EMPIRE: Статья о «Пустоши Смауга» на русском

Не так давно мы выкладывали материалы августовского Empire, посвященного второй серии «Хоббита», «Пустоши Смауга». Теперь же наши друзья из LonelyMountain (которые медленно, но уверенно становятся новой силой в плане переводов пространных англоязычных статей) перевели статью «В леса» (Into the Woods) на русский язык. С их согласия перевод выкладывается у нас. Внимание, много текста и порядочные спойлеры по второму фильму!

Питер Джексон обещает, что сиквел «Хоббита» – «Пустошь Смауга» – станет серьезнее. И дело не только в драконе, оборотне и некроманте. К нам возвращаются эльфы – круче и смертоноснее, чем когда-либо…

Этим утром Леголасу предстоит взвиться в воздух, приземлиться на перила деревянного мостика, перекинутого через канал, выпустить из лука стрелу (цифровую, конечно) в бегущего (за кадром) орка, а затем спрыгнуть вниз на дорожку, буквально в паре дюймов от водяного потока. И все это одним естественным движением – светловолосая газель с длинным луком наперевес. Единственная помощь, которую Орландо Блум получил, – это белокурые локоны Агнеты (Агнета Фельтског – солистка группы АВВА – Прим.Пер.) и страховочная лонжа. «Я волновался, – смеется актер в ответ на вопрос о возвращении к эльфийской акробатике. – Я по-прежнему по-эльфийски легконог?»

Будьте честными, вы же скучали по нему? Средиземская супермодель и Робин Гуд в одном лице – он повергает жестоких орков в трепет своей балетной грацией и шикарной прической. Блум припоминает свои «длинноногие моменты». Ну вы понимаете, крутые эпизоды – ливень стрел на Амон Хене; серфинг на щите в Хельмовой Крепи; пробежка по олифанту в битве на Пеленнорских полях. И в любой ситуации на его эльфийском лице сохраняется выражение непреклонности – прямо как у Райана Гослинга при сдаче на водительские права (отсылка к фильму «Драйв» – Прим.Пер.).

Когда 36-летний британский актер полностью облачается в костюм, создается ощущение, что 12 лет, прошедшие со съемок «Властелина колец», не затронули его. Впрочем, десяток человеческих лет для эльфа действительно пролетают незаметно. Так что нас ждет помолодевшая на 60 лет, чуть более не от мира сего и более гномо-нетерпимая версия Леголаса. Один из аспектов, раскрывающихся в «Пустоши Смауга», – это элегантное объяснение причин, почему Леголас в будущем покинет свою родину – Лихолесье.

Взгляд оплетеного страховочными лонжами Блума, скользит во мосту. Он делает глубокий вдох, успокаиваясь. На счет три с металлическим шипением лонжи вздергивают его в воздух – однако из-за заниженной траектории он припадает на колени в момент приземления.

Быть эльфом – это вам не по парку пройтись. Чтобы выполнять каждое действие с необходимой для этого грацией, требуется невероятная сосредоточенность и готовность поддерживать себя в тонусе – уметь изящно отмахнуться от любых сложностей и начать сначала. Эльфийское совершенство – результат тяжелой работы.

Вчера юная лесная эльфийка Тауриэль в исполнении Эванджелин Лилли привела в чувства умирающую человеческую девочку с помощью тирады на эльфийском, звучащей настолько плавно, что для непривычного уха журналистов Empire она показалась похожей на трель птицы. Впрочем, Лилли, привнесшая частичку французского колорита в свой синдарин, ругает себя. «Проклятие, – восклицает актриса. – Я опять сказала “он”, а не “она”». Неподалеку Ли Пейс, исполняющий роль Трандуила – древнего и противоречивого владыки лесных эльфов, – выкладывается по полной, чтобы выглядеть неизменно величественно, восседая верхом на лошади по кличке Лось, которая играет оленя, внезапно испугавшейся группы остроухих статистов.

«Одновременно происходит миллион мелочей, – со знанием дела заявляет Блум: нужно же не просто выполнить трюк, выучить инопланетный язык и при этом удержаться в седле, но и не выйти из роли. – Когда на меня одевают парик, облачают в костюм и обувают – это своего рода маленький ритуал. И вот я здесь. Но, если честно, это очень сложно, поскольку постоянно думаешь: “Черт, я нормально приземлюсь или лодыжку подверну?”»

