«Две крепости»: Целиком положительный отзыв

Автор(ы): Chenna

Написано: 11.11.2003

Отмазки: В статье я буду говорить только о хорошем, петь дифирамбы Питеру Джексону и всячески восхвалять его работу, поэтому если Вы пришли прочитать ругательную статью о ляпах и возмущения отсутствием толкиновского духа, дальше можете не читать. Конец отмазок.

Две башни

Год назад на экраны вышла первая часть экранизации эпопеи Джона Рональда Руэла Толкина «Властелин колец», снятая режиссером Питером Джексоном. Этот фильм с самого начала был обречен и на успех и на разгром одновременно. Слишком велико количество поклонников Толкина, слишком по-разному представляют они то, что описано в книге. Несомненным успехом первой части можно считать то, что фильм мало кого оставил равнодушным, а число копий, сломанных о него, может сравниться разве что с числом копий, сломанных в Войне Кольца… И вот, спустя год, многократно увеличившаяся за это время армия покллонников Толкина увидела вторую часть картины…
Фильм начинается панорамой горных вершин. Снег, безмолвие… внезапно нарушаемое словами, доносящимися словно из толщи камня. Впрочем, так оно и есть. Камера наезжает на горный склон, приближается к скале, слова становятся громче, отчетливей, ясно звучит фраза Гэндальфа «ты не пройдешь», взгляд камеры ныряет вглубь, пробивает толщу скалы, и мы наблюдаем то, что уже видели в первом фильме. Хотя… разве то? Чуть переставлены фразы, чуть смещены акценты… крик Фродо «нет!» звучит еще до того как Гэндальф сорвался в пропасть… это и та и не та сцена одновременно. Смотревшие фильм уже знают о том, что все происходящее – это сон Фродо, и во сне он уже точно знает, что Гэндальф упадет вниз…
Но мы пока не знаем о сне. Вот Гэндальф – седой согбенный старик – срывается в пропасть, и на зрителя буквально обрушивается динамичная и потрясающе красивая схватка уже не немощного старика, а сверхъестественного существа, мага, с падшим духом, демоном, схватка смертельная и абсолютно на равных… Эта сцена задает дальнейший дух и темп фильма: три часа действия, героизма и самопожертвования, три часа, которые пролетают, как один миг.
История боя Гэндальфа и балрога обрывается внезапно с пробуждением Фродо. Но нам еще покажут ее окончание, и уже как рассказ из первых уст.
С окончанием первого фильма (и первого двухкнижия) Братство кольца распалось. Распадается на три части и сюжетная линия фильма. Мерри и Пиппин, как и положено, общаются с энтами, сподвигнув их на штурм цитадели Сарумана, Фродо и Сэм, бредут по скалам, болотам и предгорьям, в проводниках у них пойманный на одной из стоянок Горлум, а на долю Арагорна, Леголаса и Гимли выпадает испытание Хельмовой Падью…

Горлум. Если бы «киноакадемики» давали награды за лучшие роли искусственно созданным персонажам, Горлум был бы первейшим претендентом на лучшую роль. Спилберг когда-то в своем A.I. пытался показать, что робот умеет любить и грустить… но у Джексона это получилось несравненно лучше. Несколько первых минут привыкаешь к чересчур плавным движениям этого виртуального персонажа, а потом он вдруг становится действительно живым, в какие-то моменты комичным и трогательным, в какие-то – жутким и потусторонним… но несомненно реальным – ведь только реальный Горлум-Смеагорл мог вытащить Фродо, упавшего в болото (Вы знаете, кого он спасал? Кольцо или самого Фродо? Я до сих пор не уверена в том, что знаю ответ…). И только реальный Смеагорл мог ТАК разговаривать сам с собой… ссориться со своим «вторым я» и с помощью Фродо одержать победу… маленькую, но победу над своей «злой» половинкой сознания… и так обрадоваться этой победе.
А сам Фродо на протяжении второго фильма становится все тоньше и звонче. Контраст с беззаботностью первой части разительный. Это уже больше не приключение и даже не трудный поход к цели – это дорога на Голгофу… или в ад, с давящей не только на плечи, но и на душу непосильной ношей и сознанием того, что «если не я – то никто». Но в душе пока жива надежда… и это помогает идти, когда сил не осталось. Надежда же движет Фродо, когда он пытается увидеть в жутком существе Горлуме бывшего хоббита Смеагорла, достучаться до него, вернуть в мир. И ведь это почти удалось… Увы, хоббиты попадают в плен к людям Фарамира, «предательство» Фродо – и вот снова Горлум гладит Смеагорла по плечу, утешая и говоря о том, что лучший его друг – он сам…

