Что-то типа рецензии

Автор(ы): kagero

Написано: 10.11.2003

Никогда не судите о фильмах по статьям и отзывам на форумах. По этой в том числе. Идите и смотрите сами. Потому что я сначала была предвзята в худшую сторону, потом увидела, что не так страшно все, как его малюют, и теперь предвзята в лучшую сторону.

Никогда не судите о фильмах по статьям и отзывам на форумах. По этой в том числе. Идите и смотрите сами. Потому что я сначала была предвзята в худшую сторону, потом увидела, что не так страшно все, как его малюют, и теперь предвзята в лучшую сторону. Я не могу даже искренне возмутиться по поводу пресловутого экзорцизма и превращения Теодена из дряхлого старца в удалого молодца. Ну не могу, и все.
Эта моя телега будет построена в виде апологии Джексона. То есть, я беру самые популярные придирки и возражаю по пунктам, пытаясь объяснить, на кой черт Пи Джей это сделал.

Вместо эпиграфа

— Какая холера понесла его на эту галеру?

Сирано де Бержерак, «Осмеянный педант»

Первое, на правах дисклэймера. Очень многое в фильме, как мне кажется, сделано П. Дж. специально для того, чтобы явить нам пресловутое «северное мужество». Отсюда и непонятки: фанам кажется, что П. Дж. сгущает краски потому что хочет произвести впечатление на нечитавших, зашибить побольше бабок, всунуть побольше спецэффектов… Нет. Да нет же. Он сознательно нагнетает атмосферу всеобщего и полного писца, чтобы явить нам решимость героев сражаться до конца, даже если своей смертью они ничего не добьются. Это как у Геммела есть потрясающий момент в неудачном, у целом, романе: там одного старого колдуна допрашивает, угрожая пыткой, злой колдун: давай мол, колись, дед, где такие-то артефакты. Все равно ведь скажешь – зачем же тебе терпеть такие мучения перед смертью? А дед подумал-подумал и отвечает: да чтобы у тебя не так просто выгорело твое дело, мразь.
Так вот, герои Пи Джея, как и герои Толкиена, принимают безнадежный бой главным образом для того, чтобы у мрази не так просто выгорело ее дело. Но у Толкиена это дано через текст, объяснения, диалоги, ремарки – у книжного Гэндальфа есть время на длинные прогоны. У киношного нет, оттого вся решимость героев перед лицом «горбатого зла» выражается через сюжет, действие – а значит, нужно, чтобы все повернулось настолько мрачно, насколько это в принципе возможно. Думаю, по мрачности эта серия превзойдет следующую, как превзошла предыдущую: в конце все-таки нас ждет победа, аж две свадьбы и возвращение в Шир, а тут герои короткими перебежками двигаются от битвы к битве. «В кромешном дыму не виден рай, а к пеклу привычно тело». Поэтому волей режиссера в Хельмовой Пади только ополчение, а вся армия с Эомером – даже я чуть не всплакнула, увидев, как на мальчика нахлобучивают шлем, который ему велик. Людей, которые делали кастинг массовки, нужно вообще расцеловать: где они нашли эти простые грубые лица, красные от ветра и любви к пиву? Эти крепкие и мозолистые руки? Хитрюга Пи Джей знает, что большая часть нас, смотрящих, роман читала и в курсе, что Хельмова Падь выстоит. И он наполняет наши сердца тревогой за каждого отдельно взятого эпизодического персонажа: выживет этот юноша, которого уводят от матери? Этот старик, обнимающийся с женой? Блин, ну надо же нас, умников, чем-то расшевелить! Со мной он, во всяком случае, своего добился. Когда на фоне проникновенного монолога Сэма показали финал битвы… Сенька говорит: «Мама, не стонай: ты мне смотреть мешаешь».

— Где всадник, где конь… Особенно конь. Кстати, это был мой любимый конь!
Из народного творчества

Из-за непонимания этого центрального замысла Пи Джея по отношению ко всему фильму – и придирки типа «А почему Эомер увел всю армию на север»? А потому что строго по Толкиену вся армия Теодена – в разгоне. На второй день похода из Эдораса Теоден встречает измученного всадника, который докладывает, что после гибели Теодреда войска отброшены за Изен и рассеяны по степи, лишь Эркенбранд с небольшим отрядом укрылся в Хельмовой Пади. Эркенбранд пошел туда же, куда и Глорфиндейл – ради тех зрителей, у которых, как у меня, ономастический кретинизм. Что Эомер самовольно увел свой эоред на север – опять же сказано у Толкиена. Что в Хельмовой Пади «у одних за плечами слишком много зим, а у других слишком мало – как у моего внука, например», у Толкиена говорит Гамлинг. Пи Джей всего лишь меняет Эомера и Эркенбранда местами: в тексте Эомер рубится в крепости, а на подмогу ждут Эркенбранда, а в фильме за Эомером поскакал Гэндальф, а в крепости рубится Гамлинг, занимая место вычеркнутого Эркенбранда. Три четверти претензий, предъявляемых Пи Джею, на деле нужно предъявлять Профессору. Арагорн уговаривает Теодена «поскакать на лошадках и всех поубивать»? Но в книге сам Теоден вдвигает такие пропозиции: «с рассветом я протрублю в рог Хельма и поскачу навстречу врагу», а Арагорн ему ничуть не возражает. В фильме все это превращено в диалог Арагорна-Теодена, чтобы не грузить зрителя монологом Теодена… и я бы хотела вообще отметить очень рулезную работу сценариста.
Почему появились варги? Потому что они не появились в первой серии. Почему Арагорна сбросили с обрыва? Потому что кто-то из героев должен был увидеть армии Изенгарда на марше. Почему Гимли сделали основным комедийным персонажем? Потому что в отсутствие Мерри, Пиппина и Сэма тройка Арагорн-Леголас-Гимли остается вообще без комедийного персонажа. А это нехорошо. Ко всякому Гамлету должен прилагаться могильщик, и у Толкиена есть предпосылки к тому, чтобы это был именно Гимли.
Кстати, хохма от Липатова: «Гном носил в медальоне локон из бороды возлюбленной». По итогам монолога Гимли о женщинах гномов.

