Просмотр отдельного сообщения
Старый 25.08.2017, 01:35   #160824 (permalink)
Ketvelin
Очень добрая жуткая язва :)
 
Аватар для Ketvelin
 
Регистрация: 27.01.2016
Адрес: Мой адрес – Фантазия, Сказка – мой дом
Сообщений: 6,980
Импрессионисты / The Impressionists (2006)

Премьера – 30 апреля 2006 г.



Сценарий – Колин Свеш, Сара Вудс
Режиссер – Тим Данн
Ричард Армитидж – Клод Моне в молодости
Джулиан Гловер – Клод Моне в старости
Фредерик Базиль – Джеймс Лэнс
Чарди Кондо – Огюст Ренуар
Аден Джиллетт – Эдгар Дега
Эндрю Хавилл – Эдуард Мане
Уилл Кин – Поль Сезанн
В одном из интервью, последовавших после оглушительного успеха «Севера и Юга», Ричард обмолвился о серьезном преимуществе, пришедшем к нему с этой ролью, – ему стали присылать гораздо более интересные сценарии; в частности, именно к этому случаю можно отнести роль одного из основателей импрессионизма Клода Моне в основанной на реальных исторических событиях драме BBC «Импрессионисты». Перед авторами стояла непростая задача: не уходя от реальных исторических фактов снять именно художественный, без привкуса излишней документальности, фильм и рассказать зрителям о жизни и творчестве шести французских импрессионистов – Клода Моне, Фредерика Базиля, Пьера Огюста Ренуара, Эдуарда Мане, Эдгара Дега и Поля Сезанна. Для фильма использовались натурные съемки в Провансе и Нормандии, саде Моне в Живерни, а также в Великобритании.


Как скажет позже консультант сериала – художник Лео Стивенсон – «эта драма вышла на новый уровень по целому ряду направлений» и дала уникальную возможность – заглянуть в мир импрессионистов и открыть для себя их судьбу, неразрывно связанную с соперничеством, романтизмом, бедностью, борьбой за признание, развернувшимися на фоне войны и революции. Хотя каждому художнику уделено достаточно времени, можно сказать, что главным героем в этой истории предстал все же Клод Моне, так как именно через его воспоминания раскрываются судьбы остальных героев.


Историю их жизни воссоздавали на основе архивных писем, записей и интервью того времени, показывающих, как их творческий путь изменил мир искусства. Роль стала настоящим вызовом для Ричарда, поскольку играть реального исторического персонажа особенно сложно по целому ряду причин. Но без сомнения, этот образ стал во многом исполнением его желаний: «Я всегда хотел это сделать – сыграть такую роль, потому что существуют биографии – целый пласт литературы, к которой можно обратиться. Но в то же время, это еще и ответственность, потому что, скорее всего, где-то живут члены семьи твоего персонажа, так что ответственности у тебя гораздо больше, а вот свободы добавить к роли что-нибудь свое – гораздо меньше. Так что это была трудная задача».


Рассказывая позже о работе над этим фильмом, Ричард честно признался, что до начала подготовки к роли почти ничего не знал об импрессионистах, но именно в этом и заключался его главный интерес – показать жизнь своего героя не только с точки зрения его вклада в искусство, но и рассказать о перипетиях его судьбы как человека: «Меня несколько возмущает то, что интерес вызывает только творческая деятельность художника, и я хотел... Мне было по-настоящему интересно узнать, как человек, который создал целое направление в искусстве и прожил жизнь в страшной бедности и борьбе за существование, оказался на подставке для посуды».
Именно аспекты бытовой стороны его жизни, условий, в которых жил Моне и его семья, — а ведь почти каждый день для них был борьбой из-за тяжелых условий и бедности, степени влияния его творческой деятельности на все это, — имели для Ричарда значение при создании образа Клода Моне: «Из-за его одержимости работой кое-кто из друзей обвинил его в том, что он не заботится о своей первой жене – Камилле, которая умерла молодой, вероятно из-за бедности, в которой они жили. Моне испытывал тяжелое чувство вины из-за её смерти». Кроме того, уже в процессе съёмок Ричард отправился в Париж, чтобы познакомиться с как можно большим количеством подлинных работ Моне. Именно там он увидел картину, которая стала его любимой — «Дом Парламента на закате».


