Просмотр отдельного сообщения
Старый 10.12.2013, 21:17   #68768 (permalink)
InnishFri
Гномья мать
 
Аватар для InnishFri
 
Регистрация: 03.05.2013
Адрес: Остров на озере
Сообщений: 3,912
Девочки, сегодня пораньше Гай, ладно?



Солнце, лениво откинув уголок туманного одеяла, с удивлением обнаружило путников уже в дороге. Два всадника бодрой рысью пылили по белой дороге, вьющейся меж полей по направлению на северо-восток. Вчерашнее приключение осталось в памяти неприятным осадком – не более, а впереди был сияющий день, готовый преподнести смельчакам новые сюрпризы.
- Как думаете, сэр, король наградит нас за то письмо?
- Посмотрим, Алан. Вроде бы ничего плохого в нем нет. Но болтать о том, что ты в него заглядывал, все равно не стоит.
- Не дурак, - серьезно кивнул оруженосец.

Париж! Разве не сюда стремятся, и будут стремиться еще многие сотни лет все юные искатели приключений… Этот город привык к чужеземцам и благосклонно и снисходительно смотрел на двух англичан, решительно прокладывающих себе дорогу среди сутолоки площадей и базаров, по узким грязным улочкам, становившимся шире и чище при приближении ко дворцу. Гай ориентировался не очень хорошо, но все же вскоре они (заплутав всего пару раз) выехали на широкое поле перед королевской резиденцией.
Не зная, как представиться, сэр Гай на некоторое время замешкался у ворот, но увидев, что стража смотрит не особенно строго, все же решился:
- Сэр Гай Гизборн, по королевскому делу, - коротко отрекомендовался он.
- Англичанин? – полюбопытствовал один из стражников и подмигнул другому. Тот прыснул.
- Моя мать была француженкой, если для тебя это важно, - напрягся Гай, готовый дать отпор любому, кто захочет посмеяться над ним, и потянулся к мечу. – Лично мне все равно, какой национальности твоя голова.
Стража поспешно расступилась.
- Да мы что? Просто интересуемся, - примирительно сказал одни из них, когда путники проезжали мимо, и добавил негромко вслед. – Англичанин… а чокнутый, как гасконец.