Тема надежды и обреченности сквозит и в другой сюжетной линии – осаде Хельмова Ущелья. По моим субъективным ощущениям, эта линия является в фильме самой продолжительной и, тем не менее, из нее ничего невозможно выкинуть. Эдорас… пронзительный голос дудочки хардингер, выводящий самую трепетную и печальную в фильме «роханскую тему». Упадок, запустение, «Рохан готов пасть».
Только не сейчас! Выведенный Гэндальфом из колдовского оцепенения Теоден собирает людей и готов отстоять Рохан. Только вот… «Где конь и всадник?.. Где тот горн, что звучал? Ушли – словно дождь по горам, словно ветер по равнине… меж холмов, во тьму…»
Сгущается тьма над Роханом. Бесконечным потоком идет войско Сарумана – не только затем, чтобы завоевать гордое степное королевство – затем, чтобы стереть его с лица земли вовсе… и даже не оставить воспоминаний.
Битва в Хельмовом Ущелье – кульминационный момент второго фильма. Она снята жутко, до дрожи, правдоподобно и угрожающе. Это мы, знающие «Властелина колец» вдоль и поперек, знаем, что Хельмово Ущелье выстоит, но те – те люди, которые в фильме, этого не знают. Каждый из них понимает, что эта ночь может стать для него последней. Странно было бы думать, что они не боятся… но «если не я – то никто».
Я даже не очень уверена, стоит ли советовать непременно смотреть фильм на большом экране. В телевизионном формате он несомненно окажет более слабое психологическое воздействие… потому что Хельмово Ущелье – это катарсис огромной силы, разрушающей и созидающей одновременно. С рассветом нового дня рождается новая надежда, и ее вестник – белый всадник на белом коне — вернувшийся, родившийся заново Гэндальф.

Несомненная заслуга Питера Джексона – в том, что, несмотря на свою «сказочно-эпическую» подоплеку, его фильм получился настолько реальным, что я иногда забывала о том, что смотрю художественную киноверсию фентези-книги, а не документальную хронику событий. «Мы снимаем исторический фильм», — говорил Джексон команде на съемках и, о, как чертовски он был прав! Фильм уводит в Средиземье ничуть не меньше, чем это делает книга Толкина… и в этом его основная ценность. Средиземье Джексона реально, в него невозможно не поверить.

«Линия» Мерри и Пиппина – наверное самая «спокойная» из всех. Увы, получилось так, что она подверглась наибольшим урезкам в угоду временнОму формату картины, поэтому большую часть времени хоббиты разъезжают на плечах Древоброда и слушают его неторопливые речи. Но это спокойствие – иллюзия. Война – хищник, которого не интересует, прав ты или виноват. Ты можешь сколько угодно считать, что эта война – не твоя, но что ты будешь делать, когда она без спросу войдет в твою дверь? Это понимает Мерри, произносящий маленькую, но проникновенную речь о том, что если они уйдут отсюда, то им, возможно, некуда будет возвратиться, это понимают в конце концов энты, которые видят разорение своего края…
Ведь если не я – то никто.

Если вдуматься, то эта тема – значимости личности и личного персонального подвига «маленького человека» является лейтмотивом всей толкиновской эпопеи. Маленький хоббит, от силы духа которого зависит судьба целого континента…
Питер Джексон увидел это – и донес до зрителей.
Огромное ему за это спасибо!

props: Огромное спасибо обитателям форума «Хеннет-Аннун» за то, что вы есть и персонально Water Lily и Rika за идею «сна».

(Обсуждение статьи здесь и здесь)

2 комментария: «Две крепости»: Целиком положительный отзыв

  1. Ильдар говорит:

    искал кадр с Гендальфом дерующим на мосту,а попал в книгу))

  2. Ильдар говорит:

    Похоже нашёл спасибо..

Добавить комментарий