С каждой последующей попыткой Блум все ближе к тому, что должно получиться, а по скрытой системе местного оповещения его действия комментирует добрый голос: «Почти, Орли… Близко, Орли… Еще немного, Орли…» Это Питер Джексон настраивает свою эльфийскую звезду как тренер боксера перед матчем. Потом это срабатывает, и Блум легко и естественно прыгает, приземляется, встает в позу, стреляет, разворачивается, появляется в кадре и исчезает из него. «Отлично получилось, Орли, – одобряет божественный голос. – Но давай еще разок, на удачу». И он возвращается в начальную точку и готовится вновь начать свой танец: раз, два, три…

Для создания всех этих спецэффектов в трилогии «Хоббит» Джексон все еще подвешивает актеров на струнах страховочных лонжей, которыми опутаны декорации – будто морозная вязь на стекле. «Похоже на корневую систему?» – отмечает Блум.

Озерный город, втиснутый на территорию павильона К – самого большого в веллингтонской Stone Street Studios, – выглядит просто поразительно. В пику знаменитой иллюстрации Толкиена, изображающей город на сваях, местные узкие улицы проложены почти на уровне поверхности воды, вызывая ассоциации с Венецией Диккенса (писатель Чарльз Диккенс посетил Венецию в 1844 году и описал свои впечатления в письмах другу Джону Форстеру – Прим.Пер.). Это лабиринт бедных улочек, мостов и домов, проседающих под собственной тяжестью. Это туманное таинственное место, где в каждой тени что-то скрыто. Ничего подобного в Средиземье мы еще не видели.

Если вы хорошо знакомы с «Хоббитом», но наверняка задаетесь вопросом, что Леголас и, тем более, мерзкие орки делают с Озерном городе. Так мы погружаемся в расширенную вселенную кинотрилогии Джексона – когда гномы в бочках прибывают в человеческое поселение, построенное на воде в пределах торговой зоны Эребора, по их следу идут орки, а за ними гонится наш шустрый эльф, оставляя позади эльфийские залы Лихолесья.

«Возможно, я так попаду в черный список толкиенистов, но мне нравятся наши отличия от книги, – говорит Джексон, в то время как его подручные по сотворению Средиземья подготавливаются к очередному набегу орков на Озерный город. – Мы используем множество материала из Приложений. Гораздо больше, чем во время работы над первым фильмом. Мы представим публике Леголаса и Трандуила, которые не фигурируют в книге, а также Тауриэль, которая вообще не входит в число персонажей Толкиена. Но для меня, как для создателя фильма, это возможность освежить происходящее. Так мы сможем попасть в места, которые, несомненно, удивят».

Погоня, погоня, погоня, погоня в горячей крови… Пора бы уже примириться с тем, что это не дословный пересказ «Хоббита», а сложное, сотканное из множества переплетений полотно шестифильмовой саги, в котором история Бильбо – основная, но не единственная нить. Когда Джексон завершит свой самый масштабный проект, в нашем распоряжении будет грандиозная гексология, которую вполне можно будет назвать «Война Кольца» или же, если вам не по душе вычурность, – «Вмешательство Гэндальфа». «Пустошь Смауга» – средняя глава первой трилогии – будет глубже и разносторонее своей предшественницы. Время пусть и чарующей, но все-таки колыбельной, которой было начало повести Толкиена, прошло.

«Ты добавляешь множество сюжетных линий и запутанных моментов, – рассказывает Джексон о работе над средним фильмом. – Ты делаешь антагонистов сильнее и вводишь новых персонажей, чтобы сделать историю еще сложнее». Если «Нежданное путешествие» повторяло путь «Братства кольца», то в «Пустоши» делается уклон на местности и жителей Средиземья в понимании Джексона. Мы встретим Беорна – оборотня и последнего представителя своего вида. Мы попадем в Лихолесье, отравленное грибными спорами. Мы слетим с водопада в бочках, сначала преодолев гигантский закругленный желоб. Мы пройдем через Озерный город – влажный и зловещий. И, наконец, прибудем в Эребор – Одинокую гору, – чтобы встретиться с ее жестоким обитателем.

