Просмотр отдельного сообщения
Старый 02.08.2013, 12:32   #34099 (permalink)
InnishFri
Гномья мать
 
Аватар для InnishFri
 
Регистрация: 03.05.2013
Адрес: Остров на озере
Сообщений: 3,912
Девочки! Я уже смеяться не могу - у меня слезы и дети беспокоятся, что случилось

Чтобы немного разбавить это буйство фантазии - очередной утренний (вполне) сэр Гай.



- Знаешь, мне казалось, что двести солдат — это меньше.
Алан смотрел из окна замка Ноттингем на окружившее его войско. Молчаливая стена, ощетинившаяся остриями копий, выглядела мрачно и угрожающе. Сэр Гай сидел в кресле, подперев щеку кулаком.
- Алан, бароны прислали ополчение? - спросил он неожиданно.
- Э-э... Гай...
- Да или нет? - рявкнул новый шериф. Нервы у всех в осажденном замке были взвинчены до предела.
- Да, - кивнул Алан. - Только...
- Я пойду, посмотрю на них, - Гай встал, радуясь, что нашлось хоть какое-то дело.
- Не на что там смотреть, - вздохнул оруженосец ему вслед, но Гай этого уже не услышал.

Смотреть действительно было не на что. Во дворе замка неровной шеренгой выстроились два десятка крестьян с дубинками, окованными железом, и два лорда — барон из Киркли со своим луком и арендатор Беннет со старым мечом в покрытых пылью ножнах. Сэр Гай молча оглядел ополчение, стараясь не показать своего отчаяния. Похоже, что замку и его защитникам скоро придет конец — совсем скоро, как только войско Вейзи и Изабеллы Торнтон пойдет в атаку. Пока что они ничем не показали, что собираются идти на приступ, а неподвижно стояли у ворот, не выдвигая никаких требований. И это нервировало Гая еще больше.
Он поблагодарил своих союзников за поддержку и отправил на самую защищенную стену, от греха подальше. Ему не хотелось брать на себя вину за смерть этих отзывчивых олухов. А у Беннета, кажется, есть еще и дочь, которую придется пристраивать куда-то в случае его смерти, если конечно, сам Гай останется в живых, что вряд ли.
Вернувшись в зал, он застал Алана у того же окна. Друг обернулся, по лицу сэра Гая понял, что про ополченцев лучше не спрашивать, и мрачно сказал:
- Одно хорошо: теперь мы знаем, почему они не шли на приступ.
- Да? - Гизборн подошел и встал рядом.
- Да, - Алан указал в окно. - Они ждали подкрепления.
Колючая стена вокруг замка разрослась еще на добрую сотню солдат. Сэр Гай усмехнулся.
- А у нас шестьдесят пеших и четверо конных.
- Четверо? - удивился Алан. - Кто еще, кроме Киркли?
Беннет притащился.
- Тоже мне, помощь... - хмыкнул Алан и задумчиво посмотрел на друга. - Гай... Я тут подумал...
Он замялся. Сэр Гай посмотрел заинтересованно.
- Ну?
- У Робина было сотни полторы разбойников, если считать всех.
- И что?
Алан вздохнул.
- Если бы ты попробовал...
- Нет! - воскликнул Гизборн почти с ужасом. - Нет! Ты с ума сошел?!
- Нас слишком мало, Гай! Мы все погибнем.
- Значит, погибнем, - упрямо вздернул подбородок Гизборн.
- А горожане? Все они укрылись в замке. Им тоже погибать?
Сэр Гай Гизборн зарычал сквозь стиснутые зубы и стукнул кулаком по подоконнику.
- Я не могу, Алан! Не могу!!! Это просто невозможно!
Алан пожал плечами. Насколько он знал своего друга, для него не было почти ничего невозможного.

Выбраться из замка было непросто. Хоть войско и не окружало его сплошным кольцом, но все выходы (а их Вейзи знал наперечет) были надежно перекрыты. Оставался лишь один — через подвалы замка, он выходил на старое кладбище и считался заброшенным и опасным из-за старых обвалов и людских суеверий. Вейзи, конечно, мог перекрыть и его, но оставалась слабая надежда, что там охрана будет слабее. Алан и Гай осторожно пробрались по гулким коридорам и сводчатым залам к дыре, заменяющей выход, и притаились у стены. Часовых было трое, они стояли немного в стороне и были начеку — вернее, дергались от малейшего шороха и постоянно озирались по сторонам. Гай шепнул Алану на ухо несколько слов, тот кивнул и, улыбнувшись, тихонько пополз в темноту. Через несколько секунд кладбище огласил тоскливый вой. Часовые выставили вперед свои пики, двое из них перекрестились. Вой повторился, усиливаясь, обогащаясь новыми оттенками, в нем уже можно было различить слова человеческой речи. Несчастные переглянулись и стали отступать подальше. Сэр Гай с мелодичным звоном поднял с пола старую ржавую цепь и издал несколько высокохудожественных стонов. Снаружи снова завыло, потом послышался грохот металла и в отверстии выхода появилась торжествующая физиономия Алана.
- Путь свободен, сэр. Как тогда в Аквитании, да?