Благодаря тому, что рассказ велся от одного лица, вспоминающего тех, кто был рядом, авторам удалось сделать братство этих художников, связанных прочной дружбой и приверженностью новому типу искусства, настоящим сердцем этой истории, а изображение главных трудностей, с которыми они сталкивались — всеобщего осуждения в Салоне, беспощадной критики и высмеивания — позволило лучше донести до современного зрителя, почему же их творчество воспринималось настоящей революцией: «Они рисовали скорее свои ощущения от увиденного, чем пытались воспроизводить в увиденное в точности. Так что, в некотором смысле, это был как бы фотоснимок, запечатлевший то, что они почувствовали». <...> «Искусство – это событие. Это связь между зрителем и картиной, порождающая у каждого зрителя собственные ощущения. И, на мой взгляд, именно это не хотели понимать и признавать».


Помимо изучения биографии самих персонажей, Ричарду и другим актерам предстояло проделать еще один большой пласт работы – вжиться в образ настоящих художников по части техники, научиться правильно держать кисть, накладывать мазки, правильно двигаться. Для этого к работе над «Импрессионистами» был приглашен консультирующий художник, тот самый Лео Стивенс, который кроме того выполнял целый ряд функций: отвечал и за биографические данные, и за навыки актеров, ставил им «язык тела» по части личных особенностей, которые зафиксированы в документальных источниках о каждом художнике. Кроме того, он сам писал копии многих картин, чтобы актерам в кадре оставалось лишь завершить работу – нанести итоговые мазки. О Ричарде он рассказывал, как об одном из тех, кому удавалось довольно здорово рисовать самому, в убедительной манере, а для других, особенно нервничающих, когда дело доходило до этой части, он сам, надев их костюмы, снимался в крупных планах, когда в кадре были видны одни руки. Сам Ричард в очередной раз стремился отработать свою роль на камеру по максимуму, и потому с радостью ухватился за возможность получить новые знания: «Художник со съемочной площадки научил нас тонкостям накладывания мазков и смешивания красок, и я подсел на раскрашивание репродукций Моне во время репетиций. Получалось неплохо! Некоторые картины, попавшие в кадр, — творение моих рук».


Драме BBC удалось по-настоящему глубоко воплотить историю импрессионистов в жизнь. Богатый на живые цитаты из документальных первоисточников, на различные интересные детали, такие, как эпатаж Моне в одежде, раздражительность Дега или даже ненависть Сезанна к лающим собакам, сериал сумел запечатлеть личные особенности этих великих художников и при этом показал главные вехи их творческом пути: как Моне потребовалось всего 40 минут, чтобы написать его основополагающую работу «Впечатление: Восходящее солнце», сражаясь со временем в борьбе за свет; почему изображение Олимпии Мане, где его модель беззастенчиво смотрит с полотна, так возмутило Парижское общество; как Сезанн с его 60-ю картинами одной горы Сент-Виктуар, заложил основы кубизма и современного искусства.


Перевоплощение в великого художника заставило Ричарда выйти за рамки своего школьного образования по части изобразительного искусства. По-видимому, Клод Моне был одной из тех ролей, которые сам Ричард не хотел отпускать сразу после завершения съемок, в интервью он признавался, что купил пару холстов и продолжил рисовать, «чтобы соответствовать своему последнему образу и для творческого самовыражения».


 
__________________
Without you I no longer feel quite whole... (c)
Интервью с Ричардом 2012-2016 2017 2018 2019 2020

Последний раз редактировалось Ketvelin; 25.08.2017 в 13:55.
Ketvelin вне форума   Ответить с цитированием