Просмотр отдельного сообщения
Старый 17.11.2012, 12:44   #10
Ассиди
Зарегистрированный пользователь
 
Аватар для Ассиди
 
Регистрация: 24.11.2002
Адрес: С-Петербург
Сообщений: 257
7.

Тронный зал Дориата. В стороне от трона, ближе к выходу накрыт пиршественный стол. Все дориатцы расселись за ним. Хэлен стоит во главе стола, внимательно обводя глазами пространство.
ХЭЛЕН: Все готовы?
ГЛЮК (жадными глазами глядя на накрытый стол): К пиру я всегда готов!
ТАРИНЭЛЬ: Ты целый день сегодня жрал, утроба ненасытная!
ГЛЮК: А это я так волнуюсь.
ТАРИНЭЛЬ: И куда только все девается? Я никак похудеть не могу, хотя ем, как эльф.
ГЛЮК: А это я по пустыне Татуина за Вейдером гонялся, вот вес и сбросил!
ХЭЛЕН: Отставить Вейдера! Слушай мою команду. Берен и Лютиэн — на выход! Сигнал к атаке — три зеленых свистка!
РИНЭЛЬДО: Каких еще свистка?
ГЛЮК: Тебе же сказали — зеленых!
ХЭЛЕН: Нам через переговорное устройство дадут сигнал к началу игры. Лично я уже готова. Элгелен, иди, Химемия, ты за ним. Там встретитесь. Все, пошли.
Элгелен и Химемия уходят. Они идут в тот самый зал, где стоят деревья в кадках. Останавливаются в противоположных сторонах зала и минут пять стоят в полном молчании.
Химемия рассматривает дерево, Элгелен смотри в пол. Наконец, Химемия не выдерживает.
ХИМЕМИЯ: Так и будем молчать?
ЭЛГЕЛЕН: И сразу не по тексту!
ХИМЕМИЯ: Что не по тексту? Молчать, как рыба, тоже не по тексту.
ЭЛГЕЛЕН: А почему я должен что-то говорить?
ХИМЕМИЯ: По-твоему, я должна говорить?
Откуда-то из-под потолка раздается музыка. Элгелен и Химемия поднимают голову, прислушиваясь. Химемия неуверенно начинает танцевать. Сначала вспоминает какой-то танец, которому научила ее Сильва, потом поняв, что все равно ничего не запомнила, начинает импровизировать и получается даже что-то приличное. Элгелен смотрит на танец со скептической усмешкой. Химемия останавливается перевести дух, в это время Элгелен делает неуверенный шаг ей навстречу. Химемия смотрит на него испуганно.
ХИМЕМИЯ: Ты кто?
ЭЛГЕЛЕН: Я Берен, сын Барахира. Что ты на меня так смотришь?
ХИМЕМИЯ: Как я на тебя смотрю? Как тебе удалось пройти сквозь завесу?
ЭЛГЕЛЕН: Какую еще завесу? Я что, в Дориате?
ХИМЕМИЯ. Да. А я — Лютиэн — дочь короля Тингола.
ЭЛГЕЛЕН: Ну дела... У тебя попить не найдется?
ХИМЕМИЯ (растерянно): Нет... могу принести.
ЭЛГЕЛЕН: Чтобы весь Дориат знал, что я здесь?
ХИМЕМИЯ: А что в этом плохого?
ЭЛГЕЛЕН: За мной по всему Дортониону охотились!
ХИМЕМИЯ: А при чем тут Дориат?
ЭЛГЕЛЕН (сообразив, что сказал что-то не то): Получается, что не при чем...
ХИМЕМИЯ: Так мне принести тебе попить?
ЭЛГЕЛЕН: Подожди! (с отчаянием) Вдруг ты уйдешь и не вернешься!
ХИМЕМИЯ: Почему это я не вернусь?
ЭЛГЕЛЕН: Я подумал, что ты мне только показалась...
ХИМЕМИЯ: Я не показалась, я здесь.
Химемия протягивает руку, Элгелен касается ее самыми кончиками пальцев. Друг на друга они при этом не смотрят.
ХИМЕМИЯ: Я сейчас вернусь! (убегает в сторону противоположную тронному залу).
ЭЛГЕЛЕН (тихо): Лучше бы ты не вернулась!
Химемия возвращается через пару минут, в руках у нее кувшинчик.
ХИМЕМИЯ: Держи. Это сок.
Элгелен пьет сок. Из антуражного кувшина это оказывается страшно неудобно и он проливает несколько капель себе на рубашку.
ЭЛГЕЛЕН (после долгой паузы): Твои родители тебя не хватятся?
ХИМЕМИЯ: Почему они должны меня хватиться? Я часто гуляю в лесу одна.
ЭЛГЕЛЕН: Ну, сейчас ты не одна.
ХИМЕМИЯ: Но об этом еще никто не знает.
ЭЛГЕЛЕН: Скоро узнают.
ХИМЕМИЯ: А если и узнают — что такого? Мы же еще ничего плохого не сделали.
ЭЛГЕЛЕН (смотря в сторону): А если я скажу, что люблю тебя?
ХИМЕМИЯ: Скажи.
ЭЛГЕЛЕН: Уже сказал. (в сторону) Черт бы побрал эту игру! Такие слова я даже по игре не могу сказать кому попало!
ХИМЕМИЯ: Я таких, как ты, еще не встречала... (в сторону) Причем по жизни.
ЭЛГЕЛЕН: Я могу на что-нибудь рассчитывать?
ХИМЕМИЯ: Можешь.
Химемия протягивает ему руку, Элгелен протягивает свою навстречу, но они опять касаются друг друга всего чуть-чуть и быстро отводят руки. Смотрят по-прежнему в разные стороны.

