразу видел, что это в его честь. Может, статую поставить, вроде тех, что на севере были, у озера…
- Статую? Статую! - Гарраг внезапно воодушевился и почти остыл - Архука только ткнул кулаком в живот изо всех сил, а только что готов был прикончить.- И тогда он увидит и вернётся к нам!

На другой день Гарраг созвал всех и, размахивая руками, разглагольствовал о Великой статуе, достойной величия Великого - нет, Величайшего! - Властелина.
- Больно развеликался, - пробормотал Архук, но вожак, по счастью, его не услышал.

Вскоре, найдя хорошее место, - чтобы враги или чужаки, смотрящие снизу, не заметили раньше времени - начали резать в скалах статую. Работа была нелёгкой, но все были уверены, что чем больше будут стараться, тем скорее вернётся Властелин Белой Длани и тем лучше оценит своих верных слуг. Так что никто не ленился и не допускал к этому важному делу рабов из пещерных. Даже Гарраг сам пыхтел над своей частью, с ног до головы обсыпанный каменной крошкой - хотя временами отходил, обозревал общее творение и кричал, кому где и что исправить. Иные ворчали, но с Гаррагом особо не поспоришь. Шотц же спорить не пытался - и дураку ясно, что со своего места хуже видно, что выходит. А то ещё вместо Властелина Белой Длани получится пугало огородное вроде ширских.

Урукхай было мало, к тому же кто-то должен был заботиться о еде, новой одёжке, руде и инструментах, так что они сменяли друг друга. А статую решили сделать поистине огромной - что они, хуже тех, кто вырезал у озера своих властелинов? Работа шла медленно, казалось, ей конца-края не видно.

Прежде, чем заняться ей как следует, пришлось ещё вырубить ступени в скале, чтобы добираться до верха будущего памятника. Поначалу пользовались лестницами вроде осадных. Но они сильно шатались, когда налетал ветер, и как-то Горш здорово навернулся. Тогда от приставных лестниц отказались напрочь – больше ломать ноги никому не хотелось.
Все не только ждали награды, но и страшились наказания, если вдруг бросят начатую статую. С другой стороны, чем ещё было заняться урукхай? Кроме этой статуи, им больше нечем было гордиться и не к чему стремиться. Запугивать пещерных крыс было уже неинтересно. Войн не было, да и кого бы одолела на войне такая горстка пусть даже сильных и смелых бойцов? А Властелин Белой Длани, возвращения которого поначалу ждали со дня на день, всё не появлялся - и неведомо было, что же надо сделать, чтобы он вернулся, и началась бы новая счастливая жизнь, вроде изенгардской.

---------- Сообщение добавлено в 12:04 ---------- Предыдущее сообщение было в 12:01 ----------

К тому времени, как глыба начала обретать лицо, бороду, мантию и посох - пока очень грубо намеченные - скульптура стала для Детей Белой Длани главным смыслом жизни. Архук говорил, если б не она, все бы уже перемёрли или перерезали друг друга. В Изенгарде они были едины - и потом, у мохноногих карликов, чтоб их всех, тоже - но там у них была общая цель. Без цели скоро вышло бы, что каждый сам за себя. Поодиночке они сделались бы жалкими и слабыми, слабей пещерных крыс, а там и вовсе сгинули. Так он говорил, и Шотц с ним соглашался. Всё-таки Архук умён, думал он, хотя временами совершенно невыносим.

Теперь все они редко ругались – всё больше из-за того, что кто-то залез на чужой участок. Участки ревниво оберегали: ещё не хватало, чтобы какой неумеха всё испортил! Чужих указаний тоже никто не любил – хотя если указывали по делу, недочёты старались исправить. Но вообще на чужую работу мало кто смотрел – кроме Гаррага, конечно
.
- Фуртык! Веди вправо! Вправо, говорю тебе, а не влево, дубина! Ты что, хочешь, чтобы у Властелина вышел кривой нос?!

Сам он, обработав подножие, чтобы получился вроде как постамент, вырезал надпись внизу. Из-за этой надписи споров тоже вышло немало. Началось с того, что Архук, глядя исподлобья, потребовал от Наместника рассказать ему, что значит каждая руна (где Гарраг выучил руны, никто не знал, а сам он не признавался). А то мало ли что он там понапишет! Пришлось Гаррагу научить сначала его, а потом и прочих – они что, хуже что ли?

И, конечно, все потом обсуждали, что именно писать – хотя к самой надписи Гарраг не подпускал никого. Сначала, конечно, высек «ВЛАСТЕЛИНУ БЕЛОЙ ДЛАНИ», потом ещё «ВЕЛИЧАЙШЕМУ ПРЕДВОДИТЕЛЮ ВЕЛИКОГО ВОИНСТВА», «НАШЕМУ СОЗДАТЕЛЮ И КОРМИЛЬЦУ». Горш предложил ещё написать «Любимому Шарку», но в ответ раздражительный Фуртык предложил врезать Горшу для порядка. Сам Властелин себя Шарку никогда не называл, и вообще - это было совсем не то, что годится для памятника. Добавили «ПОВЕЛИТЕЛЮ ИЗЕНГАРДА» и, наконец, «САРУМАНУ БЕЛОМУ». Гарраг не мельчил, и всё же места оставалось ещё на десяток, если не больше, таких надписей, а управился он быстрей всех.