- Тебе придется устраиваться самому, - сказал Гай своему верному оруженосцу, когда они спешились во внутреннем дворе и их лошадей увели к конюшням.
- А вы-то как же? – забеспокоился Алан. – Один среди этих…
- Я сейчас попробую сразу к королю, - ответил Гай. – А потом видно будет. Задерживаться здесь нет смысла, да и не хочется.
Они разошлись в надежде отыскать друг друга позже, и Гай отправился на поиски кого-нибудь сведущего, чтобы избавиться от своего невеселого послания. Придворные, которые встречались ему по пути, либо не проявляли интереса к мрачному молодому человеку, либо усмехались ему вслед – здесь каждый чувствовал себя более французом, чем сам король Филипп. Запутавшись в душных коридорах с пыльными, но пышными гобеленами, Гай уже отчаялся найти нужный, когда его окликнули:
- Месье, мне кажется, что вы заблудились.
Обернувшись на голос, Гай увидел молодую женщину, сидящую на подушках в оконной нише, где она, видимо, никем не замеченная, наблюдала за суетой во дворе. Рыцарь склонил голову.
- Нисколько, миледи. Мне нужно именно в эту сторону.
- Это женская половина, - хитро прищурилась она. – Что вы тут забыли?
Гизборн сдался.
- Вы правы, миледи. Я ищу… этого… сена…сене… - он замялся, что не может вспомнить название должности королевского письмоводителя.
- «Этого» никто запомнить не может, - улыбнулась женщина, спрыгивая с подоконника. – Но я вас поняла. Пойдемте, я провожу.
- Буду весьма благодарен, - с облегчением сказал Гай и спохватился, что еще не представился. – Сэр Гай Гизборн, к вашим услугам.
- Англичанин? – подняла брови женщина. – Вы не очень-то похожи на англичанина.
Сказано это было с доброжелательным любопытством, и Гай решил не обижаться.
- Да, миледи, моя мать была француженкой.
- Надо же! Моя мать тоже замужем за англичанином. Расскажите мне про свою. Как ее звали?
Они шли по коридору и оживленно болтали, Гай перестал следить за тем, где находится, полностью доверившись своей провожатой, больше наблюдая за игрой света на золотистых локонах, чем за маршрутом. Теперь, если бы она оставила его, он точно не смог бы найти обратный путь. Но девушка, похоже, вела его верно, правда, не слишком торопясь дойти до цели.
Наконец они остановились перед небольшой дверью, задрапированной голубой тканью с золотыми королевскими лилиями. Смеющиеся серые глаза с сожалением глянули снизу вверх.
- Ну, вот мы и пришли.
- Вы спасли меня, миледи, - улыбнулся Гай. – Но я так и не знаю, кому я обязан…
Она положила руку на его рукав.
- Это совершенно неважно. Я Алиса, просто Алиса. Рада была помочь…
Она тряхнула золотисто-рыжими волосами, смутно напомнив Гаю что-то, виденное давно, что-то прекрасное. Нет, не вспомнить. Он снова склонился перед ней, а она, вдруг потрепав его по макушке, исчезла, будто ее и не было. Совершенно растерянный Гизборн выпрямился и пригладил волосы. Дверь за драпировкой со скрипом отворилась, и послышались голоса, такие же скрипучие, как дверные петли.
- Да, ваша светлость, конечно, ваша светлость. Я исполню все в точности, как вы сказали. Можете рассчитывать на меня.
- Я рассчитываю лишь на золото, которым плачу вам, Ришар.
Сухощавая рука с длинными паучьими пальцами отвела ткань в сторону и на Гая воззрились два человека, похожие, как братья: оба высокие и худые, как жерди, с тощими шеями и большими носами, с пронзительными черными глазами, блестящими, как у галок. Оба человека были одеты в черное, что усиливало их сходство и друг с другом, и с большими мрачными птицами. Человек, державший драпировку, сглотнул и проскрипел:
- Вы что-то ищете здесь, молодой человек?
Приглядевшись, Гай увидел, что этот был одет богаче собрата, и держался начальственно, его спина была согнута скорее от долгого сидения над бумагами, чем от привычки к поклонам. Рыцарь вежливо кивнул.
- Да, милорд. Я ищу графа де Салазара, у меня к нему важное дело.
Галочьи глаза вперились в лицо Гизборна, человек даже голову склонил к плечу, как птица.
- Идите, Ришар. Указания вы получили, - он сглотнул еще раз. – Пойдемте со мной, молодой человек.
Он отпустил драпировку и скрылся в помещении, полагая, что за ним последуют без уговоров. Гай сам себе состроил удивленную мину и решительно шагнул следом.
Комната, в которой он оказался, поражала, прежде всего, своей скромностью. Она была велика, но заставлена шкафами с книгами и рукописями настолько, что казалась тесной. Главным предметом в ней был роскошный стол из дуба, опирающийся на мощные резные львиные лапы. Человек в черном прошел к столу и сел в мягкое кресло, почти потерявшись на фоне огромного окна за спиной.
- Я внимательно вас слушаю.
Гай достал пергамент, но не спешил передавать его.
- Видите ли, ко мне в руки это попало волей случая, я не хотел бы ошибиться…
- Ох, ну хорошо! – раздраженно воскликнул человечек. – Я и есть граф Мишель де Салазар, первый сенешаль Его величества Филиппа Августа, короля Франции. Довольны? Надеюсь, ваше дело стоит затраченного мною времени – знаете, я очень занятой человек.
Гай подошел к столу и небрежно бросил на него пергамент.
- Не знаю, смотрите сами.
Граф де Салазар развернул письмо и поднес к глазам. Его лицо было абсолютно непроницаемо, лишь черные живые глаза быстро скользили по строчкам. Наконец, он дочитал и перевел взгляд на Гизборна.
- Как это к вам попало?
Гай рассказал, не особенно вдаваясь в подробности, о происшествии в лесу. Первый сенешаль короля Франции задумчиво сложил письмо и спрятал его за подкладку.
- Думаю, вам следует задержаться немного в Париже, - сказал он, буравя Гая своими пронзительными глазами. – Возможно, король захочет выразить вам свою признательность… лично. Где вы остановились?
- Нигде, - пожал плечами Гай. – Я только приехал.
Подумав пару секунд, граф Салазар позвонил в колокольчик. Из боковой двери совершенно бесшумно появился человек в ливрее.
- Размести сэра Гая, Пьер, в одной из комнат для гостей, - он снова повернулся к молодому человеку. – Отдохните немного и будьте готовы, если вас позовут. И мой вам совет… - он запнулся, но продолжил. – Придумайте для вашей истории пару-тройку ярких подробностей. Король любит храбрецов, но ваша английская сдержанность может вас подвести.
Он повернулся, чтобы уйти, но Гай не выдержал и окликнул его.
- Милорд! Вы не скажете мне одну вещь? К вашим дверям меня проводила девушка по имени Алиса, настоящая леди, уверяю вас. Вы не знаете, кто она? Я хотел бы поблагодарить ее.
Граф сверкнул глазами, снова по-птичьи склонив голову набок, и молчал так долго, что Гай уже решил, что он не ответит. Но тот дернул шеей и все-таки сказал:
- Если говорить о настоящих…гм… леди… В замке всего две Алисы, - он сделал паузу. – Об одной из них идет речь в письме, которое вы мне передали. Но я думаю, что вам помогла какая-нибудь из их фрейлин.
Он пошел к двери.
- А вторая? Вторая Алиса? – Гай сделал шаг следом за ним. – У нее были золотистые волосы и…и серые глаза.
Граф Салазар обернулся и вздохнул.
- Я говорил что-то об английской сдержанности? Забудьте мои слова.
- Моя мать была француженкой, - широко улыбнулся Гай.
- Алиса Французская, сестра короля. Дочь Алиеноры Аквитанской, - бросил граф через плечо, уходя, и Гизборн мог поклясться, что в уголках рта он затаил улыбку.
Да, подумал Гай, они похожи – мать и дочь, Золотая Орлица Аквитании и маленькая золотистая птичка Алиса, и не похожи одновременно. Там - золото древней короны и склоненные стяги, тяжкая поступь армий и звон мечей, переходящий в звон сталкивающихся кубков… Здесь – уютный уголок у окна и легкомысленные локоны, смех и прогулки верхом с друзьями. «Осторожно, Гизборн», - сказал он сам себе. – «Эта женщина не для тебя…»
- Месье рыцарь, ваша светлость, пройдемте со мной, - пробился сквозь его мысли голос Пьера. – Я покажу вам ваши комнаты.