В это время в пиршественном зале Дориата идет пир. Глюк за обе щеки уплетает шашлык, Таринэль пьет сок, Ринэльдо лениво ест салат, Хэлен, сидящая во главе стола, о чем-то тихо беседует с Сильвой.
РИНЭЛЬДО (в пространство): А я считаю, что мы во время войны зря не пришли на помощь королю Ноло... Финголфину.
ТАРИНЭЛЬ (чуть не захлебнувшись соком): Какому Финголфину? Почему Финголфину? Дортонион гораздо ближе!
РИНЭЛЬДО: Ну, Дортониону. Все равно ведь не помогли! Все, что мы сделали — отбросили орков от границ!
ХЭЛЕН: Маблунг, нолдор никто не просил приходить сюда. Пусть о своей безопасности они позаботятся сами.
ТАРИНЭЛЬ: Ты не прислал помощи даже своим родичам, Ангроду и Аэгнору!
ХЭЛЕН: Мы бы все равно ничего не смогли против пламени.
РИНЭЛЬДО: Финрод пошел на помощь братьям! А нам было гораздо ближе до Дортонион! Я знаю, какие дороги ведут туда кратчайшим путем!
ГЛЮК: Ну и пошел бы... кратчайшим путем.
РИНЭЛЬДО: Без разрешения короля? (встает со своего места) Я ведь говорил королю. Почему ты не согласился со мной!
СИЛЬВА: А какой смысл говорить о том, что уже прошло. Сейчас мы все равно не можем ничего сделать.
ХЭЛЕН: Ты прав, брат. Мы сделали все, что могли. Все синдар Белерианда, кто пожелал, смогли найти себе убежище в Дориате. А помогать нолдор я не собираюсь.
РИНЭЛЬДО: После того, как они четыреста с лишним лет держали Осаду, защищая в том числе и синдар?
Глюк встает со своего места, якобы для того, чтобы взять фрукты с другого конца стола, и проходя мимо Ринэльдо, чуть задерживается. Ринэльдо, увлеченный своим проникновенным монологом, не замечает пристального к себе внимания.
НАИНА: В самом деле, Маблунг, какая тебе разница? С чего ради мы должны защищать нолдор?
РИНЭЛЬДО: Мы живем на одной и той же земле! И мы должны вместе защищать ее от врага!
Ринэльдо поворачивается и видно, что к его тунике сзади прикреплен пышный беличий хвост. Наина не сдерживает смеха.
РИНЭЛЬДО: Ты что смеешься?
НАИНА (показывает на него рукой): Там... у тебя... (захлебывается смехом).
Ринэльдо поворачивается вокруг своей оси, при этом хвост виден всем. Смеются все, включая Хэлен.
ГЛЮК (с невинными глазами): Маблунг, у тебя такой хорошенький хвостик!
Ринэльдо проводит рукой по спине и ниже, нащупывает хвост и яростно пытается его оторвать. После нескольких бесплодных попыток он, наконец, нащупывает булавку и отцепляет хвост. По сияющей физиономии Глюка в два счета становится ясно, чья работа.
РИНЭЛЬДО: Келеборн! Как ты смеешь издеваться над старшими!
ГЛЮК: А тебе этот хвост очень идет, Маблунг!
РИНЭЛЬДО: Да я тебя...
СИЛЬВА (отсмеявшись): Маблунг, ты разве ты не видишь, что он еще совсем ребенок! (Глюку) Родич, ты еще не наигрался? Или тебе жена не дает?
ТАРИНЭЛЬ (делая страшные глаза): Ох, как я тебе задам, когда домой вернемся!
ГЛЮК (с притворным испугом): Боюсь, боюсь!
СИЛЬВА: Правильно, Галадриэль, проучи его хорошенько! Взрослый, женатый эльда, пора давно вырасти уже!
ГЛЮК: Отсюда мораль — никогда не женитесь! Я и Лютиэн говорил — не никогда выходи замуж, а то никакой свободы творческого самовыражения не будет!
ТАРИНЭЛЬ (смеясь): Это ты называешь творческим самовыражением?
НАИНА: Кстати, а где Лютиэн?
ХЭЛЕН: В самом деле, где Лютиэн? Даэрон, сходи, поищи ее. Не случилось бы чего...
РИНЭЛЬДО: Может, мне пойти с ним?
НАИНА: Я думаю, что справлюсь один.
ГЛЮК: С кем?
НАИНА: Не с тобой! С тобой даже собственная жена справиться не может!