С того времени он только следил, руководил, хвалился своим замечательным постаментом и придирался ко всему, что делали другие. По правде говоря, справедливо придирался. Шотц и сам чем дальше, тем меньше верил, что статуя будет действительно похожа на Властелина. В самых общих чертах вроде походила – мантия на месте, борода на месте, руки с посохом на месте – но как начали резать детали… Вроде как должно быть, знают все, а выходит не то маг, не то урук! Чего доброго, Властелин решит, что его воины совсем его забыли – или вообще издеваются!

Похоже, Архук считал так же. Последнее время он чаще мрачно оглядывал статую снизу, чем собственно долбил и резал. И опять то и дело уходил подумать в самые тёмные уголки пещер.

Как-то Шотц обнаружил его у подземного озера. Туда порой ходили за рыбой или водой – но Архук ни пить, ни есть не собирался. Держа в руке факел, он не отводил глаз от озера и всё крутил головой.
- Что там? – не выдержал Шотц. Пещерные озера боялись. Верили, что на дне живёт Незримый Ужас, который затягивает неосторожных, пожирает и выплёвывает – потом только косточки собирай! Урукхай потешались над этими придурками, но мало ли – вдруг они не всё сочинили?
- Смотри сам, - буркнул Архук. Шотц с опаской приблизился. Озеро блестело в свете факела, но в глубине ничего не просматривалось. Совсем ничего. Точно и нет этой глубины, а глядишь на хорошо отшлифованный щит. Шотц поёжился и пожалел, что по-настоящему хорошего щита у него сейчас нет.
- Ничего не вижу, - признался он.
- Совсем ничего? Ну значит, ты ослеп.
Шотц фыркнул,
- Тебе всё сказать, что я вижу? Пещеру, воду, твою чумазую морду, её отражение…
- Вот! Именно!
- Что – именно? – Архук, конечно, умный, но выражался он не всегда понятно.
- Наши морды! У нас потому и Властелин такой кривой получается – то есть не Властелин, а незнамо что! Ты вот его припомни – в Изенгарде-то: борода всегда расчесана, волосок к волоску, весь в белом, на мантии не пятнышка. Всё так… как надо, вот. Вот он и делал всё, как надо. А мы? Грязные, лохматые… – скривился Архук.

Поражённый Шотц открыл рот: это ж надо – на себя ругаться! Как бы плохо кому не было, до такого никто не опускался! А тот продолжал:
– Наверное, он бы и нас научил, как надо, если б не проклятые лошадники! А так работать научил, воевать тоже, а вот… чтобы смотрелись как надо – не успел. Остались мы как недоделанные. Вот и статуя такая же! Будто грязью залеплена.
- Так ты что думаешь – ежели я буду ходить причёсанный, аккуратный и все в бе… в чистом – у меня и капюшон с волосами будет как надо? То есть не у меня, а у Властелина. То есть у памятника Властелину, - он никак не мог оправиться от изумления.
- Верно говоришь! – приятель внезапно расхохотался и от избытка чувств так хлопнул Шотца по плечу, что тот чуть в озеро не свалился.
- Ну, ты! Полегче! – но тот, кажется, даже не расслышал.
- Ну конечно! Всё так просто! Мы же можем и сами… и тогда…- Архук сунулся в озеро. Сами урукхай в воду никогда не забирались, хотя, конечно, не были трусами, как пещерные. Просто мало ли что - зачем рисковать без толку? Приятель же, казалось Шотцу, совсем свихнулся.

Архук плескался в воде, отмывая себя и одёжку, а на другой день попытался расчесать свои лохмы пятернёй, и, изрядно намучившись с ними, коротко обкромсал. Когти тоже подстриг, рыже-бурые клыки отчистил до бледно-жёлтого и то и дело бегал к озеру с факелом – на себя полюбоваться. На дружный хохот и выкрики: «Красавчик наш побежал! Бусики ещё повесь!» он не обращал ни малейшего внимания – как и всегда, если что решит.

Закончив, он презрительно оглядел остальных, хмыкнул: «Ну и сброд!» и с гордым видом поднялся наверх. Отчего-то выходило у Архука теперь куда лучше. Брови статуи скоро перестали смотреться такими большими, неровными и выщербленными. А то издали выглядели скорей как у Серого, главного врага Властелина Белой Длани. Только не хватало, чтобы Сам решил, будто мы лицо его врага в скале высекаем! – похолодел Шотц и, скрепя сердце, последовал примеру Архука. Горш Хромой гоготал пуще прежнего и орал: «Берегись, это заразно!» Но Наместник Гарраг присматривался к ним так и этак, потом надолго пропал и вернулся не просто чистеньким, но в новенькой одёжке и с гребнем. Спускался – и далеко, понял Шотц. По пути к горам они незаметно пробирались мимо деревни людишек, но до неё через лес с оборотнями было ой как неблизко!

