Цвета реальности

Автор(ы): Chameleon

Написано: 11.11.2003

Я не умею писать рецензии. Собственно, я написала всего одну рецензию за всю мою жизнь. И она была на «Братство Кольца». Тогда меня вело вдохновение, потому что я выходила из зала другим, изменившимся человеком, и строчки сами ложились на бумагу, и слова подбирались именно те, что надо.
После просмотра «Двух Башен» я не смогла взять в руки лист бумаги. Я была настолько подавлена эмоциями, настолько распластана по поверхности, что думать уже не могла. Мне понадобилось еще три похода в кино, чтобы оформить мои впечатления в нечто рациональное и осмысленное. Насколько мне это удалось – судить вам, а не мне…

Я знаю, кто такой Питер Джексон. Он тиран и деспот. Потому что навязывает свое мнение, свое видение, свое ощущение, свою философию. Прелесть Толкина как автора в том, что у него наряду с подробными красочными описаниями пейзажей и местности практически отсутствуют описания персонажей или зданий, или намечены всего в нескольких штрихах. Такова его игра, игра писателя: позволить читателю домыслить все самому, причем последний будет убежден, что все описано в книге. Но кино – это не литература, это другой вид искусства. Джексон, взявшись экранизировать ВК, принял на себя огромную ответственность, ведь он должен был ПОКАЗАТЬ, проиллюстрировать книгу. Проиллюстрировать один – и единственный раз. Мне очень жаль тех, кто ознакомится с ВК только после просмотра фильма. Для них Фродо будет носить лицо Вуда, Леголас – лицо Блума, ЛотЛориэн будет освещен темно-синим, а маникюр Сарумана Белого войдет в пословицы
Поймите меня правильно, я пришла сюда не осуждать Джексона. Есть такой принцип: замахивайся на большее, чем ты можешь реально получить, и в результате получишь больше, чем рассчитывал. Он замахнулся на невозможное, чтобы получилась хорошая вещь.

«Две Башни» как фильм совершенно объективно лучше и сильнее «Братства Кольца». «Две Башни» как экранизация книги Толкина совершенно объективно хуже и слабее «Братства Кольца». Но самое главное, это два совершенно разных фильма. «Братство Кольца» было ностальгией по старому волшебному миру. Впечатление усиливалось яркими красками, магическими артефактами, сказочным духом. В ДБ нас резко толкают в реальность. Главные персонажи не изменились, они остались прежними, но действуют в совершенно другой атмосфере. И это соответствует книге – если первая часть была именно сказочной, волшебной, то вторая и третья более реальна. Но самое главное – более грустна.
Как передать кинематографическими средствами эту фирменную толкиновскую грусть, разлитую по всей книге, дикую ностальгию по старому времени и ощущение отчужденности от новой современной эпохи? Джексон – ужасно невежливый режиссер. Он любит тыкать носом туда, о чем в книге говорилось лишь намеками, любит ставить перед фактом, когда в книге допускалось много толкований. Разрозненными штрихами создается впечатление неотвратимого конца эпохи. «Шира больше не будет, Пиппин», «Это будет последний поход энтов», «Время эльфов ушло». Вместо чистых и прекрасных лиц эльфов (преобладающих в БК) мы видим обыкновенных людей (подчеркиваю – обыкновенных, рохирримы не были потомками нуменорцев). Не случайно фильм начинается с Рохана и его правителей – драмы не столько государственной, сколько семейной. Рохирримы в массе грязны, неопрятны, их королевский дворец не поражает изяществом и мудреной красотой ривенделльских хором. Но в людях есть гордость, есть простота, есть сила, и есть какое-то ощущение владения исконной мудростью.

В «Двух башнях» столько разных сюжетных нитей, что уследить за всеми трудно. Линия Фродо-Сэма-Горлума призвана очертить прежде всего всю сложность характера Горлума. Мы пока не знаем, как именно Кольцо влияет на Фродо, и к чему это в конце приведет. Но зато мы видим, как Кольцо может уродовать, и как можно до конца ему сопротивляться. «Если бы не я, мы бы погибли!» – «Ты мне больше не нужен, уходи и не возвращайся!». Компьютерный Смеагорл хорош. Его цепкие длинные пальцы, его живые дрожащие губы, его огромные голубые глаза, его манера передвигаться по земле подобно зверю впечатляют.

Вторая главная линия, линия Арагорна-Леголаса-Гимли разбивается на несколько частей. Сначала мы видим трех охотников, преследующих урук-хаев. Выматывающая погоня в конце концов приводит их к месту пожарища. Как отчаянно кричит Арагорн при виде затухающего костра, как устало и по-эльфийски грустно читает молитву Леголас, как Гимли просто и ясно прошептал: «Не уберегли…» Но затем Гэндальф Белый увозит их в Эдорас. Начинается роханская эпопея.

