«…Я привыкаю к несовпаденью…»

Автор(ы): Лора

Написано: 5.2.2004

Рецензия Лоры.

Лора

«…Я привыкаю к несовпаденью…»

«Теоден что-то крикнул своему коню, и он с места рванулся вперед. Позади билось на ветру знамя – белый конь мчался по зеленому полю. За ним лавиной двинулся передовой отряд. Но король Рохана летел впереди всех, его никто не мог догнать. Словно древнее божество, словно сам великий Оромэ в битве Валаров на заре мира, неудержимо мчался король Рохана. Ветер с далекого моря и солнце взяли верх, тьма отступила, полчища Мордора дрогнули в ужасе перед лавиной Всадников, катящейся на них, и побежали!» Я почти забыла дышать, когда смотрела на атаку роххирим. Они были — настоящие. И Теоден, ведущий всадников – истинным королем. Мелькнувшая мысль — название «Возвращение короля» — ведь немного и про него тоже? Рохан, пришедший на помощь Минас-Тириту – миг, когда перестали существовать кинотеатр, кадры фильма и слова Книги слились и тоже исчезли, осталось только Средиземье, там и тогда оно стало реальностью.

Фильм цепляет, завораживает и погружает в свою атмосферу. Сев дома смотреть пиратку, причем я собралась смотреть именно «под рецензию», поставила чайник, устроилась с максимальным комфортом и даже приготовила ручку и блокнот, дабы, появись какая гениальная мысль, сей секунд взять ее на «карандаш», где-то к середине фильма заметила, что я, как Денетор, механически жую, не ощущая ни вкуса, ни запаха. К счастью, помидоров и иных продуктов, чреватых сокоистеканием, в моей трапезе не предполагалось, всего-навсего чай и сухое печенье, так что зрелище было не настолько душераздирающее.

Теперь, после RotK, можно уверенно сказать, что трилогия Питера Джексона – событие. До него так не снимали фэнтази, до него идея игрового кино по «Властелину колец» казалась невозможной, Джексон рискнул – и выиграл. Но всё вышенаписанное совершенно не говорит о безупречности фильма и не дает ему иммунитета от критики, и в своем отзыве я старалась написать о впечатлениях именно от фильма, сведя к минимуму собственно пур. бухтение.

Год, прошедший с моего ТТТ-разочарования, дал мне возможность подумать и где-то пересмотреть свои взгляды, смягчил формулировки, и я больше не считаю, что Джексон извратил Толкиена в угоду массовому зрителю или еще кому. Просто представления ПиДжея о том, что важно в ВК, во многом отличаются от моих, и его фильм для меня – Средиземье, где на заре времен раздавили бабочку. Параллельный мир. Другие персонажи, иначе выстроенные отношения… но иногда параллельные миры сливаются в одно целое, об одном таком волшебном моменте я писала в начале, и он был не единственный, были другие, но я не буду говорить о них, это лишь краткие мгновенья, жест, взгляд, слово… Вот так вышло, что я смотрела не один фильм, называющийся «Возвращение короля», а, как минимум, три: первый о Средиземье Джексона, второй это проступающее сквозь пиджеевскую реальность «мое» Средиземье, и третий – шикарно снятый фильм-фэнтази с прекрасными актерами. Кастинг — еще один плюс Джексону. Играют хорошо все, кто-то – великолепно, а озвучку Горлума Серкисом в ТТТ и ТТТ SEE я просто и без затей считаю гениальной. Если бы кто спросил моего мнения, я бы отдала Серкису все Оскары, Глобусы, Пальмовые ветви и тому подобное. К сожалению, сейчас не могу ничего сказать о его работе в RotK, даже на пиратке оригинальный звук слышен плохо.