Однако Гарраг, похоже, готов был рискнуть, чтобы и здесь быть впереди всех – и ему это удалось. Его рыжеватые волосы, которые раньше можно было принять за паклю, теперь были аккуратно зачёсаны за уши и лишь немного топорщились – не больше, чем у вождя горцев. Он свысока глянул на Шотца с Архуком – мол, видали? Шотц закивал, состроив подобающее случаю выражение, но про себя подумал – важничай сколько хочешь, первые-то мы!
Шишка это нравится.
__________________
Post tenebrus lux!
Tirendyl вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.02.2013, 12:18   #2 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 25.04.2011
Адрес: В основном витаю в облаках
Сообщений: 399
Как ни странно, после всего этого работаться стало лучше, а сородичи не так раздражали, как обычно. Кажется, даже дышать и то легче стало. Отчего – Шотц долго не мог понять, потом сообразил: запах.

Да и другие, кажется, стали поспокойней - кроме Гаррага. Как бы заносчиво он ни держался и сколько бы не похвалялся похищенным добром, трудно было не заметить, что он как вернулся из лесу - места себе не находит. То и дело вставал в такую позу, словно хотел опять собрать всех и толкать речь - но тут же махал рукой и убегал или начинал кричать, кто и что делает не так. Казалось, он узнал какую-то тайну, которую и хочет и боится открыть остальным. Наконец, Наместник решился и подозвал Архука. Шотц тоже придвинулся поближе - интересно же было, что такое скрывает Гарраг.

- Я до деревни дошёл, ты понял, да? - сбивчивым шёпотом начал Гарраг, против обыкновения, без всякого пафоса. - Так вот тамошние - они про Властелина больше нашего знают! Я у них когда гребень и всё такое увёл - хотел было заодно пристукнуть кого из этих, а слышу, про Изенгард говорят… Один этак спрашивает: «Как там теперь» - этты или энны, что ли, - «жить могут, там же почти что Мордор?» А другой ему: «Не знаешь, так не говори! Саруман же раньше был главой Белого Совета, который против Мордора.» «Погоди, а Гэндальф?» «А Гэндальф ему подчинялся - так-то вот, это потом…» Но я как про Серого услышал - его ж как раз Гэндальфом звали - так и сел прямо на поленницу. Дрова раскатились, деревенские забегали, луки похватали, копья, колья - а я-то один! Пришлось убираться, пока цел. Другой раз побольше с собой возьму и допрошу людишек как следует, - он скрипнул зубами.

- Побольше? - хмыкнул Архук, выразительно посмотрев на статую и всех, кто над ней трудился. - Да хоть всех бери - пойдут или деревенским на колья, или оборотням в пасть. Один-то как раз может незаметно подкрасться, подслушать и уйти.
Гарраг спохватился - жалуется тут, как будто он и не Наместник! - и продолжил уже иным тоном.
- Конечно, я потому и шёл один - что я, идиот, всех за собой тащить? Что надо - разведал, что надо - взял, и ушёл. Никто не сумел бы лучше! Понял?
- Понял, - насмешливо фыркнул Архук, но затем заговорил серьёзно - его новости тоже задели: - Выходит, Серый - мятежник, изменник? На место Властелина метил! - подошедший поближе Шотц кивнул: так и было, вон и в белое потом вырядился. - Но сначала-то, выходит, свой был! А вот когда к Изенгарду назгулы приезжали - это как раз настоящие враги? И если б не тот мятеж - мы... мы должны были бы биться с Мордором?
- Да, - глаза Гаррага сверкнули, - мы и должны биться! И когда Властелин вернётся, должны быть готовы!
- Стой-стой. С кем нам теперь биться - Мордор-то и без нас… того?
Гарраг ненадолго замолчал, а затем поднял голову.
- Надо узнать, кто ещё был в этом Белом Совете! Не все же они изменники? Не мог же Серый всех одурачить!

Шотц не мог понять, к чему клонит Гарраг. Ну найдут они верных из Совета - и что? Они, небось, все могучие маги - больно им надо нянчиться с горсткой урукхай, не они же их создавали… А если просто подскажут, где ещё враги остались - куда им сейчас на тех врагов?