- Алан, нам придется задержаться здесь ненадолго, - сказал оруженосцу Гизборн, осматривая отведенную ему комнату.
- Я понял, - печально отозвался тот. – Нет, здесь неплохо, и кормят отлично, но граф нас убьет за задержку.
- Не трусь, - улыбнулся Гай, с размаху приземляясь на широкую кровать с кучей перин. – Здесь мы вернее разузнаем обо всем, чем у какого-то де Барра. К тому же съэкономим для Вейзи сто золотых.
- Это как? – не понял Алан.
- Де Барр не узнает, что граф прощает ему половину долга, а значит, вынужден будет вернуть всю сумму целиком.
- Ну, если только так… - с сомнением протянул оруженосец. – И вы надеетесь, что король позовет вас к себе?
Гай легкомысленно пожал плечами.
- Так сказал этот старый ворон Салазар. Подождем немного. А я пока кое-что тут разузнаю.
- Это касается поручения хозяина или золотистых локонов?
Гизборн кинул в него подушкой.
- Заткнись, Алан, - но сердиться по-настоящему у него не получалось. – Я должен поблагодарить ее как следует.
Алан молча покачал головой и тут же получил по макушке еще одной подушкой.
- Я видел!
- Ах, так! – Алан подхватил мягкий снаряд и запустил обратно на кровать. – Не разбрасывайте вещи, сэр, сколько раз вам говорить!
Завязалась оживленная перестрелка, в результате которой комната приобрела слегка разгромленный вид, а жильцы – азартно блестящие глаза и яркий румянец.
Наконец, Гай вскочил с кровати и, проведя по волосам пятерней, сказал:
- А теперь убери здесь все. Я пошел.
- Куда это? – возмутился Алан.
- Не твое дело, - отрезал Гизборн и вышел, хлопнув дверью.
Алан оценил размеры разрушений и вздохнул.
- И вот так всегда, - проворчал он. – Кто-то убирает, а кто-то бегает по дворцу за локонами. А ведь мусорили вместе…
Но его ворчание ничего не меняло, и он прекрасно это знал – дружба дружбой… а подушки убирать Алану.
__________________
"Любовь - это просто такая магия,
А не то, что вы называете химией..." (Елена_я)


And as my Twitter feed is ‘my bar’ you have to play by my rules if you don’t like it, you are free to go elsewhere. I’d happily have no followers at all than nasty abusive ones. R.C.Armitage
InnishFri вне форума   Ответить с цитированием