Самым сложным оказалось уговорить графа Хантингдона покинуть спальню. Весь последний месяц он не выходил из своей комнаты даже к камину, гостей не принимал, и вряд ли был в курсе происходящих в Ноттингеме событий. Алану пришлось пустить в ход все свое красноречие и обаяние, чтобы достучаться до обросшего, небритого человека с потухшим взглядом, которого когда-то звали Робином Гудом.
- И чего же ты от меня хочешь, слуга двух господ? - устало проговорил наконец Робин, вынужденный ради этого дважды предателя покинуть свою берлогу.
- Помоги городу, Робин, - Алан проникновенно заглянул ему в глаза. - Собери разбойников, приведи подмогу. Мы не выстоим без вас против Вейзи.
- Мы? - переспросил Робин. - Кто это — мы? В Ноттингеме новый шериф?
- Да, новый, - сказал, отделяясь от стены, Гизборн. Робин поднял на него глаза и в них впервые за долгое время появилось хоть какое-то чувство — и это была ненависть.
- Снова ты! Какого черта ты притащился сюда?
Гизборн оглядел его с ног до головы, отметив и щетину, и потухший взгляд, и давно не менявшуюся одежду.
- Я пришел просить помощи, - сказал он тихо и почти спокойно.
Робин мрачно отвернулся. Алан вмешался.
- Не для себя, Робин! Горожане укрылись в замке — помоги им, ты же можешь!
- Мне плевать на них, - жестко отрезал Робин. - Ты зря стараешься.
Сэр Гай повернулся лицом к дверям поместья Локсли.
- Пойдем, Алан. Ему действительно плевать. Всегда так было.
Робин вскочил.
- Заткнись! Ты виноват во всем! Из-за тебя погибла Марион! Ты — ее убийца!
Гизборн замер на месте, не поворачиваясь, и вздрогнул, но промолчал. Алан переводил взгляд с одного на другого.
- Что здесь... Гай, почему ты молчишь? Робин, ты сошел с ума? Что ты несешь?
Робин стоял, сжав кулаки, и вся нерастраченная ярость и ненависть словно изливались из него на соперника, выплескиваясь вместе со словами, которые копились внутри, разъедая душу, а теперь словно вырвались на свободу.
- Это ты уничтожил ее дом! Ты запер ее в замке! Из-за тебя она ослушалась меня и поехала в Нормандию! Из-за тебя она погибла. Ты виноват в этом.
- Гай! - закричал Алан в отчаянье. - Скажи же что-нибудь!
Гизборн медленно повернулся. Лицо его было белым и абсолютно неподвижным.
- Я виноват в ее смерти, - непослушными губами выговорил он. - Я должен был защищать ее. Но она...
- Не смей винить ее! - закричал Робин, бросаясь к нему. Гиборн не двинулся с места, но снова замолчал.
Алан встал между ними.
- Что за чушь вы несете! Гай, в чем ты виноват — ты даже не знал, что она будет там.
- Это ложь! - выкрикнул Робин.
- Это правда, - сказал сэр Гай. - Я не знал. Но я не смог защитить ее. Случайная стрела... Я виноват.
Алан рванул рубашку и из-за пазухи выпал небольшой сверток. Он встряхнул тряпку.
- Случайная стрела? Замолчи! Вот кто виноват на самом деле.
Все трое посмотрели себе под ноги. На полу лежала стрела без наконечника с потускневшим зеленым оперением на хвосте. Правда доходила до соперников медленно, преодолевая те препятствия, что они возвели в своих душах. В полной тишине Алан отошел и сел на табурет.
- Сам не знаю, зачем я ее взял...
Робин присел и поднял свою стрелу. Снизу вверх он посмотрел на Гая, потом на Алана. В его глазах стояли слезы.
- Я не знал... - прошептал он, обращаясь к Гаю. - Я видел, что ты защищаешь рыцаря в черном шлеме...
Сэр Гай опустил голову. Слишком мучительно было снова вспоминать это.
- Случайная стрела... - тихо, с горечью, сказал он.
- Я не знал! - крикнул Робин.
- Это так удобно, - заметил Гизборн.
Робин побелел. Алан вскочил и снова встал между ними.
- Робин, успокойся!
- Уходите, - сказал граф Хантиндон.
- Робин...
- Убирайтесь, - он крепко сжимал в руке стрелу. - Я приведу помощь.
Гизборну не нужно было говорить дважды. Он вышел, не попрощавшись, и даже не слышал последних слов. Алан задержался на мгновение.
- Спасибо, Робин, - но тот уже поднимался по лестнице в свою комнату, так и сжимая в руке орудие собственной казни.
__________________
"Любовь - это просто такая магия,
А не то, что вы называете химией..." (Елена_я)


And as my Twitter feed is ‘my bar’ you have to play by my rules if you don’t like it, you are free to go elsewhere. I’d happily have no followers at all than nasty abusive ones. R.C.Armitage
InnishFri вне форума   Ответить с цитированием