Если я смотрела три фильма, то и Питер Джексон снимал одновременно разное кино: историю «по мотивам», интересную лично ему, и экранизацию Толкиена близко к тексту. Безусловно, если Джексон хотел показать рефлексирующего Арагорна, беспощадного к врагам рейха Фарамира, Теодена, искренне недоумевающего, почему Рохан должен отправлять войска на помощь Гондору, Гендальфа, который «знает, как надо» и позволяет себе действовать исподтишка и манипулировать людьми – он, как художник и творец вторичный миров, имел на это полное право. Но, на мой взгляд, для картины было бы гораздо лучше, если бы режиссер четко решил, какой же из этих двух фильмов он все-таки будет снимать, или хотя бы определился с приоритетами. Потому что иначе мы имеем непонятные зигзаги внутри повествования. Например, почему в ТТТ фильмо-Фарамир отпустил хоббитов? Единственное объяснение, которое вижу я – потому что так написано у Толкиена и это важно для дальнейшего развития сюжета по Толкиену же. Остальные обоснования поступка Фарамира, с которыми я успела ознакомиться, кажутся мне притянутыми за большие олифантовы уши. Ровно то же самое с Теоденом в RotK, совершенно неожиданно решившим, что «Рохан придет!» Наиболее аккуратно в этом смысле сделано «Братство», серия с четким приоритетам текста над интерпретацией режиссера. И джексоновские игры с героями и сюжетом аккуратно складываются в свой, хоть и отличный от книги, красивый и сложный узор.

«Возвращение Короля» начинается очень по джексоновски – видом извивающегося на весь экран червячка. (в кинотеатре впечатление убойное, моментально приковывает внимание. А вот поедание рыбсы уже-Горлумом, на мой взгляд, ненужная гадость). Сцена обретения Смеагорлом Прелести кажется лишней, и я бы голосовала за ее исключение, если бы не две вещи: первое, чертовски приятно посмотреть на живого Серкиса, (по прежнему считаю принципиальной ошибкой решение делать Горлума полностью компьютерным); и второе, пропал бы эффект сцены, где Фродо в аналогичной ситуации недодушивает Горлума. И момент окончательного превращения Смеагорла в Горлума мне очень нравится. Не знаю, может, сократить это стоило? Ведь так фатально не хватает времени…

Огромная моя радость – Пиппин и Мерри. Почти все сцены с ними великолепны, начиная с первого появления на воротах разрушенного Изенгарда. Тронула сцена отъезда Пиппина, его прощание с Мерри. «Ты слишком много куришь» — вне сомнения, фраза-хит. Пиппин, присягающий наместнику и забывающий слова. А сцена с поющим Пиппином, жующим Денетором и атакой гондорских камикадзе по эмоциональному воздействию одна из сильнейших в фильме. К сожалению, многие моменты, сами по себе замечательные, не складываются в целостную картину. (Впрочем, это недостаток не только и не столько режиссера П.Джексона, последнее время все чаще и чаще появляются фильмы, сделанные как набор сцен, плохо связанных между собой. При попытке понять логику всего произведения они рассыпаются, как стены Минас-Тирита) Вот, например, превосходно сыгранный Джоном Ноблом Денетор, такой шекспировский злодей, настоящий самодур у власти, с редкими проблесками позабытой человечности. Но такое решение образа вызывает множество вопросов: как подобный человек может управлять «народом воинов»? Как может Минас-Тирит держать первый рубеж обороны против всеобщего Врага с таким руководством? Почему он так любит и ценит Боромира, и просто таки ненавидит младшего сына? И отчего Фарамир, умный человек, опытный командир, так легко «повелся» на преступный, по сути, приказ и бездарно погубил своих воинов накануне осады города? Эх, Фарамир, Фарамир… Пристрастна я к нему. Мне безумно нравится образ, получившийся в кино, плюс в книге это третий любимейший герой, и поэтому, когда я слышу: «В чем моя верность, если не в этом?» — забываю про измененный контекст и вижу гордого и смелого человека, не жалеющего себя ради защиты любимого города… А ведь в фильме получилось детское упрямство, «назло маме пойду без шапки, отморожу уши», только с куда более трагическими последствиями. И ведь не себя он погубил… Получается, что я не только разные фильмы смотрю в одном, но и разными участками мозга воспринимаю одновременно поступающую информацию. Так, одна часть меня приходит в священный трепет и восторг от красивейшей пафосной сцены с сигнальными огнями, потому что теперь-то наши точно победят, в то же время другая часть интересуется, как это пост может быть устроен на такой высоте, там же показаны высоты не ниже пяти тысяч, если не больше, не могут люди там жить, и много ли толку от огня, зажегшегося на заоблачной вершине? Его же попросту не видно!

