Хеннет Аннун

Хеннет Аннун (http://www.henneth-annun.ru/forum/)
-   Творчество фэнов (http://www.henneth-annun.ru/forum/tvorchestvo-fenov/)
-   -   Смерть Халбарада (http://www.henneth-annun.ru/forum/tvorchestvo-fenov/7054-smert-halbarada.html)

Гильбарад 10.01.2017 23:35

Смерть Халбарада
 
Посвящаю замечательной Мисси, которая вдохновила меня своими творениями о Боромире. И памяти Профессора, создавшего всего несколькими штрихами удивительно живого героя - Халбарада.

Следопыт с Севера.

Плещет вода за бортом; ветер треплет волосы. Ветер с Юга. В туманную даль плывут корабли - скорбные птицы, вестники смерти. Я вижу на севере - неясным проблеском - Минас Тирит... Белый Город из легенд моего народа.
Народа, скитающегося по землям Эриадора. Когда Король-Колдун победил, Дунэдайн отступили - чтобы спасти остатки наследия Нуменорцев. Мы ушли в сосновые леса разоренного Артэдайна. В маленькие деревни, укрытые от глаз Врага. Нас осталось так мало... Последние потомки Верных. Нас осыпают насмешками те, кто обязан нам жизнью. Но мы находим в себе силы - простить. Ибо такую клятву дали наши предки: защищать Эриадор, пока не вернется Король. Бесчисленные темные твари стремятся уничтожить даже память о прекрасном Арноре.
Арнор. Там, где город был - прорастают из пепла сожженых домов и пролитой крови Дунэдайн скорбные травы, и горечь их - напоминание о прошлом.
Так было - высокие белые стены, развевающиеся под порывами западного ветра серебристо-черные знамена, сияющие клинки и боевой клич...
Но поднялось королевство Ангмар. И явился он - ненавистный, проклятый - Король-Колдун.
Так стало - пылающий город, знамена, втоптанные в грязь, обагренные кровью скимитары Орков, радостные вопли предателей и предсмертный хрип побежденных...
Нам остались - древние клятвы, руины наших городов, серые плащи. И Звезда.
Звезда, что бьется, словно сердце, над горами Арнора, освещая погибшую страну. Она хранит Дунэдайн. И у каждого из нас - у сердца - сияют серебром лучи... Но защитит ли Звезда меня в битве с армиями Тьмы?..
...Безумный танец клинков и ветра, кличей и стонов, ярости и боли. Пеленнор. Ветер с Запада развеял тучи - но они вернутся вновь, если падет Белый Город.
Краткий миг, передышка... Вытер клинок от черной крови Орков, встретился взглядом с Арагорном.
- Вождь мой, друг и родич. Какие вести от Рохиррим?
- Пал Король Теоден, но пал и Король-Колдун.
- Да откроются ему Пути Людей. Он был великим Королем Нуменора, воином и полководцем, и не его вина, что Саурон одолел его волю. Тьма более не властна над Владыкой Девяти.
...И - снова - черная кровь, синее небо и Белый Город. Орков нельзя щадить, они неизлечимо искажены Тьмой. Это полуживотные, а не мыслящие существа. Машины смерти. Враги.
Но... Люди?!
Трое. Смуглые, в темно-багряных одеждах. Воители Харада. Они обмануты Сауроном. Нельзя их убивать. Ведь они тоже чувствуют боль.
- Уходите, и я не подниму меча против вас!
Хриплый хохот и издевательские вопли. Они намерены драться.
Сияющий клинок отсекает голову первому из южан, пронзает насквозь второго...
...Осколками сапфиров разлетается небо, льются жемчужными слезами облака, огненными искрами взрывается солнце. А потом приходит боль. Рвущие на части огненные когти вонзаются в грудь, и алая кровь течет по груди - из Звезды, расколотой ударом третьего, последнего южанина...
Голос врага:
- А, бледнолицый демон! Ты будешь умирать долго - в моих руках. Ах, тебе больно? Ничего, скоро ты узнаешь, что такое настоящая боль.
Последним усилием - из горла хлынула кровь - вонзаю харадцу в горло его собственный кинжал - и оседаю на землю.
...Часы - или века? - огненной, безумной муки. Губы запеклись, и глаза почти ослепли. Сколько еще мне осталось?
Мой Вождь, ты все-таки вернулся. Поздно.
- Халбарад, ты ранен?
- Арагорн, я... Меня уже не спасти. Прости меня, я ухожу на Неведомый Путь... Как больно.
Внезапно боль утихает, но небо становится совершенно черным. Это не Тьма. Это просто ночь. Я вижу звезды - и Звезду...
И - падаю в ночное небо.

арве 11.01.2017 00:13

Спасибо. Было интересно читать. И, несмотря на печаль - легко. Слог хороший, язык. Немножко пафосно, но... здесь это уместно.