Почему у тебя умирают те, кого не жалко? Пусть умрет тот, кого жалко будет! – требовал кровожадный Оська.

Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания»

Много претензий по поводу появления эльфов в Хельмовой Пади. Все вроде бы понимают, что показать «лориэнский фронт» Пи Джей не мог. И все равно ворчат. Но, черт возьми, эльфов следовало туда привести хотя бы ради того, чтобы показать, как умирает Халдир. Это… это… «Сильмариллион!». Это опять бешеные лоси-нолдор, которые вперлись в Эндорэ на одном упрямстве! Этот последний взгляд…
Да, и еще мальчик… И Теодред, гибель которого у Толкиена была за кадром, а у Джексона – в кадре… И вообще положительные герои у Джексона умирают очень жалостно. Не в смысле жалостно-слюняво, а так… эпически. Красивых фраз напоследок не произносят, в позы не становятся, руками не помавают… Но пробирает.
И все это работает на ту же самую цель, о которой я сказала в начале. Вообще, фраза Эомера «Надежда покинула эти земли» является как бы квинтэссенцией всего фильма.

— Мы не должны были оказаться здесь… но этот долбаный Джексон нас заставил!
Из народного творчества

Очень много претензий по поводу похода хоббитов в Осгилиат. А я вам так скажу: этот Осгилиат должен еще появиться в третьей части – туда Денетор пошлет нелюбимого, но единственного сынка геройски помирать. И, кроме всего прочего, в третьей части на зрителя свалятся Палантр, курощение Сарумана, Минас-Тирит, Мертвецкие Тропы, Шелоб… Не много ли всего? Я считаю, П. Дж. очень правильно поступил, введя Осгилиат во вторую часть и сразу показав, какое аховое там положение.
Почему Фарамир так в курсе насчет военных дел в Рохане? Потому что нужно показать карту разным чайникам, книги не читавшим. Почему он такой злой? Помилуйте, ребята, он вовсе не злой – он просто при исполнении. Претензия насчет того, что Фарамир-де меняет мнение насчет Кольца только тогда, когда слышит о судьбе брата, меня вообще убила – он помимо всего прочего видит, кстати, как крючит самого Фродо.
Фарамир мне ОЧЕНЬ понравился. Это сдержанный, но решительный парнишка, куда более рассудительный, чем брат, но ничуть не менее твердый в поступках, покорил меня главным образом тем, что сыграно все оттенками, полутонами, без раздирания страстей в клочья. Видно и фамильное сходство – и резкая разница; и Фарамира соблазняет не Кольцо – его влечет в первую очередь Долг, и ужасает весть о том, что брат на Долг забил.
И между прочим, господа-товарищи, в фильме открытым текстом говорится, что, отпуская Фродо, Фарамир обрекает себя на смертную казнь. Так что говорить, будто он отказался от Кольца, испугавшись гибели, по меньшей мере… нелогично. И еще одна неумная претензия: дескать, после появления кольца в Осгилиате Враг будет знать, что Кольцо несут в Мордор. Да ничего подобного! Именно после появления Кольца в Осгилиате Враг будет думать, что Кольцо доставлено в Гондор, ведь Фарамир – полководец Минас-Анора! А назгулы не знают, что Кольцо по-прежнему у Фродо: глазами они Фродо не видят, а надеть Кольцо он так и не надел.
Я не буду оригинальной, если скажу, что очень понравился Голлум.
Но что же мне все-таки не понравилось? Энты. То есть, не сами энты, а то, как порезаны сцены с ними. «Я знала, что им делают обрезание, но не до такой же степени». Не понравился удар под дых, с которым Эомера выкидывают из Эдораса. НЕ понравился Грима – какой-то он слишком картинный, прямо-таки на лбу написано «Плохой парень». Экзорцизм… Хм… Самое смешное, что экзорцизм я простила Джексону за последний кадр: где Саруман получает от Гэндальфа по чавесу через палантир. Думаю, это задел на будущее: чтобы не задавались потом вопросом. Как это можно было через Палантир пытать хоббита.
Жаль, что нет курощения Сарумана. Вообще, большинство моих претензий к «Двум крепостям» заключаются не в том, что в фильме есть, а в том, чего в фильме нет. Например, Шелоб.
Напоследок прошу прощения за сумбур вместо музыки. Завтра посмотрю фильму еще раз – может, мысли устаканятся…

(Обсуждение статьи здесь)

Добавить комментарий