А Наместник продолжил:
- Может, они знают, как вернуть Властелина?
Архук замолчал, обдумывая вопрос, а потом мрачно заявил:
- Знали бы - вернули бы уже… если б хотели, конечно.
- А, может, и вернули? - не сдавался Гарраг. - Только Властелин - там, с другими! Вот что: приказываю тебе идти в разведку и разузнать всё о Белом Совете, и о Властелине, и…
- Говорил, лучше всех разведывать можешь, а чуть что - меня в разведку, а сам в кусты, - Архуку вовсе не хотелось спускаться в опасный лес. Он не верил, что из этой затеи выйдет что-то путное. Гарраг сжал кулаки.
- И могу! И разведаю! Но ты пойдёшь со мной! И если пикнешь…

Сейчас поколотит, подумал Шотц, а то и хуже. Расправы над ослушниками крепкий и рослый Гарраг обычно вершил самолично. Реши он отдать приказ покарать того, кто его разозлил, желающих исполнить этот приказ могло и не найтись. Власть его была довольно шаткой: вроде слушают, уважают, отзываются на его призывы - но не забывают, что Наместником-то он сам себя объявил. Побаивались, его, конечно, но не слишком: со времени бегства он никого не убил - хотя порой бывал близок к этому.

В этот раз расправа не состоялась: Архук в ответ не стал дерзить, а только неразборчиво что-то пробурчал и добавил: «Завтра поговорим». Гарраг поорал ещё немного, ударил кулаком по ближайшему столбу, развернулся и ушёл.

---------- Сообщение добавлено в 12:15 ---------- Предыдущее сообщение было в 12:07 ----------

Конечно, на другой день он ни в какую разведку не пошёл - ни сам, ни вместе с Архуком. Зато принялся высекать на пьедестале новую надпись: «ГЛАВЕ БЕЛОГО СОВЕТА».

Закончив её и вдоволь налюбовавшись, он пробормотал «А мы и сами себе Белый Совет».

По прошествии небольшого времени Наместник созвал всех в Зал Собраний (так громко он обозвал одну из своих пещер - круглую и просторную, стены которой почернели от множества коптящих факелов). К общему удивлению, Гарраг держал в руках пергаментный свиток. По правде говоря, эта полоса кожи не была выделана, как подобает пергаменту - и всё же это был свиток.

- Это - законы, - гордо объявил он. - Негоже нам, верным слугам и последователям Главы Белого Совета, жить как пещерным дикарям! Порядок нам нужен, а порядка настоящего нет!

Нельзя сказать, что Шотц был с этим не согласен - но его волновало, что за законы сочинил Гарраг. Впрочем, если там какая-нибудь глупость или требования воздавать великие почести Наместнику, решил он, никто их за законы считать не будет.

Тот тем временем торжественно начал - похоже, долго готовился:
- «Законы Гаррага, Наместника Великого Сарумана Белого. Пусть им следуют до возвращения истинного Властелина!

Первое. Приказы Наместника должны исполняться. Если кто не понял приказа или не знает, приказ это или нет, может спросить на другой день. Если Наместник подтвердит приказ, кто не подчинится - получит двести палок…» А то никакого порядка так и не будет, - пояснил Гарраг.

Надо же, удивился Шотц, а он и впрямь хорошо подумал, прежде чем писать! Даже учёл, что сам может остыть и передумать…

- «Но если приказ надо исполнить быстро, Наместник будет бить того, кто не повинуется, сразу. Это не против закона.

Второе. Урукхай мало, и их надо беречь. Пусть никто не убивает никого из Детей Белой Длани ни по какому поводу, кроме измены. И то если докажет. Кто убьёт другого - будет рабом десять лет, и его закуют в кандалы.

Третье. По другим причинам нельзя делать Детей Белой Длани рабами. Кто нарушит этот закон - получит двести палок, у него отберут всех рабов и отдадут тому уруку. Мы служим только Саруману, Властелину Белой Длани.

Четвёртое. Всякий урук должен делать что-то полезное. Лодырям не дают еды и не пускают в пещеры.

Пятое. Нельзя портить статую Властелина, другие вещи и надписи, сделанные в его честь, оружие и доспехи урукхай, запасы воды и еды, писаные законы и приказы. Кто будет портить - получит двести палок.

Шестое. Если на нашу землю придёт урук из изенгардских - пусть его примут и научат. Если чужой урук или тролль, или оборотень - пусть убьют или сделают рабом. Это наша земля. Если человек, или гном, или эльф, или маг - пусть возьмут и допросят, кому он служил, но сразу не мучают. Кто был за Мордор - надо убить. Это враг. Кто за Серого - надо всё отобрать и сделать рабом. Это тоже враг, но меньше. Кто за Сарумана - нельзя убивать, мучить и делать рабом. Это свой. Кто ни за кого, но против Мордора - тоже свой, но меньше: показывать ему статую Властелина нельзя. С другими можно делать что хочешь, но надо обещать жизнь, если может рассказать про Властелина Белой Длани. Но если пришлый на нас нападает - он враг, и не надо его ни о чём спрашивать.

Конец Законов Гаррага, Наместника Великого Сарумана Белого.»