Во время обеденного перерыва Empire присоединился к Питеру Джексону, Фрэн Уолш (сценаристу, продюсеру и спутнику жизни Джексона) и Филиппе Бойенс (сценаристу и продюсеру) на их ежедневном совещании. Начало июня 2013 года – недавно стартовали дополнительные съемки или «досъемки», как их называет Джексон. Вдали от суматохи съемочной площадки их офис – настоящий оазис спокойствия. Стены здесь украшают полотна, изображающие пейзажи Первой мировой войны и разрушающих плотины «Ланкастеров» в небе над Голландией (тяжелые британские бомбардировщики времен Второй мировой, на вооружении которых были прыгающие бомбы, предназначенные для разрушения плотин – Прим.Пер.). На полках красуется полное собрание сочинений Толкиена, включая многочисленные Приложения. Филиппа как раз просматривает потрепанный томик «Возвращения короля» – у настоящего мастера книга всегда под рукой. «Читаешь книги, Приложения, письма и интервью Толкиена, – перечисляет Джексон. – А затем сгущаешь краски в тех местах, на которые он только намекает». В любом случае, насколько бы они не отклонялись от книги, Толкиен все равно с ними.

В то время как, по причинам, которые Джексон сам не может точно сформулировать, «Две башни» остаются его любимой главой трилогии «Властелин колец», это также наименее популярное из продолжений. Вторая часть всегда самая сложная. Они получаются запутанными и, да, мрачными. Отсроченная развязка приводит к многочисленной путанице, как в «Назад в будущее 2». Но эти же качества могут сделать такие фильмы запоминающимися. Вспомните «Крестный отец 2» или «Империя наносит ответный удар» и как замирало сердце (в том числе и у журналистов Empire) при просмотре «Храма судьбы» (второй фильм о приключениях Индианы Джонса – Прим.Пер.). Вторая часть – это большое давление. Вторая часть может быть увлекающей и захватывающей. Во второй части на первый план выходит зло.

«На самом деле я считаю, что из трех самой сложной для нас была первая часть, – замечает Бойенс, вспоминая вступительную главу, когда мир еще не был сформирован, а пятнадцать персонажей нуждались в представлении. – С этой будет проще. История развивается по мере того, как ее рассказывают». Сюжет распадется на отдельные линии и будет переключаться между Бильбо, продолжающим путешествовать с отрядом гномов, и изысканиями Гэндальфа в Дол Гулдуре, основанными на материалах из Приложений. Эти две основные линии переплетутся в конце с побочными, но не менее тщательно проработанными, историями Леголаса, бургомистра Озерного города (в исполнении «гротескного» Стивена Фрая) и лучника Барда (Люк Эванс). Продолжение окончательно избавится от детскости…

Вполне предсказуемо это направление было намечено еще в «Нежданном путешествии». Подросшие критики с тоской вспоминали свои детские впечатления, полагая, что причудливое и хрупкое очарование «Хоббита» падет жертвой грандиозного масштаба и скрупулезной детальности 48 кадров в секунду.

Финансовые аналитики прогнозировали неуверенное возвращение, пока фильм не вышел на экраны, перешагнув планку кассовых сборов в миллиард долларов. Возвращение оказалось настоящим рогом изобилия, полным богатств – и дело не только в прекрасной актерской игре Мартина Фримана, но и в тех семенах истории, которым еще предстоит прорасти.

«Безусловно, будет меньше юмора, – признается Джексон. – История в целом – менее комична, чем ее составные части. В первом фильме мы позволили себе поэкспериментировать и привнести в него черты детской книги, но теперь это будет уже неуместно. Впереди ждут действительно серьезные события, и у нас нет права что-то упрощать. Мы, определенно, все ближе к “Властелину колец”».

Помимо расширившейся географии стоит приготовиться к появлению массы новых противников. Это и пауки – отпрыски Шелоб. И Некромант (движения для него записывал Бенедикт Камбербэтч), чья истинная сущность будет становиться все более понятна Гэндальфу. «Конечно, к концу событий первой части у него уже есть чертовски удачная идея о том, кто это может быть, – подтверждает Бойенс. Азог – здоровый однорукий орк-альбинос в исполнении Ману Беннетта, все еще жаждущий распотрошить парочку гномов во имя старой-доброй мести. На этом пути к нему присоединится не менее опасный Больг, сыграет которого Конан Стивенс. «Это самые знаковые орки наших фильмов, – хвастается Джексон. – Больг – то еще страшилище должно получиться». И далеко не последнее место занимает дракон по имени Смауг. «Обещаю, вы с ним встретитесь», – смеется режиссер. Он гарантирует, что этот фильм будет по-настоящему пугающим.

Мы, пожалуй, хотели бы взять небольшую паузу, укрывшись в уютной беседке – вроде тех, которыми знаменит меланхоличный эльфийский старейшина Элронд из «Нежданного путешествия». Но лесные эльфы из «Пустоши Смауга» получаются гораздо более раздражительными и довольно угрожающими, особенно, когда поблизости гномы и орки. «У Толкиена есть прекрасная цитата на этот счет, – отмечает Уолш. – “Менее мудры… более опасны”».