Еще одна нежданная радость – Гимли, здесь он мне очень понравился. Царапнул момент, когда он восседал на троне Минас-Тирита, а все остальное – хорошо. Леголас крут, как всегда, ничего поделать с этим невозможно, да и не нужно. Настолько милый образ, даже Экслер не может отрицать того, что Легси – душка. Но вот:

«- Никогда не думал, что умру, сражаясь рядом с эльфом.
— А как насчет – рядом с другом?» — Это правильно. И трогает.

Гендальф, вовсю раздающий удары посохом – расстроил. Пребывала от него в шоке, начиная с: «Не говори наместнику о смерти Боромира». Прежнее доверие к нему просыпается лишь когда он расспрашивает Фарамира о Фродо, с искренней тревогой в глазах, и тогда, когда рассказывает Пиппину о Валиноре.

Арагорн в моих глазах так и не стал Королем и Элессаром. Нет, он хороший, в целом, мужественный человек, командир отличный, и речь мне его на Кормалленском поле понравилась. Но вот не Король, и лошадь от него сбежала. С Эовин некрасиво поступил: сначала полторы серии глядел так пристально, что даже Теодена ввел в обман, помните его слова Эовин – «я рад за тебя»? А потом: «Ты полюбила тень», и взгляд тяжелый… И еще забавный момент с Арагорном – интересно, с какими чувствами гондорцы соглашались на его коронацию, после того, как приведенные им зеленые призраки пронеслись по всему городу? Кстати, само по себе решение отправить армию мертвых на Пелленор вполне удачно, хорошо экономит время, но вот в сам город их пускать, наверное, все же не стоило. Мне кажется это важным для признания Арагорна Королем.

Самое большое разочарование фильма – Арвен, для меня свет Вечерней Звезды погас окончательно, благодаря прихотливым изгибам мысли сценаристов. Возможно, вполне оправданных с точки зрения законов кинематографа. Не буду объяснять почему, чтобы не обидеть в запальчивости никого из ее поклонников. Скажу лишь – ее прибытие на коронацию меня сильно огорчило. Я бы предпочла ее не видеть, и не слышать. И это пишет пурист! Велико было мое счастье, когда закутанная в плащ фигура оказалась не Арвен, а Элрондом, хотя он тоже странно там смотрелся.


Силы зла утратили свое злодейское очарование, за исключением отдельных моментов. Они страшны тем, что их много, и впечатляют, показанными именно в массовке дальними планами. На крупных планах я вижу грим, резиновые маски и просвечивающие сквозь них человеческие глаза. А какие харизматичные были сарумановские урук-хайи! (за исключением момента их рождения, конечно) Там сразу верилось, что такие – сожрут и косточек не выплюнут. Назгулы получились просто наездниками с противными голосами при свирепых птеродактилях. Ужасно, конечно, что они вытворяют над городом, но ведь назгулы не тем были страшны, что могли конями и людьми кидаться… Но вот выход войск из Минас-Моргула и вылет Ангмарца – впечатлили, страшно было. И крепость вполне зловещая. Зачем не Король-чародей дальше вел войска Мордора – не понимаю. Не могла этого орка-поросенка серьезно воспринимать, все казалось, что сейчас он снимет маску, а под ней другая, синяя, Фантомаса…

Эовин, Мерри, и Ангмарец мне, в целом, понравились, хотя высокий накал сцены подпортился комическим эффектом скрючивания назгула. И, опять же, претензия к абзацу выше, жаль, что никак не прозвучало, что, победив Короля-призрака, Эовин и Мерри сами чуть не погибли, настолько это была мощная и злая сила. Впрочем, у меня остается надежда на SEE, сцена кажется безбожно порезанной, как и многие другие.

Оставила на финал самую большую мою пуристическую боль предыдущих серий: Фродо-Сэм-Горлум. А вот понравились они мне в этой части! Вернее, «понравились» неверное слово, тронули, задели за живое, заставили смотреть и сопереживать. Это Фродо и Сэм из параллельного мира, но, черт побери, Фродо и Сэм! Пожалуй, только сцена с лембасами выбила из колеи. Причем образ Фродо дрогнул, мигнул, но остался цельным, а вот образ Сэма развалился на кусочки. Фродо я поняла так: он настолько измучен, что любые намеки на желание отобрать у него кольцо, даже безосновательные, мешают ему оценить реальное положение. Отсылая Сэма, он, видимо, действительно считал, что спасает его – от гибельного похода в Мордор, и от влияния кольца. Его фразу «Мне уже не помочь» я именно так поняла – спасти меня от Кольца никому не под силу, но ты, Сэм, еще можешь спастись. А вот почему Сэм послушно потопал… Вот этого мне не понять. А раскрошенный лембас доконал окончательно. И это Сэм, образец здравомыслия и практичности! Так что, при дальнейшем просмотре, пришлось мне про этот