Вообще-то Дети Белой Длани до сих пор нарушали только первый закон (зато часто). Никого из своих и так не убили - все ж понимают, что чем их меньше, тем трудней выжить! - и хватался за кинжал чаще всего сам же Гарраг. Заковывать в кандалы и не пытались. Над статуей работали все, и кто вздумал бы её портить - самое меньшее избили бы всем скопом. С «чужими уруками» - если их можно назвать уруками - с самого начала поступали, как написано, а людей, гномов и тем более эльфов тут не появлялось. Как они хоть выглядят, эти эльфы - Гарраг сам-то знает?

Тем не менее, законы, которые Шотц по приказу Наместника переписал и развесил по пещерам, как будто что-то изменили. Всё-таки когда просто никого пока не убили - это одно, а когда убийство запрещено законом - это другое. Словно они теперь не жалкие остатки некогда великой армии, а маленький город или даже страна. Правда, Шестой закон Гаррага, да ещё такой подробный, Шотцу казался лишним - кто здесь мог объявиться, кроме пещерной мелюзги? Ему ещё предстояло убедиться, что он ошибся.

---------- Сообщение добавлено в 12:18 ---------- Предыдущее сообщение было в 12:15 ----------

В тот раз ему выпала очередь искать руду. Без руды не будет железа, значит, и оружия, и инструментов - это было ясно всем. Но на поверхности вблизи Пещер, похоже, уже ничего не осталось, приходилось искать. Эти самые поиски часто бывали неудачны: долбишь-долбишь скалу, а найдёшь руду или нет - кто знает. Потому заниматься этим никто не любил, но рабов можно было посылать на добычу, только когда уже разведаешь: иначе ищи-свищи. Так что урукхай установили очередь.

Хоргул, очередь которого была прямо перед Шотцем, задумал поискать по ту сторону Гор: сказал, может, там ещё и поверху не всё разработали - но идти сквозь гору в одиночку он не хотел. Далеко, заплутаешь - не выберешься, да и кто знает, сколько пещерных там собралось? Идти с Хоргулом никто не пожелал - хотя все признали, что мысль неплоха. Он сунулся было один, но скоро вернулся и решил, что проще и быстрей взрывать, благо серы и селитры у него хватило. Более чем хватило: ахнуло так, что начался обвал - едва успели укрыться в Пещерах, и то вход чуть не завалило. Как обвал кончился - Гарраг бросился смотреть статую. Она была цела, но Хоргула Наместник всё равно отделал.

Теперь же Шотц решил воплотить первый замысел Хоргула - насчёт того, чтобы поискать на той стороне. Он запасся факелами и шёл сквозь туннели, не скрываясь - как хозяин. Пещерные и впрямь разбегались при его появлении, а Шотц примечал, куда они бегут. Никто же не станет укрываться по тупикам! Пару раз он всё равно ошибался, но всякий раз запоминал, в какой туннель сворачивал и если что - знал, куда вернуться. Так он и вышел на другую сторону и принялся за работу.

Чужаков Шотц услышал ещё издали. Он прислушался: меньше десятка, можно не прятаться. Люди, поднявшиеся по тропе на терраску, встречи не ждали. На секунду они замерли, а дальше один из них, высокий, с проседью в волосах, выхватил меч:
- Смотри-ка, мордорских рабов ещё не всех перебили! За Элессара!

Это было нападение, и по закону Шотц должен был убить врага (а лучше заманить в туннели). Но ясно же было, что этот недотёпа просто принял его за слугу Мордора! Тем более что остальные шестеро не спешили следовать примеру вожака, неуверенно глядя на Шотца. Так что он показал им кирку и крикнул:
- Полегче, олухи! Мы свои. Мы против Мордора, и нечего сразу с мечами кидаться.
- Извини, не разобрал, - не обратив внимания на «олухов», высокий вложил меч обратно в ножны и глухо продолжил: - Это всё война. Мне со времён обороны Минас-Тирита и не в таких, как ты, мордорский орк примерещится – а ты, не обессудь, на лицо больно на них похож. Хотя стоило бы догадаться: эти-то, завидев человека, или нападут, или удерут без оглядки! Да и вид у тебя не такой – если б только не лицо… Ладно, забудь. Мы от самого Гондора идём. Меня Брегор зовут.
- А меня Шотц, - в тон отозвался тот, лихорадочно соображая, как же быть с гондорцами, которые никогда не были под Белой Дланью – но вроде как свои? И говорит этот Брегор именно как свой: без страха, без вражды - словно они давние приятели… Нет бы Гаррагу свой Шестой закон толком составить! Так нельзя, этак нельзя, а как нужно-то? Как их встречать, этих своих? «А как бы ты изенгардца встретил?» - подсказал внутренний голос. Может, выдал бы что-нибудь вроде «Слава Властелину Белой Длани!» Но у гондорцев, судя по кличу, свой Властелин был - о котором Шотц не знал ровным счётом ничего.
Наконец он махнул в сторону:
- Пошли к костру, там и потолкуем.
Шишка это нравится.
__________________
Post tenebrus lux!
Tirendyl вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.02.2013, 12:33   #3 (permalink)
Зарегистрированный пользователь
 