В полдень каскадер и трейсер Тим займет место Блума, чтобы выполнить необходимые элементы очередного головокружительного «длинноногого» эпизода. Ему предстоит перемахнуть через перила, развернуться на 180 градусов и приземлиться в покачивающуюся на волнах лодку, повергнув находящегося там орка. Используя кусок льда в качестве опоры для толчка, он перепрыгнет на дальнюю сторону канала и поспешит дальше по узкой улочке, попутно в эффектном пируэте разобравшись с еще одним орком. В последствие его лицо изменят с помощью компьютерных технологий, однако в силу интенсивности происходящего заметить это будет очень сложно. Это изумительный образец атлетизма, не скованного страховочными лонжами. Финал ознаменуется громким возгласом со стороны. Это Блум. Для кого-то быть эльфом все-таки равносильно прогулке по парку.

«Я немного волновался из-за того, будет ли уместно возвращение Леголаса, – признается Блум. – Но Питер, Фрэн и Филиппа были абсолютно уверены в том, что делают. Ведь получается достоверно? Такая вот правда по-эльфийски». Джексон все рассчитал. Несмотря на то, что Леголас не упоминается в книге, он должен находиться среди лесных эльфов тогда же, когда туда попадает Бильбо. Тим вновь принимается за работу, и Блум возвращается к наблюдению. «Эльфы всегда в центре внимания», – усмехается он.

За день до этого, отвлекшись от врачевания эльфийской речью, Эванджелин Лилли рассказала историю своих ушей, – мы как раз находились в руинах Озерного города, хотя снимаемый эпизод, вероятно, относится к третьему фильму. Ей предложили три варианта: А, В и С. «Маленькие, средние и большие, – радостно делится она. – И я выбрала самые большие из возможных. Я специально хотела, чтобы они были просто огромными. На самом деле мои ушки в два раза больше, чем у Леголаса. Я считаю, что так красивее».

Для Лилли стать эльфом – это сбывшаяся мечта, ведь все свое детство она восхищалась лесными эльфами из «Хоббита». «Я представляла себя одной из них», – смеется она. Для нее в них есть сверхъестественные черты, что-то не глупое, но волшебное. Более поэтично руководитель подразделения грима Питер Кинг называет ее «мерцающей». Она же описывает себя как «древесного духа».

«Вероятно, это наиболее заманчивая роль, какую мне только могли предложить», – рассказывает она. Когда к ней обратился Джексон, Лилли только родила сына и была «в недостаточно эльфийской форме», а первоначальные примерки костюма были приостановлены из-за увеличившегося бюста: «Поначалу я была больше похожа на барменшу, чем на эльфа».

Тауриэль – самый большой риск, на который пошли создатели фильма. Этот персонаж не заимствован из Приложений, а появился благодаря совместным усилиям Джексона, Уошл и Бойенс, как следствие того, что в «Хоббите» остро не хватает женщин. «Появление Тауриэль вызвано исключительно объективными кинематографическими причинами, – акцентирует Бойенс. – Нам требовалась энергия другого рода, ведь фильм, вероятно, смотрят и юные девушки. Нам было легко принять такое решение». Отбросив несколько предварительных вариантов, в том числе более юную версию в исполнении Сирши Ронан, они выбрали Лилли на роль своей импульсивной эльфийской воительницы.

В то время как Галадриэль – ледяная блондинка, а Арвен – строгая брюнетка, Тауриэль отличают волшебно-рыжие волосы. «Она менее мудрая и намного более опасная, – говорит Лилли о своем месте в этом ряду. – Мне всего лишь 300 лет! Для нее характерны спонтанные и необдуманные поступки». В какой-то степени Лилли надеется стать носителем воли аудитории. Пусть даже не очень уравновешенным.

«Я буду прыгать по деревьям и взбираться на стены. Я буду сражать орков одним ударом. Я почти что ниндзя, – воодушевленно рассказывает Лилли, после того как Джексон показал ей несколько уже смонтированных боевых сцен. – Она проходит через них как нож сквозь масло. Лишить жизни – для нее не проблема. Она именно этим и занимается. Она настоящая машина для убийства».