Оставила на финал самую большую мою пуристическую боль предыдущих серий: Фродо-Сэм-Горлум. А вот понравились они мне в этой части! Вернее, «понравились» не то слово слово, тронули, задели за живое, заставили смотреть и сопереживать. Это Фродо и Сэм из параллельного мира, но, черт побери, Фродо и Сэм! Пожалуй, только сцена с лембасами выбила из колеи. Причем образ Фродо дрогнул, мигнул, но остался цельным, а вот образ Сэма развалился на кусочки. Фродо я поняла так: он настолько измучен, что любые намеки на желание отобрать у него кольцо, даже безосновательные, мешают ему оценить реальное положение. Отсылая Сэма, он, видимо, действительно считал, что спасает его – от гибельного похода в Мордор, и от влияния кольца. Его фразу «Мне уже не помочь» я именно так поняла – спасти меня от Кольца никому не под силу, но ты, Сэм, еще можешь спастись. А вот почему Сэм послушно потопал… Вот этого мне не понять. А раскрошенный лембас доконал окончательно. И это Сэм, образец здравомыслия и практичности! Так что, при дальнейшем просмотре, пришлось мне про этот момент забыть и смотреть на Сэма с «чистого листа». Чтобы не показать, как Сэм, например, сделал вид, что послушал, а сам пошел за хозяином. А в пещере он вполне мог и потеряться, вот и его опоздание к Фродо…

Шелоб была вполне страшная и омерзительная, но куда больше нее меня напугала Галадриэль в видении Фродо. Паучиха – всего лишь тупая животная сила, а вот Галадриэль… Бессмертная Эльфийская владычица, мудрая правительница и защитница своего народа, средиземский макиавели в платье… Мама мия, какое у нее выражение лица! Глядя на нее, я впервые за фильм четко и ясно поняла, что жизнь Фродо висит на волоске, а мудрые – они всё знали, знали, и сознательно принесли его в жертву! Ужасное чувство.

Бой Сэма с Шелоб был классный, и то, что в русском варианте перевела как «Пшла!» очень понравилось, вполне по сэмовски. Сэм, после возвращения, вообще отличный почти везде. Очень надеюсь, что «выбор Сэма» будет в SEE, хоть кусочек. Фродо, замотанный в паутину, и правда похож на эльфа, но мне мешал его двойной подбородок.

Саммат Наур. Фродо, держащий кольцо над потоком лавы, в меняющемся свете, похож на падшего ангела. Или на Демона Врубеля. Новое прочтение сцены гибели Кольца поначалу мне не понравилось, но потом я подумала, что идея с висящим над пропастью Фродо не так уж и плоха. Времени, как уже много раз отмечалось, было очень мало, а тут появляется хорошая возможность показать, насколько глубоко Кольцо въелось в душу Фродо. И фраза Сэма «Не смейте делать этого!» — хорошая, правильная. Но все-таки затянута получилось, на мой взгляд, драки стоило сократить по времени. Вот откусил Горлум палец Фродо — вот и упали вместе, но Фродо зацепился. И хорошо бы было.

Очень понравился момент, когда (в палатах врачевания?) к Фродо заходит по очереди все Братсво, последним — Сэм, и как они смотрят друг на друга, они и здесь, со всеми, и одновременно, совсем не здесь и одни… Возвращение в Шир здорово сделано было, как будто сама с ними вернулась, в самое начало первой части… Очень хоббиты в трактире понравились. Серебристые гавани были хороши, пронзительны, лишь поцелуй Сэма в лоб меня покоробил, неуместным показался.

Рассказывать можно еще долго, в фильме много всяких «вкусных» деталек, и царапающие моменты остались, но пора уже остановиться. В заключение хочу сказать, что к трилогии Джексона «Властелин колец» у меня всегда будет отношение особое. Не из-за многочисленных достоинств фильма, не из-за того, что это экранизация любимой книги, а потому, что благодаря этому фильму в мою жизнь вошли многие милые моему сердцу люди. И спасибо ему за это.

Обсудить эту рецензию

Добавить комментарий