Регистрация: 25.04.2011
Адрес: В основном витаю в облаках
Сообщений: 399
За время отлучки Шотца огонь потух. Он не спеша разжёг его вновь и принялся жарить горного гуся, насадив на крепкий прут. Шотц не собирался открывать все припасы пришельцам, будь они хоть десять раз свои - но ещё одного гуся они так и так не могли не приметить. Он лежал на виду, в ямке у большого камня, незаметно привязанный к подпорке: если б какой зверь позарился, тут бы его и прихлопнуло. Так что он извлёк птицу из нехитрой ловушки и перебросил гондорцам: злить семерых человек с мечами из-за куска еды в его замыслы не входило.

- Спасибо, - нестройно отозвались люди, рассевшиеся вокруг костра. Кто-то снял походную суму, достал припасы - хлеб, сыр, солонину - и угостил Шотца, который всё думал - что же сказать? Брегор заговорил первым:
- Не знаешь, это ли та тропа, по которой можно перейти через горы? И пройдут ли здесь кони? Наши товарищи стерегут их внизу, пока мы разведываем дорогу.

При слове «кони» Шотц ощерился, вскинул голову - но тут же успокоился. Земля проклятых лошадников зовётся вовсе не Гондор, да и пришедшие на них непохожи: черноволосые, и кожа потемней, хоть и не так, как у южан. Да и стали бы лошадники с ним болтать! У них разговор короткий - конечно, ежели их больше, чем урукхай.

- Про эту тропу не скажу, мы здесь не переходили, - наконец ответил он Брегору. - Через горы можно идти пещерами, я знаю дорогу - только факелов надо взять побольше. В этой части, правда, пещерные живут - это вроде как уруки мелкие, - пояснил он, заметив вопросительные взгляды людей, - но они те ещё трусы. Как вас с мечами и факелами завидят, сами по щелям попрячутся. Может, вы их и не заметите даже. А дальше к западу уже наши земли. Эти тоже были бы наши - только мало нас… Но кони там вряд ли пройдут. Некоторые ходы совсем узкие, только на четвереньках проползёшь - куда там коням! Ежели, конечно, они у вас ползать не умеют, - усмехнулся он.
- Пока не научились, - хмыкнул рыжий бородач, - и летать, к сожалению, тоже.
- Ладно, подумаем, - озабоченно ответил Брегор. - Может, и в самом деле оставить несколько человек по эту сторону, стеречь коней, а самим идти пешком сквозь пещеры. Там до Ривенделла не так далеко.

Он задумался, а Шотцу пришло на ум: если деревенские люди - дикари, в общем-то - знали про Белый Совет, эти могут знать ещё больше! И он спросил:
- А вы, часом, не слышали о Сарумане Белом, Главе Белого Совета? - он сказал именно так, чтобы сразу по их ответам уяснить: стоит ли спрашивать дальше.
- Ты имеешь в виду - о той поре, когда Саруман был настоящим Главой Белого Совета, Хранителем Башни и Наместником Правителя Гондора? - уточнил Брегор.
- Наместником Правителя Гондора? - Шотц выронил гусиную косточку и даже не понял, что там ещё сказал Брегор.

Это что же получается, Гарраг их - Наместник Наместника?! В это трудно было поверить, но ведь поговаривали, Властелин с кем-то в Изенгарде сообщался… они думали - со своими слугами, а если нет? Тогда, выходит, он не совсем Властелин, хотя для урукхай всё равно Властелин, конечно, и…

- А Гондором сейчас Элессар правит?
- Государь Элессар, - поправили его сразу в несколько голосов. Верно догадался - это и есть их Властелин, решил Шотц, и начал рассуждать вслух, словно людей и не было рядом:
- Тогда нам, наверное, ему присягать надо, Элессару... который Государь… Хотя нет, пусть это Гарраг решает, раз назвался Наместником…
- Наместником Гондора?! - теперь пришла очередь изумляться Брегору.
- Да нет, какого Гондора! - растирая виски, отозвался Шотц.

В голове у него всё никак не умещалось, что Великий и Величайший, Властелин Белой Длани, не был сам себе господином, а тоже нёс свою службу - хотя, конечно, важную и великую. Шотц рассеянно осушил чью-то флягу, глубоко вздохнул несколько раз и наконец решил, что всё это он обдумает позже. И больше не будет спрашивать гондорцев про Сарумана. Даже если они ещё много чего знают.

---------- Сообщение добавлено в 12:30 ---------- Предыдущее сообщение было в 12:23 ----------

Он протянул кому-то пустую флягу и уставился в огонь.
- Ещё хочешь? - поинтересовался самый молодой из людей.
- Да нет, наверное, - помотал он головой и тут сообразил, что молодой и был владельцем фляги.