Так называемая роханская драма впечатляет. Немощный и дряхлый король, чьим королевством фактически управляет преданный Темным Силам советник. Умирает единственный наследник трона, племянник короля изгоняется из страны, принцессе Эовин неоткуда ждать помощи… И тут – появление доброго волшебника и мудрого воина. Ситуация, знакомая многим историкам и фольклористам. Ситуация, доступная и понятная обыкновенным людям.

В БД почти нет магии. А там, где есть, чары «работают» на жизнь (осанвэ Элронда и Галадриэль приводит к помощи эльфов, летающий назгул лучше обрисовывает характер Фродо и Горлума). ПиДжей нарочно сгущает краски, причем в буквальном смысле: во втором фильме трилогии нет буйства тонов и цветов первой, тут преобладает серый, коричневый, синий цвета. Цвета реальности. Цвета обыкновенной жизни.

Единственные сцены, где мы вспоминаем «Братство Кольца» – флэшбеки. ПиДжей захотел усилить линию Арвен и Арагорна. Нужно было пойти против сюжета книги и столкнуть будущего короля Гондора с обрыва – таким образом на экране демонстрируется наглядно, как эльфы чувствуют любимых, как сильна любовь эльфийки к смертному, и чем она должна пожертвовать в конце. Пронизывающая до костей, безумно холодная и одинокая сцена – Арвен видит свое будущее, после смерти Элессара. (Привет Приложениям).

Очень тонко составлен треугольник Арагорн-Арвен-Эовин. Эовин с самого начала не имеет ничего общего с эльфийкой: она порывиста, смела, полна жизни. Но она земная девушка, хоть и «дочь королей», и конкуренции с такой любовью не выдерживает: Эовин, почти убежденная в смерти Арагорна, кидается к нему живому, но ее останавливает кулон Арвен. Всего лишь кулон – и вся жизнь. «Кто подарил тебе это украшение?» – «Она уплыла в неувядаемые земли с остатками своего народа».

Фарамир, на которого все так упорно ругаются, вышел любопытным персонажем. Да, он не толкиновский, и мне безумно жаль, что подобным образом обошлись с героем, любимым многими, но… кино есть кино. Главная черта в характере пиджеевского Фарамира – практичность. Сын наместника проницателен, и прекрасно понимает, как ничтожны шансы Гондора в борьбе против всеобщего Врага. Поэтому он практически не думает, он просто четко выполняет военные задания. Но Фарамир остается преданным своему народу, и делает все для блага Гондора. Сообразив, что Кольцо является мощным оружием, он решает передать его в Минас Тирит, к отцу. Но уже около Осгилиата в нем проступают сомнения, в нем борются Фарамир-военачальник (Кольцо) и Фарамир-мудрец (его истинное лицо). Мудрость и доброта побеждают. Пиджеевский Фарамир, как и книжный, отказался от Кольца и отпустил Фродо. Сбылось предсказание Элронда: «Даже в землях Врага ты можешь найти друзей.»

К энтам можно придраться, но их глаза изумляют – живые и бесконечно добрые. Они действительно тугодумы и действительно Пастухи деревьев. Когда Фангорн видит сожженные пни около Изенгарда, наступает гробовая тишина, и зрители поневоле скорбят о срубленных деревьях, как о живых людях. Кстати, обратите внимание, как энты стоят, когда весь Изенгард заливается водой. Они стоят чуть расставив ноги-стволы, как будто пускают корни.

Кульминацией фильма является, безусловно, Хэльмова Падь. Ощущение напряженности постепенно накаляется до предела: спор Леголаса и Арагорна, спор Арагорна и Теодена, беседа с мальчиком накануне битвы. Даже у читавших книгу создается ощущение, что этот бой им не выиграть, слишком силен противник. Но тут слышен звук эльфийского рога, и полторы сотни эльфов во главе с Халдиром прибывают в крепость. Это не просто подмога! Эльфы решили помочь людям, они решили объединиться с ними против общего врага, они решили вспомнить о давней дружбе их народов. В дни недоверия и разъединения всех рас такая помощь воодушевляет. «Твои друзья с тобой, Арагорн,» – говорит Леголас, как будто на что-то решившись. Они с Гимли готовы защищать чужой народ и чужую землю, как защищали бы своих родичей.

Сказка кончилась – этот мотив звучит рефреном во всем фильме. Эльфы, бессмертные мудрые создания, сомневаются и отчаиваются, энты идут в свой последний поход, орки множатся, Хранитель признается, что такую ношу ему не вынести, могущество Сарумана оказывается бессильным перед «речью из дубины и камня», назгулов обманывают, Балрога убивают. Наступает Эра Людей. И посреди всеобщего ликования страшно звучат слова Гэндальфа: «Битва за Хэльмову Падь выиграна, битва за Средиземье только предстоит». Это жизнь. Это реальность. Не успев порадоваться, мы пугаемся еще больше. Мы пугаемся будущего.

Я знаю, кто такой Питер Джексон. Он талантливый Создатель.

(Обсуждение статьи здесь)

Добавить комментарий