Гильбарад 11.01.2017 11:00

Спасибо.
Я попобовал в стилистике моей любимой "Черной Книги Арды" написать, т.к. считаю, что пафос тут уместен. Все-таки великая битва у стен великого города. Битва, в которой поражение Светлых сил означало поражение всех Свободных Народов.
И - столько смертей, о которых в нескольких словах рассказывает хроника.
А ведь каждая гибель - бездна чьей-то боли. Безумие предсмертия. Последний вздох - и душа устремляется искрой - в небо, к Звезде...
А потом на Пеленнор прорастут из крови скорбные травы - горькая память... Так же, как на руинах городов Арнора.

мисси 13.01.2017 20:24

Это очень хорошо.
И мне очень лестно быть музой!
Спасибо.

Гильбарад 13.01.2017 21:57

Спасибо, мне очень приятно получить одобрение от самой музы.
Вот еще.

Пеленнор. 150 лет спустя.

Немолодой человек и юноша лет двадцати шли по широкой равнине – к скорбным курганам. Заходящее солнце окрашивало облака в алый цвет, и небо казалось залитым кровью.
- Талион, сын мой, мы пришли. Здесь похоронены те, кто пал в великой битве. Отец нашего Короля бился против полчищ Врага – и победил. Но цена победы была велика.
- Даэргил, ты говорил, что Дуилин, мой прапрадед, погиб здесь…
- Да, Талион. И он, и многие другие. И говорят, что там, где умирали герои, из крови их проросла полынь – трава скорби. И сейчас растет. И шепчет во мраке вереск на курганах – это души убитых взывают к живым: помните, война не должна повториться! Но… что с тобой?!
Старик к Талиону, который медленно оседает на землю. Но тот сразу выпрямляется – серо-стальные глаза с обморочной чернотой зрачков, на лице – смесь ужаса и боли. Голос – неестественно ровный, безумная улыбка на губах:
- Отец, я видел… тьма на Востоке, пламя, дым. И – он. Высокий, темноволосый и сероглазый, а на груди – Звезда.
- Сын мой, это он… родич и ближайший друг Энвинъатара. Халбарад. Воитель сумрачного Севера. Это курган, в котором он погребен.
- Халбарад. Я слышал о нем. Даже видел его правнука – он приезжал из Арнора, чтобы получить у Короля Элдариона благословение на свадьбу. Оставь меня, отец – я вернусь в Осгилиат поздней ночью…
Старик ушел в туманы на востоке, а Талион остался у кургана, закрыв глаза - прислушиваясь к шепоту трав...


...Прекрасное скорбное лицо, глаза – словно мерцающие звезды. Темные волосы развеваются на ветру. Чуть слышен голос – словно шепот ковыля у берегов Андуина:
- Талион, ты знаешь, почему я явился тебе?
- Нет, не... Понял – как я мог забыть? 15 марта. Ты погиб в этот день.
- Да. Ты прав. И только в этот день я могу явиться людям.
- Скажи, Халбарад – ты знаешь: умирать – больно?
- Да. Я сходил с ума от боли – но больше всего боялся умереть без него… Без Арагорна. Но он пришел. И ушла боль. Я увидел небо и звезды – сияющие так ярко, как никогда прежде. И – одну Звезду... И душа моя слезой упала в раскрытые ладони Скорбной Ночи.
- Прости. Ты погиб, но… ты не забыт. И Север возродился. Как жаль, что ты этого не увидел!
- Я бы не хотел это увидеть, Талион. Это было бы слишком больно. И каждую ночь предо мною вставали бы тени Форнендила, Гилминаса, Линдориона, Киларана и всех, кому не суждено было увидеть новый мир – мир без Короля-Колдуна… и Саурона.
- Да, Саурон повержен давным-давно, а обитель Назгул уничтожена еще при Арагорне.
- Рад узнать об этом… О, сколько боли причинил несчастный, обманутый, но в прошлом великий король потомкам своего народа! Арнорцы говорили: «Холодна чужая земля»* - и это истина, ибо Рудаур стал местом страха и боли. Но мы оставались там. Безнадежно, отчаянно обороняя Эриадор от врагов. Но Звезда позвала в дорогу – и мы ушли на юг. Я знал, что не вернусь – и не печалился. Ибо, если бы Саурон победил, Арнор-под-Тенью уже не был бы той землей, которую я любил. Землей прозрачных ручьев и высоких сосен, серых скал и затаенной Памяти… Землей, которая оплачена нашей кровью. Но скоро рассвет… Прощай, Талион. Или – ты придешь сюда следующей весной?..
- До встречи, Халбарад… Я вернусь, обещаю.


В Осгилиат Талион вернулся лишь утром, и был он непривычно серьезен. Он поведал Даэргилу свою историю. Отец был потрясен. А Талион понял, что у него есть Дар Видящего…
И каждую весну, до самой смерти своей, приходил он к скорбному кургану и застывал, словно изваяние… Слушал шепот трав, - говорили люди, ибо Талион был искусным целителем. А на самом деле он внимал речам того, кто некогда отдал жизнь ради падения Тьмы, омрачившей ясное небо Арнора…

*автор фразы - Элхэ Ниэннах


Текущее время: 15:21. Часовой пояс GMT +4.

Powered by vBulletin® Version 3.6.4
Copyright ©2000 - 2020, vBulletin Solutions, Inc. Перевод:
zCarot