Попробуй Шотц хоть даже у Архука вот так выхватить еду или выпивку! А этот - ещё предлагает. Всё это было так странно… С самого начала странно, как только этот Брегор меч опустил. И сам он, сидя у костра среди гондорцев, чувствовал себя странно, как никогда. Даже не знал - вот если бы, напротив, у него кто-нибудь флягу выхватил, стал бы он отбирать? Или махнул рукой - мол, бери, не жалко? Ему совершенно не хотелось звать гондорцев людишками или там придурками - даже в мыслях не хотелось. Он и по именам-то не всех знал - но словно даже не они были своими, а он среди них был своим, едва ли не родичем. Хотя какой он им родич, они же не урукхай! Когда с горцами в бой шли, за одного Властелина, такого не было, а теперь - откуда? Шотц настороженно прислушался к себе: вдруг его зачаровали незаметно? - но ум не мутился, желания немедленно куда-то бежать и что-то делать не было, открывать пришлым все тайны или служить им - тоже. В голове его неотвязно крутилась мысль, которую он не мог уловить. Только ощущал, что она связана с этой встречей и с Брегором. Не с тем, что он сказал про Властелина, нет. С самым началом, когда Брегор меч выхватил, а после убрал…

Шотц неожиданно понял, что сам он не пускал в ход меч или кинжал уже незнамо сколько. Да и другие тоже - верно, с тех пор, как Гарраг оставил затею приносить пещерных в жертву Саруману. Для охоты лук годился куда лучше, а враги на них не нападали. И сами они тоже ни в атаку, ни в набег не ходили. Оборотни - и те не настоящие враги, а так, вроде опасного зверья. Вдруг их и вовсе не осталось - настоящих врагов?

- А ведь война-то кончилась, - задумчиво произнёс он.
Брегор с горечью взглянул на него:
- Быть может, для таких, как мы с тобой, она никогда не кончится совершенно. Тебе, верно, тоже до сих пор бои снятся… Правда, я не знал, что и горские воины с Мордором сражались - ты ведь из горцев, Шотц?
- Нет, мы нездешние, - ответил Шотц. - Из Изенгарда. Мы - боевые урукхай, слыхал про таких?

Люди опешили. О сарумановских полуорках гондорцы, конечно, знали - кто же не слышал о великой битве за Хельмову Падь! И у них в голове не укладывалось, что этот вот Шотц может быть одним из них - хотя лицо у него, как сразу заметил Брегор, и впрямь скорее орочье, чем человеческое. В опрятно одетого и аккуратно причёсанного орка они ещё могли поверить. Но чтобы он мирно беседовал с людьми, угощал дичью и давал советы, как лучше перейти через горы? Да ещё подумывал принести присягу Государю Элессару? И эти слова, что они против Мордора… Быть может, Шотц только и ждёт, пока люди потеряют бдительность? Тогда зачем бы ему признаваться, что он - полуорк, раз уж его за горца приняли?

Разумеется, Шотц не знал, отчего люди смотрят на него так, словно он им не пару фраз сказал, а хорошенько дал по голове дубинкой. И истолковал их изумление по-своему:
- А, вы думали, всех урукхай давно перебили? Нас не убьёшь! Мы сильны и выносливы, и верны памяти Сарумана Белого, - он запнулся, не желая подавать виду, что сказанное Брегором о Властелине для него полная неожиданность, - а пока Наместник Государя Элессара не вернётся, готовы служить ему самому.

Первым опомнился седовласый Дамрод:
- Тогда нам стоит встретиться с вашим - как ты сказал? - Гаррагом? Чтобы он присягнул в верности Государю Элессару и его наследникам за себя и за всех вас.

Брегор непонимающе глянул на него, но Дамрод как ни в чём ни бывало продолжал:
- Если он так же умён, как ты - наверняка согласится. Мы ведь посланы самим королём, так что идти до Минас-Тирита, чтобы принести присягу, вам не придётся. Одно меня тревожит - не выстрелят ли в нас твои родичи… прежде, чем поймут, что мы - против Мордора?
- Этого боятся нечего, - махнул рукой Шотц. - Это против законов.
- У вас и законы есть? - к Брегору наконец вернулся дар речи.
- А то! - гордо заявил Шотц. - Их Гарраг сочинил и по всем нашим пещерам развесил. Сами увидите.