Кроме того, Тауриэль выступает против «политики изоляционизма», которой придерживается эльфийский король Трандуил. Это еще одна попытка подвести основу под «тонкие» места сюжета книги, где эльфы мало отличаются от фей. Если Элронд и Гэндальф, по сути, разыгрывают шахматную партию глобального масштаба, то Трандуил, по словам Джексона, «презирает все, что происходит за пределами его королевства». Границы своих владений Трандуил держит на замке.

Очаровательный Ли Пейс встретил журналистов Empire в своем трейлере, поприветствовал доброжелательной улыбкой, выразил свое восхищение грядущими планами журнала по освещению «Хоббита» и угостил травяным чаем. В данный момент он был не в образе. «Для меня он как тигр, затаившийся в джунглях, – очень опасный», – рассказывает он о своем восприятии Трандуила. В качестве источников вдохновения он называет Оберона (король фей и эльфов в западноевропейском фольклоре – Прим.Пер.) и Короля-Рыбака (хранитель Святого Грааля из легенд о рыцарях Круглого Стола – Прим.Пер.). Он даже совершал походы в дебри лесов Новой Зеландии, чтобы проникнуться духом дикой природы. «Находясь в его королевстве, вы в его власти, – делится он. – В этом есть своя простота. Проклятый лес (Лихолесье) – во многом, отражение его самого».

Мы должны напомнить, что Трандуилу 3000 лет – это один из ошеломляющих факторов для Пейса. «Он невероятно древний и в то же время очень ранимый, – говорит он. – Как будто бы он слишком долго дремал». А еще у него репутация лучшего воителя Средиземья (катано-подобный меч Пейса сделан из цельного куска металла с резной рукоятью). Угроза, которую он представляет, добавляет в фильм пикантности. «Он неохотно использует свою силу». Главный вопрос в том, что же заставит его выйти из этого блестящего драконьего уединения.

Этим вечером Леголасу предстоит совершить марш-бросок по улочкам Озерного города в погоне за уцелевшими орками (отчаянным каскадерам, которые висят вниз головой как связки овощей, каждый с радостью готов «дать пять») и сразить двух из них, метко метнув ножи.

Джексон проводит Empire между постройками Озерного города по дороге на репетицию. По его словам, отцы и сыновья – одна из ключевых тем второго фильма. Мы узнаем больше об отношениях между Торином и его отцом Траином, который таинственно исчез с поля битвы у ворот Мории – мы увидим расширенную версию флэшбека, в котором на Траина в исполнении Энтони Шера нападут орки. Мы узнаем о сложностях в отношениях между Леголасом и Трандуилом. Да и Больг, на самом деле, сын Азога. «Я знаю, что орки размножаются, – поспешно поправляется Джексон, когда Empire уточняет по поводу орков женского пола. – У нас Филиппа – эксперт по этому вопросу».

Джексон признает, что он нашел идеальный момент для начала и завершения второго фильма. «Пустошь» начнется знакомо, но в то же время неожиданно. А закончится тем, что Бойенс называет одной из величайших режиссерских находок в области развития действия. Джексон всегда говорил, что в книге не хватает открытого противостояния между гномами и их величайшим врагом – Смаугом. Он же это исправит. Найдется место для бомб, адского огня с небес и одного чертовски злого дракона. «Получается достаточно невероятно», – говорит он.

В этот момент Empire поддается бесконтрольной панике. Останется ли у него достаточно материала на последний фильм? Джексон усмехается с лукавством, достойным Смауга. «О, да. У нас еще куча всего. У нас же будет Битва пяти армий, – рассказывает он. – Никогда не знаешь, что это будет, когда мы закончим… может быть это будет битва семи армий, или восьми, или даже девяти армий».

Перевод:  LonelyMountain

Запись опубликована в рубрике Интервью, Хоббит. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: EMPIRE: Статья о «Пустоши Смауга» на русском

  1. Nikita Golovkin говорит:

    Что же нас ждет в декабре? Страшно подумать.

  2. Trall говорит:

    Главное, чтобы Питер не слушал всяких нытиков и снимал так, как считает нужным!

  3. Julia говорит:

    О, это всё прекрасно, восхитительно, захватывающе! Ждём с огромным нетерпением! Когда же уже…

  4. fildo говорит:

    фильм будет отпадный!

  5. fildo говорит:

    «Один из аспектов, раскрывающихся в «Пустоши Смауга», – это элегантное объяснение причин, почему Леголас в будущем покинет свою родину» – Лихолесье — типа захочет искупить изоляционизм своего народа или — неужели- от неразделенной любви?

Добавить комментарий