Просмотр отдельного сообщения
Старый 09.09.2012, 00:03   #8 (permalink)
Estell Greydaw
Доставляю всегда, везде!
 
Аватар для Estell Greydaw
 
Регистрация: 21.06.2003
Адрес: Арда
Сообщений: 3,256
Продолжение 2 главы

Даларанта приехала в свой дом на Площади Звезды Салвин уже вечером. Дом принадлежал семье Вэрш, был мрачен и пуст, за исключением нескольких комнат. Герцогиня вошла в залу, прошла через нее и оказалась в малой гостиной. Там на полу, на рогожной подстилке лежал… убийца императора. Лежал ничком, весь залитый кровью, рядом на коленях стоял кто-то в одежде служителя Крайэса и извлекал из спины трупа арбалетные стрелы.
—И что это значит?
—Сестра, присядь, это долгое занятие, и разговор тоже не короткий, — «служитель» поднял голову, усмехнулся.
Даларанта села в кресло напротив него:
—Реларо, два вопроса: как тебе это удалось, и зачем тебе мертвец?
Реларо осторожно вынул стрелу, промокнул тряпицей рану:
—Хочу поговорить.
—Все некроманты — в ведении малого департамента сыскных магов и некромантов, если ты забыл. Ты вроде в последнее время тесно общался с Орованом, попроси его придать тебе некроманта.
—Мне не нужен некромант, — Реларо усмехнулся, взялся за последнюю стрелу:
—Сестра, это не труп. К счастью, ни одна стрела не задела сердца. Он потерял много крови, но он не умер, и, надеюсь, не умрет.
—Сейчас он мало похож на живого, — Даларанта все-таки встала и подошла к нему, взяла со стола поднос с инструментами – помогать. — Как ты его выкрал? Как узнал, что он не мертв?
—Выкрасть было сложно, конечно. К счастью, в мертвецкую пришли любовница того громилы, которого наш герой так красиво убил, и жена и дочь Длинной Смерти.
—У него была семья? — Даларанта удивленно подняла бровь.
—Как выяснилось, да. Только эоверец может зарабатывать на жизнь себе и своей семье таким способом – остальные не настолько сумасшедшие. Пока они причитали над телами, я под видом служителя Крайэса прошел туда, спокойно взял тело и вышел – сказал охране, что несу его в храм для осмотра магами. Эти болваны, как я и рассчитывал, еще не отошли от дневных событий, а потом я просто заморочил им головы напоследок. Отвести глаза прохожим на улице, пока я грузил этого парня в карету – вот что было гораздо сложнее, но я справился, — Реларо бросил в таз окровавленную стрелу, принялся зашивать раны. После этого вытер руки и положил их на голову эльфа.
Даларанта смотрела с неприкрытым интересом: она знала, что брат умеет исцелять, но никогда не видела воочию, как он это делает.
Реларо побледнел, убрал руки. Сестра подала ему большую чашу с водой, он вымыл руки, взял одеяло и накрыл эльфа. Сел в кресло и принял от нее бокал вина. Сказал тихо:
—Когда он зарубил императора, я понял всё. И послал ему мысленный приказ «уйти». Это то, что эльфы называют an morae (ан мораэ), малая смерть. Состояние, в которое может погрузить себя раненый или пленный – оно похоже на смерть, с той только разницей, что можно вернуться – или через некоторое время самому, или с помощью кого-то другого.
Даларанта пристально смотрела на брата:
—Зачем тебе это? И что – «всё»?
Реларо поставил на стол бокал:
—Всё – это то, чего я не мог понять в последний месяц… Далари, всё не так просто, как может показаться. Могу сказать только, что убийство было подстроено, а насчёт остального я должен молчать. Просто обязан, пока не увижусь и не поговорю кое с кем. Верь мне, Даларис.
Принцесса склонила голову:
—Я верю. Но в таком случае нам нельзя здесь оставаться.
—Да, конечно. Мы уедем сейчас же.
Спустя сорок минут завернутого в плотное одеяло и ковер эльфа спрятали в багажном ящике дорожного дормеза Даларанты. Сама герцогиня и Реларо, уже сменивший костюм, сели в карету. Выехать им удалось без труда – карету с гербом Вэрш пропустили без вопросов и досмотров.
Стемнело совсем уже, когда Даларанта спросила:
—И все же, зачем тебе этот эльф?
Она не видела в темноте ничего, но знала, что Реларо не спит. Колеса кареты постукивали по мостовой дороги на Хиндел Асбан. Утром они будут там.
Реларо шевельнулся – повернулся к ней на своей скамье-полке, в темноте слабо засияли его глаза.
—Как мне известно, Ловцы Агриона, и Лирданарван тоже, полагали, что он – эльфийский вождь. Возможно, это так. В любом случае, это не простой воин, слишком легко он разделал Длинную Смерть и Тайлира, опередил лучших телохранителей и убил отца. Я хочу, чтобы он выжил…
Даларанта тоже села, подалась вперед, нащупала его руку и сжала ее:
—Реларо, не забывай о том, что он убил отца. Нашего с тобой отца.
Полуэльф ответил ей на пожатие, накрыл ее ладонь своей:
—Как ты могла подумать, что я мог бы забыть о таком. Отец меня любил. И мою мать любил, я знаю это. И он был мой отец… я слишком эльф, чтобы не признавать силы родственных связей. Я не смог бы отречься от своего родства, Далари, это тяготит меня всякий раз, когда я вижу Лирдара, ты сама знаешь. Но этот эльф убил потому, что защищал честь своей дочери… И потому, что его заставили это сделать. Я уверен в этом – не знаю только, как смогли это проделать с ним. Но это уже неважно. Далари, я хочу, чтобы тот, кто совершил это, тот, кто виновен в смерти отца, за это ответил тоже.
Реларо замолчал. Даларанта понимала его смятение – он казался внешне стальным и непробиваемым, но сердце его было живым. Но голос совести не мог молчать:
—Но он же убил отца! Как ты можешь желать ему выжить, если…
—Даларис, ты хорошо разбираешься в вопросах веры, в обрядах и в теологии. Скажи мне, когда на закате самого короткого дня приносят телёнка или ягнёнка в жертву Крайэсу, кто убивает его – ритуальный нож или всё же священник, которому запрещено проливать кровь живого существа? И в чём смысл суда над ножом после этого обряда?
У герцогини перехватило дыхание – она уже поняла, но всё же ответила:
—Смысл в очищении от греха. Нож потом перековывают в новый, он становится чистым и снова годится для обряда, но священника перековать нельзя, поэтому судят нож за то, что делает священник. Значит, ты думаешь, что этот эльф – чье-то орудие и не больше того?
—Как я тебе уже сказал – его заставили это сделать, причем заставили даже не угрозой, а просто превратили его в орудие убийства. Заложили в разум такой приказ. Ты слышала о сегрен-шат ?
Герцогиня кивнула. Реларо продолжил:
—Я подозреваю, что к нему это применяли. Я скажу точно, когда он придет в себя, и я смогу с ним поговорить и заглянуть в его память. Понимаешь теперь, зачем мне спасать этого эльфа? Он – единственный имеющийся у нас ключ к этому заговору (а в том, что это заговор, я не сомневаюсь), и если он выживет, мы сможем прижать того, кто это сделал.
—Лирданарвана? Больше ведь никто…
—Узнаем, — коротко ответил Реларо и лег на скамью. — Я всё узнаю.
__________________
ЛЕГОЛАС: жаль, что в пределах возможного. Потому что то, что находится в этих самых пределах, мне как раз и не нужно (с) - ПГ-2.
Estell Greydaw вне форума   Ответить с цитированием