Гондорцы запаслись факелами, и Шотц повёл их по ходам и тоннелям обратно. По спине его то и дело пробегал холодок - не из-за пещерных, конечно, да их и в самом деле не было видно. Он убеждал себя, что это из-за Гаррага - мало ли, увидит чужаков и по старой памяти кинжал выхватит? Но сам-то чуял - происходит что-то совсем непонятное…

Наместник, разумеется, никаких «гостей» не ждал. И весть о настоящем положении Властелина, и сами гондорцы со своим Элессаром и присягой совершенно его ошарашили. Потом, он, конечно, скорчил подобающую случаю торжественную мину, заявил, что он давно всё знал и ждал этого часа, и созвал всех в Зал Собраний. Но Шотц видел - злится, что не предупредили и выставили дурнем. Задал бы сейчас Шотцу хорошую трёпку, да при чужих не хочет - он же вроде как мудрый вождь, Наместник, законодатель и всё такое. Вот как уйдут - от колотушек не отделаться.

Сейчас же под закопчёнными сводами звучало:
- С этого часа и до возвращения Сарумана Белого, Главы Белого Совета, мы, Дети Белой Длани, клянёмся верно служить Государю Элессару и его наследникам, по мере сил бороться с его врагами…

Слова эти, конечно, придумал не Гарраг - он их только малость подправил и дополнил. Повторяли их все хором, хотя и по-разному: Горш с недоумением, Архук с горячностью, точно обрёл новую цель - поважней статуи, Хоргул щурился, явно обдумывая, что от Гондора можно получить в ответ... Сам Шотц старался говорить как можно спокойней и уверенней. Ведь раз Саруман - Наместник Элессара, всё это правильно. Но что выйдет из этой затеи? Конечно, если этот Элессар не дурак - а он едва ли дурак - он не пошлёт малочисленных урукхай воевать с сильным врагом. И на загнанных рабов вроде мордорских пришедшие совсем не походили. Живут гондорцы, похоже, неплохо. Вот только присяга эта слишком многое могла изменить. Не то чтобы Шотцу так уж нравилась нынешняя жизнь, но она хоть понятна. А тут - всё могло перевернуться с ног на голову.

И перевернётся, подумал он. Он понял вдруг, что как в Изенгарде - не будет уже никогда, даже если Саруман в самом деле вернётся. Теперь всё, всё изменится. И сам он - изменится. Как - он ещё не знал, и эта-то неизвестность пугала больше всего.

- …и исполнять законы Воссоединённого Королевства и указы Государя, которые станут нам известны, - почти обречённо закончил Шотц.

Теперь он уже не просто чуял - ясно, как никогда прежде, видел: пройдёт не так уж много времени, и Детей Белой Длани не станет вовсе. Нет, они не сгинут на новой войне, но их не станет. Главное, решил он - никому об этом не проболтаться, даже Архуку, ведь это же всё из-за него, Шотца, это он чужаков привёл…

---------- Сообщение добавлено в 12:33 ---------- Предыдущее сообщение было в 12:30 ----------

***

Привычная невозмутимость Гондиона, Хранителя Библиотеки Эденронда, была поколеблена. Нет, ничего печального или предвещающего беды не происходило - просто Владыка Минафадон поручил ему дело, которое сам Гондион считал важнейшим: составить летопись Эденронда. До сих пор в Библиотеке были собраны лишь переписанные Хранителем предания, хроники, баллады других народов – от нолдор до перианов. Гондион давно сожалел о том, что собственной летописи у них нет – но не решался приступить к этому, полагая, что он не справится. Ведь ему не сравниться с выдающимися хронистами, последними из которых были прославленные Бэггинсы, Бильбо и Фродо. Веление Владыки воплощало и мечты Гондиона, и его опасения. Так что сейчас эльф не замечал, что постукивает по столу кончиком пера, раздумывая, как и с чего начать.

Впрочем, с чего – он решил скоро: с переселения в те места, где позже возник Эденронд. Вопрос стиля был не столь прост. Первоначально он желал писать в стиле древнейших летописей, но по размышлении отверг эту мысль. Это было бы совершенно неестественным – словно события изложены не одним из их участников, но сторонним наблюдателем, нисколько их не понимающим. Чтобы этого избежать, стоило восстановить в памяти не только события прошлого, но также юношеские чувства и устремления. Вспоминать всё это было тягостно, но ради истории, ради потомков это следовало сделать.

Быть может, избрать примерно тот стиль, который он мог бы употребить в юности - задумай он вести хронику ещё тогда? Возможно, только так можно правдиво отразить прошлое - пусть и ценой красоты слога. Конечно, подумал Гондион, выдержать стиль последовательно едва ли удастся, да и не стоит. Многие слова и выражения необходимо смягчить, а впоследствии текст придётся переписывать, чтобы он стал более похож на хронику, чем на личные воспоминания - но для начала…

Он вздохнул, склонившись над пергаментом, обмакнул перо в чернила и вывел обычным своим округлым почерком:
«Их было мало - уцелевших. Слишком мало, чтобы отомстить врагу…»
Шишка это нравится.
__________________
Post tenebrus lux!
Tirendyl вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Выкл.




Текущее время: 04:15. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.6.4
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод:
zCarot


Яндекс.Метрика Яндекс цитирования