Наина идет в тот самый зал с деревьями, где встретились Берен и Лютиэн. Там Химемия и Элгелен стоят друг напротив друга и мучительно соображают о чем еще поговорить.
ХИМЕМИЯ: Даэрон!
НАИНА: Ты что здесь делаешь?
ХИМЕМИЯ: Гуляю, а что? Познакомься — это Берен, сын Барахира.
Наина смотрит то на Химемию, то на Эргелена, словно не зная, чему верить — своим глазам или сценарию игры.
НАИНА: И что он здесь делает?
ЭЛГЕЛЕН: Живу я тут!
НАИНА: Что, прямо под деревом?
ЭЛГЕЛЕН: С милой рай и в шалаше!
НАИНА: Это ты на что намекаешь, смертный?
ХИМЕМИЯ (не смотря ни на Элгелена, ни на Наину): Берен сказал, что любит меня.
НАИНА: А ты?
ХИМЕМИЯ: Ну, я тоже...
НАИНА: Что-то не очень заметно!
ЭЛГЕЛЕН: Мало ли что незаметно! Я не ты, серенады под окошком петь не буду!
НАИНА (пытается изобразить хоть какие-то чувства): Вы что, серьезно?
ХИМЕМИЯ: Более чем.
НАИНА: Лютиэн! Как ты могла?
ХИМЕМИЯ: А вот...
НАИНА: Пошли!
ХИМЕМИЯ: Куда?
НАИНА: К королю!
ЭЛГЕЛЕН: С чего это ради?
НАИНА: А с чего ради ты ухаживаешь за дориатскими принцессами? Зачем она тебе?
ЭЛГЕЛЕН (долго соображая, что бы ответить): Судьба...
НАИНА: Это не судьба, это судьбец! Пошли.
Наина, подталкивая Элгелена, идет в тронный зал. Химемия за ними. Навстречу им выходит Хэлен.
ХЭЛЕН: Что случилось?
ХИМЕМИЯ (перебивая Наину, которая собиралась что-то сказать): Отец! Дай слово, что не причинишь вреда этому человеку!
ХЭЛЕН: Ты так о нем печешься?
ХИМЕМИЯ: Отец, дай слово!
ХЭЛЕН: Хорошо, дочь моя. Я не причиню вреда этому человеку. А теперь объясните мне, откуда здесь взялся смертный и что случилось?
НАИНА: Этот смертный влюбился по уши в твою дочь!
ХЭЛЕН: Что?
ЭЛГЕЛЕН: Король Тингол! Я прошу у тебя руки твоей дочери!
ХЭЛЕН: Лютиэн, это правда? Ты что, любишь его?
ХИМЕМИЯ (смотря прямо на Хэлен): Отец... Это судьба.
ХЭЛЕН: Судьба, говорите? Ну, мы еще посмотрим, кто чья судьба! (громко) Всем собраться в тронном зале!
Хэлен садится на трон, остальные дориатцы собираются вокруг. Ириэн сидит рядом с Хэлен, Химемия, помешкав, становится рядом с троном. Элгелен стоит прямо перед Хэлен.
ХЭЛЕН: Ну-ка, подойди сюда, смертный. Посмотри мне в глаза, не бойся. Кто ты такой и чего тебе здесь надо?
__________________
Кто с мечом к нам придет, тот кактусом и подавится
Ассиди вне форума   Ответить с цитированием